Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Самое большое желание

<div>Глава 33. Самое большое желание.<br><br><br>Чтобы заставить Лу Сяо выйти из его безнадежного самобичевания, Жэнь Чжу намеревался поставить пьесу под названием «даже если вы не можете свободно двигаться, вы все же можете отлично готовить» в исполнении настоящего кумира.<br><br>Главную роль играл человек, мастер высочайшего класса, в большинстве случаев имевший холодное, словно кусок льда, лицо, шеф-повар Инь. Вспомогательные роли были отданы Жэнь Чжу и Лу Мину. В то же время они была и зрителями этой пьесы. Хотя настроение главного героя было не самым хорошим, тем не менее, уже дав согласие, в воскресенье он сопровождал Лу Мина и Жэнь Чжу в ветхое здание.<br><br>В тот момент, когда шеф-повар Инь увидел полуразрушенный дом, выражение его лица стало немного неуловимым. Несмотря на то, что он много чего себе представлял, внешний вид здания все же повлиял на него. В этот момент Лу Мин нес большую сумку с ингредиентами. Юноша был смущен видом своего жилья. Однако вскоре он собрался и сказал:<br>– Большую часть наших денег я откладываю для операции брата. Арендная плата здесь невысокая.<br><br>Рядом с ним Жэнь Чжу одобрительно кивнул:<br>– Эм, деньги должны быть использованы на важные вещи. Однако здесь не совсем безопасно. Когда я приходил в ваш дом, то видел, что солнечного света в комнате не хватает. Учитывая здоровье твоего брата, думаю, будет лучше, если вы найдете относительно уютное место с обильным естественным освещением.<br><br>Изначально Лу Мин был готов к жалости или насмешкам. Однако он не ожидал, что услышит такого рода искреннее предложение, и серьезно задумался над ним. Когда он открыл дверь своего дома и увидел, что внутри действительно темно и мрачно, он сразу почувствовал, что слова Учителя Жэнь не были ошибочными.<br><br>Поскольку Жэнь Чжу взял на себя инициативу отдать деньги обратно, братья Лу начали признавать его. Лу Сяо чувствовал, что характер Жэнь Чжу практически безупречен. А за те несколько дней, когда Лу Мин тесно общался с ним, он постепенно начал верить, что в то время Жэнь Чжу мог действительно только проверять его. Или, возможно, Учитель Жэнь съел что-то ядовитое и повредил мозг. Иначе как он мог так сильно измениться? Однако нельзя отрицать, что Лу Мину очень понравились эти изменения, и он надеялся, что все так и останется.<br><br>– Старший брат! Я привел Учителя Жэнь. Чем ты занят? – войдя в дом, Лу Мин включил свет. При ярком освещении, казалось бы, темная комната мгновенно стала выглядеть веселее. Сначала Жэнь Чжу думал, что когда он войдет в дом, то по-прежнему увидит вещи, беспорядочно разбросанные по всему полу. Но с удивлением обнаружил, что там стало очень чисто и аккуратно. Посреди гостиной даже появился дополнительный небольшой простенький диван, который выглядел очень милым и уютным.<br><br>– Дом убран довольно хорошо, – улыбнулся Жэнь Чжу.<br><br>Лу Мин поднял подбородок с особой гордостью:<br>– Конечно. Мой брат остался дома и очень хорошо убрался.<br><br>Когда Жэнь Чжу услышал это, он продолжил улыбаться и ничего не ответил. Кто знал, какова была настоящая ситуация.<br><br>В этот момент Лу Сяо появился с балкона. На нем была белая футболка и домашние штаны. Улыбаясь, он сказал:<br>– Я просто развешивал белье. Ребята, вы пришли.<br><br>Лу Мин, естественно, предупредил Лу Сяо, что хочет привести домой людей. Однако он боялся, что брат не согласится на то, чтобы они готовили, и поэтому сказал только, что пригласит Жэнь Чжу на обед, чтобы поблагодарить его. А потому, когда Лу Сяо увидел Инь Фэна, явившегося без приглашения, улыбка на его лице застыла.<br><br>Зачем этому человеку, который находится в первой десятке в списке звездных шеф-поваров, приходить в их дом? Он пришел, чтобы насмехаться над ним? Или пожалеть его? Они были практически одного возраста. Даже когда его руки были в порядке, между ним и Инь Фэном уже была большая разница. Теперь же, когда его руки повреждены, с чего бы это Инь Фэну приходить посмотреть на его жалкий вид?!<br><br>За долю секунды выражение лица Лу Сяо стало мрачным и возмущенным. – Лу Мин! – он громко взревел, сердито глядя на своего младшего брата. – Что за дело к нам у этого человека?! Почему он пришел в наш дом?!