Ruvers
RV
vk.com
image

Система классного руководителя

Обескураженное лицо

<div>Глава 14. Обескураженное лицо<br><br><br>Профессор Hин ожидал увидеть подобные звездам глаза, полные обожания, но они так и не появились. Было ощущение сродни тому, что он пережевывает еду, но никак не может ее проглотить. Будто наткнулся на стену. Немного успокоившись, он вошел в палатку и увидел четыреx учеников, сидящих перед Жэнь Чжу.<br><br>Он не мог видеть выражение лиц этих детей, но, тем не менее, мог различить их эмоции по напряженным выпрямленным спинам. Все четверо в настоящее время насторожились и очень нервничали.<br><br>А вот выражение лица Жэнь Чжу было очень нежным, как будто он вернулся в то время, когда впервые пришел в класс 6.8.<br>– Я жду вашего признания. Если получу его сейчас, то позволю вам скопировать свое объяснение лишь десять раз. Однако, если вы будете ждать, пока я сам разоблачу вас, то наказание не будет таким мягким. Вы, конечно же, не захотите узнать, что я придумаю для вас.<br><br>Лу Cяо Пан и остальные трое не могли не задрожать. Толстяк посмотрел на свою все еще несколько опухшую руку, а затем первым нарушил молчание.<br>– Старший. Я совершенно точно не лгал. Хотя в то время Сюй Миньсинь уже падал в нашу сторону, если бы не Сун Фэн, толкнувший меня, я должен был бы успеть уклониться. Кроме того, Сун Фэн стоял слева от меня. Я и наклонился влево, а потом он вытянул руку и толкнул меня обратно!<br><br>Впервые слова Лу Панбана были настолько ясными и конкретными, что значительно превосходило его прежний разговорный уровень. Учитель Жэнь посмотрел на него с удовлетворением, думая, что поражение может заставить кого-то расти и взрослеть, будь то в знаниях или учебе.<br><br>В этот момент Сун Фэн также думал о своей позиции, и его цвет лица не мог не измениться. Хотя раньше он отказывался признавать свои ошибки, теперь казалось, что у него не было весомого оправдания. Тем не менее, он абсолютно не мог признать, что лжет и даже толкнул Лу Панбана. Как только он это произнесет, для него больше не будет места в классе. Окружающие лица определенно станут очень кислым при одном взгляде на него. Более того, Лу Панбан начнет издеваться и над ним. Он не был так слаб, как Чжоу Лай, но абсолютно не мог признать поражение!<br><br>Поэтому Сун Фэн по-прежнему продолжал настаивать:<br>– Я не толкал его. Лу Панбан сам наклонился ко мне! Я точно не двигался, значит он сам поскользнулся.<br><br>Жэнь Чжу слегка прищурился. В этот момент Нин Сюнь уже снял обувь и подошел к нему. Затем мужчина пожал плечами:<br>– Тем не менее, выражение лица и твои движения говорят об обратном…<br><br>Сун Фэн сразу замолчал. Через некоторое время он посмотрел на Нин Сюня острым взглядом. Казалось, что как только профессор Нин откроет рот, мальчик бросится на него и укусит.<br><br>Нин Сюнь сузил глаза. Такого рода мрачное и жестокое выражение лица после разоблачения вины и проступков он видел не раз. Это был не худший случай. Все в пределах ожиданий. Казалось, что у Сун Фэна было много темных эмоций, достойных того, чтобы вывести их на свет. Когда он уже собирался продолжить, Жэнь Чжу схватил его за запястье.<br><br>Профессор Нин взволнованно повернул голову и посмотрел на молодого человека, произнесшего:<br>– Я голоден. Идите и заварите лапшу быстрого приготовления. Если вы не можете этого сделать, то используйте свою психологическую тактику, чтобы попросить еды у моих учеников.<br><br>Профессор Нин внезапно почувствовал, что его жизненные навыки сильно оскорбили. Однако он также мог понять, что Жэнь Чжу хотел дать этому ребенку возможность признать свои ошибки. В конце концов, ощущения от самостоятельного признания и разоблачения другими совершенно разные. Давление будет намного меньше, и вероятность формирования психологических травм также уменьшится. Нин Сюнь слегка улыбнулся. Он чувствовал, что Учитель Жэнь очень ему нравится. Хотя он не был психологом, но все же интуитивно знал, что нужно сделать, чтобы позволить ребенку идти по правильному пути: пусть их сердца станут большими и грозными, а не хрупкими и темными.<br><br>– Хорошо. Мне, наверное, так и стоит сделать.