Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Парящие лотосы

Реферальная ссылка на главу
<div><br>Лю Синь перекатывал тонкую платиновую цепочку в пальцах, держа руку под подушкой. Вчера он так и не успел подарить кулон – Тан Цзэмин, едва окинув взглядом черепаху, вырвался из рук Гу Юшэнга, сказав, что пойдёт сам. И по приходу домой они сразу же уснули – бессонная ночь дала о себе знать.<br><br></div><div>Судя по солнечным лучам, проникающим в комнату, рассвет давно уже наступил. Лю Синь, помня о своих новых обязанностях, должен был быть уже давным-давно на ногах, однако отчего-то Сяо Вэнь так и не разбудил его до сих пор, а ему самому очень хотелось дождаться пробуждения ребёнка, чтобы подарить подарок. Прокручивая воспоминания вчерашнего вечера, он никак не мог стереть улыбку со своих губ. Он и представить не мог, что когда-нибудь в своей жизни увидит нечто подобное. Если бы ещё несколько лет назад кто-нибудь сказал ему, что жизнь может быть такой – он бы счёл это за бредни сумасшедшего.<br><br></div><div>Протянув руку, юноша погладил мягкие волосы Тан Цзэмина, тихо перебирая их между пальцами второй руки.<br><br></div><div>«Так мирно спит...»<br><br></div><div>Пролежав так ещё немного, Лю Синь заслышал тихий шорох в коридоре. С сожалением подумав о том, что подарок придётся отложить, юноша принял решение встать с постели. Всё-таки такое халатное отношение к работе в первой же день, – не лучшее проявление благодарности к и так уже много сделавшему для них Сяо Вэню.<br><br></div><div>Отодвинувшись, Лю Синь привстал, но тут же был схвачен за руку:<br><br></div><div>– Куда ты?<br><br></div><div>Повернувшись, он наткнулся на совершенно бодрый взгляд Тан Цзэмина, который во все глаза смотрел на него, держа за рукав нижней рубахи.<br><br></div><div>– Ты проснулся, – улыбнулся юноша. – Пора вставать.<br><br></div><div>– Давай ещё немного полежим, – увидев в глазах Лю Синя сомнение, Тан Цзэмин вновь потянул его на себя, упрашивая: – Совсем немного, только пару минут.<br><br></div><div>Улегшись обратно на бок, Лю Синь растянул губы в улыбку:<br><br></div><div>– У меня кое-что есть для тебя.<br><br></div><div>Тан Цзэмин тут же вспыхнул, раскрывая глаза шире, в которых горело любопытство и нетерпение. Не став мучить его ожиданием, Лю Синь вытащил кулон из под подушки, держа покачивающийся камень между ними.<br><br></div><div>– Вау!<br><br></div><div>– Вау...<br><br></div><div>Они оба смотрели на кулон совершенно разными взглядами.<br><br></div><div>Тан Цзэмин восхищенно оглядывал голубой живой камень, в нижней части которого мирно плескалась голубая вода, а поверху плыли мягкие облака, разбавленные мазками пелены и солнечными лучами.<br><br></div><div>Лю Синь несколько раз моргнул, неверяще глядя на кулон, который ещё вчера отражал ночной пейзаж.<br><br></div><div>«Невероятно... Он показывает настоящее время суток?»<br><br></div><div>Парень конечно знал, что камень необычный, но чтобы настолько... Переведя взгляд с кулона на Тан Цзэмина, он увидел, что тот смотрит не на камень, а на него самого улыбающимися глазами.<br><br></div><div>Вернув улыбку, Лю Синь остался довольным покупкой и тем, что обрадовал мальчика.<br><br></div><div>– Очень красивый, мне нравится, – выдохнул Тан Цзэмин, обнимая его.<br><br></div><div>Заведя руку за спину обнимающего его ребёнка, Лю Синь продолжал смотреть на кулон, цепочка которого мерцала в лучах света.<br><br></div><div>– Да, мне тоже.<br><br></div><div>Пролежав так ещё немного, парень погладил мальчика по затылку и выдохнул:<br><br></div><div>– Давай наденем его на тебя.<br><br></div><div>Неохотно отстранившись, Тан Цзэмин сел к нему спиной, откидывая волосы на бок и позволяя застегнуть кулон. Взглянув на камень на груди мальчика напоследок, Лю Синь сказал:<br><br></div><div>– Пора вставать.<br><br></div><div>Спустив ноги с постели, он внезапно воскликнул, забираясь обратно и отодвигаясь от края.