Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Четыре дракона и одна черепаха

Реферальная ссылка на главу
<div>Луна стояла уже высоко в небе, когда фестивальные бумажные драконы взмыли вверх, паря высоко над площадью, управляемые шелковыми нитями с земли. Семь огненно красных и семь янтарно золотых. Огромные, они кружились в небе, иногда извергая из пасти фонтаны лепестков и цветов, что кружась падали на землю, покрывая собой всю площадь и стоящих на ней людей. Лю Синь знал, что праздник будет богато украшен, но он никак не ожидал увидеть драконов, которые выглядели словно ожившие легенды, спустившиеся с небес. Глубоко вдыхая сладкий цветочный воздух, во все глаза смотря на могучих бумажных зверей, он вдруг ощутил влагу на своих щеках. Проведя рукой по лицу, он растёр пару слезинок меж пальцев, снова восхищенно поднимая глаза в небо.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, увидев завороженного Лю Синя, что стоял в окружении лепестков, мягко выпустил его руку и отбежал к палатке неподалёку. Все люди на площади стояли задрав головы, смотря представление и восхищенно выкрикивая, ловя цветы. Мальчик ловко пробрался сквозь толпу и, выудив из-за пазухи несколько серебряных монет, скупил всё драконье в лавке по одной штуке. Вернувшись к Лю Синю с охапкой фигурок, как каменных, так и бумажных, он тихо стоял остаток представления рядом с ним, не смея отвлекать его от потрясающей виды картины, иногда замечая капли сияющих слёз на его щеках.<br><br></div><div>Когда последний цветок упал на землю, все четырнадцать драконов вдруг вспыхнули, загораясь пламенем и продолжая кружить в небе, разнося теперь искры разноцветного пламени, что медленно таяли, не достигнув земли. Они парили над землёй довольно долго, под бой больших барабанов, словно танцуя друг с другом и звёздами. Лю Синь тяжело дышал, смотря в небо. Смаргивая горячие слёзы, он боялся пропустить хоть мгновение этого зрелища. От поразительной картины глубоко тянуло где-то в груди. Сглатывая подступающий к горлу ком, он не обращал внимания ни на что другое. Всё, чего ему хотелось, – это плакать и смотреть на полёты легенд всю ночь.<br><br></div><div>Но никакое представление в конце концов не могло длиться вечно, даже самое прекрасное и поразительное. Ярко освещенное небо разрезали финальные вспышки драконов, контурами обрисовывая клубящиеся облака и пропадая меж ними, оставляя после себя лишь сладкий аромат с ноткой мягкой дымки, что обволакивал лёгкие. Лю Синю хотелось, чтобы он остался там навсегда.<br><br></div><div>Юноша проморгался, стирая слёзы и видя как гаснет последний дракон, пеплом уносясь прочь. Люди на площади громко аплодировали труппе, управлявшей драконами. Ко всеобщему сожалению те быстро скрылись, покидая большую сцену, не успев показать толпе свои лица. Лю Синь досадливо поджал дрожащие губы и громко зааплодировал вместе со всеми. Он бы тоже хотел поближе рассмотреть этих поразительных людей и выказать своё восхищение их мастерством. Утерев щёки и глубоко втянув воздух, он перевёл взгляд на Тан Цзэмина с желанием узнать, понравилось ли ему представление. Но с удивлением наткнулся на мальчика, прижимавшего к груди маленьких драконов, выглядя донельзя растерянно, словно не зная, что теперь с ними делать и куда деть.<br><br></div><div>Протянув руки к Лю Синю, он показал ему фигурки:<br><br></div><div>– Нравятся? Я купил их для тебя.<br><br></div><div>– Очень красивые, поставим их в комнате? – улыбнулся юноша, чуть наклоняясь к ребёнку и отодвигая полу своей накидки, на что тот тут же закивал и сложил всё в широкий карман пао Лю Синя, затерянный меж складок, оставляя в руках только четыре бумажных дракона.<br><br></div><div>Лю Синь обернулся на двоих мужчин. Сяо Вэнь выглядел восхищенным представлением, подходя ближе:<br><br></div><div>– Я тоже впервые видел подобное. Ранее они не выступали в городе.<br><br></div><div>– Правда? – удивленно спросил Лю Синь, переводя взгляд на Гу Юшэнга. – А ты видел?<br><br></div><div>Мужчина неопределенно покачал головой, тоже подходя ближе и осматривая бумажных драконов в руках Тан Цзэмина:<br><br></div><div>– Ты хочешь их сжечь?<br><br></div><div>Мальчик кивнул, раздавая каждому по дракону. Совпадением это было или нет, но каждая бумажная фигурка совпала с цветом их одеяний. Гу Юшэнг поднес к лицу скалящегося кривозубого толстого дракона, который был раскрашен в черно-красные цвета, и вскинул бровь.