Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Двенадцатый день

Реферальная ссылка на главу
<div>Последние ловушки были собраны, когда Лю Синь и Пэй Сунлинь забежали в пещеру, на ходу снимая капюшоны и отряхиваясь от снега.<br><br></div><div>Подойдя ближе к огню и снимая перчатки, Лю Синь протянул к нему руки, грея озябшие пальцы и оглядываясь по сторонам, замечая мужчин, сидящих в кругу. Заглянув за спину Гу Юшэнга и Сяо Вэня и обведя всю пещеру взглядом, он растерянно обернулся несколько раз, отходя от огня и чувствуя панику, разрастающуюся в груди.<br><br></div><div>Пройдя несколько шагов он, контролируя голос, спокойно спросил:<br><br></div><div>– Где Цзэмин?<br><br></div><div>Над сводом пещеры повисла тишина, разбавляемая только треском огня.<br><br></div><div>Сяо Вэнь глубоко вздохнул и поднялся на ноги, поворачиваясь к нему лицом.<br><br></div><div>Выражение глаз лекаря заставило юношу застыть, а потом вздрогнуть от обрушевшегося на него словно девятый вал страха. Отшатнувшись и неверяще уставившись на него, он растерянно мотнул головой.<br><br></div><div>Схватив свой кинжал, лежащий на камне, он бросился к выходу из пещеры, но тут же был остановлен перехватившим его Сяо Вэнем:<br><br></div><div>– Лю Синь, нет! Ты погибнешь в буране!<br><br></div><div>Ударив его локтём в грудь и развернувшись, он внезапно закричал:<br><br></div><div>– А он не погибнет?!<br><br></div><div>Метель снаружи завывала, занося в пещеру кружащийся снег.<br><br></div><div>Страх в груди сковывал сердце подобно леденящей стуже.<br><br></div><div>Гу Юшэнг спокойно отпил горячий чай и выдохнул, упираясь рукой о колено, сидя на земле:<br><br></div><div>– Не переживай так о нём, – прикрыл он глаза.<br><br></div><div>– Закрой свою пасть! – перекинулся на него Лю Синь, чувствуя, как всё дрожит внутри от злости и страха. – Он был с тобой! Куда ты смотрел?!<br><br></div><div>Лицо юноши пылало от гнева. Ещё недавно озябший от холода, теперь он чувствовал жар во всём теле, разгоняемый быстро бившимся в страхе сердцем.<br><br></div><div>Когда Гу Юшэнг, наконец, снова открыл глаза, на его лице было выражение еле уловимого удивления с намёком на панику в темном взгляде, который он опустил на трепещущий огонь. Но это длилось лишь едва уловимые пару мгновений.<br><br></div><div>В следующую секунду он поднял спокойный отстранённый взгляд на Лю Синя, преисполненный уверенностью своих действий.<br><br></div><div>В равнодушном тоне Гу Юшэнга холода было больше, чем снега за границей пещеры, когда он сказал:<br><br></div><div>– Он найдёт, где переждать бурю и вернётся сам. Успокойся и сядь к огню.<br><br></div><div>Лю Синь сделал пару нетвердых шагов назад, остекленевшим взглядом смотря на мужчину, моргая покрасневшими глазами и сглатывая тяжелый ком в горле.<br><br></div><div>Проморгавшись и тряхнув головой, он направился в сторону выхода, но вновь был перехвачен лекарем.<br><br></div><div>– Пусти! – почувствовав вспышку гнева, оттолкнул Лю Синь Сяо Вэня, который не оставлял попыток успокоить его.<br><br></div><div>Хватая его за руки и не позволяя выйти, лекарь терпел все удары, выкрикивая:<br><br></div><div>– Лю Синь, послушай! Гу Юшэнг прав, Тан Цзэмин найдёт, где спрятаться и как вернуться, просто поверь мне!<br><br></div><div>Юноша внезапно рассмеялся и опустил голову, покачивая ей, через мгновение вскидывая на лекаря взбешенные слезящиеся глаза:<br><br></div><div>– Поверить? Тебе? – сделал он крадущийся шаг в сторону мужчины. – Если бы не ты, ничего этого не было бы! – видя непонимание на лице отступающего Сяо Вэня, Лю Синь продолжил: – Если бы ты просто исполнил часть уговора с Дун Чжунши, отдав ему экстракт Бедового льва, то люди в городе не погибали бы сейчас под его сумасшествием, мы бы не оказались здесь в Богами забытом снеге, а Цзэмин не пропал бы!