Ruvers
RV
vk.com
image

Не подбирайте парней из мусорного ведра

<div>Глава 12. Записи ответного удара талантливого пушечного мяса (12)</div><div>&nbsp;</div><div>Только пообедав с Су Сюлунем и забрав свой мобильный телефон у Чэн Цзяня, Чи Сяочи обнаружил, что у него более двадцати пропущенных звонков.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь явно не собирался давать хорошее объяснение. Заводя машину, чтобы вернуться домой, он небрежно предположил:&nbsp;</div><div>– Вероятно, твой телефон сломался.</div><div>&nbsp;</div><div>На поверхности Чи Сяочи обливался потом, но внутри подумал: «так я и поверил твоей чуши».</div><div>&nbsp;</div><div>Он сказал 061: «Перехвати сигнал моего мобильного».</div><div>&nbsp;</div><div>061: «……?»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «Сделай это».</div><div>&nbsp;</div><div>061: «Да».</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь наблюдал, как его брат пытался перезвонить шесть или семь раз подряд, но никто не ответил. Когда он затем начал отправлять сообщения, в нём вспыхнула безымянная эмоция:&nbsp;</div><div>– Он смеет не отвечать на твои звонки??</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи подумал: «Господин Чэн, разве ваши двойные стандарты не слишком чрезмерны».</div><div>&nbsp;</div><div>Он жалобно посмотрел на Чэн Цзяня.</div><div>&nbsp;</div><div>Только после этого Чэн Цзянь понял, кто именно был виновником [1] всех этих неприятностей. Когда он увидел вялый взгляд младшего брата, его плохое настроение утихло, а тон стал намного мягче:&nbsp;</div><div>– Хорошо-хорошо! После того, как отвезу тебя домой, я позвоню Ян Байхуа и всё объясню, ладно?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи слегка потёр ступни о шерстяной коврик.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Свет полуденного солнца ослеплял, освещая бледный цвет его лица, делая его более прозрачным. Ресницы юноши на свету казались золотыми.</div><div>&nbsp;</div><div>Брови Чэн Цзяня дёрнулись.</div><div>&nbsp;</div><div>Он подумал о своем брате, который сегодня светился перед фортепиано. За эти десять минут он испытал беспрецедентное чувство гордости.</div><div>&nbsp;</div><div>Но во время обеда Чэн Цзянь продолжал думать о том, от кого Чэн Юань, который всегда был робким и боялся сцены, набрался храбрости, чтобы сесть за фортепиано.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы Чи Сяочи знал, о чём думал Чэн Цзянь, он бы точно похлопал его по плечу и сказал: «Старший брат, не думай слишком много. Я просто делаю это, чтобы этот Ян был недостоин твоего младшего брата».</div><div>&nbsp;</div><div>Он поднял голову и потянул Чэн Цзяня за одежду:&nbsp;</div><div>– Брат, когда ты за рулём, надевай солнцезащитные очки. Солнечный свет слепит твои глаза.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь вытащил пару солнцезащитных очков из встроенной в автомобиль коробки солнцезащитных очков:&nbsp;</div><div>– О, я всё ещё в твоих глазах?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань показал улыбку, которая была уродливее, чем плач, и Чэн Цзяню было трудно вынести такое.</div><div>&nbsp;</div><div>Проехав еще немного, они оказались недалеко от его района проживания. Чэн Цзянь предложил:&nbsp;</div><div>– Подумай, что ты хочешь съесть сегодня вечером. Я отвезу тебя туда.</div><div>&nbsp;</div><div>Но Чэн Юань не ответил, его взгляд остановился на чём-то прямо перед ними.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь также заметил человека, который заставил его брата в шоке замолчать…</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа стоял перед входом в западные ворота, одетый в толстый, тяжёлый пуховик, с чрезвычайно тёмным лицом.</div><div>&nbsp;</div><div>Западные ворота были ближайшими к квартире Чэн Цзяня. Если Чэн Юань хотел войти или выйти, это самый удобный путь.</div><div>&nbsp;</div><div>Глаза Чэн Цзяня стали холодными. Он хотел проехать мимо.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань быстро остановил Чэн Цзяня, сказав тихим голосом:&nbsp;</div><div>– … Брат.