<br><br></div><div>– Что такое? – тут же вскинулся мальчик.<br><br></div><div>– Там что-то... – недоговорил Лю Синь, медленно подбираясь к краю кровати.<br><br></div><div>Две головы высунулись с кровати, осматривая то, что заставило юношу отскочить.<br><br></div><div>Возле постели на полу мирно лежала большая зелёная черепаха, медленно пережевывая лист капусты и глядя глазками-бусинками прямо перед собой.<br><br></div><div>– Как она здесь оказалась? Я же оставил её вчера в главном зале.<br><br></div><div>Тан Цзэмин кинул взгляд на приоткрытую дверь и снова посмотрел на Лю Синя.<br><br></div><div>Снаружи раздались звуки.<br><br></div><div>Встав с постели, Лю Синь вышел за дверь, быстро запахивая халат. Зайдя на кухню, он увидел Сяо Вэня, готовившего завтрак. Точнее пытавшегося. Мужчина выглядел не так бодро, как хотел казаться, взмахивая ножом и широко улыбаясь:<br><br></div><div>– Доброе утро! – хрипло поприветствовал он.<br><br></div><div>– Утра, – усмехнулся Лю Синь, присаживаясь за низкий стол на подушку. – Черепаха, она...<br><br></div><div>– Да, крутилась тут кругами, пока не получила капусту, после чего стремительно поползла к вам.<br><br></div><div>Увидев, как мужчина остановился, потирая висок, Лю Синь приподнял бровь:<br><br></div><div>– У тебя похмелье? Мы же немного выпили вчера.<br><br></div><div>– В городе-то немного, но после возвращения домой мы прикончили бочонок сливового вина, – Сяо Вэнь нахмурился. – Или три.<br><br></div><div>«В самом деле? Не ты ли лучший лекарь в городе? И даже не можешь сварить себе антипохмельное снадобье?»<br><br></div><div>Рассмеявшись про себя, Лю Синь вновь поднял глаза на Сяо Вэня, на что мужчина понятливо хмыкнул:<br><br></div><div>– А-а, я знаю, знаю, о чём ты подумал. Снадобье готовится долго и так воняет в процессе, что меня трижды вывернет.<br><br></div><div>– Почему же ты заранее его не приготовил?<br><br></div><div>– Мне было лень, – пожал плечами мужчина.<br><br></div><div>Встав, Лю Синь подошел к лекарю, отбирая у него нож и отодвигая от стола.<br><br></div><div>– Дай-ка я приготовлю тебе своё зелье от похмелья.<br><br></div><div>Медленно моргнув два раза, Сяо Вэнь не стал спорить, падая на подушки возле стола.<br><br></div><div>Великий и прославленный генерал Сяо, ученый муж, который одним своим видом вгоняет людей в просвещение, сейчас безбожно дрых, развалившись в совсем неподобающей для господина позе на собственной кухне в ожидании того, когда его напоят похмельным супом.<br><br></div><div>Посмеиваясь и поглядывая в сторону лекаря, Лю Синь тихо готовил овощной кисло-сладкий острый суп. К тому моменту, когда он почти закончил, на кухню сползлись все обитатели этого дома.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, держащий большую черепаху на руках, которая теперь пережевывала кусок морковки, расположился напротив Гу Юшэнга. Мужчина всем своим видом хоть и пытался показать, что с ним всё в порядке, изредка всё же прикрывал глаза на громкий смех мальчика, который посмеивался над рассказами Лю Синя. Цзин сидел рядом с Тан Цзэмином, иногда косясь на невесть откуда взявшуюся черепаху и потирая виски.<br><br></div><div>Расставив миски для каждого, Лю Синь сел на единственное место рядом с молчаливым мужчиной.<br><br></div><div>– Ешьте, – махнул он ложкой и уткнулся в свою чашку.<br><br></div><div>Сяо Вэнь, очнувшийся от вкусного запаха, первым смолотил свою порцию и потянулся к небольшому котелку за добавкой.<br><br></div><div>– Что это за суп? Такой вкусный! – восхищенно протянул он.<br><br></div><div>– От похмелья помогает сладкое, кислое и острое. Этот суп из собирательных ингредиентов, поэтому хорошо помогает. Вообще-то он делает на мясном бульоне, но... овощной тоже неплох.<br><br></div><div>Сяо Вэнь, медленно прожевывая грибы, кивнул и опустил глаза в стол.