<br><br></div><div>Сяо Вэнь несколько раз растерянно моргнул и шевельнул губами, смотря на него:<br><br></div><div>– Ты...<br><br></div><div>– Да, – приподнял брови Лю Синь, зло усмехаясь, выглядя словно безумие захватило его, – я видел спрятанный Бедовый лев в твоей мастерской.<br><br></div><div>– Лю Синь, всё не так, – попытался оправдаться лекарь, вновь хватая за плечо юношу, который уже вновь повернулся к выходу из пещеры, но внезапно получил удар кулаком по лицу.<br><br></div><div>Отшатнувшись и зажмурившись на миг, Сяо Вэнь ошарашено посмотрел на тяжело дышащего парня, который, поджав губы, в ответ также смотрел на него, словно и сам не ожидал подобного от себя.<br><br></div><div>– Не подходи, – выставил он дрожащую руку перед собой, в следующее мгновение сжимая её в кулак и резко разворачиваясь, запахивая свой тёмный плащ и накидывая на голову капюшон.<br><br></div><div>Когда он был уже у выхода и чувствовал порывы тяжелого ветра, его нагнал удар по задней части шеи, мгновенно утянувший его в темноту.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Буря чуть спала ближе к утру, всё ещё гонимая ветром, заметая в пещеру снег.<br><br></div><div>Лю Синь приоткрыл дрожащие веки и с хрипом приподнялся, проводя по болящей шее. Некоторое время он приходил в себя, уперевшись головой о руку, после чего поднял её, тут же встречаясь глазами с Сяо Вэнем.<br><br></div><div>Мужчина сидел рядом с ним, сжимая чашку чая в руках, и с виной в светлом взгляде смотрел на него.<br><br></div><div>– Что ты дал мне? – тихо спросил Лю Синь, чувствуя необычайное спокойствие внутри, но всё же понимая, что что-то не так.<br><br></div><div>Эмоции, ещё вчера бурлящие, словно котёл с тёмным варевом на огромном пламени, теперь были сокрыты внутри.<br><br></div><div>– Это просто успокаивающий чай, – ответил лекарь, так и не поднимая глаз. – Лю Синь, я...<br><br></div><div>Юноша встал с земли, не дослушав и увидев, что всё это время под его головой лежал тёплый плащ Гу Юшэнга. Лю Синь поджал губы и отвернулся.<br><br></div><div>Накинув на плечи свой плащ, и повесив кинжал на пояс, он стоял спиной к мужчинам, повязывая на нижнюю часть лица плотный черный платок.<br><br></div><div>Молчавший до этого Пэй Сунлинь, который не хотел вмешиваться, всей кожей ощущая гнетущую атмосферу и видя мрачность в лицах старших мужчин, всё же высказался:<br><br></div><div>– Скорее всего, буран уляжется к вечеру, тогда можно будет начать поиски, – завидев, что все проигнорировали его, он покачал головой, подливая себе горячего вина.<br><br></div><div>Лю Синь быстро разобрался с завязками на плаще, опуская руки, покрытые длинными широкими рукавами, и развернулся, ни на кого не смотря.<br><br></div><div>Когда перед ним возник Гу Юшэнг, не давая выйти из пещеры, Лю Синь внезапно вскинул руки с рогаткой заряженной токсином.<br><br></div><div>– Сонных ядов у меня больше не осталось, – спокойно сказал он.<br><br></div><div>Гу Юшэнг усмехнулся уголком губ:<br><br></div><div>– Правда, выстрелишь в меня?<br><br></div><div>– А ты проверить хочешь?<br><br></div><div>Мужчина вскинул брови, смотря на него.<br><br></div><div>В его глазах застыло непоколебимое спокойствие и уверенность.<br><br></div><div>– Ах да, я и забыл, ты ведь блядь такой крутой у нас, тебе ведь всё ни по чём, верно? – зло усмехнувшись, спросил Лю Синь, спокойно глядя на него и туже натягивая тетиву.<br><br></div><div>Пэй Сунлинь вскочил на ноги с встревоженным криком:<br><br></div><div>– Ты убьёшь нас всех, если выстрелишь!<br><br></div><div>– Лю Синь, успокойся, – осторожно сказал Сяо Вэнь, подступая сбоку.