</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав мольбу в голосе младшего брата, Чэн Цзяня потемнел лицом, но он всё равно медленно нажал на тормоз.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань сильно потянул за одежду:&nbsp;</div><div>– Брат, не выходи из машины, хорошо?.. Вы двое всегда ссоритесь, когда встречаетесь.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь усмехнулся:&nbsp;</div><div>– Я думаю, что он пришёл подраться с тобой.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань умолял нежным голосом:&nbsp;</div><div>– Пожалуйста, брат.</div><div>&nbsp;</div><div>Губы Чэн Цзяня скривились, но он не двинулся с места. Он откинулся назад, скрестив руки на водительском сиденье.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань чувствовал себя так, словно его помиловали. Он быстро отстегнул ремень безопасности и вышел из машины. Он побежал к Ян Байхуа, радостно восклицая:&nbsp;</div><div>– Лао Ян!</div><div>&nbsp;</div><div>Но Ян Байхуа хранил молчание с тяжёлым выражением на лице.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань съежился от чувства вины. Он пытался успокоить мужчину, дергая за руку:&nbsp;</div><div>– Лао Ян, я не намеренно игнорировал твои звонки… У меня для тебя хорошие новости.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа отдёрнул руку. В тишине шлепок прозвучал громко и отчётливо.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>У услышавшего это Чэн Цзяня, который молча опустил окно, чтобы подслушать их разговор, резко изменилось лицо.</div><div>&nbsp;</div><div>С Чэн Юанем никогда раньше не обращались так. Он ошеломлённо уставился на Ян Байхуа, затем посмотрел на покрасневшую тыльную сторону своей руки. Не обращая внимания на слёзы в своих глазах, он по-прежнему упорно пытался схватить его за руку:</div><div>– Лао Ян, не сердись. Я был очень занят последние несколько дней, поэтому у меня не было времени связаться с тобой. Кроме того, я боялся, что если сделаю это, твои родители заметят. Твои родители уже уехали? Хорошо ли они провели время за последние несколько дней?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа посмотрел мимо его плеча и заметил Бентли.</div><div>&nbsp;</div><div>Человек на водительском сиденье носил солнцезащитные очки, которые закрывали половину лица, поэтому он не мог ясно разглядеть его.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Это тот по фамилии Лоу?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа посмотрел на Чэн Юаня с усмешкой на лице:&nbsp;</div><div>– Я вижу, ты тоже хорошо провёл время. Боюсь, ты даже не сможешь вспомнить, в какую сторону открывается дверь нашего дома.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань действительно смутился:&nbsp;</div><div>– … А?</div><div>&nbsp;</div><div>В прошлом, когда Чэн Юань делал такое лицо, Ян Байхуа не мог удержаться, и не ущипнуть его за щёки, но теперь он только чувствовал, что Чэн Юань просто делал вид, что понимает, хотя на самом деле это не так. Сильное чувство отвращения, поднявшееся в его груди, смешалось с мрачностью, которую он подавлял последние несколько дней, и хлынуло, как наводнение, бросившись на Чэн Юаня, накрыв того с головой.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа не рассердился, а просто «улыбнулся»:&nbsp;</div><div>– Чэн Юань, ты знаешь, скольким я пожертвовал ради тебя? Ради наших отношений?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань был ошеломлён.</div><div>&nbsp;</div><div>– В последние несколько дней, когда мама и папа отдыхали, я плохо ел и плохо спал, постоянно думая, как рассказать им об отношениях между нами. В моей семье только один сын – я. Я единственная надежда моей семьи. Ты понимаешь, что означает моё пребывание с тобой? Это означает конец моей семьи Ян! А ты? У твоей семьи есть хотя бы Чэн Цзянь! Ты знаешь, какое психологическое давление это оказывает на меня? Ты когда-нибудь задумывался об этом?!