Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Гений и неудачник

Глава 32. Гений и неудачник Даже еcли Лу Mин использовал все возможности своего мозга, он все равно не ожидал, что после окончания уроков встретит человека, который был самым популярным и одновременно самым грозным учителем во всей Академии Чжэньсю, Инь Фэна. Следует отметить, что этот гений был 8-м в списке звездных шеф-поваров. Он неохотно согласился вести всего один урок в день после того, как директор искренне неоднократно просил его об этом. В этом отношении его невозможно было сравнивать даже с тем знатоком еды, который раньше только требовал денег, но теперь, как ни странно, стал намного лучше. Ведь помимо преподавания в классе дегустации Жэнь Чжу также должен был выполнять обязанности классного руководителя, чтобы давать рекомендации и ставить оценки. Поэтому, когда Лу Мин увидел великого шеф-повара «айсберга» Инь, все его тело задеревенело. Он совершенно не знал, что ему следует делать дальше, а Жэнь Чжу уже положил свежие продукты, которые он купил, на кухонный стол. Выражение лица Инь Фэна было очень безразличным. Он почувствовал, что стоит дать Жэнь Чжу палец, он всю руку откусит: – Я не говорил, что вы можете привести на ужин кого-то еще. Жэнь Чжу посмотрел на лицо Инь Фэна и слегка улыбнулся, качая головой: – Я привел его не поесть, ах. Моих продуктов хватит только для двух человек, без участия этого ребенка. Услышав эти слова, шеф-повар Инь слегка приободрился. Однако он действительно не мог понять, зачем Жэнь Чжу привел с собой «лампочку» [1]. Его вопросительный взгляд был настолько очевидным, что молодой человек вздохнул и прямо сказал: – В его семье случилась ситуация, которая может потребовать от вас протянуть руку помощи. Инь Фэн усмехнулся: – Я что, похож на филантропа? Хотя он чувствовал, что как учитель должен заботиться о своих учениках, но это годилось только для классной комнаты. В повседневной жизни этот человек никогда не вел себя как учитель, у которого было мышление матери или просветление Бога. Ему нужно было всего лишь правильно учить детей во время занятий. С чего вдруг он должен помогать им заботиться о чем-то еще? Этот момент на самом деле был очень похож на философию образования Учителя Жэнь. Хотя он всегда неосознанно уделял больше внимания семейным обстоятельствам и психологическим проблемам своих учеников, однако, даже будучи очень опытным учителем, он также не считал, что педагог заменяет родителей. Хорошего образования абсолютно невозможно достичь только в школе. Помимо замечательного учителя, им нужны были заботливые и ответственные родители. – Конечно, нет. И я тоже. Однако, его семья немного особенная, – сказав это, Жэнь Чжу посмотрел на Лу Мина. Лицо последнего было все еще напряженным, когда он стоял на том же месте. – Хватит спать. Поспеши и расскажи обстоятельства своей семьи и твою просьбу. Я не могу вместо тебя просить его. Мое сердце не настолько большое. Приведя тебя сюда, я уже дал тебе огромное преимущество. Когда Жэнь Чжу закончил говорить, лицо Лу Мина все еще оставалось немного напряженным. Однако желание его сердца быстро одержало верх над его нервозностью. Глубоко вздохнув, Лу Мин посмотрел на Инь Фэна и спросил: – Учитель Инь, вы можете прийти ко мне домой, чтобы мой брат обрел надежду? В этот момент Инь Фэн уже начал мыть овощи. Услышав это, он без колебаний отказался: – Нет времени. На долю секунды лицо Лу Мина стало жестким, и, кроме того, уголки его глаз быстро покраснели. Он не знал, что ему делать, и неосознанно посмотрел на Жэнь Чжу, который привел его сюда. Тут он увидел, как тот подмигнул ему и подал сигнал глазами. Если бы он не боялся, что его действия будут слишком очевидными, Жэнь Чжу, возможно, прямо сказал бы ему, что надо делать. Однако такого сигнала было достаточно, чтобы Лу Мин понял, как действовать дальше. Юноша сжал кулаки и опустил голову. Он спокойным тоном начал рассказывать о ситуации в своей семье. – Мой отец – Лу Ченшань, самый почитаемый и любимый человек в моей жизни. Он хорошо разбирался в западной кухне и получил множество наград. Тем не менее, я предпочитаю готовить десерты из китайской кухни. Мой отец никогда не заставлял меня изучать западную кухню и сказал мне, что даже если я стану шеф-поваром, который готовит еду для других, прежде всего я