Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

Лишь сильнее рассвирепев от слов Сун Сяоху и уперевшись когтями в землю, А’Ли начал медленно собирать еще более мощный энергетический огненный шар. Лин Ся поспешно обнял его за шею, погладил по голове и успокоил тихим голосом: «А’Ли, веди себя хорошо, все в порядке, он не враг…». Зверь постепенно расслабился от утешения юноши, но по-прежнему враждебно смотрел на парочку на дереве, а из его горла доносился предупредительный рык. Сун Сяоху растерянно наблюдал за действиями Лин Ся: почему он чувствует, что слова и движения этого симпатичного парня кажутся такими знакомыми? Как будто... Не дожидаясь, пока он найдет ответ, Би Юнь быстро прикрыла руками разорванную одежду на груди, подняла лицо и притворилась оскорбленной невинностью: «Помоги! Этот человек приставал ко мне!». Сгоревшая одежда оголила немалую часть жемчужной кожи и некоторую расщелину, в дополнение к запаху румян с близкого расстояния, а Сун Сяоху было всего 14 лет: его лицо мгновенно покраснело, он опустил ее на дерево и заслонил собой: «Эта девушка говорит правду?». «…». В романе главный герой описывался на редкость доверчивым и пылким юношей… Но действительно ли нормально вот так запросто поверить незнакомке? Лин Ся опасался, что Сяоху попадет под чары Би Юнь, поэтому он выпрямился и рассмеялся: «Если ее слова правда, – что будешь делать?». Ошеломленный Сун Сяоху тут же принял атакующую стойку: «Мой учитель сказал, что мужчины, которые запугивают женщин, просто мусор! Я не дам тебе уйти!». Прошло четыре года, но главный герой все еще... Такой глупый! Из слов Сяоху можно сделать вывод, что он успешно перешел под крыло второго учителя, ибо Фэн Шумин никогда бы такого не сказал. Лин Ся внимательно оглядел паренька: четыре года действительно его изменили. Он сильно вырос, став почти на голову выше, его мужские черты теперь отчетливо проявляются на щеках; ежикоподобная голова стала еще величавее, а пара исключительно ярких глаз любого заставляла неотрывно следовать за ним взглядом. Лин Ся был действительно счастлив в глубине души, но все равно не мог не ощутить нетерпение: как за четыре года изменился малыш Юй Чжицзюэ? Он специально встал перед А’Ли, жестом прося его не вмешиваться, и спровоцировал Сун Сяоху: «Почему бы тебе тогда не попробовать?». Едва успев договорить, он почувствовал мощное давление. Лин Ся вздрогнул: разве этот глупый ребенок не слишком быстр, - нападает, даже не дав договорить? Он моментально схватил огромный булыжник, чтобы заблокировать атаку Сяоху. Конечно, камень развалился на куски, Лин Ся быстро увернулся от остаточной атаки, а ударная волна разлетелась по защитным артефактам на его теле, но он все равно оказался напуган до полусмерти. Когда этот глупый малец стал таким пугающим? А’Ли взревел и чуть не бросился на Сяоху, но Лин Ся вовремя его успокоил. А Сун Сяоху действительно смел: если бы они в самом деле были врагами, даже повзрослевший главный герой не смог бы ничего сделать против Снежной Фламмы восьмого уровня, – в своей истинной форме зверь находился совсем на другом уровне. Неудивительно, что главному герою частенько доставалось, но даже будучи тяжело раненым, он всегда продолжал подниматься. Заметив, что Сун Сяоху покинул зону атаки Би Юнь, Лин Ся выпрямился и улыбнулся: «Глупый Сяоху! Разве не стоит сперва обдумать ситуацию, а уже потом действовать?». Услышав свое имя, шокированный Сун Сяоху отступил назад и с сомнением в голосе произнес, посмотрев на юношу: «Кто ты? Откуда ты меня знаешь?». Это тело перешло от тринадцати-четырнадцати до семнадцати-восемнадцати, из подростка превратилось во взрослого, поэтому немудрено, что его