<br><br></div><div>Юноша на это резко обернулся, натягивая тетиву в его сторону. Заметив, что Гу Юшэнг сделал шаг к нему, он снова нацелился на него.<br><br></div><div>– Дайте пройти. Я не прошу вас о помощи, просто уйдите с дороги.<br><br></div><div>Поняв, что никто из них не собирается его слушать, Лю Синь, тяжело дыша, выдохнул дрожащими губами, чувствуя доселе неведомую растерянность и опустошение:<br><br></div><div>– Пожалуйста, дайте мне пройти, я должен найти его.<br><br></div><div>Впервые за всё время пребывания с ними он ощутил безысходность и страх, в котором тонуло теперь его сознание.<br><br></div><div>– Лю Синь, он вернётся, послушай, – на этот раз Сяо Вэнь был прерван Цзином, схватившим его за руку и оттолкнувшим в сторону.<br><br></div><div>– Пусть идёт, – сказал он, в следующую секунду наводя лук на Гу Юшэнга.<br><br></div><div>– Что, убьёшь меня? – усмехнувшись, спросил мужчина, лениво переводя на него взгляд.<br><br></div><div>Его, казалось, вообще не смущало то, что на него наставлено два смертельных оружия.<br><br></div><div>– Нет разумеется, но выстрелить – выстрелю и будет охренительно больно, тебе ли не знать, – в тон ему ответил Цзин, всё также целясь.<br><br></div><div>Гу Юшэнг перевёл между ним и Лю Синем мрачный взгляд и, хмыкнув, вдруг отступил, давая дорогу.<br><br></div><div>Лю Синь не сводил с него наведённого токсина до самого выхода, смотря в его подёрнутые злой дымкой глаза, отвечая такими же.<br><br></div><div>Накинув капюшон на голову, он скрылся в снегах.<br><br></div><div>Он прошел совсем немного, когда его нагнал Цзин, отставая на шаг.<br><br></div><div>– Подожди в одной из пещер! Я найду Тан Цзэмина сам! – кричал он сквозь порывистый ветер.<br><br></div><div>Лю Синь не ответил, продолжая идти, сам не зная куда. Вокруг были лишь горы с двумя отвесными скалами, которые невозможно было сейчас рассмотреть сквозь вновь начавшуюся метель.<br><br></div><div>Собираясь проверить все из пещер и облазить каждый уровень хоть на ощупь, он упорно шел вперед. Ноги тонули в толстом слое снега, отчего он пару раз запнулся, быстро выравнивая положение.<br><br></div><div>В груди пекло и давило. Он поверить не мог, что столкнётся с чем-то подобным в лице генералов. Люди, всегда обеспечивающие поддержку и сострадание, в самый нужный момент просто отвернулись от него, словно враги.<br><br></div><div>– Лю Синь, постой! – Цзин схватил его за плечо, разворачивая и натыкаясь на покрасневшие глаза, с которых текли обидные слёзы, уже начавшие леденеть от холодного ветра.<br><br></div><div>Замерев, мужчина несколько раз открыл рот, прежде чем выдохнуть:<br><br></div><div>– Идём со мной.<br><br></div><div>Они завернули за одну из скал, заходя в небольшое ущелье.<br><br></div><div>Сняв с пояса свой мешочек цянькунь, Цзин достал масляную лампу, разжигая и освещая пещеру.<br><br></div><div>– Останься здесь, я найду мальчика сам, – сказал мужчина.<br><br></div><div>– Я пойду с тобой, – решительно сказал Лю Синь, постепенно успокаиваясь и смотря на внезапного помощника.<br><br></div><div>Он был уверен, что чтобы ни случилось, на его стороне всегда будут Сяо Вэнь и Гу Юшэнг, кто же знал, что всё так обернётся в такой критический момент? Цзин всегда выступал за решения Гу Юшэнга, когда это было нужно, безмолвно поддерживая его, несмотря на раздор, и выглядел зачастую так, будто ему до лампочки всё происходящее, предпочитая вариться глубоко в своих мыслях и думах, иной раз не обращая ни на кого внимания, даже если кто-то ругался друг с другом дома. Его помощь сейчас была неожиданной, но отказываться от неё Лю Синь не собирался.<br><br></div><div>– Нет, я пойду один, – встал Цзин напротив него.