должен научиться готовить то, что нравится мне самому. А уж потом идти дальше в этой профессии. Естественно, я всегда считал, что это потому, что моему брату действительно нравилось готовить блюда из западной кухни. У моего отца уже был наследник, поэтому ему не нужно было заботиться о том, что делаю я. – Моя мама была очень нежной и красивой. Хотя она не умела готовить, но очень хорошо шила. До того, как мне исполнилось семнадцать, каждый год мама делала каждому из нас по четыре комплекта одежды, для каждого сезона. Одежда выглядела очень хорошо, и все спрашивали меня, где я ее купил. Они не знали, что мама сделала ее сама. – Мой брат – очень мягок на поверхности, но в глубине души очень властен. Когда я практиковал владение ножом, если я не занимался достаточно усердно, он оставался рядом со мной и засекал время, пока я не закончу практиковаться. Ясно, что его собственные навыки ножа были куда лучше, чем мои, но он все еще всегда внимательно наблюдал за мной. Иногда он меня действительно раздражал. Лу Мин говорил много лишнего. И для Инь Фэна эти слова звучали просто полной ерундой. Если бы Жэнь Чжу не знал об обстоятельствах этой семьи, он также подумал бы, что все эти слова нисколько не помогали. Тем не менее… – Моя семья была очень счастлива. По крайней мере до того момента, как мне исполнилось семнадцать, мы все были очень счастливы. Я думал, что в будущем я стану мастером десертов, а мой брат – шеф-поваром западной кухни. И мы с радостью прожили бы всю жизнь. Однако в мой семнадцатый день рождения, когда мы поехали на прогулку в горы, мы попали в автомобильную аварию. Лу Мин пытался сохранить спокойствие, но они могли слышать легкую дрожь в его голосе. – Когда мой отец ехал на машине, он ответил на звонок. Это был дядя Лу. Не знаю, что он сказал по телефону, но мой отец вдруг не смог сдержать свой гнев. Затем он не справился с управлением, и машина упала прямо с горы. В то время мама закричала мне и моему брату, чтоб мы были осторожны. Мой брат отреагировал очень быстро и использовал свое тело, чтобы закрыть меня, защищая в своих объятиях. После сильного удара я потерял сознание, а когда очнулся, то узнал, что мои родители скончались в автомобильной аварии, а мой брат, защищая меня, повредил обе руки и сломал ногу. «Кап». Прозрачные слезы падали на керамическую плитку под ногами Лу Мина. Его голос уже так дрожал, что стал совершенно неузнаваемым: – Что касается меня, то с головы до ног у меня не было ни одной серьезной травмы, всего несколько царапин. Мой брат использовал свои руки, чтобы защитить меня, – Лу Мин поднял голову и посмотрел на Инь Фэна. – Его руки были его жизнью, его мечтой, его будущим… – Он обменял свою жизнь, свою мечту и свое будущее на мою безопасность. Так он потерял свое будущее и свою мечту. Учитель Инь, Учитель Жэнь сказал, что сейчас моему брату не нужны утешение или сочувствие. Ему нужно увидеть «свет надежды». Он сказал мне, что вы можете помочь брату увидеть этот свет. Хотя я не знаю, как вы это сделаете, я прошу вас пойти и спасти моего брата. Пока вы можете помочь ему увидеть надежду, я готов сделать все что угодно. Лу Мин наконец сказал все, что хотел. После этого он опустил голову и стал ждать ответа Инь Фэна. Он выглядел так, словно ждал суда, решающего его судьбу. Однако долгое время он не слышал ни звука. Страдая от этой муки так, что пот начал капать с его лба. Лу Мин чувствовал, что даже просто стоять здесь стало очень трудно. Инь Фэн наконец сказал: – Я не знаю, что такое «свет надежды». Я всего лишь повар, а не волшебник. Лу Мин почувствовал приступ головокружения. Стоя сбоку, Жэнь Чжу цыккнул: – Просто пойдите и приготовьте для него еду. Шеф-повар Инь чуть не порезал руку при этих словах. Он положил нож и нахмурился: – Готовить? Какое это имеет отношение к надежде? Лу Мин чувствовал, что его вернули к жизни, но он также повернул голову и озадаченно посмотрел на Жэнь Чжу. Молодой человек улыбнулся: – Естественно, это способ на практике показать ему, что даже если у тебя нет здоровых рук, ты все равно можешь приготовить отличную и вкусную еду. Глаза Лу Мина медленно расширились. Через мгновение его лицо озарилось, словно он что-то понял. Что касается шеф-повара Инь, он чувствовал, что его будто вынудили как вора залезть в большую яму. В конце концов, Инь Фэн все же