Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

В настоящий момент Лин Ся находился на территории, граничащей с Цинмендон, Павильоном ЧуЧен и еще несколькими небольшими сектами, поэтому здесь можно было встретить людей всякого рода. Но эти секты вряд ли можно сравнить с Шаоян: территория у них слишком мала, да и ресурсов не хватает, поэтому между ними частенько случаются споры по поводу и без. В этот день Лин Ся ел в гостинице, прикармливая А’Ли курицей и прокручивая в уме только что изученное руководство по очистке артефактов. Его нынешние способности к культивированию тела и развитию элементарной энергии только-только дотягивают до уровня новичка, к тому же он совершенно несведущ в навыках владения мечом, поэтому большую часть своего времени юноша провел, совершенствуя атакующие артефакты. Несмотря на то, что А’Ли довольно силен, но он все равно остаётся магическим зверем и должен скрывать свою истинную природу. Существует множество типов атакующих артефактов, самый распространённый из которых – меч. Но по сравнению с другими артефактами, очистка меча находится на более высоком уровне, и Лин Ся никогда еще не пробовал этого делать. До его исчезновения детишки использовали деревянные духовые мечи, и не было никакой уверенности в том, появились ли у них собственные мечи за прошедшие четыре года. Он как раз обдумывал форму духовного меча, когда в дверях возникло волнение. Вошла группа одетых в серые одежды учеников Павильона ЧуЧен: десять мужчин заняли три-четыре стола, заказал себе мясо и вино. Лин Ся не обратил на них внимания, он опустил А’Ли на стол и неторопливо приступил к трапезе. Через некоторое время до него донесся рев магических зверей, и на этот раз пожаловали одетые в зеленое ученики Цинмендон. И без того небольшой постоялый двор оказался полностью переполненным. Местный прислужник тут же поприветствовал их, широко улыбнувшись. Он провел здесь уже много времени и, само собой, знал о напряженных отношениях двух сект. Вновь прибывшие огляделись вокруг и мгновенно нахмурились, обнаружив учеников Павильона ЧуЧен. Окинув последних холодными взглядами, они вошли в поисках свободного места. Однако, на весь двор свободным остался лишь один стол, и тот при всем желании не смог бы уместить девять человек. Прислужник улыбнулся и указал в сторону Лин Ся: «Вот здесь всего один посетитель, так что не соизволят ли гости разделить с ним стол?». Ученик в зеленом усмехнулся: «У тебя что, глаз нет?! Когда ты видел, чтобы мы, Цинмендон, делили стол с посторонними?». Лин Ся вовсе не горел желанием становиться свидетелем их споров. В любом случае, он почти доел, поэтому встал и улыбнулся: «Брат-прислужник, я как раз закончил, рассчитай меня, пожалуйста, и упакуй мне еще две порции курицы и несколько сухих пайков». Прислужник с благодарностью улыбнулся и поспешил убрать со стола. Казалось бы, все решено, но ученик Павильона ЧуЧен тут же негромко усмехнулся: «Хехе, похоже, одетые в зеленое умеют только запугивать слабых». Ученики Цинмендон сразу же вскочили, ударив по столу и закричав: «Что за трусливый ублюдок только что осмелился оскорбить нас за нашими спинами?». Ученики Павильона ЧуЧен не пошли на попятную и не отказались от своих слов: они тут же втянулись в словесную перепалку, потерпели поражение от Цинмендон в соревновании за линши (энергетические камни) и не знали, куда выпустить пар. Лин Ся смотрел на тихий мирный постоялый двор, который так невзначай превратился в поле битвы и не находил слов. Да уж, покой в этом мире может только сниться, а стоит на минуту зазеваться, как на голову свалятся какие-нибудь неприятности. Прислужник, в спешке собирающий сухие пайки для юноши, тоже испугался, остановился и попытался их успокоить: «Гости, прошу вас». Но прямо сейчас обе стороны находились в пылу жаркого спора, разве они смогли его заметить? Внезапно раздался громкий гудящий звон, мгновенно вызвавший у всех головную боль и заставивший присутствующих