<br><br></div><div>Завидев, что юноша решительно хочет вступить в новую перепалку, он продолжил:<br><br></div><div>– Один я быстрее. Если ты выйдешь, то рискуешь погибнуть во вьюге, так я не спасу вас обоих.<br><br></div><div>– Как ты собрался искать его? – выдохнул Лю Синь, нервно растирая холодные пальцы.<br><br></div><div>Цзин посмотрел на выход из пещеры и перевёл взгляд снова на юношу:<br><br></div><div>– Я тоже северянин, пусть и наполовину. Я найду путь к нему и обратно.<br><br></div><div>Лю Синь выдохнул, растерянно глядя в пол с несколько мгновений, после чего со сквозящей мольбой в голосе произнёс:<br><br></div><div>– Пожалуйста, возьми меня с собой, я не буду мешать, я пойду быстрым ходом.<br><br></div><div>Мужчина отрицательно покачал головой:<br><br></div><div>– Останься. Если ты умрёшь, то ему ты уже не поможешь, – подойдя ближе, он положил руку на плечо юноши, в ободряющем жесте сжимая и внимательно смотря на него: – Поверь мне, он будет в порядке, но ты должен помнить: не выходи отсюда, иначе ты заблудишься и можешь погибнуть в этих горах. Просто подожди немного.<br><br></div><div>Лю Синь всмотрелся в темно-зеленые глаза мужчины, и было в них что-то, что заставило его испустить тихий облегченный выдох, отколовший часть ледяных глыб от скованного страхом сердца.<br><br></div><div>Чувствуя, как оковы нутра подобно капкану разжимаются, юноша отступил, видя, как тяжелый темный плащ Цзина скрывается порывом в снегах за границей пещеры.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Последующие пару дней Лю Синь чувствовал себя, как муравей на сковородке – он не мог ни выйти, ни усидеть на месте, кружа вокруг огня. Всё, что ему оставалось – слепо довериться Цзину. К счастью, тот ещё никогда не подводил его и не давал повода для сомнений, и лишь одна эта мысль держала его уверенность в словах мужчины на плаву. Все эти дни Лю Синь не выходил наружу, помня предостережения Цзина, и изредка засыпая в беспамятстве на пару часов всё остальное время всматриваясь в неутихающую метель, продолжая убеждать себя, выкручивая пальцы, что вот-вот на входе в пещеру появится заветный низенький силуэт и подлетит к нему, радостно прижимаясь.<br><br></div><div>Сидя у трепещущего огня с чашей холодного бодрящего чая ночью, юноша покрасневшими глазами смотрел прямо перед собой, сходя с ума от гнетущего ожидания.<br><br></div><div>Изредка он слышал голоса мужчин вдалеке – они с Цзином ушли лишь за поворот. Пару раз он просыпался от запаха в пещере, находя рядом плошки еды, приготовленной Сяо Вэнем, сразу же чувствуя нарастающую злость, вышвыривая подачки на улицу.<br><br></div><div>Он несколько раз пытался понять, как всё так обернулось, но так и не находил ответа. Всё чаще чувствуя нарастающую головную боль, когда вспоминал слова мужчин, неспособных понять его тревогу, и выражения их лиц. И если от сурового Гу Юшэнга этого можно было ожидать, то Сяо Вэнь стал неожиданностью, сбившей его с ног.<br><br></div><div>Достав из сумки последнее красное яблоко, что сорвал для него Тан Цзэмин, он тихо разрезал его на несколько долек, чувствуя тоску, и медленно съел их, просовывая меж дрожащих губ.<br><br></div><div>Он пошел в этот поход не только с целью помочь новому другу, но и для того, чтобы стать сильнее. Кто же знал, что события в снежной метели обернут всё так, что он станет чувствовать себя потерянным и ни на что неспособным, как никогда раньше.<br><br></div><div>Как он и думал, в снегах всегда чувствуешь себя более одиноким.<br><br></div><div>Перед глазами появился силуэт мальчика, радостно улыбавшегося ему как и каждый раз, стоило ему едва увидеть его, глядя на него искрящимися нежностью синими глазами.<br><br></div><div>– Ифу, давай вернёмся домой?