<br><br>Профессор Нин медленно вышел из палатки. Его сердцебиение всегда ускорялось, когда он видел этого человека. Взгляд всегда неосознанно следовал за ним. Все, что он делает кажется интересным и приятным. Не могу дождаться, когда смогу оставаться с ним 24 часа в сутки.<br><br>Уголки губ профессора Нин дернулись, и он потер виски. Это ужасный типичный симптом любви.<br><br>Как раз в тот момент, когда красивый и богатый профессор Нин размышлял над тем, каким образом ему разрешить любовную проблему, появившуюся нежданно-негаданно, Жэнь Чжу в палатке посмотрел на Сун Фэна и начал допрос по второму кругу.<br><br>– Сун Фэн. Я спрошу тебя снова. Ты толкнул Лу Панбана?<br><br>Мальчик сразу почувствовал огромное психологическое давление. Внезапно показалось, что кто-то шептал ему на ухо.<br>«Признайся, признайся, и тебе станет легче. Тебе не нужно беспокоиться о том, что Лу Панбан начнет запугивать тебя. Ты большой и высокий, а также у тебя есть несколько хороших братьев. Как только ты признаешься, Лу Панбан не сможет тебя запугать».<br><br>«Кроме того, старший такой могущественный. Ты видишь, что после того, как он пришел, даже над Чжоу Лаем больше не издеваются. Просто признай свои ошибки. Старший определенно не позволит Лу Панбану запугивать тебя».<br><br>«Старший спросил тебя об этом, он определенно узнал, что ты лжешь. Если ты все еще не признаешь это, то вспомни, что методы старшего очень жестоки. Если ты не сделаешь все правильно, то будешь изолирован от класса».<br><br>Все больше и больше холодного пота стекало по лбу Сун Фэна. Будто бы мальчик слушал очень жаркие дебаты. Чем больше он слушал, тем больше чувствовал, что должен быстро сказать правду. Сказать правду было лучше всего.<br><br>Поэтому, когда Лу Панбан, Чжоу Лай и Сюй Миньсинь подумали было, что Сун Фэн точно откажется признать вину, тот открыл рот, а затем тихо сказал:<br>– Я не умышленно.<br><br>Глаза Лу Панбана сразу же округлились, и даже Чжоу Лай был слегка шокирован. Что случилось с этим человеком? Весь его вид кричал об отказе признаваться. Старший только что спросил его, и он действительно признался?!<br><br>Учитель Жэнь кивнул, очень довольный. Он чувствовал, что этот вспомогательный навык [вопрос учителя] был очень полезен. Как упрощенная версия зелья правды. Однако, вероятно, все зависело от того, насколько сильна воля допрашиваемого. Сила воли большинства учеников должна легко поддаваться влиянию, но если он столкнется с эгоистами, которые лгут, как дышат, и чувствуют при этом, что не делают ничего дурного, то этот навык может не оказать достаточного влияния на них.<br><br>Размышляя об этом, Учитель Жэнь приподнял брови. Ах, скорее всего этот навык также не окажет большого влияния на психолога «большая скотина Нин». Но ведь нельзя сказать наверняка? Он попробует это в другой день, когда у него будет время.<br><br>Хотя голос Сун Фэна был очень слабым. После признания он, казалось, облегченно вздохнул. Когда мальчик снова заговорил, его голос стал громче. Более того, Жэнь Чжу уже и сам догадался, что произошло.<br><br>– На самом деле, у вас с Лу Панбанем нет вражды, поэтому очень маловероятно, что ты намеренно причинил ему вред. Просто, когда Лу Панбан резко наклонился в твою сторону, ты испугался, что в тебя врежется Сюй Миньсинь и вы все упадете. Следовательно, когда он наклонился к тебе, твоя рука рефлекторно его оттолкнула. Подумай, так ли было? Лу Панбан, ты тоже должен вспомнить. Сун Фэн использовал руку, чтобы толкнуть тебя?<br><br>Первоначально Лу Панбан все еще был полон уверенности, желая обвинять и кричать на Сун Фэна. Однако, когда он услышал слова Жэнь Чжу, то сначала взглянул на Чжоу Лая, а затем закрыл рот. Тщательно подумав какое-то время, толстяк становился все более странным. А Сун Фэн с облегчением кивнул и радостно подтвердил:<br>– Да, учитель! Было так, как вы сказали! В то время я действительно не толкал его нарочно. Просто он наклонился очень неожиданно. Я, честно говоря, тоже был поражен, поэтому оттолкнул его рукой.<br><br>Жэнь Чжу посмотрел на Лу Панбана. Через некоторое время Лу Сяо Пан не так радостно закатил глаза:<br>– Тогда ты тоже не можешь ложно обвинять меня и говорить, что я хотел тебя толкнуть!