невольно зажать уши и опуститься на колени. Лин Ся тоже ощутил, как у него перехватило дыхание: он тут же несколько раз к ряду пропустил психическую энергию по внутренним меридианам, что значительно уменьшило звуковое давление. Когда колокольчик затих, молодая девушка, прислонившись к перилам, рассмеялась: «Хаха, ну наконец-то затихли. Разве не знаете, что невежливо нарушать тишину?». Ее невероятно очаровательное лицо украшала пара пленительных миндалевидных глаз, а обтягивающая одежда раскрывала привлекательные ключицы и изящную шею. Несмотря на то, что девушке всего 15-16 лет, у нее уже прорисовались красивые роскошные формы, а финальным штрихом служил колокольчик, подвязанный к лодыжке. Лин Ся в шоке замер на месте: боже мой! Явилась будущая верная и преданная красавица-злодейка, коварная мисс Би Юнь, которая души не будет чаять в злодее! Только вот что делает культиватор темных искусств на территории канонических сект? Би Юнь лениво пошевелила руками, обнажая идеальную фигуру. Ничуть не заботясь о взглядах мужчин снизу, она оперлась подбородком на руку и улыбнулась: «Если снова начнете причинять беспокойство окружающим, я не стану сдерживаться!». Девушка произнесла это тихим милым голоском, лаская слух и одновременно играя на душевных струнах. Но Лин Ся знал: эта девочка, раз сказав, – обязательно сделает! В романе культиваторы темных искусств частенько описывались как люди, которые относились к человеческим жизням, как к траве под ногами. Хотя и совершенствующиеся традиционных сект недалеко ушли: просто научились скрывать аналогичное отношение под маской справедливости. Стоит поторопиться и покинуть это место. Лин Ся быстро обратился к шокированному прислужнику: «Брат-прислужник, могу я получить свои сухие пайки, сколько с меня?». Его собеседник, заикаясь, ответил: «Семь энергетических монет». Когда Би Юнь так ошеломительно явила себя народу, он всего лишь смотрел на ее ножки и на мгновение задумался, а она тут же улыбнулась и ласково предупредила: «Продолжишь пялиться – выколю тебе глаза ~~». В итоге бедняга-прислужник покрылся холодным потом. Изначально девушка ни во что не ставила собравшихся внизу, но, увидев Лин Ся, полностью проигнорировавшего ее, она внезапно заинтересовалась. Чтобы прийти в себя, увидев ее красоту, да и внешность у него неплоха, к тому же нынешняя миссия слишком скучная. Так почему бы не повеселиться? Заметив, что Лин Ся покинул двор, она на мгновение сладко улыбнулась и быстро исчезла из толпы. К тому времени, когда юноша обнаружил, что к нему приближается Би Юнь, он не мог не остановиться: может простое совпадение? Разве она сейчас не отдыхает на постоялом дворе? А пока он колебался, девушка «случайно» ударилась о его плечо и упала, с возгласом «ой» плавно приземлившись ему на руки. Инстинктивно подхватив ее, Лин Ся моментально ощутил опьяняющий аромат румян, и сразу же погрузился в свои мысли. Ему впервые в жизни довелось держать на руках такую красотку, но что это, черт побери? Да кто, блин, поверит, что этот демон во плоти - Би Юнь внезапно упадет на улице? Он резко ослабил хватку, отступил на два шага и улыбнулся: «Осторожнее, мисс, ты в порядке?». Би Юнь ясно поняла: юноша перед ней явно не очень-то заботится о ее благополучии. Еще больше вживаясь в роль, она сделала несколько неуверенных шагов, прежде чем со слезами на глазах поднять голову и плачевно прошептать своими красными дрожащими губками: «Похоже, я подвернула ногу, что же делать?». Девушка отказывалась верить, что его сердце не дрогнет! Что делать? Игнорировать! В это время мимо как раз проходила повозка, запряженная магическими зверьми. Лин Ся быстро махнул рукой: «Брат, пожалуйста, остановись, здесь раненая девушка!». Невезучий парень поднял занавес повозки, и его глаза мгновенно расширились до размера блюдец. Он торопливо открыл дверцу и спрыгнул вниз: «Мисс, где вы живете, я вас отвезу». Би Юнь: «…». А Лин Ся поспешно ушел, держа А’Ли на руках. Больше