<br><br></div><div>Сяо Вэнь засмеялся, указывая в сторону большой реки, на берегу которой уже толпилось множество людей, зажигая небесные фонари и пуская по воде горящие фигурки. Лекарь, сказав, что знает место потише, завёл их в небольшую гавань подальше от всех, где они мирно расположились у самой кромки воды, рассаживаясь прямо на траве.<br><br></div><div>Сяо Вэнь сказал:<br><br></div><div>– У этого ритуала есть два этапа. На первом нужно записать своё желание на драконе и поджечь его, отправляя по реке и молясь всё то время, пока он не догорит – это подношение небесным Богам.<br><br></div><div>– А второе? – нетерпеливо спросил Тан Цзэмин, пододвигаясь ближе к Лю Синю, который так же внимательно слушал.<br><br></div><div>– На втором этапе нужно записать то же желание на табличке и повесить на дерево, – Сяо Вэнь указал рукой на огромную раскидистую иву на берегу, возле которой толпился народ. – Так желание останется на земле. Молитва свяжет подношение и призыв и может исполнить желание.<br><br></div><div>– Может? То есть это не точно? – нахмурился Тан Цзэмин, смотря на воду по которой плыли горящие фигурки.<br><br></div><div>– Желания необходимо держать в узде иначе Боги прогневаются. Не желай слишком многого, будь сдержан и тогда они выполнят просьбу.<br><br></div><div>Лю Синь, завороженный голосом Сяо Вэня, хотел открыть рот, чтобы уточнить пару моментов, но был прерван порывом ветра, атаковавшим место, где они сидели.<br><br></div><div>– Спускайся давай! – крикнул лекарь, прикрывая глаза.<br><br></div><div>На землю грохотнули лапы, сразу же промаршировавшие к четверке людей, что принялись отплёвываться, убирая и поправляя волосы.<br><br></div><div>Сяо Вэнь пригладил перья Байлиня и выудил из мешочка на лапке маленькую кисть и такую же складную тушечницу.<br><br></div><div>Передавая кисть из рук в руки, они дожидались каждого, чтобы потом в раз отправить четверку драконов плыть по реке, наполненными их желаниями. Лю Синь не раздумывая писал то, что лежало на сердце, поглядывая на Тан Цзэмина, что-то кропотливо выводящего в тайне от всех. Гу Юшэнг мазнул парой взмахов с ничего не выражающим лицом, а Сяо Вэнь вдруг притих, медленно и аккуратно выводя линии, глубоко вдыхая. Печальная улыбка затаилась в уголке его губ.<br><br></div><div>Они сидели на берегу, провожая горящих драконов, когда Тан Цзэмин вдруг спросил:<br><br></div><div>– Почему все сегодня целуются и милуются? – скривился он.<br><br></div><div>– Ты знаешь, в честь кого этот праздник? – спросил Лю Синь, оправляя белый подол своих одежд, струящихся по земле.<br><br></div><div>Увидев, что мальчик отрицательно качает головой, юноша поманил его ближе, усаживая перед собой.<br><br></div><div>– Видишь три яркие звезды на небе, образовывающие треугольник? – указал он рукой на небо, переводя от звезды к звезде.<br><br></div><div>Задрав головы, все трое посмотрели наверх.<br><br></div><div>Лю Синь, чуть понизив голос, начал рассказ:<br><br></div><div>– Существует легенда о земном пастухе и небесной ткачихе. Юный пастух, однажды завидев семь купающихся в реке сестёр, решил подшутить над ними – украв их одежду. Самая красивая и младшая из них решила проучить пастуха в ответ – уводя его скот вслед за сотканными ей облаками. Так, подшучивая и играя друг с другом – они полюбили, решив жить вместе на земле. Чжинюй, совсем забросив своё ремесло – ткание облаков на небе, всю себя посветила мужу и их двоим детям, чем вызвала гнев своей матери – Богини Неба. С небосвода исчезла вся пелена, что повергло в хаос всю землю – от засухи до мора, но только не гору, над которой всегда плыли спокойные облака, где жили пастух и ткачиха. Богиня Неба гневалась, приказывая дочери вернуться, но раз за разом слыша отказ, не стерпев в очередной раз заперла её на небосводе насильно. Нюлан, безутешный от горя, нашел способ пробраться на небо и выкрасть любимую, но внезапно был пойман и сброшен обратно на землю. Разгневанная богиня махнула рукой, проводя широкую полосу на небе, разделяя возлюбленных на тысячи лет. Так появился млечный путь меж Альтаиром и Вегой, – Лю Синь снова поднял руку, проводя по светящейся полосе между двумя звёздами. – Он берёт своё начало от звезды Денеб. Бог всего живого, смиловавшись над несчастными влюблёнными, каждый год призывает небесных и земных птиц образовывать мост от третьей звезды, давая возможность им встретиться раз в году – на седьмую ночь седьмого месяца. Так, с тех самых пор Чжинюй сидит на берегу реки возле дворца небесного Императора и ткёт облака на своем станке, пока Нюлан смотрит на неё с земли и растит двоих их детей, дожидаясь встречи.