<br><br></div><div>Не удержав всхлип, Лю Синь накрыл руками лицо, впервые за несколько дней давая волю тоске и боли, захлестнувшими его с головой.<br><br></div><div>Мысли о том, что где-то там меж гор и снегов мальчик один на один со стихией, рвали и метали внутри груди юноши, до боли сжимая сердце.<br><br></div><div>Бессилие сжирало его по частям.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Как ему казалось, прошла ещё пара дней, когда буря на улице вновь немного улеглась, давая обзор на противоположные скалы.<br><br></div><div>Выйдя из пещеры, чтобы набрать снега для чая и пройдя лишь немного, Лю Синь услышал голоса вдалеке.<br><br></div><div>Распахнув глаза, он откинул плошку и двинулся вдоль скалы, осторожно высовывая голову.<br><br></div><div>Цзин, с чашей дымящегося вина в руке, стоял и смотрел в другую сторону от него, тихо о чём-то переговариваясь с Сяо Вэнем, вновь расставлявшим ловушки.<br><br></div><div>– Лучше пусть он подождёт в пещере, пока Цзэмин не вернётся сам, – сказал лекарь, ввозная в землю кол, на что Цзин лениво кивнул, вновь отпивая вина и переводя взгляд на спокойно курившего трубку возле входа в пещеру Гу Юшэнга, который о чём-то тяжело раздумывал.<br><br></div><div>Мигом нырнув обратно за скалу, Лю Синь прикрыл рот рукой, глядя во все глаза перед собой.<br><br></div><div>Простояв так некоторое время, он, зло поджав губы, двинулся обратно в свою пещеру, на ходу складывая свои вещи в мешок и выходя наружу, скрываясь в противоположной от мужчин стороне.<br><br></div><div>Насколько он помнил, Гу Юшэнг и Тан Цзэмин разбирали ловушки в той части ущелья.<br><br></div><div>Отметая все мысли о генералах, Лю Синь не позволял больше надеждам и слабостям пробраться в свою голову и захватить его разум, ожесточая сердце и упрямо идя вперед.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Он шел уже некоторое время, когда вдруг услышал шипение.<br><br></div><div>Повернув голову на звук, он увидел шаньшэнь, борющуюся в снегу меж кольев ловушки, в которую угодила, – видимо, Гу Юшэнг не оставлял попыток все эти дни изловить её.<br><br></div><div>Подойдя ближе и смотря сверху вниз на трепыхавшееся в панике создание, которое вдруг замерло, увидев перед собой человека, Лю Синь, оглядев её, перевёл дыхание, собравшись уходить и не тратить время.<br><br></div><div>Шаньшэнь вдруг подлетела к барьеру, стуча ладонями и глядя во все глаза на него.<br><br></div><div>Обернувшись, Лю Синь выдохнул, глядя на неё полу боком.<br><br></div><div>Дух бился о стены, растерянными глазами смотря на него и переводя за его спину испуганный взгляд.<br><br></div><div>Услышав тяжелую поступь шагов за скалой и поняв, что кто-то из его спутников приближается, Лю Синь хотел было скрыться, но случайно кинул последний взгляд на шаньшэнь, которая как загнанный зверь с мольбой глядела на него, упираясь ладонями в барьер, в котором трепыхались снежинки, так напоминая сейчас снежные сувенирные шары из его прошлого, только в одном из которых теперь было заперто живое существо, а не каменная фигурка.<br><br></div><div>Сцепив зубы и, быстрее чем успел сообразить, Лю Синь вынул один из кольев, разрушая барьер.<br><br></div><div>Шаньшэнь тут же кинулась к нему, затягивая в снежную метель и уносясь прочь.<br><br></div><div>Подошедший Гу Юшэнг распахнул вмиг почерневшие глаза, завидев последние всполохи метели, и перевёл взгляд на разрушенную ловушку.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Лю Синь опустился на землю, отряхиваясь от снега на одном из горных пиков.<br><br></div><div>Мигом развернувшись, он уставился на горного духа, стоящего рядом.<br><br></div><div>Вьюга вокруг них улеглась и только мирно покачивающиеся снежинки вокруг женщины остались парить как и прежде.