Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Пoчему вcе идет не так?!

<div>Глава 13. Пoчему вcе идет не так?!<br><br><br>Взаимные обвинения четверых детей еще больше усугубили изначально негативную атмосферу. Глядя на них сейчас, было невозможно определить кто именно лжет. В конце концов, хотя Учитель Жэнь являлся опытным учителем в элитном классе, он не был экспертом по микровыражениям или психологом.<br><br>Подумав об этом, Жэнь Чжу посмотрел на Hин Сюня, стоящего рядом с ним с зонтиком в руках и наблюдающего за развитием событий. В этот момент у профессора Нин была прекрасная улыбка, а тело идеально выпрямлено. Ветерок проносился сквозь его черную ветровку. В сочетании с моросящим дождем и красными осенними листьями он был прекрасен до такой степени, что казался недосягаемым.<br><br>Однако, когда Жэнь Чжу смотрел на Нин Сюня, он чувствовал, что выражение лица этого человека сейчас очень фальшивое, как будто он вошел в какую-то роль. Совсем не так хорош, как когда он вел себя хулиганисто.<br><br>Заметив взгляд Жэнь Чжу, Нин Сюнь повернул голову, равнодушно ухмыльнувшись:<br>– Aх, Учитель Жэнь. Я действительно могу определить, кто лжет по их реакциям и лицам. Так как? Вы хотите узнать кто виноват? Если хотите, подставляйте ушко, я вам по секрету расскажу.<br><br>Жэнь Чжу чувствовал, что эти слова пронизаны вопиющей интригой и опасностью, и не мог не нахмуриться. Затем он заметил, что, услышав слова Нин Сюня, все ученики, участвующие в инциденте, переменились в лице. После небольшой паузы Учитель Жэнь все же подошел к Нин Сюню. Мужчина показал зловещую улыбку, прижавшись губами к уху Жэнь Чжу, когда он очень двусмысленно сказал несколько слов: «Умоляй меня, ах».<br><br>Учитель Жэнь: «……» Mdzz. Опять эта необузданность! Все еще не успокоился?<br><br>– Оказывается, это они. Спасибо, что сказали мне. Дети, которые лгут, обязательно должны быть наказаны. Однако этот инцидент произошел очень неожиданно. Возможно, они солгали неумышленно. Поэтому я решил дать им шанс. В конце концов, никто не идеален. Все раньше делали ошибки, не правда ли?<br><br>У профессора Нин не получилось захлопнуть ловушку. Уголки его губ дернулись, когда он убрал с лица безудержное и расчетливое выражение. Затем он хмыкнул и слегка нахмурился, несколько раздраженный этим дежурным выражением лица. Он пришел сюда на отдых. Здесь ему не нужно каждый день сталкиваться с богатым и зловещим боссом или психологически травмированным выдающимся солдатом.<br><br>В этот момент Жэнь Чжу уже дал команду детям продолжить подъем. Ведь сегодня вечером они собирались разбить лагерь на большой смотровой площадке в пятистах метрах от вершины горы. Сейчас уже два часа дня. Оставалось пройти еще треть расстояния. Им кровь из носу нужно было добраться до площадки к половине пятого. В противном случае времени на разбивку палаток будет недостаточно.<br><br>Дети продолжили восхождение, Жэнь Чжу позволил Лу Панбану, Чжоу Лаю, Сюй Минсиню и Сун Фэну пройти в конец колонны. Он и Нин Сюнь также переместились из середины в хвост процессии, что позволило ему наблюдать за реакцией четырех детей.<br><br>Несмотря на то, что он уже догадался, кто лжет, если бы дети добровольно признали ошибку, ему не пришлось бы использовать слишком суровые методы наказания. Однако, если лжецы все еще не признаются до наступления темноты, ему нужно будет надавить на них.<br><br>В конце концов, из-за усталости, грязи и легкого беспокойства, всем уже не было так радостно, как утром. Большинство детей просто молчали или тихонечко шептались, поднимаясь на гору. Но по сравнению с легким недовольством остальных сорока одного ученика, настроение четверых, идущих позади, можно было назвать критическим. Они все еще шли парами, когда поднимались по горной тропе. Однако теперь поменялись местами: Лу Панбан и Чжоу Лай разделили один зонтик, а Сун Фэн и Сюй Миньсинь образовали вторую пару.<br><br>Между ними было четкое разграничение.<br><br>Пока Лу Панбан поднимался, он чувствовал возмущение по поводу случившейся несправедливости, обвиняя Сун Фэна. От сильного эмоционального возбуждения он практически брызгал слюной. После всех обвинений он похлопал Чжоу Лая по плечу, заявив, что тот определенно не будет нарочно толкать людей. Сюй Миньсинь совершенно точно просто поскользнулся.<br><br>Чжоу Лай ничего не ответил на эти слова. Выражение его лица по-прежнему было мрачным, как будто он давно приспособился к такой ситуации. Некоторое время Лу Сяо Пан говорил, но затем внезапно замолчал. Он вспомнил прошлые времена, когда также перенес свои проблемы на Чжоу Лая. В то время он совсем не считал это неправильным. В любом случае, родители Чжоу Лая не были хорошими людьми: они оба сидели в тюрьме. Поэтому их сын тоже не должен быть хорошим человеком. Что не так с издевательствами над ним? Однако теперь мальчик почувствовал, что он никогда не был более отвратительным.<br><br>Лу Сяо Пан открыл рот, но долгое время не знал, что сказать. Таким образом, мальчик мог только нерешительно взглянуть на Чжоу Лая, а затем просто замолчал.