<br><br></div><div>Лю Синь перевёл взгляд на ребёнка, заглядывая тому в глаза через плечо, в которых отражались звёзды, и улыбнулся, проводя по его рукам и тоже смотря на небо. Двое мужчин, сидящих рядом, застыв с начала истории, не отрывали от юноши глаз, следя за его руками и слушая завораживающий тихий голос. Даже Байлинь притих, привалившись к боку Сяо Вэня и прикрыв глаза.<br><br></div><div>– Тебе не интересно, да? – спросил Лю Синь Тан Цзэмина, припоминая, как мальчик увлеченно расспрашивал об учениях, преподаваемых Сяо Вэнем. Сейчас эти мысли уже не приносили такой сильной боли, которую он испытал тогда.<br><br></div><div>– А? – тут же повернулся к нему мальчик, в удивлении вскидывая брови. – Почему ты так решил?<br><br></div><div>– Ты никогда ни о чём не спрашиваешь, когда я что-то рассказываю, – спокойно ответил Лю Синь, поправляя его чуть растрепавшийся хвост.<br><br></div><div>Сяо Вэнь тихо с улыбкой сказал, боясь нарушить атмосферу этого места:<br><br></div><div>– Потому что когда ты рассказываешь, становишься похож на небожителя, и кажется, что если перебить тебя, то человека тут же поразит молния.<br><br></div><div>Тан Цзэмин закивал, поглаживая его руку, на что Лю Синь потрясенно хохотнул, переводя между мальчиком и мужчинами взгляд.<br><br></div><div>– Это прекрасная история, Лю Синь. Даже я не знал некоторых деталей.<br><br></div><div>– Спасибо, Вэнь-гэ, – со смущенной улыбкой поблагодарил он.<br><br></div><div>Сам он не считал свои рассказы чем-то выдающимися. Проучившийся ни много ни мало три года на литературном факультете, он повидал много людей куда красноречивей его самого. И ещё ни разу за все те годы его не сравнили с божественным существом, которое боялись бы перебить. Однако ему было действительно приятно получить похвалу от такого ученого человека, как Сяо Вэнь. На лице мужчины расцвела добрая улыбка, а глаза сияли неподдельным любопытством.<br><br></div><div>Тан Цзэмин потянул его за широкий рукав, привлекая внимание:<br><br></div><div>– Мне нравятся все истории, которые ты рассказываешь.<br><br></div><div>– Спасибо, Цзэмин, – погладил его по щеке юноша.<br><br></div><div>Они довольно долго просидели на берегу в отдалении ото всех. Как ни странно, чем глубже была ночь, тем ярче становился праздник. Взрывы фейерверков достигали и досюда, освещая их разноцветными вспышками.<br><br></div><div>– Пора возвращаться, – сказал Гу Юшэнг, поворачивая голову к юноше.<br><br></div><div>Сяо Вэнь, сидящий с ним рядом, локтём толкнул его в бок, намекая не отвлекать Лю Синя, который снова смотрел на звёзды, приподняв голову.<br><br></div><div>Просидев так ещё немного, они решили приступить ко второму этапу ритуала. Быстро расправившись с их с Тан Цзэмином закрытыми табличками с желаниями – цепляя их за ивовую лозу под кроной огромного дерева, что светилось от кружащих под ним светлячков, Лю Синь заметил Сяо Вэня, стоящего чуть поодаль. В руках он держал табличку с желанием. Ещё никогда юноша не видел на лице мужчины выражение столь необъятной тоски и боли, разделённой мягкой улыбкой, наполненной сожалением, когда он писал желание. Повесив табличку, он некоторое время смотрел на неё, словно вспоминая что-то. Развернувшись, он тут же наткнулся на обнимающуюся пару в золотых одеждах, которая нежно смотрела друг другу в глаза. Быстро отвернувшись и чуть поджав губы, мужчина обошел дерево, чтобы дождаться своих спутников ближе к площади.<br><br></div><div>«Может ли он быть влюблён в кого-то?»<br><br></div><div>Лю Синь опустил голову, и, погладив по голове Тан Цзэмина, который смотрел на него, взял его за руку и пошел к площади, возле которой уже стояли оба мужчины и прыгающая возле их ног птица.<br><br></div><div>Проходя мимо театрального представления теней за ширмой, они остановились, чтобы посмотреть. История Пастуха и Ткачихи рассказывалась сегодня тысячу раз, собирая всё новые и новые толпы.<br><br></div><div>– Почему Боги такие жестокие? – спросил Тан Цзэмин, когда история подошла к концу.<br><br></div><div>Сяо Вэнь ответил:<br><br></div><div>– Боги бывают разными. Есть тёмные, а есть светлые. Боги-созидатели создали этот мир. Боги-разрушители уравновешивают их существование. Без одного не было бы и другого. Добро и зло неразделимы в мире, таков уж порядок.