трудно было узнать. Лин Ся улыбнулась: «Это я, Старший брат Лин, уже забыл меня?». Стоило ему договорить, как глаза Сун Сяоху внезапно расширились от шока, а рот открылся и забыл закрыться. Он быстро осмотрел Лин Ся с ног до головы, и, конечно же, хотя внешний вид значительно отличался, но легкая теплая улыбка на лице юноши была точно такой же, как у брата Лина из его воспоминаний… Лин Ся взглянул на дерево: Би Юнь уже исчезла, - эта леди довольно быстро ускользнула… Когда его взгляд снова упал на Сун Сяоху, выражение лица мальчика почти пугало. Главный герой с сияющей могучей аурой, будущий повелитель огромного гарема, внезапно надул щеки, и со слезами на глазах и поджатыми губами очень напомнил ребенка, который вот-вот разревется: «Ты не умер? Все говорили, что ты мертв...». Сердце Лин Ся смягчилось. Он просто не мог не приблизиться к пареньку и не потрепать его колючую ежикоподобную голову. А этот парень действительно вырос, - теперь руку нужно поднимать довольно высоко… Лин Ся улыбнулся и произнес: «Я не умер». Он в двух словах объяснил Сяоху, что был спасен мастером, который заботился о нем на протяжении четырех лет. И лишь недавно проснулся. Только после этого Сун Сяоху вспомнил о девушке, но ее уже нигде не было, куда же она подевалась? Он удивленно спросил: «Старший брат Лин, что здесь случилось? Почему она утверждала, что ты ... Приставал к ней?». Лин Ся похлопал его по плечу: «В следующий раз не будь таким опрометчивым! Эта женщина – Би Юнь – не из тех, кого можно так легко обидеть, и встретившись с ней снова, – будь осторожен. Кстати, как ты так внезапно здесь оказался?… И где А'Цзюэ?». Сун Сяоху смущенно обнажил две ямочки: «Она выглядела такой несчастной, вот я и поверил ей. Сестренка Фен Ло отравилась странным ядом, а чтобы ее вылечить необходима кровь очень редкого магического зверя, поэтому я, А'Цзюэ и еще несколько учеников пришли сюда для поимки этого зверя. Мы довольно быстро обнаружили его следы, но во время погони зверь ускользнул и мы разделились». Он на секунду остановился и неуверенно продолжил: «Старший брат Лин, я чувствую, что А'Цзюэ сильно изменился, но он отказывается меня слушать… Как насчет того, чтобы тебе попытаться с ним поговорить». Лин Ся рыдал в глубине души: разве не для этого он и вернулся? Даже пустоголовый Сун Сяоху заметил, что Юй Чжицзюэ действительно хороший ребенок! По сюжету романа он покинул секту Шаоян и вступил на путь культивирования темных искусств в возрасте семнадцати лет, а значит, время еще есть! «Где А'Цзюэ?» - поспешно спросил Лин Ся. Он хотел незамедлительно увидеть этого доставляющего кучу беспокойства ребенка и первым делом отвесить ему пару подзатыльников! Сун Сяоху с остальными остановились в небольшом постоялом дворе. Остальные – это несколько младших учеников, которые считались самыми выдающимися молодыми последователями секты Шаоян, ведь поимка высокоуровневого магического зверя – нелегкое дело. Лин Ся понимал, что его лицо значительно изменилось за эти несколько лет, и они, разумеется, не узнают его. К тому же, сейчас он просто неизвестный безымянный ученик, поэтому юноша смело последовал за Сун Сяоху. По мере того, как враждебность А’Ли к Сяоху быстро улетучивалась, они взаимно заинтересовались друг другом, ведь обладали одинаковым типом энергии. Наблюдая, как эта парочка бывших врагов почти мгновенно превратилась в закадычных друзей, Лин Ся не мог удержаться от смеха. Юй Чжицзюэ все еще не вернулся, что и неудивительно. Его комната спряталась в самой глубине второго этажа. Сун Сяоху, излучая ауру взрослого, жестом указал Лин Ся сидеть тут, а сам тем временем отправился вниз заказать еды у Сяо Эра. Давешняя