Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

<div>«Очень хорошо, - ты не солгал мне, а иначе…», - наконец произнес Юй Чжицзюэ, но каждое слово, казалось, с трудом пробивалось через стиснутые зубы, неся с собой легкое подрагивание и мелкую дрожь.<br><br>Изначально четкий и мелодичный голос мальчика сейчас содержал следы подростковой грубоватости, но неминуемо задевал кое-чье сердечко.<br><br>Иначе что? Ты уничтожишь этот мир, как было описано в романе?<br><br>Лин Ся неожиданно, не задумываясь, заявил: «Я бы никогда не соврал тебе».<br><br>Он гладил спину Юй Чжицзюэ, пытаясь его успокоить, а сам тем временем вспоминал последние слова великого злодея. Этот ребенок действительно слишком подозрительный и упрямый, поэтому легко сбился с пути…<br><br>И, кстати, не слишком ли затянулось это объятие?…<br><br>Лин Ся ослабил руки и хотел выпрямиться, но мальчик и не думал его отпускать. Почувствовав движение юноши, Юй Чжицзюэ только слегка смягчил хватку и изменил положение, продолжив обнимать Лин Ся.<br><br>«…», - когда он успел за каких-то четыре года стать таким ласковым? Эй, эй, разве может столь сентиментальный подросток превратиться в главного злодейского босса?! Этот дурацкий автор явно что-то напутал!<br><br>Может для Лин Ся четыре года в прямом смысле пролетели незаметно, но эти детишки не видели его долгое время и, к сожалению, они, возможно, даже испытывали чувство вины… Юноша вновь вернулся в объятия Юй Чжицзюэ и тихонько вздохнул.<br><br>Сун Сяоху уже вернулся с едой и А’Ли на голове. Он толкнул дверь и на мгновение ошеломлённо замер, увидев две обнимающиеся фигуры.<br><br>Взглянув на него краем глаза, Юй Чжицзюэ аккуратно протянул руку и захлопнул дверь. Тарелки с едой на руках Сун Сяоху с грохотом упали на пол, даже его нос пострадал. Мучительно зажав болезненный нос и опустившись на колени на пол, он сердито фыркнул: «Черт возьми, А'Цзюэ! Если не будешь осторожен, я с тобой разберусь!».<br><br>А’Ли сумел вовремя увернуться от удара и яростно зарычал, стоя на полу. Только с его нынешним небольшим размером он ничем не отличался от маленького котенка, закатившего истерику.<br><br>«В следующий раз», - равнодушно ответил Юй Чжицзюэ, изменил позу и положил подбородок на плечо Лин Ся, прикрыв глаза, будто собрался вздремнуть в таком положении.<br><br>Запах этого человека, казалось, всегда заставлял других чувствовать себя так комфортно…<br><br>«…», - Лин Ся уже немного подустал и, улыбнувшись, мягко предложил: «Почему бы нам не присесть. А'Цзюэ, как ты прожил все эти годы?».<br><br>Как прожил? Юй Чжицзюэ почувствовал, что снова видит тот размытый безжизненный день.<br><br>Проведя месяц в уединении и наконец освободившись, он не увидел знакомой фигуры, но вместо этого перед ним предстала та ненавистная девчонка. Она окликнула его: «Из-за того, что случилось с моим младшим братом Шан Янем… Твой старший брат попросил меня передать тебе несколько слов!».<br><br>Что значит «я не умру»?<br><br>Что значит «ладить с Сяоху и всегда оставаться хорошими братьями»?<br><br>Что значит «мне совсем не больно, я не страдаю»?<br><br>Все, что дальше с опухшими глазами сказала Цуй Юй, он уже не мог услышать, и знал лишь одно: этот человек сам отказался от всего!<br><br>Когда мальчик бросился в дисциплинарный зал, то обнаружил там только засохшие пятна крови и почерневшие веревки.<br><br>Он пролил свою кровь вместо Юй Чжицзюэ…<br><br>Одна мысль об этом заставила так мучительно сжаться сердце, что он едва мог дышать.<br><br>Этот человек сказал, что не умрет. Он поверит в это и обязательно дождется его возвращения!<br><br>С того дня пред ним стояла лишь одна цель - стать сильнее!<br><br>Позволить другим пролить свою кровь – он слишком мягок. В таком случае, Юй Чжицзюэ заставит их заплатить ему в десятки и сотни раз больше!