<br><br></div><div>Лю Синь задумчиво спросил:<br><br></div><div>– Если есть Боги-разрушители и созидатели, то разве не должно быть Богов, которые держат порядок и устои этого мира?<br><br></div><div>Не услышав ответа от Сяо Вэня, юноша развернулся к нему, видя озадаченное выражение его лица.<br><br></div><div>Тан Цзэмин повернулся к Лю Синю:<br><br></div><div>– Что делать Пастуху и Ткачихе, если в единственный день их встречи в году пойдёт... дождь? – на последнем слове мальчик еле заметно вздрогнул.<br><br></div><div>– Значит, в этот день встретиться им не удастся. Их слёзы смешаются с дождём, горько оплакивая разлуку, – сказал Лю Синь, приподнимая лицо мальчика за подбородок. – Не грусти. Кто знает, возможно, однажды они встретятся вновь на небе и не разлучатся уже никогда. Нюлан будет пасти звёзды на небе, а Чжинюй всё также ткать облака, – успокаивающе произнёс он, глядя в покрасневшие глаза Тан Цзэмина.<br><br></div><div>– Тупые боги, – насупился мальчик, обнимая Лю Синя за пояс и утыкаясь в него лицом.<br><br></div><div>– Тан Цзэмин, – начал сурово Гу Юшэнг, но был остановлен твердым взглядом Лю Синя. И пусть юноша был согласен с тем, что так говорить нельзя, он не собирался ругать расстроенного ребёнка. Дети восприимчивы к грустным сказкам, естественно считая всякого злодея в таких историях плохим, вне зависимости от того, кем они были.<br><br></div><div>– Я придумал желание.<br><br></div><div>– И какое же? – присев перед Тан Цзэмином спросил Лю Синь, откидывая за спину его хвост.<br><br></div><div>Мальчик внимательно смотрел на него, прежде чем серьёзно сказать:<br><br></div><div>– Давай никогда не разлучаться? Пообещай мне, что мы всегда будем вместе?<br><br></div><div>– Хаа? – протянул Лю Синь с улыбкой, лукаво глядя на мальчика. – Какое простое желание.<br><br></div><div>Видя, как Тан Цзэмин нервно комкает подол своего халата, он взял маленькие руки в свои ладони и, сжав их перед собой, тихо произнёс:<br><br></div><div>– Разумеется, я его выполню. Я всегда буду рядом с тобой.<br><br></div><div>Рассмеявшись от влетевшего в его объятия мальчика, он обнял его крепче, поглаживая по спине и прикрывая глаза, не замечая взгляда двоих мужчин, стоящих за спиной Тан Цзэмина.<br><br></div><div>Сяо Вэнь глубоко втянул воздух и улыбнулся, переводя растерянный взгляд на Гу Юшэнга, который стоял с нечитаемым выражением лица.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Чуть позже прогуливаясь по площади в одиночестве, Лю Синь не мог выбрать, что подарить Тан Цзэмину. Лавки пестрили украшениями и сувенирами так, что глаза разбегались. Казалось, что ни возьми – будет отличным подарком, но отличный Лю Синю не нужен – он хотел лучший. Его первый подарок Тан Цзэмину должен быть особенным и запоминающимся, как и изысканная заколка, собирающая восхищенные взгляды прохожих. То, что внимание людей привлекала совсем не она, а он сам, – Лю Синь так и не понял.<br><br></div><div>Прогуливаясь у прилавков с камнями и подвесками, юноша вдруг увидел шумную толпу, крутящуюся вокруг ничем непримечательной палатки. Подойдя ближе, Лю Синь услышал, как кучка молодых людей пытается сбить цену на товар у пожилого торговца. Щуплый старичок тяжело дышал, дрожащим голосом пытаясь остановить разнузданную молодежь, которая перебирала каменья, насмешливо швыряя те в него.<br><br></div><div>Самый главный из них нахально сказал, возвышаясь над стариком и подкидывая янтарный камень в руке:<br><br></div><div>– Старина, давай по-хорошему. Один золотой за три кулона и по рукам, а?<br><br></div><div>– Молодой господин, не будьте таким... – растерянно ответил пожилой мужчина, оправляя седые растрепанные волосы. Он был одет в простой коричневый халат, за который его подёргивала маленькая девочка лет шести.<br><br></div><div>– Дедушка, дедушка, – звала его испуганно внучка.<br><br></div><div>Лю Синь подошел ближе, заводя руки за спину и равняясь с молодой компанией, старшему из которой было едва двадцать лет. Он спросил, обращаясь к торговцу:<br><br></div><div>– Господин, какая цена у подвесок?<br><br></div><div>– По золотому на каждую, – переведя взгляд на него, ответил неловко мужчина.<br><br></div><div>Лю Синь повернулся к парню, держащему в руках янтарь, и спросил с улыбкой:<br><br></div><div>– Так с чего ты решил сэкономить два золотых? При желании на эту сумму можно прожить полмесяца. Не стыдно такому здоровому лбу обдирать стариков?