<br><br></div><div>Завтрак прошел в относительной тишине, разбавляемой стуками ложек и благодарностью в конце. Ближе к обеду, Гу Юшэнг вдруг вознамерился уйти в город, и, повернувшись к Тан Цзэмину позвал его с собой.<br><br></div><div>Не став препятствовать, Лю Синь отпустил его, сам скрывшись с Сяо Вэнем в мастерской.<br><br></div><div>– Сегодня я только познакомлю тебя с некоторыми травами.<br><br></div><div>– Хорошо, – оглядываясь по сторонам, сказал юноша.<br><br></div><div>– Ты ведь ещё не был на заднем дворе?<br><br></div><div>Повернувшись в сторону двери наружу прямо из мастерской, Лю Синь отрицательно покачал головой. Лавка лекаря выглядела небольшой снаружи, однако пройдя внутрь можно было увидеть довольно большое пространство задних подсобных помещений и двора, вход на который был и с улицы в обход, где сейчас были их лошади.<br><br></div><div>Открыв дверь, Сяо Вэнь улыбнулся, выходя на улицу.<br><br></div><div>Небольшой задний дворик, огороженный высоким забором, состоял из маленького огорода с полезными травами, крытым стойлом для лошадей слева от входа и нескольких пристроек с инструментами и прочей утварью. Место было чистым и опрятным; невооруженным взглядом было видно, что за двором ухаживают умелые руки. Ровные ряды саженцев мирно покачивались на ветру, разнося собой свежий приятный запах.<br><br></div><div>Услышав знакомое ржание из конюшни, Лю Синь подошел к Игую, проводя рукой по его носу, в которую конь сразу же ткнулся мордой.<br><br></div><div>– Он скучал по тебе. Тан Цзэмин довольно часто навещает его, а вот тебя он не видел уже довольно давно, – сказал подошедший Сяо Вэнь, проводя по сизой пряди коня.<br><br></div><div>– У меня совсем не было времени, – улыбнулся парень.<br><br></div><div>Пегая лошадь Лю Синя тоже подошла ближе к хозяину. Получив и свою порцию поглаживаний между больших глаз, она быстро потеряла к нему интерес и опустила голову в стог сена.<br><br></div><div>– Ты ещё не дал ей имя?<br><br></div><div>Задумавшись, Лю Синь отрицательно покачал головой.<br><br></div><div>Сяо Вэнь вздохнул:<br><br></div><div>– Имена важны. Они отражают саму нашу суть и влияют на жизни и судьбы. Пока ты не назовёшь её, она так и продолжит холодно относиться к тебе, лишь номинально признавая тебя своим хозяином.<br><br></div><div>– Серьёзно? – удивился Лю Синь. Он и подумать не мог, что это так важно. Вспоминая о том, что конь Тан Цзэмина стал верен ему именно после того, как мальчик дал ему имя, Лю Синь пораженно вскинул брови. – Хорошо, я подумаю над именем.<br><br></div><div>Расположившись на небольшом огороде, Сяо Вэнь рассказывал ему о свойствах трав и их названиях, вскользь упоминая, что получится, если смешать то или иное, обещая показать это на практике. Лю Синь внимательно слушал, делая записи в небольшой книжечке, и задавал много вопросов, которые лекарь доходчиво объяснял. Парень старался записать как можно больше, боясь, что не запомнит такой объём информации и ударит в грязь лицом перед мужчиной. Не хватало ему ещё испортить дорогие травы, если он вдруг сделает что-нибудь не так.<br><br></div><div>Каждое растение имело своё свойство, нуждалось в особом уходе. Даже срезать их нужно было по-разному – под особым углом, а иногда и специальной сталью. Чувствуя, как голова уже разрывается от вливавшейся информации, Лю Синь, тем не менее чувствовал себя комфортно, сидя на бороздке меж грядок.<br><br></div><div>Легкие запахи переплетаясь вопреки ожиданиям не создавали гремучую какофонию, а тихо распределялись и плыли по воздуху, разбавляемые порывами ветра.<br><br></div><div>Увидев, что Лю Синь старательно записывает что-то в книжке, Сяо Вэнь отвлекся от рассказа о стеблях растений при болезнях средней поясной части и посмотрел на него:<br><br></div><div>– Ты устал, давай отдохнем.<br><br></div><div>– Я не устал, – тут же выпрямился Лю Синь, разминая шею.<br><br></div><div>– Идём, – усмехнулся лекарь, – я покажу тебе кое-что.