всего на свете он любит только свою богиню; девушки, культивирующие темные искусства, - самые страшные! Не слишком ли ужасны подростки этого мира? Но вскоре Лин Ся узнает, что бывает, если обидеть девушку, особенно гордую и тщеславную особу. После этого случая он столкнулся с Би Юнь еще около трех-четырех раз: на постоялом дворе, на дороге, на реке… Да, когда Лин Ся невольно увидел со спины идеальную фигуру, купающуюся в реке. Зрелище его настолько потрясло, что внезапно он применил технику исчезновения, практически растворившись в воздухе. А все это время с трудом державшая руки в знойной позе Би Юнь разозлилась до зубовного скрежета. В жизни ей не встречался такой непрошибаемый бездарь! Ей нравится тот тип мужчин, который теряет контроль от ее манипуляций, а наигравшись, она оставляет их ни с чем. А этот – точно ли мужчина? Поэтому ради своего ущемленного эго Би Юнь решила первой к нему подойти: она во что бы то ни стало должна добиться от него хоть какой-нибудь реакции! На ночлег Лин Ся остался в найденной пещере и застелил пол толстым слоем листьев. Несмотря на то, что в горном лесу водилось много разноуровневых зверей, но чувствуя ауру А’Ли, никто из них не отваживался приближаться, поэтому юноша спокойно спал. Вплоть до глубокой ночи, когда услышал знакомый «Дин-дон, дин-дон». Он был так потрясен, что быстро сел… Черт! Неудивительно: в темноте появилась знакомая фигура! А’Ли тоже быстро проснулся и зарычал на Би Юнь, опасно сузив свои янтарные зрачки. Зверь всей душой ненавидел эту женщину: если бы не постоянные успокаивающие поглаживания Лин Ся, он бы давно трансформировался в свою истинную форму и превратил ее в пыль! Под грозным взглядом А’Ли Би Юнь почувствовала опасную ауру от этого милого зверька, но ничуть не испугалась. Она подошла ближе, улыбнувшись: «Юноша, ночи такие долгие, а я очень одинока, может составишь мне компанию, пожалуйста?». Она долго и протяжно выговаривала последнее слово, пытаясь наконец достучаться до его сердца. В такт ее шагам колокольчики прозвенели несколько раз. Сердце Лин Ся даже немного дрогнуло, а слово «Конечно» почти сорвалось с его уст, но он быстро пришел в себя. Би Юнь специализируется на технике соблазна, может ли быть, что он попал под ее воздействие? Но, собравшись ей отказать, юноша был поражен: его тело вообще не могло двигаться, даже пальцем не пошевелить! Уже добравшаяся до него Би Юнь с улыбкой прильнула к груди Лин Ся и произнесла: «Почему ты всегда столь холоден? Мне это не нравится...». Неимоверно гордясь собой, она вдруг услышала грохот: промелькнула вспышка ослепительного света, - девушка быстро увернулась, настолько испуганная, что разразилась проклятиями. Только сейчас она заметила невесть откуда взявшуюся незнакомую фигуру белого магического зверя рядом с юношей! А’Ли гневно оскалился, а его глаза мерцали ярким алым оттенком. Обнажив клыки, он вновь выпустил столб пламени. Би Юнь взвизгнула и увернулась, но ее одежда все же местами обуглилась, а лицо побледнело. Если бы не высокоуровневые защитные артефакты, без сомнения, этот интенсивный мощный огонь сжег бы ее дотла! Пристально глядя на девушку так, будто перед ним находится добыча, А’Ли открыл рот, послав в ее сторону еще более мощный огненный вихрь! Лин Ся не мог не закрыть глаза: хотя ему не нравилась Би Юнь, он не хотел, чтобы она погибла от рук А’Ли. Но его тело все еще оставалось неподвижным... В этот момент Би Юнь заслонила высокая фигура, аналогичным образом выпустив мощную огненную энергию, после чего схватила девушку и оказалась с ней на дереве. Ошеломленный Лин Ся обнаружил, что наконец снова может двигаться и сразу же посмотрел на большое дерево, увидев величавую и милую ежикоподобную голову. Парень самонадеянно обнял Би Юнь за талию и дерзко заявил: «Эй, эй, эй, брат, ты довольно хорошенький… Но вредить людям плохо!». Чеееерт! Это же мой любимый главный герой! Но эта колючая роза не часть твоего гарема! Лин Ся вскочил.