<br><br></div><div>Униженный перед друзьями парень вспыхнул, словно промасленная свеча, крепче сжимая подвеску и расправляя плечи, возвышаясь над Лю Синем:<br><br></div><div>– Слушай ты...<br><br></div><div>– Нет, это ты слушай, – сделал шаг вперед юноша, чувствуя, как что-то едва уловимо вспыхивает в груди. – Вместо того, чтобы заняться работой, ты ходишь здесь напыщенный, словно индюк, обирая тех, кто не может дать сдачи. Выпятив грудь и расправив плечи, ты правда думаешь напугать меня? – красные вспышки ярости поднявшейся из груди Лю Синя заплясали перед глазами. Обычно он был сдержан, и как бы не бесился внутри, привык решать все проблемы мирным путём. Но сейчас, увидев как издеваются над стариком и ребёнком, а все остальные проходят мимо, он уже не мог остановиться, говоря:<br><br></div><div>– Что такое, а? – выразительно стрельнув глазами, Лю Синь сделал шаг ближе, смотря на отступающего паренька и его притихшую компанию. – Почему бы вам не пойти вон к той лавке и не попробовать сбить цену там таким образом? – взмахнув рукой, он указал на прилавок, за которым стоял рослый крепкий мужчина, тоже торгуя камнями.<br><br></div><div>– Ты... – начал угрожающе парень.<br><br></div><div>– Я, – оборвал его Лю Синь.<br><br></div><div>– Не спорь с ним, это какой-то знатный господин. Взгляни на его одежды, – зашептал парень лет пятнадцати другу, видя, что тот собирался ответить совсем не словами, уже сжимая кулаки.<br><br></div><div>Кучка подростов внимательней окинула взглядом Лю Синя и впрямь подмечая, что тот был облачен в дорогие одежды, которые обычно носила городская знать, в отличии от них, одетых более приземленно.<br><br></div><div>– Прошу меня простить, молодой господин, – натянуто улыбнулся парень с кулоном, сверкая злыми глазами. Им и впрямь не нужны были проблемы в этом городе.<br><br></div><div>– Почему ты просишь прощения у меня? Ты ничего мне не сделал, – поднял брови Лю Синь, глядя на него.<br><br></div><div>Юноша напротив сжал в кулаках подвеску и повернулся к торговцу, чуть кланяясь. Полыхавшие от ярости и стыда щеки выдавали его состояние.<br><br></div><div>– Простите... господин, – сквозь зубы прошипел он, разворачиваясь, чтобы быстро уйти.<br><br></div><div>– Кулоны, – громко сказал Лю Синь ему в спину.<br><br></div><div>Послышался скрежет зубов со стороны парня, который повернул к нему бешено вращавшиеся глаза, собираясь наплевать на предостережение друзей. Лю Синь без страха смотрел на парня, вытянув руку вперед.<br><br></div><div>– Пан-гэ, не надо, – потянул его за рукав другой парень.<br><br></div><div>Глубоко втянув воздух, парень напротив вновь растянул губы в улыбке, не предвещающей ничего хорошего и проскрипел:<br><br></div><div>– Конечно, как я мог забыть, – швырнул он в ладонь Лю Синя три сцепленных янтаря.<br><br></div><div>Видя, как толпа людей уводит своего красного как перец друга, на ходу пытаясь его успокоить, Лю Синь повернулся к торговцу, который молчал всё это время, во все глаза смотря на него. Маленькая девочка тоже притихла, хлюпая носом.<br><br></div><div>Лю Синь положил на прилавок кулоны, собираясь отойти, но был остановлен стриком:<br><br></div><div>– Ваше превосходительство, я не знаю как и отблагодарить вас, – низко кланяясь, сказал он.<br><br></div><div>– Я не превосходительство, – поднял уголок губ Лю Синь. – Не нужно быть таким вежливым.<br><br></div><div>– Постойте, – снова остановил он собравшегося отойти парня. – Позвольте в благодарность за помощь преподнести вам подарок. Пожалуйста, выберите любое украшение, – он провёл рукой по прилавку.<br><br></div><div>– Не стоит. Я помог просто потому, что счел эту ситуацию неправильной, а не ради собственной выгоды, – кивнул юноша.<br><br></div><div>Мужчина нервно переминался с ноги на ногу, глядя на него с мольбой:<br><br></div><div>– Прошу, не обижайте меня отказом. Для меня и моих родных будет честью, если одно из украшений сделанных нашей семьёй будет носить столь честный господин, который не позволил нас обокрасть.<br><br></div><div>В самом деле, старик говорил так убедительно, что Лю Синю стало совестно отказывать. Улыбнувшись, он подошел ближе, опуская глаза на прилавок:<br><br></div><div>– Хорошо, но я заплачу полную цену, идет?