<br><br>А когда этот человек вернется, он не даст никому над ним издеваться, и не позволит ему снова исчезнуть!<br><br>Юй Чжицзюэ медленно отпустил его и уставился на Лин Ся со свирепостью дикого зверя, с оттенком гнева в голосе ответив: «Со мной все было прекрасно, а тебя почему не было так долго?!».<br><br>Услышав знакомый тон, юноша почувствовал облегчение, слегка улыбнулся и поднял руки, чтобы помочь Юй Чжицзюэ расправить его растрепавшиеся волосы: «Прости, я тоже только что проснулся».<br><br>Сун Сяоху распахнул дверь и вошел, потирая нос и ругаясь с намеком на ревность: «Черт побери, Старший брат Лин еще даже не поел! Хехе, а я первым его нашел …».<br><br>«…», - Лин Ся ясно ощутил, как из-за вскользь брошенных Сун Сяоху слов, выражение лица ранимого ребенка его семьи стало еще более мрачным.<br><br>Однако, стоит ли хвастаться тем, кто первым его видел?<br><br>Похоже, даже спустя четыре года эти детишки по-прежнему соперничают друг с другом… Лин Ся не мог удержаться от смеха.<br><br>Еду вновь быстро приготовили, и Сун Сяоху даже принес кувшин вина. Лин Ся смотрел, как тот умело разливает его по чашам, и злился до полусмерти: неужели не в курсе, что несовершеннолетние дети не могут пить алкоголь?<br><br>Он тут же остановил его. Сун Сяоху в замешательстве почесал ежеподобную голову и сказал: «В чем проблема? Старший брат Лин, разве ты не знал, что А'Цзюэ уже дважды напивался, и его даже учитель наказал?».<br><br>Слыша обличительные слова Сяоху, Юй Чжицзюэ ничуть не устыдился. Он только посмотрел на Лин Ся и сказал, отталкивая чашу с вином: «Если ты не хочешь, я не буду пить».<br><br>К тому же, в те два раза он напился лишь для того, чтобы хоть на миг забыть о реальности.<br><br>После чего тихо произнес: «Где ты был последние годы?».<br><br>Вечно это его «ты, ты, ты»: не то, что по имени, этот глупый ребенок даже старшим братом его никогда не называет!<br><br>Лин Ся привычно скармливал А’Ли куриную ножку из собственной тарелки и с улыбкой пояснял: «Меня спас старший, я тебе уже о нем рассказывал - тот самый, который научил меня совершенствованию артефактов. О, а это А’Ли, - старший присматривал за ним, но сейчас из-за некоторых проблем эта задача поручена мне. В тот год пострадал мой сердечный меридиан, в итоге старший потратил много времени и сил, помогая мне поправиться. А очнувшись, я сразу отправился искать вас, ребята».<br><br>Он намеренно упростил историю: нет смысла ворошить прошлое, поэтому все, что касалось Пика Святой Девы, было опущено.<br><br>А’Ли поднял голову, взглянув на Юй Чжицзюэ, и тут же сморщил сердитое выражение: он явно ощущал, как от мальчика исходят зловещие волны, направленные на него. Да и морозная аура этого человека тоже весьма неприятна.<br><br>Юй Чжицзюэ в ответ холодно посмотрел на А’Ли: его самого Лин Ся никогда раньше не кормил, а этого звереныша почему кормит?<br><br>Наблюдая за искрящими между ними разрядами неприязни, Лин Ся внезапно почувствовал желание рассмеяться. Он чувствовал, что А’Ли временами очень напоминал Юй Чжицзюэ – вот уж точно одинаковые заряды отталкиваются.<br><br>Юй Чжицзюэ уставился на него и спросил: «Тогда куда ты отправишься дальше?… Хочешь вернуться, чтобы найти этого старшего?». Он сжал руку: если Лин Ся не желает возвращаться в секту Шаоян, то он уйдет вместе с ним, в конце концов, Шаоян никогда не следила за ним слишком пристально…<br><br>Юноша не мог не коснуться головы Юй Чжицзюэ, совсем как раньше, и улыбнуться: «Конечно же, я вернулся, чтобы найти вас. И я не уйду». Хотя с виду этот ребенок сильно вырос, но его привычки остались все теми же, - Лин Ся мог легко обнаружить волнение Юй Чжицзюэ.<br><br>Тот опустил глаза, невольно расслабив сжатую руку, а радость, которая была давно утрачена, вновь согрела его сердце.