трансформация А’Ли потребовала немало энергии, поэтому он сильно проголодался и, прыгнув на плечо к Сяоху, отправился вместе с ним на кухню. А пока ждал в одиночестве, Лин Ся почувствовал, как его сердце внезапно взволнованно ускорилось. Он напряженно распахнул окна, чтобы впустить прохладный ветерок, и только после этого немного успокоился. Когда он увидит Юй Чжицзюэ, как лучше его поприветствовать? Должен ли он спросить: «А'Цзюэ, скучал по мне?». Или стоит пошутить: «Я жив, хаха, разве я не сказал, что не умру»? Ни то, ни это не подходит... Внезапно дверь открылась, Лин Ся подумал, что вернулся Сяоху, и с улыбкой обернулся, но тут же столкнулся с парой бесподобных чудесных глаз. Он потерял дар речи и все мысли молниеносно повылетали из его головы. Проклятие! Черт возьми, хорошая приветственная речь так и не придумана! Немного странное, но все равно такое знакомое лицо напротив выглядело очень спокойным, на нем невозможно было отыскать даже малейшего отклонения, только, зрачки, казалось, немного сузились. Губы Лин Ся несколько раз пошевелились, но он так ничего и не смог вымолвить, лишь с улыбкой смотрел на Юй Чжицзюэ. Его больше нельзя назвать ребенком… Юй Чжицзюэ теперь почти такой же высокий, как и Лин Ся. Его иссиня-черные волосы развевал легкий ветерок, а пара ярких невообразимо прекрасных глаз смотрела на юношу так пристально, что от этого взгляда невольно ощущалась неловкость. Похоже, этот ребенок сильно подрос за последние четыре года. Спустя немало времени Лин Ся улыбнулся: «А'Цзюэ, я вернулся». Казалось, даже дышать стало легче, и Юй Чжицзюэ медленно приблизился, только от каждого его шага веяло осторожностью, будто он боялся проснуться ото сна. Он напряженно протянул руки и попытался дотронуться до лица Лин Ся, словно хотел удостовериться, реально ли происходящее. Губы юноши слегка дрогнули, но он не отошел назад, только его голос понизился почти до шёпота: «Я вернулся». Руки на его лице выглядели худенькими и привлекательными, но были холодны, как лед. Настолько ледяными, что Лин Ся не смог удержаться от дрожи. Даже огонь свечей в этот момент замерцал и заискрился, в шаге от того, чтобы угаснуть. «А'Цзюэ?», - Лин Ся слегка забеспокоился, осознав, что энергия воды в теле Юй Чжицзюэ перемешалась с эмоциями ее владельца, вызывая леденящий холод. Внезапно юноша ощутил, как его тело сжалось, а в глазах потемнело, и даже услышал хруст собственных костей из-за сильных объятий, выжавших весь воздух из его легких. Он не смог сдержать небольшой болезненный стон, и не знал, плакать ему или смеяться: это уже чересчур... Разве этот ребенок не слишком переволновался? Юй Чжицзюэ резко обхватил все тело Лин Ся вместе с руками и прижал к себе так плотно, что даже дышать оказалось тяжело, не то, что двигаться. Юноша чувствовал только учащенное сердцебиение мальчика и его дыхание на своем лице. Странно, этот ребенок явно настроен на воду, но почему тогда его дыхание такое горячее… «А'Цзюэ?», - Лин Ся попытался спросить, не жарко ли ему от таких тесных объятий? Постаравшись изо всех сил, он немного пошевелился, с близкого расстояния наблюдая за шокирующе прекрасным лицом Юй Чжицзюэ. Лин Ся даже чувствовал, как длинные густые ресницы мальчика касаются его лица, ощутив в этот момент прилив братской гордости: он обязательно вернет этого вредного ребенка на путь истинный! И да будет он повелителем на стороне главного героя! Хотя выражение лица Юй Чжицзюэ все еще оставалось довольно суровым, его тело била мягкая дрожь. Сердце Лин Ся неожиданно оттаяло. Он изо всех сил попытался поднять руки и обнять Юй Чжицзюэ, а заключив того в свои объятия, улыбнулся и тихо произнес: «А'Цзюэ, я вернулся».