<br><br></div><div>Встав и оттряхнув рабочий халат, Сяо Вэнь двинулся в сторону одной из построек. Зайдя за ним следом, Лю Синь увидел ряды полок и столов, на которых в упорядоченности стояли засушенные растения и вязанки с травами. Пройдя мимо них, лекарь открыл ещё одну дверь, выходя в небольшое ярко освещенное помещение. Прищурившись, Лю Синь увидел множество светящихся камней размером с кулак, расставленных по комнате и создающих эффект солнечного дня, излучая яркий свет.<br><br></div><div>Проморгавшись и привыкнув к свету, он выглянул из-за спины Сяо Вэня и уставился на большую клетку, в которой медленно что-то шевелилось.<br><br></div><div>– Что это?<br><br></div><div>Подойдя ближе, юноша опустился на колени, всматриваясь сквозь прутья. В клетке медленно передвигаясь и покачиваясь бродили... белые цветы.<br><br></div><div>– Это парящие лотосы, – ответил Сяо Вэнь, протягивая пальцы сквозь прутья и мягко поглаживая подлетевший к нему цветок.<br><br></div><div>Вскинув бровь, Лю Синь неверяще хмыкнул, покачивая головой и смотря на эту картину.<br><br></div><div>Завидев, что растения и впрямь живые, он почувствовал себя неуютно. Цветы, расправив белоснежные лепестки, кружились по клетке, иногда мягко взлетая и также опускаясь. То, что они откликнулись на прикосновения мужчины и проявили к нему интерес, говорило ясно – они разумны.<br><br></div><div>– Зачем ты держишь их в клетке?<br><br></div><div>– Потому что иначе они умрут, – повернулся к нему лекарь, открывая засов и выпуская цветы наружу. Кружась и взлетая по всей комнате, они распространились вокруг.<br><br></div><div>Завидев непонимающий взгляд Лю Синя, на руку которого опустился один из белых лотосов, мужчина пояснил:<br><br></div><div>– Это одни из самых хрупких и редких растений, но они же и самые сильные – эти цветы обладают самым мощным эффектом, способным излечить заклинателя от искажения ци на раннем этапе и сдерживать его на последнем.<br><br></div><div>– Как они могут погибнуть на воле?<br><br></div><div>– Они могут жить только зимой в снегах и цветут по этой причине только один сезон, но так же они не могут без солнца. Эти заряженные камни, впитывают в себя солнечные лучи и обогревают их.<br><br></div><div>– Но здесь же нет снега, – поглаживая холодные лепестки, непонимающе произнёс Лю Синь.<br><br></div><div>– Они растут поодиночке, но когда они вместе, они могут существовать и без снега, заменяя его друг другом. Я приручил их много лет назад. Когда наступает зима – я отпускаю их, а весной они сами возвращаются ко мне. Недавно я нашёл ещё нескольких – они проворны и сообразительны, и как бы я ни запирал двери, они находят способ выбраться и сразу же погибают, поэтому пока я держу их в клетке.<br><br></div><div>Лю Синь понятливо кивнул, отправив цветок вверх.<br><br></div><div>– К тому же, мне нужны их лепестки, – мужчина подобрал с пола белый лист. – С их помощью я делаю экстракт Бедового льва, способный помочь с искажением ци, но лишь на раннем этапе. В неволе эффект этих растений к сожалению, снижается.<br><br></div><div>– Это тот, над которым ты работал, когда мы только прибыли сюда? – припомнил Лю Синь.<br><br></div><div>– Верно. Снадобье готовится долго и кропотливо из листьев парящих лотосов, которые являются основным ингредиентом. Листья опадают сами собой лишь раз в году, когда лотосы цветут в полную силу. Я открыл этот рецепт, когда проводил эксперименты в юношестве и нашел первых парящих лотосов.<br><br></div><div>Лю Синь пораженно смотрел на Сяо Вэня, который мягко перебирал листок. Он знал, что мужчина одарён в целительском деле и травничестве, но он и подумать не мог, что тот настолько поразителен. Создать в юности снадобье, способное излечить искажение ци – это просто невероятно!<br><br></div><div>– И многих ты излечил?<br><br></div><div>Сяо Вэнь улыбнулся и повернулся к Лю Синю, кивая:<br><br></div><div>– Многих.