<br><br>Все четверо прекрасно понимали, кого подразумевает это «он». Лу Мин увидел, что брат кипит, его собственное лицо покраснело и он почувствовал себя неуверенно. Он не ожидал, что брат так резко отреагирует, и сразу запаниковал:<br>– Брат! Старший брат! Не волнуйся, ах! Это вредно для здоровья! Я, я просто…<br><br>– Как я выгляжу прямо сейчас! Если ты используешь свой мозг, чтобы думать, ты должен знать, почему я так волнуюсь!!! Как я могу не волноваться? Когда я стал таким, ты приводишь его сюда? Зачем? Чтобы он высмеивал мою бесполезность?! – Лу Сяо был чрезвычайно взбудоражен. Яростно указывая пальцем на Лу Мина, он ревел. – В тот год я не должен был…<br><br>Прежде чем он смог закончить произносить эти обидные слова, Жэнь Чжу быстро вынул помидор из пакета и сунул его прямо в рот Лу Сяо. Парень яростно укусил, и его рот наполнился кисло-сладким соком, в результате чего он задохнулся и начал кашлять. Однако ледяной вкус немного привел его в себя.<br><br>Жэнь Чжу смотрел на этого внезапно взбеленившегося человека и сравнивал его с шеф-поваром Инь, который с самого начала молча смотрел на происходящее с равнодушным лицом, как будто текущая ситуация не имела к нему отношения. Ему вдруг захотелось смеяться.<br>– Ну хорошо. Твой брат потратил много сил, чтобы пригласить его прийти и приготовить еду для тебя. Даже если ты не счастлив, тебе все равно следует держать это при себе, ах.<br><br>Когда Лу Сяо услышал эти слова, его глаза расширились. Как он мог сказать подобное? Разве не должен был Жэнь Чжу, увидев его волнение, заставить Инь Фэна уйти? Когда Лу Сяо собрался добавить что-то еще, шеф-повар Инь наконец произнес:<br>– Я очень занят. У меня нет времени высмеивать вас. Можно начать? Мне еще нужно идти вечером в ресторан.<br><br>Лу Мин услышал это и поспешно кивнул:<br>– Да-да. Вы можете начать, когда захотите! Как насчет того, чтобы начать связывать вас прямо сейчас?<br><br>Жэнь Чжу также положил ингредиенты и открыл матерчатый пакет:<br>– Ну, даже простое их закрепление займет более десяти минут. Мы должны тщательно связать его руки, ах. В противном случае, как мне кажется, твой брат придумает еще больше оправданий.<br><br>Лу Мин посмотрел на своего слегка ошеломленного брата и эмоционально кивнул. На самом деле брат был очень хорошим человеком. Даже если он вел себя сейчас очень темпераментно, это было лишь потому, что он чувствовал, что нет никакой надежды. А значит, когда он сможет увидеть ее, то определенно изменится к лучшему.<br><br>И теперь Лу Сяо сидел в инвалидном кресле, наблюдая, как его брат и Жэнь Чжу начали делать что-то непонятное с холодным и отчужденным красивым молодым человеком. Независимо от того, прикрепляли ли они доску к его руке или использовали мягкую клейкую ленту, чтобы связать его пальцы, человек, сидящий на диване, был неподвижен, как гора, будто с ним ничего не происходило, и он просто мирно медитировал.<br><br>Лу Сяо не был глуп. После того, как его волнение улеглось, увидев действия этих двоих, он уже догадался, что они хотят сделать. Однако, даже если он угадал их намерение, Лу Сяо чувствовал, что все это просто абсурдно и нелепо. Даже если Инь Фэн и был талантом, который занимал 8-е место в списке звездных шеф-поваров, но будучи связанным до такой степени, он все равно не сумел бы приготовить вкусную еду. В конце концов, получится очень недостойное блюдо. Как это могло возродить его надежду? Если блюдо, которое готовит шеф-повар, не красиво и не вкусно, то как он может называться шеф-поваром?!<br><br>В своем сердце Лу Сяо холодно подумал, что эти три человека по-детски делают что-то бесполезное.<br><br>Однако в этот момент, сидевший на диване Инь Фэн повернул голову и увидел, как в глазах Лу Сяо вспыхнула насмешка. Он сказал:<br>– В глазах летних насекомых снега просто не существует. Смотри внимательно.<br><br>Теперь обе руки Инь Фэна были связаны. Хотя они все еще могли нормально двигаться, каждое действие казалось немного скованным. Кроме того, из его десяти пальцев шесть были связаны таким образом, что только указательные и большие пальцы могли двигаться. Даже просто держать нож было бы уже очень сложно.<br><br>Он встал и подошел к Лу Сяо, видимо, чтобы дать возможность ясно рассмотреть его текущее состояние. Затем он спокойно пошел к кухне. Хотя его руки были связаны досками и клейкой лентой, фигура мужчины все еще выглядела несравненно уверенно и непринужденно.