<br><br>В полночь Лин Ся отослал слегка захмелевшего Сяоху обратно в его комнату, велев ему прихватить с собой спящего А’Ли, а сам остался с Юй Чжицзюэ. Сун Сяоху что-то бормотал, время от времени глупо посмеиваясь. Несмотря на то, что ключевым моментом при наборе последователей для главного героя было умение пить, Лин Ся все же решил, что ему нужно посоветовать Сун Сяоху меньше пить и больше есть, ведь он еще растет.<br><br>Ожидая Лин Ся, Юй Чжицзюэ уже снял верхнюю одежду и сидел на краю кровати в белоснежном нижнем белье, а его черные как смоль длинные волосы ниспадали на плечи. Когда мальчик отвел свои несравненно прекрасные глаза в сторону, хотя они оба парни, Лин Ся не мог не залюбоваться им.<br><br>Внезапно юноша вспомнил слова из этой нелепой книги. Что вроде: «подобный самому соблазнительному цветку», «изысканный и благородный» - ну и все в таком духе употреблялось при каждом его появлении. А ведь чем старше, тем краше он будет…<br><br>На груди Юй Чжицзюэ по-прежнему висел нефритовый кулон, который когда-то давно подарил ему Лин Ся. Артефакт был действительно немного большим, и носить его, наверное, не совсем удобно, но этот ребенок честно дорожил им в течение стольких лет… Лин Ся даже слегка расчувствовался.<br><br>Почувствовал на себе взгляд юноши, Юй Чжицзюэ тоже смутился и быстро снял украшение, положив его рядом с подушкой: «Спать не собираешься?».<br><br>Лин Ся снял верхнюю одежду: выражение лица мальчика ясно показало, что он хочет, чтобы юноша спал здесь. Может думает, что Лин Ся убежит? Он рассмеялся: «Этот артефакт так себе, в следующий раз сделаю для тебя намного лучше».<br><br>Они лежали бок о бок, когда Юй Чжицзюэ что-то сказал, но Лин Ся слишком устал за день и крепко заснул.<br><br>А вот в глазах мальчика не было ни капли сонливости. Услышав рядом с собой ровное глубокое дыхание, он повернулся, после чего начал внимательно изучать глаза и губы Лин Ся. На лице этого человека всегда играет слабая улыбка, он всегда добр ко всем. Даже к заклятому врагу, которого он, кажется, никогда не сможет возненавидеть.<br><br>Мальчик осторожно поднял руку и провел пальцем по его губам, таким мягким и теплым…<br><br>Юй Чжицзюэ внезапно почувствовал горячее и незнакомое желание. Он отчаянно хотел неистово укусить эти губы, чтобы запечатлеть вкус его крови глубоко в своем сердце, и точно так же отпечататься у него в душе.<br><br>В тот момент, когда он увидел Лин Ся, его захлестнула волна непреодолимой тоски, и ее горечь намертво застряла в груди, вызвав крайне неприятные ощущения. Но Лин Ся остался таким же, как и раньше: он ко всем относится хорошо, для него все равны!<br><br>Что он, что Сун Сяоху, да даже этот зверь – в его глазах между ними нет никакой разницы!<br><br>Неужели, ради них он тоже готов принести себя в жертву также, как сделал это для Юй Чжицзюэ в тот раз?<br><br>В слегка прикрытых глазах мальчика разыгрались яростная кровожадность и морозный холод. Он не хотел этого! Даже если бы Лин Ся сделал это для Сун Сяоху, с которым они вместе выросли!<br><br>В его крови пульсировало неизвестное желание, а дыхание становилось все быстрее и быстрее.<br><br>А в сердце внезапно зародилась пугающая мысль: он хотел бы запереть этого человека и всю оставшуюся жизнь видеть перед собой только его одного…<br><br>Хотел всегда держать его в своем поле зрения, чтобы тот постоянно находился рядом – также, как сейчас!<br><br>Но… В таком случае, разве Лин Ся не возненавидит его?<br><br>Лишь подумав о ненависти в его взгляде, мальчику стало не по себе…<br><br>Юй Чжицзюэ наконец успокоился.<br><br>Он попытался приблизить голову Лин Ся к себе, прижав его поближе к своей груди, и обнял юношу руками.<br><br>У этого человека действительно напрочь отсутствует чувство самосохранения: он слегка нахмурился, но быстро расслабился в глубоком сне.<br><br>Юй Чжицзюэ удовлетворенно обнял Лин Ся за талию, вдыхая знакомый аромат, и закрыл глаза.</div>