<br><br></div><div>Парень поднёс к глазам лотос, что нырнул в его руку, рассматривая внимательней. С первого они выглядели как обычные лотосы без кувшинок – просто большие белые бутоны, но заглянув под низ, можно было рассмотреть десятки маленьких побегов, с помощью которых они передвигались.<br><br></div><div>– Поразительные растения.<br><br></div><div>– Мм, – кивнул Сяо Вэнь. – Идём, им нельзя слишком привыкать к людям, иначе потом не отвяжутся.<br><br></div><div>Хлопком рук Сяо Вэнь согнал цветы обратно в клетку, которые безропотно подчинились, кружась и взлетая, ныряя обратно в проём.<br><br></div><div>Они провозились на заднем дворике до самого вечера, иногда отвлекаясь на чай и разговоры, в итоге просто перетащив маленький столик в мастерскую. Сяо Вэнь показывал, что где лежит и какие инструменты и склянки необходимы. Правильная сохранность снадобий и эликсиров зависела от очень многих вещей: от определённой формы стекла и пробки, до времени суток, когда они должны быть закрыты. Вскоре Лю Синь понял, что его книжка, в которой он вёл записи, подошла к концу.<br><br></div><div>Рассмеявшись, Сяо Вэнь сделал глоток чая и предложил закончить на сегодня и просто отдохнуть за разговорами.<br><br></div><div>Они обсуждали разные темы, касаясь растений и вчерашнего праздника. В компании Сяо Вэня Лю Синь чувствовал себя спокойно и умиротворённо, поэтому и сам болтал без умолку, пока они вновь не вернулись к сегодняшнему супу.<br><br></div><div>Подливая им чай, Сяо Вэнь начал разговор, который хотел завести уже давно и наконец-то решился, благодаря сегодняшней ночной беседе с мужчинами за вином:<br><br></div><div>– Лю Синь, я слышал, ты прибыл из Цигуаня, сбежав от семьи?<br><br></div><div>Спокойно приняв чай, ничем не выказав удивления, юноша кивнул:<br><br></div><div>– Верно.<br><br></div><div>– Прости за прямоту, но... с тобой были жестоки?<br><br></div><div>– С чего ты так решил? – искренне удивился Лю Синь. Он помнил, что упоминал Гу Юшэнгу о том, что сбежал от семьи потому что его хотели продать как незаконнорожденного, но ни о каком насилии речи не шло.<br><br></div><div>Немного замешкавшись, Сяо Вэнь вновь уверенно посмотрел на него, до конца разговора так и не отводя взгляда, внимательно подмечая каждую эмоцию на лице собеседника. Он сказал:<br><br></div><div>– Я заметил, что ты не ешь мясо и трепетно относишься к жизням животных. Я могу ошибаться, но из моего довольно большого опыта, я знаю только один тип людей, которые ведут себя так – это те, над кем издевались или которые видели страшное насилие. Некоторые после такого наоборот впадают в ярость и становятся жестокими, получая удовольствие от чужих страданий, но ты не такой.<br><br></div><div>– Тогда, ты нашел ещё один тип людей, Вэнь-гэ. Надо мной никогда и никто не издевался, насилия я тоже не видел.<br><br></div><div>И это была чистая правда. За все годы своей мирной спокойной жизни, Лю Синь ни разу не видел насилия и убийства вживую – фильмы не в счет. Да и где бы ему было видеть их? Живя в мире, над которым главенствовали законы и порядки, нельзя было просто так увидеть убийства, на которые в этом мире он уже насмотрелся вдоволь. Над ним самим тоже никогда не издевались и не били, если не брать в расчет мелкие стычки и драки со одноклассниками и студентами. Да ладно, кто в юношестве не дерётся? Но то, о чем говорил Сяо Вэнь, – точно было не про него.<br><br></div><div>Отпив чай, Лю Синь сказал:<br><br></div><div>– Я не ем мясо, просто потому что не хочу. С самого детства я не могу есть такую пищу. Когда я был маленьким, меня пытались накормить куриным бульоном, когда я болел, но я не смог сделать и глотка. А касательно животных, я думаю, ты поступил бы также с той черепахой, или я не прав?<br><br></div><div>Не увидев на лице юноши и тени лжи, Сяо Вэнь облегченно выдохнул, кивая и тоже отпивая из чашки.<br><br></div><div>– Мне нравится, что ты так добр к Тан Цзэмину. Не часто встретишь человека, который согласится взять опеку над ребёнком в таком юном возрасте и сможет так искренне заботиться о нём, посвящая всего себя ему.