<br><br></div><div>– Какого чёрта тебе от меня надо?!<br><br></div><div>Шаньшэнь подошла ближе, на что парень снял с пояса свой кинжал, наставляя на неё.<br><br></div><div>Подёрнутые золотом глаза неуверенно смотрели на него некоторое время, прежде чем дух потянул к его голове руку.<br><br></div><div>Замешкавшись, Лю Синь всё же позволил прикосновение, тут же закатывая глаза, обнажившие белые яблоки без зрачков, и тяжело рухнул на землю, вставая на колени.<br><br></div><div>Сотни голосов влетели в его голову, теперь различимые в ветре и криках:<br><br></div><div>– Отступаем! – закричал кто-то под лязг клинков.<br><br></div><div>– Не сметь! Первый, кто покинет поле боя сдохнет как предатель под моим мечом!<br><br></div><div>Череда неразберихи в битве поглотила его с головой.<br><br></div><div>Отовсюду слышались крики и тяжелое завывание ветра.<br><br></div><div>Голоса людей, отдающие и принимающие приказы, и рычание тварей, что громко ревя, двигались в бой.<br><br></div><div>– Командующий! Командующий, нам не справиться, надо отступать! – звучал чей-то мелодичный голос, на что более низкий рявкнул в ответ:<br><br></div><div>– Мы должны удержать эту гору даже ценой своих жизней! Подними свой меч! И поднимай его до тех пор, пока последняя тварь не падёт или пока не погибнешь ты сам!<br><br></div><div>Новая волна лязгающего металла потопила голоса, выбрасывая Лю Синя на берег сознания.<br><br></div><div>Уперевшись руками в снег, юноша, тяжело дыша, смотрел перед собой.<br><br></div><div>Кое-как поднявшись с земли, он поднял голову на шаньшэнь, которая спокойно смотрела на него. Дух повернулся, медленно поднимая руку и указывая на гору впереди, после чего вновь повернулась к парню и протянула ладонь, предлагая принять её.<br><br></div><div>Оглянувшись вокруг, Лю Синь понял, что отступать больше некуда – они стояли на высоком крутом пике, спуска с которого не было.<br><br></div><div>Протянув руку, он ухватился за неё, втянутый в новый вихрь.<br><br></div><div>Они оказались на холме, с которого открывался вид на ущелье перед высокой горой в которой виднелся спуск вниз, окруженный острыми камнями, пиками смотрящими на холм словно готовые встретить нападавших.<br><br></div><div>Переведя взгляд вниз, Лю Синь одёрнул свой плащ и двинулся вниз.<br><br></div><div>Ещё на подходе он увидел поле сражения, на котором в беспорядке лежали мечи и трепетались на ветру флаги, вонзённые в землю, теперь покосившиеся.<br><br></div><div>Подойдя к одному из них, юноша развернул рваную ткань, осматривая черно-синюю материю с изображением двух скрещенных мечей под огромной головой снежного волка, с раскрытой в рыке пастью, окруженного ветром.<br><br></div><div>– Герб клана Тан, – потрясённо выдохнул Лю Синь.<br><br></div><div>Опустив ткань, он прошёл по полю ущелья, тут и там замечая щитки от разорванной брони, копья, стрелы и луки.<br><br></div><div>Припав на колени, он оттряхнул от снега шлем с обледеневшей тёмно-синей длинной кистью на макушке и осмотрелся по сторонам.<br><br></div><div>– Что здесь произошло? – спросил он у подлетевшей шаньшэнь.<br><br></div><div>Дух присел рядом с ним, опуская руки и сметая снег. Белые льдинки поднялись вверх, открывая вид на скелеты в железных доспехах и рваных одеждах, которым явно был не один год.<br><br></div><div>Внезапно в его голове раздался мелодичный голос с сильным шипящим акцентом:<br><br></div><div>– Почти тринадцать лет назад, когда демоны атаковали эти земли, княжеское войско было разбито первым на дальнем севере, и лишь один единственный отряд был отправлен на защиту горы Сюэ.<br><br></div><div>– Что в этих горах такого важного?