<br><br>Сун Фэн, который уже достиг 170 см, покраснел. Изначально он не собирался произносить эти слова, но теперь он не мог больше терпеть:<br>– Это потому, что я испугался тогда! Ты и Сюй Миньсинь оба упали. Я боялся, что вы серьезно поранились, и тогда мне придется нести большую ответственность.<br><br>Лу Сяо Пан очень снисходительно фыркнул:<br>– Я бы не испугался.<br><br>Сун Фэн поспешно сказал:<br>– У тебя есть отец-директор, а у меня такого нет.<br><br>Увидев, что они говорят все больше и больше, собираясь вновь поссориться, Жэнь Чжу просто их прервал:<br>– Итак, Сун Фэн неумышленно толкнул Лу Панбана. Это может быть прощено. Однако как мужчина, не признающий своих действий и ложно обвиняющий других, он должен понести наказание. Поэтому, Сун Фэн, я позволю тебе написать объяснение, а затем скопировать его десять раз. Такого наказания, по-твоему, достаточно?<br><br>На данный момент слова признания уже были сказаны. У Сун Фэна не было больше никаких других проблем. Кроме того, он также знал, что его поведение было неправильным. Хотя написание размышлений заставит его почувствовать «жизнь не лучше смерти», он все же признавал, что должен быть наказан.<br>– Да. Я напишу это.<br><br>Жэнь Чжу улыбнулся:<br>– Тогда, что ты должен сказать Лу Панбану?<br><br>Сун Фэн на этот раз очень послушно кивнул и повернулся к Лу Панбану:<br>– Извини. Это моя ошибка. В следующий раз я буду внимательнее.<br><br>Ранее Лу Панбан был очень зол на слова Сун Фэна. Однако этот человек признал свои ошибки, поэтому он решил также уважать его как мужчину:<br>– Хорошо. Я больше не буду с тобой спорить.<br><br>Рот Сун Фэна дернулся. Хотя его предыдущие слова были очень неприятными, в них не было лжи. До прихода старшего Лу Панбан был человеком, которого не любили и боялись все ученики 6.8 класса, и они также немного завидовали его положению. Однако, что касается Чжоу Лая, он, вероятно, испытывал только неприязнь к Лу Панбану?<br><br>Вопрос между первой парой был решен. Затем осталась проблема между Сюй Миньсинем и Чжоу Лаем. Из-за предыдущего разбирательства оставшиеся мальчики были более расслаблены. Сначала Сюй Миньсинь поднял руку:<br>– Учитель. Я на самом деле думал о произошедшей во время подъема ситуации. В то время моя нога соскользнула, но до этого я почувствовал, как что-то толкнуло мой бок, и потому упал. Эта вещь была круглой и мягкой, как ладонь. Я почувствовал удар с правой стороны, и в то время Чжоу Лай стоял как раз справа.<br><br>Сюй Миньсинь не сказал, что человеком, который толкнул его, был Чжоу Лай, но каждое слово указывало на него.<br><br>Услышав эти слова, Жэнь Чжу посмотрел на правый бок Сюй Миньсиня. Лу Панбан и Сун Фэн тоже посмотрели. Два ребенка сначала смотрели ошеломленно, а потом не могли удержаться от смеха. Жэнь Чжу также вздохнул и покачал головой.<br><br>– Почему вы смеетесь? – смутился Сюй Миньсинь.<br><br>На лбу Чжоу Лая появилась синяя венка. Он проскрежетал зубами, когда мрачно произнес с небольшим гневом:<br>– В то время я держал зонтик левой рукой.<br><br>– Да, и что с того? – Сюй Миньсинь все еще не понимал.<br><br>Лу Панбан просто не мог смотреть на его глупость:<br>– Он держал зонт левой рукой. Как он мог толкнуть тебя! Не говори мне, что он развернулся, чтобы толкнуть тебя?! Кроме того, на правой стороне твоего рюкзака висит электрический паук! Скорее всего именно он почему-то начал двигаться, а ты как раз поскользнулся, вот и подумал, что тебя толкнули!<br><br>Сюй Миньсинь с глупым видом снял рюкзак и посмотрел на него. Конечно же, он увидел своего любимого паука с электрическим приводом.<br><br>Мальчик посмотрел на выражение лиц других людей в палатке и почувствовал себя немного глупо.<br><br>– Итак… я сам поскользнулся?<br><br>Чжоу Лай: «……» Этот идиот.<br><br>Лу Панбан: «Конечно же, я самый умный».<br><br>Сун Фэн безмолвно произнес: «Ты действительно думал об этом весь путь, но так и не понял!»<br><br>Учитель Жэнь с любовью смотрел на Сюй Миньсиня так, словно смотрел на глупого, но милого хаски, который жил по соседству:<br>– Дитя, уже прошло столько времени. Почему ты только сейчас снял свой рюкзак?<br><br>Сюй Минь Синь: «…………………………»</div>