<br><br></div><div>Услышав имя мальчика, Лю Синь растянул губы в улыбку. Он и сам не мог представить, что этот ребёнок так глубоко засядет в самое сердце. Лю Синь иногда вспоминал те дни, когда шарахался от Тан Цзэмина, как от прокаженного. Сейчас эти мысли не приносили ничего, кроме отвращения к самому себе. Он даже думать боялся, что было бы – пройди он тогда мимо. Первое время он всё же воспринимал Тан Цзэмина как того, о ком он когда-то читал – чудовище, погубившее тысячи жизней и уничтожившее весь свет. Но чем чаще он смотрел на него, тем блеклей становились эти мысли, пока не исчезли совсем. Этот добрый ребёнок никак не вязался с тем образом, что был на старой бумаге. Лю Синь уже давно провёл между ними черту, перестав воспринимать их как одного человека. <br>Его Тан Цзэмин <em>уже </em>отличался от того хмурого мальчика, которого тренировали генералы и который упорно шел вперед преодолевая тяжбы и лишения, подстрекнутый рассказами о том, кто погубил его семью. <br>Это <em>уже </em>был не он. В том ребёнке была только ненависть к демонскому отродью и жажда мщения за своих родных. Его же Тан Цзэмин рос в любви и заботе, окруженный друзьями и мирным существованием. Но даже несмотря на то, что Лю Синю удалось исправить характер и жизнь этого мальчика, он не собирался рисковать и оставлять его в окружении заклинателей, тем более тех, что были знакомы с его семьёй. Рано или поздно они поймут, кто перед ними и тогда всё, чего Лю Синь так старательно пытался избежать, может вернуться на круги своя.<br><br></div><div>– Он хороший ребёнок, – улыбнулся юноша.<br><br></div><div>– Он так привязался к тебе, что даже зовёт своим отцом.<br><br></div><div>Лю Синь замешкавшись кивнул, опуская глаза и глядя на чашку, которую крутил в своих руках.<br><br></div><div>Сяо Вэнь, уловив замешательство на его лице, спросил:<br><br></div><div>– Тогда почему же ты ещё ни разу не назвал его своим сыном?<br><br></div><div>Вопрос, произнесённый как и до этого мягким тоном, грохотнул как раскат грома.<br><br></div><div>Лю Синь остановил вращающуюся чашку и посмотрел на стену прямо перед собой, не замечая внимательного взгляда лекаря, который смотрел на него поверх свой чаши, поднесённой к губам.<br><br></div><div>– Потому что я не уверен, что хочу, чтобы он называл меня... так.<br><br></div><div>Сяо Вэнь отставил чашку и какое-то время смотрел на напрягшегося юношу, прежде чем спросить:<br><br></div><div>– Почему?<br><br></div><div>– Потому что сам я никогда и никого не называл своим отцом. У меня не было семьи, как таковой, и я просто не понимаю таких привязанностей.<br><br></div><div>Лю Синь прикрыл глаза, вспоминая. Сколько он себя помнил, его всегда окружали незнакомые люди. От детского дома, до опекунов, которые иногда забирали его к себе, выбрав его, как одного из послушных детей и решивших проявить сострадание и заботу к ребёнку. Ему никогда и не хотелось семьи, просто потому что он не знал, что это такое. Ему вполне неплохо жилось и так. Его никогда не обижали, у него были друзья и мирное окружение; он вырос в хорошем месте без издевательств и каких-то лишений. Он с благодарностью вспоминал людей, которые его вырастили, но у него никогда и мысли не было называть их родными. Как и у большинства тех, с кем он рос.<br><br></div><div>Сяо Вэнь вздохнул:<br><br></div><div>– Рано или поздно он начнёт замечать. Даже я вижу, как напрягается твоё тело, стоит ему назвать тебя так.<br><br></div><div>Чуть помедлив, Лю Синь ответил:<br><br></div><div>– Не то чтобы мне это претило или что-то вроде, просто... я не привык к такому. Всё в порядке, если он хочет называть меня так, но я просто не могу назвать его своим сыном, тем самым признавая себя его отцом. Я всегда чувствовал себя скорее как его старший брат, мне нравится заботиться о Цзэмине. Бывают моменты, когда я почти хочу назвать его сыном, но всегда что-то будто встаёт попрёк горла, словно этим «отец» я забираю что-то важное у него.