<br><br></div><div>– Вязь, защищающая проход с севера. Никто не знает, как демонам удалось прорваться в эти земли, однако горы Сюэ высшие демоны преодолеть не в силах, проход слишком мал – фэй¹ лишь скот, способный протоптать дорогу своим хозяевам. Перевалы Айкоу и Шуй защищены барьерами, лишь этот вид демонов смог пройти с востока, найдя небольшой лаз, пока основное людское войско вело сражение на севере. Если они откроют пути с тех земель сюда, прорвавшись к горе, и если они вновь прорвутся из царства мёртвых на север, их уже ничто не остановит, – повернулась к нему шаньшэнь, внимательно смотря ему в глаза. – Демоны атаковали не внезапно в те дни, а с определённой целью. Если они доберутся до этого места, то смогут вырваться на свободу тысячи тёмных созданий. Их не остановит ничто живое на земле. Только этот отряд сдерживает их по сей день.<br><br></div><div>Лю Синь посмотрел на высокую гору, под которой был проход, уходящий вниз.<br><br></div><div>В той части истории, что Лю Синь прочёл, ничего не было сказано ни про пути, способные пропустить высших демонов, ни про вязь, распутав которую можно вызволить тёмных тварей.<br><br></div><div>Сражения с низшими демонами велись сотни лет. Битвы всегда были ожесточенные и яростные, однако ни одна из сторон не могла одержать окончательную победу над другой, но никогда до этого Лю Синь и не слышал про то, что нападения эти были лишь тропами, которые пытались протоптать атаками демоны для кого-то крупнее, мощнее, <em>свирепей</em>.<br><br></div><div>Почувствовав холодный пот, струящийся по спине, Лю Синь вновь опустил глаза на шлем, бросая его на землю и вставая.<br><br></div><div>Поправив мантию, он зашагал прочь, но быстро был нагнан шаньшэнь.<br><br></div><div>– Куда ты идёшь? – с любопытством и растерянностью спросил дух.<br><br></div><div>– Искать ребёнка.<br><br></div><div>Дух гор преградил ему путь, зависая над ним:<br><br></div><div>– Ты оставишь всё просто так?<br><br></div><div>Лю Синь приподнял брови в удивлении:<br><br></div><div>– Что ты хочешь, чтобы я сделал?<br><br></div><div>Шаньшэнь замешкалась на мгновение, после чего, тряхнув волосами, внезапно сказала:<br><br></div><div>– Темнеет, – с этими словами она перенесла их на вершину небольшой скалы и окружила куполом, не пропускающим холод и ветер.<br><br></div><div>Лю Синь, который вновь порывался уйти, вдруг замер, увидев, как с земли медленно ползёт духовный барьер, накрывая поле собой.<br><br></div><div>Он распахнул глаза, видя, как ещё недавно бывшие скелеты вдруг встают, обдуваемые ветрами и в кружащемся снеге начинают обрастать плотью.<br><br></div><div>В следующее мгновение перед ними внизу принялись сновать живые люди, одетые в сверкающую броню, готовясь к битве.<br><br></div><div>Их было всего около ста человек. Мужчины и женщины с мечами, копьями и луками наперевес. Они действовали в слаженном порядке, вбивая в землю колья и разжигая костры по всему периметру, расставляя высокие флаги, гордо трепещущиеся на сильном ветру.<br><br></div><div>Главнокомандующий отряда Ван Цзянь был суровым и высоким мужчиной лет сорока. Не одно пережитое сражение в прошлом отпечаталось на его лице.<br><br></div><div>Поджав тонкие бледные губы, он отдавал приказы командирам своего немногочисленного войска. Остатки разбитой армии теперь состояли из всего нескольких отделений: лучников, копьёносцев, сабленосцев и малых и больших секир, всеми из которых командовали в прошлом их командиры, собравшиеся теперь в кругу и обсуждая тактику предстоящего сражения.<br><br></div><div>Указывая что-то на карте, Ван Цзянь вдруг обернулся, заслышав крик с улицы.<br><br></div><div>– Командующий Ван! Командующий Ван! – мальчишка, лет четырнадцати-пятнадцати, поправляя на голове большой ему шлем, нёс свой меч и пробирался к нему ближе, не обращая внимания на старых вояк, расставлявших припасы.