<br><br>Когда Лу Панбан говорил, Сун Фэн и Сюй Миньсинь прекрасно слышали его слова. Они оба яростно обернулись, чтобы взглянуть на него. Сун Фэн также грубо сказал:<br>– Не думай, что можешь говорить глупости только потому, что твоя семья богата. Ты сам плохой человек, который по своей природе любит запугивать других. Чем хуже остальным, тем ты счастливее. Следовательно, ты будешь подталкивать других к оправданиям. Разве раньше ты не издевался над Чжоу Лаем? Теперь, когда вы стали друзьями, ты собираешься издеваться надо мной? Даже не думай об этом!<br><br>Лу Панбан был возмущен до дрожи! Он не представлял, что Сун Фэн будет так о нем думать! Да, ранее он издевался над Чжоу Лаем и даже несправедливо обвинял его. Однако в то время, даже подставив Чжоу Лая, он не скрывался! Он полностью признался в своих действиях! Натворив что-то, он был достаточно смел, чтобы взять на себя ответственность! Но этот человек действительно расценил его предыдущие злые поступки как его сущность. Да он нарывается на драку!!<br><br>– Тьфу! Сун Фэн! Почему я не знал, что ты такой отвратительный?! Ты смеешь ругаться со мной? Если я тебя толкнул, пусть меня поразит молния и я не умру естественной смертью. А если ты толкнул меня, то пусть молния ударит в тебя. Ладно?<br><br>Сун Фэн был спровоцирован словами Лу Панбана, его тело напряглось. Затем он начал высмеивать:<br>– Только человек с нечистой совестью может использовать клятву, чтобы завоевать доверие других. Во всяком случае, учитель Нин и классный руководитель уже знают, кто лжет. Не спеши ругаться. Подожди, и вскоре мы узнаем ответ.<br><br>Лу Панбан просто усмехнулся:<br>– Значит, ты не смеешь ругаться. А у тебя есть совесть.<br><br>Сун Фэн отвернулся и перестал отвечать ему. В этот момент Сюй Миньсинь нахмурился, думая о том, что случилось, когда он упал.<br><br>В то время он действительно почувствовал, будто что-то толкнуло его в спину. Оно было круглой формы, как ладонь, а еще немного мягким. Как ни крути, это должен быть Чжоу Лай, сознательно толкнувший его. Тем не менее, мальчик совсем не выглядел так, как будто его совесть нечиста. Разве он мог толкнуть его, не учитывая возможных последствий? Значит, это не он? Но он не оправдывался, тогда ясно же, что он не прав? Сюй Миньсинь размышлял, пока у него не разболелась голова. Наконец он решил перестать думать и подождать, пока учитель даст ответ.<br><br>Идя за четырьмя детьми, Жэнь Чжу и Нин Сюнь могли ясно видеть их состояние и движения, их решительные ответы становились все более очевидными. Жэнь Чжу размышлял, стоит ли ему использовать какие-то навыки позже, в то время как профессор Нин думал, что, если он воспользуется некоторыми профессиональными приемами, не вызовет ли это психологических проблем?<br><br>В 16:20 большая группа 6.8 класса наконец прибыла к месту назначения на смотровой площадке. Благодаря осеннему дождю было очень мало людей, выбравших это место для кемпинга. На нескольких сотнях квадратных метров выровненной поверхности было разбросано всего несколько палаток.<br><br>– Хорошо. Все могут похлопать друг друга по спине. Мы успешно достигли нашей цели в этом восхождении. Завтра утром отсюда мы увидим восход солнца, а затем поднимемся на вершину горы, чтобы полюбоваться сверху прекрасным видом.<br><br>Дети 6.8 класса радостно загомонили. Все взволнованно начали фотографироваться и отправлять сообщения друзьям и родителям. После получаса шумного веселья и волнения Жэнь Чжу заставил убрать телефоны и начать устанавливать собственные палатки.<br><br>Двенадцатилетние дети были по-настоящему любопытны и обладали отличной способностью учиться и выполнять задания. Все собрались небольшими группами по четыре человека, чтобы посмотреть на инструкцию перед сборкой палатки. Хотя были некоторые мальчики, которые жаждали пропустить инструкции и перейти прямо к сборке. Учитель Жэнь очень жестко предупредил их, что, если они не прочитают инструкцию и сломают палатку, то будут спать на улице под дождем. Все представили такую перспективу, а затем твердо от нее отказались.<br><br>Поэтому через час все палатки встали в ряд. После установки палаток все дети с радостью посмотрели на свои достижения, а затем взяли маленькие горелки из своих больших рюкзаков, чтобы начать готовить ужин.<br><br>Учитель Жэнь наблюдал, как они кричали и смеялись, кивал головой и снимал видео. Очень хорошо. Это было намного лучше, чем он представлял.<br><br>В этот момент профессор Нин, который не мог дождаться, чтобы похвастаться своей исключительностью, в одиночку уже собрал большую великолепную палатку. Он самодовольно притянул Жэнь Чжу, щеголяя:<br>– Смотри! Смотри! Разве я не крут?!<br><br>Жэнь Чжу посмотрел на большую палатку с тонким одеялом внутри, удовлетворенно кивая. В то время как профессор Нин с радостью ждал его восхищения, он отвернулся и сказал четырем ученикам:<br>– Следуйте за мной. Я думаю, вы можете дать мне ответ.<br><br>Четверо школьников тут же стали серьезными и зашли в палатку один за другим.<br><br>Профессор Нин: «????» Почему все идет не так, ах?!</div>