<br><br>Лу Сяо сжал зубы и последовал за ним на кухню.<br><br>Следующие полчаса можно было назвать выступлением Инь Фэна. Жэнь Чжу, Лу Мин и Лу Сяо стояли вне кухни и смотрели, как он использует только два пальца на руках, чтобы медленно, но верно приготовить тушеные свиные ребрышки. Обе его руки были связаны, поэтому он не мог искусно подбросить сковороду, но каждое его движение все еще было очень точным. Два пальца было очень трудно контролировать, но он добавил все приправы и ароматизаторы без колебаний.<br><br>Медленные и слегка вялые по началу действия неожиданно приобрели в конце очень естественную и плавную красоту. Инь Фэн потратил всего полчаса. Хотя он выглядел нелепо со связанными руками, каждое его движение казалось исключительно очаровательным и прекрасным.<br><br>В конце концов он вынул из сковороды тушеные свиные ребра и уверенными движениями красиво разложил их на тарелке. Затем он повернулся, чтобы сказать Жэнь Чжу, который с удивлением наблюдал:<br>– Ешьте.<br><br>– Ах, – воскликнул Жэнь Чжу. Затем он быстро вынул палочки для еды и взял кусочек, чтобы положить в рот. Этот чудесный вкус и аромат снова залили его рецепторы. Независимо от того, сколько раз он ел это блюдо, Жэнь Чжу все еще чувствовал, что ничто не может сравниться с ароматом этих тушеных свиных ребер, которые он так любит.<br><br>– Ну как?<br><br>Учитель Жэнь улыбнулся, чувствуя себя чрезвычайно счастливым:<br>– Это все тот же аромат! Это все тот же вкус! Великолепно!<br><br>В результате вечно холодный повар Инь неожиданно улыбнулся. Словно растаяли лед и снег. Он продолжал глупо улыбаться Жэнь Чжу.<br><br>Однако тут же быстро обернулся и посмотрел на Лу Сяо, который безмолвно застыл как дурак.<br>– Летние насекомые не могут говорить о снеге. Зяблик не знает лебедя. Но вы можете быть зябликом или лебедем. Смотрите не на других, а на себя. В этом мире никогда не было человека, который будучи полон решимости использовать все возможности, чтобы что-то сделать, не смог бы добиться успеха. По крайней мере, не в кулинарии.<br><br>Лу Сяо внезапно сжал кулаки:<br>– … Но я не такой талантливый, как вы!<br><br>Инь Фэн пристально посмотрел на него:<br>– Я ненавижу слово «талант» больше всего. Как будто это слово может свести на нет все мои усилия и тяжелую работу. Видя ваше плачевное состояние, могу по секрету поделиться, что в начале, даже я, будучи таким «талантом», сжигал сковороду, делая лапшу, и ронял скорлупу в еду, когда делал жареный с рис с омлетом.<br><br>Когда Жэнь Чжу услышал эти слова, он почти не мог сдержать смех. Кто сказал, что он никогда не сжигал сковороду?<br><br>Равнодушный шеф-повар Инь продолжил делиться мудростью:<br>– И причина, по которой я все еще могу приготовить блюдо, которым я останусь доволен, хотя так связан, в том, что я усердно практиковался бесчисленное множество раз. Тушеные свиные ребрышки – это блюдо, которое я готовлю чаще всего. С тех пор, как начал держать кухонный нож, и до этого самого момента, я готовил это блюдо каждый день. И каждый раз я прилагал все усилия, чтобы сделать его еще лучше.<br><br>Лу Сяо открыл было рот, но обнаружил, что ему нечего сказать. Он посмотрел на молодого человека, который был связан, но на его лице было уверенное выражение, и ему вдруг захотелось плакать. Через некоторое время он хрипло произнес:<br>– Могу ли и я сделать все возможное?<br><br>Инь Фэн ответил:<br>– Вы должны спросить об этом себя, а не меня.<br><br>Лу Сяо со слезами на глазах рассмеялся:<br>– Я смогу это сделать!<br>Просто потратить немного больше времени и энергии, вот и все. Он уверился, что в конце концов все еще сможет готовить, потому что Инь Фэн не только дал ему понять, что усердно работая, он сможет достичь вершины, но и заставил его вспомнить, что самым важным в приготовлении пищи было желание сделать что-нибудь вкусное, а не аккуратная работа ножом или великолепные взмахи сковородой.<br><br>Лу Сяо поднял голову и посмотрел на Жэнь Чжу, который с удовольствием ел свиные ребра. Затем он улыбнулся Инь Фэну:<br>– Это тушеное блюдо из свиных ребрышек, для кого вы его готовите? Судя по тому, что я вижу, оно – ваше самое большое желание. Только в таком случае вы будете готовить его каждый день, пока не достигнете успеха.<br><br>Глаза Инь Фэна внезапно похолодели, а Жэнь Чжу застыл на месте.</div>