<br><br></div><div>– По рукам, по рукам, – просиял мужчина, подскакивая на месте и раскладывая перед ним свой лучший товар. Разнокаменные подвески были украшены плетением и искусной резьбой, свисая с золотых и серебряных тонких цепочек, которые мягко перекатывались в руках, словно шелк. Лю Синь никогда не интересовался украшениями, так что всё, что он видел на прилавке, – было красивым и поразительным в его глазах. Прокрутившись вокруг довольно долго время и так и не сумев выбрать, он решил просто наугад ткнуть в первое попавшееся, чтобы отойти и продолжить поиски подарка для Тан Цзэмина, как вдруг остановился, повернув голову чуть в бок. В углу прилавка неаккуратно лежала платиновая цепочка, свернувшаяся вокруг тёмного камня, словно змея. Не обращая внимания на болтовню бодрого старичка, Лю Синь протянул руку. Раскрыв ладонь, он увидел плоский круглый камень тёмно-синего цвета. Приглядевшись, внутри можно было увидеть спокойные волны синего моря, в которых отражались звёзды, медленно кружащие по небосводу.<br><br></div><div>– Что это за камень? – спросил Лю Синь, не отрывая глаз от вещицы.<br><br></div><div>Мужчина замер на мгновение, распрямляя спину и с улыбкой переводя на юношу внимательный взгляд:<br><br></div><div>– Я и сам не знаю. Купил у одного скупщика по дешевке.<br><br></div><div>– Я беру его. Не важно, сколько он стоит. Я его беру, – зачарованно сказал юноша.<br><br></div><div>– Один золотой, – всё также с улыбкой сказал торговец.<br><br></div><div>– Мгм, – кивнув, Лю Синь на ощупь достал монету, после чего вскользь поклонившись и попрощавшись, отошел от лавки, поглаживая кулон в руках. Он был так увлечен вещицей, что не заметил, как торговец за его спиной вновь растянул губы в улыбке и растворился по ветру вместе с палаткой так, словно ещё мгновение назад их тут не было.<br><br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br><br></div><div>Прекрасный кулон грел за пазуху юноши, когда он воссоединился со своими спутниками. Тан Цзэмин, крутящийся и бегающий вокруг Лю Синя словно маленький щенок, привлекая к себе его внимание, вызывал умилительные улыбки не только у них с Сяо Вэнем, но и у встречавшихся им по пути людям. Несколько особо смелых девушек решались подойти к этим двоим, однако подозрительно быстро исчезали, как только натыкались на взгляды двоих мужчин в зелёных и черных одеждах, за спинами юноши. Тан Цзэмин предпочитал действовать проще – завидев очередную девушку, решившую познакомиться, он привлекал внимание юноши к лавкам на другой стороне улицы, утаскивая его за собой. Лю Синь лишь глубоко вздыхал, думая, что слишком непримечателен и скучен вблизи, раз его новые знакомые так быстро сбегали. Впрочем, Тан Цзэмин, тянущий его за руку к очередной сцене с представлением, быстро заставлял забыть эти мысли.<br><br></div><div>Посреди ночи они вновь решили перекусить, разбавив поздний ужин крепким вином. Хмель быстро одолел Лю Синя, который с непривычки поднимал чарку за чаркой наравне с двумя мужчинами, которым всё было нипочём. Сяо Вэнь рассказывал случаи из своих похождений в поисках трав, не забывая приплетать и Байлиня, слушая которые юноша весело хохотал, откидывая голову. Все истории становились намного смешнее, если разбавить их алкоголем. И даже Гу Юшэнг, изредка, но всё же посмеивался, прикрывая улыбку очередной чашей ароматного яблочного вина.<br><br></div><div>На горизонте уже дребезжал рассвет, когда Лю Синь заметил, что Тан Цзэмин клюёт носом, немного покачиваясь и прижимаясь к его боку, в поисках подушки для сна. Мигом отстранив ото рта чашу, Лю Синь прижал его к себе и взглянул на спутников, которые понятливо закивали и поднялись. Так, немного хмельные и весёлые, они решили вернуться домой. Подхватив на руки уже спящего Тан Цзэмина, который оплёл его шею руками, юноша шел между двумя мужчинами с марширующей впереди них птицей, которые всё предлагали ему свою помощь. Отмахиваясь, Лю Синь продолжал идти, не обращая внимания на то, что руки уже стало немного тянуть.<br><br></div><div>Когда они тихо посмеиваясь над очередной историей Сяо Вэня проходили мимо начавших закрываться палаток и лавок, Лю Синь вдруг остановился, прислушиваясь.<br><br></div><div>– ... после того случая я в ту винодельню ни ногой. Не то чтобы я так уж сильно любил вино. Я вообще-то предпочитаю чёрный чай... – продолжал увлеченно болтать Сяо Вэнь, уходя вперед и оставляя позади свою компанию.<br><br></div><div>– Что такое? – спросил Гу Юшэнг, внимательно глядя на юношу.<br><br></div><div>Лю Синь свёл брови к переносице и вдруг развернулся в противоположную сторону:<br><br></div><div>– Ты слышишь крики?