согласился пойти в дом Лу Мина в выходные, чтобы приготовить еду для его брата. Когда юноша получил этот ответ, он был настолько взволнован, что чуть не опустился на колени перед Учителем Инь, но в конце концов его оттолкнул равнодушный вид шеф-повара. После того, как Лу Мин ушел, Инь Фэн посмотрел на молодого человека, который сидел рядом с кухонным столом и ждал возможности поесть, подперев подбородок рукой. Он почувствовал, как на его лбу вздулись вены. – Не смотрите на меня так, ах. Я только мимоходом привел его. В конце концов, тот, кто решил помочь ему в этом вопросе, все еще вы, ах, – Учитель Жэнь улыбался, как кот, добравшийся до сметаны. Инь Фэн ложкой перемешал кипящий на медленном огне бульон, а затем быстро вылил его на слегка обжаренную китайскую капусту, вызвав всплеск ароматного пара. Затем он накрыл все крышкой, чтобы она продолжала кипеть. – Если бы вы не привели его сюда, то ничего бы не случилось. Жэнь Чжу вздохнул: – Раньше я не очень хорошо относился к этому ребенку. Теперь я обещаю вам, что искренне покаялся и исправлю свои ошибки. Тем не менее, я все еще должен дать ему компенсацию. Кроме того, этот ребенок действительно много страдал, ах. Когда Инь Фэн услышал, как Жэнь Чжу сказал «обещаю вам», его сердце неожиданно вздрогнуло. Тем не менее, движение его руки, жарящей свиные ребрышки, не остановилось. Маленькие кусочки нежной свинины, лежащие в бульоне и соевом соусе, были равномерно распределены на сковороде. Эта стройная, но сильная рука сжала ручку сковороды и сделала красивый бросок. Нежная свинина пролетела в воздухе по идеальной дуге, а затем плавно упала обратно в сковороду, испуская захватывающий аромат. – Приготовление пищи не будет большой проблемой, но что такое «свет надежды»? Не думаю, что она есть в моих руках, тем более чтобы вынуть ее и показать другим. Пока он говорил, Жэнь Чжу сосредоточено смотрел на каждое его движение. Смотрел и смотрел… У него на лице вдруг появилась странная ностальгическая улыбка. Долгое время Инь Фэн не получал ответа. Он достал из сковороды жареные свиные ребрышки и поднял голову. Он видел, что молодой человек улыбается ему, но его глаза, казалось, были очень далеко. И ему очень не понравился этот взгляд. – О чем вы мечтаете? Жэнь Чжу внезапно вернулся к реальности и скрыл свое выражение лица за смехом. – Ничего такого. Я только что увидел, насколько совершенными были ваши движения, и подумал кое о ком, кто неуклюже подбрасывает сковороду, почти выбрасывая все свиные ребра, – Жэнь Чжу на мгновение замер. Очевидно, что кулинарные навыки этих двух людей были как небо и земля. Тем не менее, он чувствовал, что их внешний вид при приготовлении пищи был очень похож. Слишком похож. Инь Фэн произнес: – Это действительно бесполезный человек [2]. С самого детства я никогда не выбрасывал еду из сковороды. Жэнь Чжу услышал эти чрезвычайно гордые слова и вдруг почувствовал, что хочет рассмеяться. Поэтому он действительно начал смеяться: – Хорошо, ах. Этот человек – неудачник в приготовлении пищи, а вы – гений [3]. Инь Фэн замер, открыл рот и снова замер. В конце концов, он так ничего и не сказал. – Вы гений. Вы можете сделать много вещей, которые невозможны для других. Когда вы готовите, каждое ваше действие очень естественно и красиво. Оно заставляет людей, которые видят, как вы готовите, чувствовать, что, если они смогут съесть это, то станут очень счастливыми. Аромат блюда также заставит людей чувствовать счастье. Вот он, ваш свет. Это тот свет, который, я чувствую, вы можете дать Лу Сяо… Однако мне нужно, чтобы вы использовали только большие и указательные пальцы. Вам также необходимо привязать доску к вашим рукам. Затем приготовьте очень вкусное и приятное блюдо. Можете так сделать, звездный шеф-повар? У Инь Фэна, услышавшего последний вопрос, на лице появилась высокомерная усмешка: – Даже если я использую только два пальца, и все мое тело будет привязано к доске, я все равно смогу сделать блюдо, которое соответствует моим стандартам. Это мой основной принцип, он не имеет ничего общего с тем, хорошее ли тело или плохое. ________________ [1] Имеется в виду третий лишний. [2] Можно также перевести как мусор. Так что Инь Фэн называет Нин Сюня мусором. [3] Неудача / бесполезность – фэй чай [fèi chái]. Гений – тянь цай [tiāncái]. Они рифмуются на китайском.