<br><br></div><div>– Ты прав, вот только... на старшего брата ты мало похож. Ты гораздо ближе, – серьёзно кивнул Сяо Вэнь, подмечая тень печали на лице юноши. Ободряюще сжав его плечо, он развернул его к себе. – Кровная связь очень важна, нельзя забывать свои корни. Тан Цзэмин ещё слишком молод, в будущем он обязательно поймёт это, но будет уже слишком поздно и это обернётся проблемой. Если ты дашь мне своё согласие, я научу его и всё ему объясню.<br><br></div><div>Лю Синь молчал несколько долгих мгновений, прежде чем кивнуть, так ничего и не сказав.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Цзиньдао. Столица империи Ханьчжоу.<br><br></div><div>Императорский сад был огромен и простирался на несколько десятков ли. Вокруг не было ни души, когда мужчина в расшитых золотых одеяниях мягко ступал по траве босыми ногами, утапливая ступни в прохладе и прикрывая глаза. Если идти так, прислушиваясь к звукам, можно было представить, что ты находишься далеко отсюда. Возможно, даже в другой части света. Дойдя до стайки белых павлинов, мужчина подхватил небольшой короб с семенами и щедро высыпал их на траву. Наблюдая, как птицы тихо воркуя изящно склёвывают зёрна, мужчина снова прикрыл глаза, глубоко втягивая воздух.<br><br></div><div>– Ваше Величество, – громко произнесли позади, разрушая атмосферу этого места.<br><br></div><div>Не услышав ответа от Императора, который всё также стоял спиной, советник снова низко поклонился и перевёл взгляд на пришедшего с ним человека, молча давая знак изложить причину визита.<br><br></div><div>– Обращаясь к Вашему Величеству, князь Ли Чуаньфан прибыл в столицу. У него важное донесение, – опустившись на колени, мужчина протянул свиток перед собой, – Он просит аудиенции Вашего Величества, чтобы обсудить это дело подробней.<br><br></div><div>– Зачем же князь Ли проделал такой длинный путь с севера на юг? Разве он не мог послать сообщение или гонцов? Что за важное дело? – спросил советник, вскидывая седые брови и протягивая руку к свитку, на что мужчина одёрнул ладонь, всё также стоя на коленях перед Императором.<br><br></div><div>Он сказал серьёзным голосом:<br><br></div><div>– Этот слуга получил указания доставить свиток лично в руки Его Величества. Это донесение чрезвычайной важности.<br><br></div><div>Всё ещё не поворачиваясь, Император поднял руку раскрытой ладонью вверх. Советник, кивнув маленькому прислужнику, дал указания. Согнувшись в низком поклоне, слуга взял из рук посыльного свиток и аккуратно вложил его в протянутую ладонь Императора. Некоторое время в саду стояла тишина, прерываемая только клёкотом белых павлинов.<br><br></div><div>Прочтя свиток и махнув ладонью, Император завёл руки за спину. Дождавшись, когда слуги покинут сад, мужчина повернул голову чуть в бок.<br><br></div><div>Косые солнечные лучи пробивавшиеся через кроны деревьев осветили профиль его молодого красивого лица.<br><br></div><div>– Выходи, – произнёс он низким бархатным голосом.<br><br></div><div>На свет из тени дерева ступил человек в чёрных простых одеждах, чуть склоняя голову в поклоне.<br><br></div><div>– Отправляйся на северную границу и расследуй дело об убийстве княжеского сына. Выясни, кто и зачем пытался пробраться на дальний север.<br><br></div><div>Также молча склонив голову, человек, ступив на свою тень, исчез.<br><br></div><div>Оставшись в саду совершенно один, Император испустил тихий вздох, разжимая судорожно стиснутые пальцы.<br><br></div><div>На землю упал свиток, на части которого четкой уверенной каллиграфией было выведено:<br><br></div><div>«Великий генерал Гу жив».<br><br></div><div>Нервные пальцы сжали рукояти двух висящих на поясе мечей, на эфесе которых были золотые драконы. И лишь один из них расчертило пламя.<br><br></div><div><br><br><br></div>