<br><br></div><div>Гу Юшэнг подошел ближе, прислушиваясь сквозь гвалт людей. Спустя некоторое время он ответил:<br><br></div><div>– Только шум толпы.<br><br></div><div>Заметив, что его спутники отстали, Сяо Вэнь вместе с Байлинем подошли к ним:<br><br></div><div>– Что случилось?<br><br></div><div>Птица заскакала на месте, глядя в ту же сторону, что и юноша.<br><br></div><div>Лю Синь внезапно сорвался с места, стремительным быстрым шагом проходя меж людей и крепче прижимая к себе Тан Цзэмина. Переглянувшись, оба мужчины последовали за парящими журавлями Лю Синя, что летели вслед за ним.<br><br></div><div>Пройдя через толпу людей в богато расшитых одеждах и не замечая на себе заинтересованных взглядов, юноша остановился почти у края площади, переводя дух.<br><br></div><div>– Лю Синь, что такое? – быстрым шагом поравнялся с ним Сяо Вэнь, но вскоре увидел, что так привлекло внимание юноши.<br><br></div><div>Возле маленькой палатки крутился мужчина средних лет, громко зазывая толпу:<br><br></div><div>– Подходите! Подходите! Черепаха с самым крепким панцирем в мире! Победителю, расколовшему его, я дарую горшочек золотых! В придачу с самой черепахой, суп из которой станет отличным завершением сегодняшней ночи¹!<br><br></div><div>На прилавке лежала большая зелёная черепаха, панцирь которой переливался всеми цветами изумруда. И который прямо сейчас пытался расколоть огромный мужчина тяжелым молотом, разнося по округе звуки грохота. На каждый из них черепаха прикрывала черные глаза, содрогаясь от мощных ударов.<br><br></div><div>Полыхнув глазами, Лю Синь двинулся в сторону палатки.<br><br></div><div>– Молодой господин хочет поучаствовать? – широко улыбаясь, спросил его зазывала.<br><br></div><div>Вздрогнув от очередного удара всем телом, юноша поднял на человека взгляд:<br><br></div><div>– Какая цена?<br><br></div><div>– Цена за участие два золотых, – подбрасывая в руках монету, ответил мужчина. – Господин будет участвовать?<br><br></div><div>– Какая цена за черепаху? – пояснил Лю Синь свои намерения.<br><br></div><div>Хозяин палатки остановился, удивленно приподняв брови:<br><br></div><div>– Мм?<br><br></div><div>– Я хочу выкупить черепаху. Сколько она стоит? – выдохнув, сказал юноша. – Вы не могли бы... остановить его? – указал он на мужчину, вновь замахнувшегося молотом.<br><br></div><div>– Господин, как же я могу? Он ведь заплатил за участие, – лукаво ответили ему.<br><br></div><div>– Тебе нужно дважды повторить, чтобы ты понял? – послышался чуть позади голос Сяо Вэня, который уже встал к Лю Синю плечом к плечу. Байлинь рядом с ним расправил огромные крылья, нахохлившись, из-за чего перья на его голове встали дыбом, выглядя в точности как рога.<br><br></div><div>Усмехнувшись, зазывала повернулся к лекарю, тут же осекаясь, наткнувшись на его взгляд.<br><br></div><div>Чуть откинув голову, Сяо Вэнь смотрел на мужчину, приподняв брови. Ещё недавно весёлое настроение мужчины сменилось жесткостью, которую Лю Синь раньше не видел.<br><br></div><div>«Значит, не показалось...»<br><br></div><div>– Или может мне остановить его? – спросил Гу Юшэнг, тоже подходя ближе и вставая рядом с Лю Синем.<br><br></div><div>Хозяин палатки отшатнулся и резко развернулся, жестом останавливая представление:<br><br></div><div>– Господин, господин, хватит! Вы исчерпали свои попытки.<br><br></div><div>Рослый мужчина досадливо фыркнул, отбрасывая молот, который шарахнул о железную клетку, предназначенную для содержания зверя, подняв тем самым шум, привлекший людей, уже начавших толпиться вокруг.<br><br></div><div>Вновь повернувшись к странной компании, зазывала натянуто улыбнулся, раскрывая руки:<br><br></div><div>– Обсудим сделк...<br><br></div><div>– Сколько она стоит? – чуть жестче нетерпеливо повторил Лю Синь, не отрывая взгляда от черепахи.<br><br></div><div>Окинув всех троих жадным взглядом, мужчина вдруг понял, что может неплохо подняться, поживившись на них и открыть свою пекарню. Большая черепаха всё равно не приносила большого дохода. Обычно хватало только одному рослому мужчине за вечер выступить и провалиться, так и не расколов панцирь, как все остальные и вовсе махали рукой понимая, что они-то точно не смогут выиграть, а только потеряют деньги.<br><br></div><div>– Тридцать золотых, – назвал самую высокую сумму хозяин, рассчитывая на то, что если парень начнёт торговаться и собьёт цену даже на десяток, даже при таком раскладе он останется в очень большом плюсе.