<br><br></div><div>– Чего тебе, Юэ? – бросил главнокомандующий, отдавая приказы командирам отрядов и сворачивая карту.<br><br></div><div>– Я тоже хочу сражаться! – звонким голосом воскликнул мальчишка.<br><br></div><div>Низкорослый, достигающий едва ли средины груди мужчины, он смотрел на него снизу вверх, задрав голову, и, сверкая уверенностью во взгляде, прижимал к груди меч своего отца.<br><br></div><div>– Глупый ребёнок, спрячься в одной из пещер, и жди, пока мы не закончим. Ты не воин и меч в руке доселе ты не держал, – сурово бросил мужчина, даже не посмотрев на юнца.<br><br></div><div>– Отец учил меня, как сражаться на палках! Я смогу! – сказал мальчишка, преисполненный уверенность в своих силах.<br><br></div><div>Выросший в рыбацком городе и наслушавшийся историй своего старого отца, который умер год назад от лихорадки, что принесла отравленная рыба, он всегда мечтал быть как его отец, что служил под командованием главнокомандующего Вана в княжеской гвардии до тех пор, пока не получил серьёзное ранение, сделавшее его хромым. В перерывах между ловлей рыбы, отец всегда в шутку бился с ним на палках, называя их тренировочными мечами, чтобы утолить распалённый жар мальчика, вызванный историями о военных походах, до тех пор, пока не приходила матушка, утаскивая и отца и сына за уши обедать, приговаривая, что войне не место в их доме.<br><br></div><div>– Я точно смогу сражаться! – был уверен он в своих силах, вспоминая окровавленное лицо своей убитой демонами матери, когда он спешно покидал дом, тайно присоединяясь к отряду, что сметал собой тварей, идя из города в город к горе.<br><br></div><div>Ван Цзянь лишь хмыкнул и вышел на поле, проверяя приготовления и смотря в тёмное небо.<br><br></div><div>Это был двенадцатый день битвы за север.<br><br></div><div>Разведка доложила, что нападение стоит ждать на рассвете, когда солнце взойдёт полностью, но ни один из них не знал, что до того момента никто из них не доживёт.<br><br></div><div>Тёмные твари напали за час до восхода солнца, сметая собой всё живое.<br><br></div><div>Монстры фэй, задирая рогатые головы в победоносном рёве, сносили могучими головами людей, накалывая их на пики и хлеща своими змееподобными хвостами, разрубая их броню словно масло.<br><br></div><div>Призрачный рог, побуждающий призраков разлетаться по полю, второй волной снёс выживших людей, которые вставали и вставали, идя в бой до последнего, пока не падали замертво, сраженные демонами.<br><br></div><div>Повсюду лилась кровь, и падал белый холодный снег. Так и не долетая до земли, он таял и падал каплями на горящую от крови и огня землю, смешивая всё в грязь, в которую превратилось сражение.<br><br></div><div>Это была кровавая бойня, унёсшая сотню жизней всего за один самый тёмный час до рассвета.<br><br></div><div>Когда раненый Ван Цзянь – последний из выживших, стоял приклонив одно колено, опираясь на свой меч, то увидел лицо совсем юного парня, что ещё вечером упрашивал его и рвался в бой.<br><br></div><div>Застекленевшие глаза теперь смотрели в тёмное небо, не моргая, заливаемые холодным дождём.<br><br></div><div>Хрипло выдыхая паром горячий воздух из своей пробитой насквозь груди, мужчина обвёл взглядом всё мёртвое поле, усыпанное своими людьми.<br><br></div><div>Крепче перехватив свой меч, он с последним криком ринулся на полчище демонов, успев сразить десяток тварей, прежде чем его разорвали на части фэй.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>___________________________<br><br>1. 蜚 (fēi) – несущий мор демон с телом быка и змеиным хвостом, на лбу у которого сверкает третий глаз.</div>