<br><br></div><div>Лю Синь замер, подсчитывая, сколько осталось в его кошеле. Они с Тан Цзэмином немного потратили – мальчик предпочитал смотреть представления и просто гулять с Лю Синем, не особо засматриваясь на лавки, а Сяо Вэнь оплатил весь их счёт за ужин.<br><br></div><div>Предполагая, что денег должно хватить, Лю Синь кинул свой кошель мужчине, который ловко перехватил его, подбрасывая в руке.<br><br></div><div>– Считай.<br><br></div><div>Глаза торговца вспыхнули. Нервными пальцами расстегнув кошель, он высыпал золото на прилавок.<br><br></div><div>Лю Синь, будучи человеком нерасточительным и не привыкший спускать такие баснословные суммы, сейчас отчего-то чувствовал себя уверенно и спокойно, глядя, как тонкие пальцы жадно пересчитывают золотые монеты, ради которых он столько работал без устали. Благо, Сяо Вэнь был щедр на выплаты.<br><br></div><div>Закончив с подсчетами, мужчина ухмыльнулся, поднимая лицо:<br><br></div><div>– Здесь не хватает.<br><br></div><div>– Сколько? – перебил открывшего рот Лю Синя лекарь.<br><br></div><div>– Четыре монеты.<br><br></div><div>Выудив требованное из своего кармана, Сяо Вэнь вложил их в руку мужчине, который вновь отшатнулся, увидев обращенный на него медный взгляд.<br><br></div><div>– С вами приятно иметь дело, господа. Забирайте зверя, – махнул он рукой в сторону большой черепахи, облегченно прикрывшей глаза.<br><br></div><div>– Возьми его, – Лю Синь повернулся к Гу Юшэнгу, передавая ему спящего Тан Цзэмина со своих уже уставших рук.<br><br></div><div>Подхватив мальчика, мужчина подошел к Сяо Вэню.<br><br></div><div>– Как он услышал крики этого зазывалы через толпу? – приподняв бровь, спросил лекарь, глядя на то, как Лю Синь опускается на одно колено перед черепахой, лежащей на бочке, а Байлинь взволнованно скачет рядом с ним.<br><br></div><div>– Понятия не имею, – ответил Гу Юшэнг, удобнее перехватывая Тан Цзэмина, который начал ворочаться.<br><br></div><div>Погладив черепаху по голове, в ответ получая взгляд тёмных глаз-бусинок, внимательно смотревших на него, Лю Синь аккуратно поднял её, укладывая на руки и разворачиваясь к спутникам.<br><br></div><div>Решив, что на этом их богатый на события вечер теперь точно подошел к концу, все трое двинулись в сторону дома. Мирно покачиваясь на руках юноши, большая зелёная черепаха тихо дышала, медленно моргая и глядя перед собой.<br><br></div><div>Лю Синь негромко переговаривался с Сяо Вэнем о случившемся, прося его, чтобы тот удержал занятую у него сумму из его жалования. Лекарь на это только отмахнулся, говоря, что об этом деле не стоит переживать. Юноша только сейчас подумал о том, что без спроса хозяина тащит в его дом зверя. У него даже мысли не проскользнуло о том, что надо сперва спросить.<br><br></div><div>Лю Синь повернулся к мужчине:<br><br></div><div>– Вэнь-гэ, прости, я даже не спросил твоего разрешения.<br><br></div><div>– Ай-яя... да всё нормально, мне нравятся животные. К тому же, смотри, – он растянул зелёный подол своих одеяний, которые были расшиты белыми черепахами, – что это, как не знак судьбы, а? – улыбнулся он, на что Лю Синь мягко рассмеялся, чувствуя облегчение.<br><br></div><div>Заслышав позади шум, они обернулись на Гу Юшэнга, отстающего от них на пару шагов и несущего мальчика. Тан Цзэмин ворочался из стороны в сторону, выкручиваясь из рук мужчины и упираясь ладонью ему в лицо.<br><br></div><div>– Он всегда так беспокойно спит? – мрачно спросил мужчина, получая ещё один толчок в подбородок от нахмурившегося мальчика.<br><br></div><div>– Да нет, обычно он спит очень спокойно, – удивился юноша, подходя ближе.<br><br></div><div>Погладив Тан Цзэмина по щеке, на что тот сразу успокоился, глубоко вздыхая и открывая сонные глаза, Лю Синь улыбнулся, встречаясь с ним взглядом:<br><br></div><div>– Смотри, – приподнял он большую зелёную черепаху.<br><br></div><div>Мальчик перевёл на неё взгляд и замер. Черепаха также медленно моргала в ответ, глядя на мальчика.<br><br><br><br><br></div><div>От автора: вообще, существует огромное множество вариантов истории о Пастухе и Ткачихе. Во всех смысл один и тот же, но всё же они отличаются друг от друга, и теперь существует на одну историю больше.<br><br></div><div>____________________________<br><br></div><div>1. По китайским поверьям, черепаха обладает свойствами афродизиака, суп из неё повышает потенцию.<br>Большая зелёная черепаха:<br><br></div><div><br></div>