</div><div>&nbsp;</div><div>Уголки глаз Чэн Юаня покраснели:&nbsp;</div><div>– Да. Я никогда не заставлял тебя признаваться родителям в отношениях между нами…</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты никогда не давил на меня, это я давлю на себя, – грустно улыбнулся Ян Байхуа. – У меня нет поддержки, я с трудом закрепился в этом городе. Я не достоин тебя. Но я сделал всё возможное, чтобы хорошо к тебе относиться. Когда во второй половине третьего курса университета у тебя поднялась температура, и ты позвонил мне, чтобы сказать, что плохо себя чувствуешь и хочешь выпить кашу с семенами лотоса, я пробежал посреди зимы три овощных рынка, чтобы найти сырые семена лотоса. Потом приготовил кашу сам и отправился к тебе в общежитие. На четвёртом курсе, когда ты стал более свободным, ты часто хотел, чтобы я проводил с тобой время. В итоге, если я мог найти хоть немного времени, к разве я не приходил и не сопровождал тебя? Даже если последние полгода у тебя не было работы и никакого дохода, ты просто готовил и убирался дома, я хоть раз обвинил тебя?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань задрожал:&nbsp;</div><div>– … Лао Ян, что случилось? Почему ты так внезапно…</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа ответил вопросом:&nbsp;</div><div>– Что между тобой и Лоу Ином?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань поперхнулся и бессознательно посмотрел в сторону Бентли:&nbsp;</div><div>– Он мой друг, который просто дал мне место, где я мог остаться…</div><div>&nbsp;</div><div>Этот единственный взгляд внезапно заставил вспыхнуть всё сдерживаемое отчуждение и негодование, накопившиеся за последние несколько дней.</div><div>&nbsp;</div><div>Он снял нежную маску и с горечью спросил:&nbsp;</div><div>– А больше он тебе ничего не «давал»?</div><div>&nbsp;</div><div>Выражение лица Чэн Юаня сильно изменилось:&nbsp;</div><div>– Ян Байхуа!</div><div>&nbsp;</div><div>Психика Ян Байхуа была неуравновешенной. Он неумолимо задавал вопрос:&nbsp;</div><div>– Ты, наверное, сравнивал меня и его хотя бы раз, не так ли? Тогда ты когда-нибудь сравнивал, кто из нас лучше удовлетворял тебя?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань расплакался:&nbsp;</div><div>– Ян Байхуа, не говори больше ничего… Не говори больше ничего.</div><div>&nbsp;</div><div>Реакция Чэн Юаня только сделала Ян Байхуа более уверенным в правдивости своих предположений:&nbsp;</div><div>– После сравнения ты обнаружил, что я не представляю интереса, верно? Я беден, у меня простая семья, и я не понимаю твою музыку.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань задрожал, покачав головой:&nbsp;</div><div>– Ты слишком… Если бы ты мне не нравился, тогда почему бы я с самого начала остался вместе с тобой?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь больше не мог сдерживаться и выругался.</div><div>&nbsp;</div><div>Этот тупой ублюдок.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он распахнул дверцу машины с силой, достаточной, чтобы сорвать её с петель, и вышел из машины, мимоходом сняв солнцезащитные очки.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Увидев, кто именно сердито бросается из Бентли, Ян Байхуа, который только что выдал всё, что хотел сказать, чуть не подавился слюной.</div><div>&nbsp;</div><div>… Почему человек в машине – Чэн Цзянь?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь не играл ни в одну из игр Ян Байхуа. В тот момент, когда он подошёл к нему, он просто ударил кулаком.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань был потрясён:&nbsp;</div><div>– Брат!</div><div>&nbsp;</div><div>Он протянул руку, чтобы схватить костюм Чэн Цзяня, как маленький цыплёнок, прячущийся за матерью, но продуманно не пытался сдерживать руки или ноги Чэн Цзяня.</div><div>&nbsp;</div><div>Из-за этого упущения Ян Байхуа получил ещё один удар ногой и кулаком.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь указал на его нос и отругал:&nbsp;</div><div>– Ты действительно свято записывал каждый случай, когда хорошо относился к моему брату, да. Было ли это на третьем или четвёртом курсе, и даже дату и место. Ты, блин, завёл дневник и читал его по три раза в день? Тогда как насчёт того, что мой брат всегда добр к тебе? Может мне помочь тебе составить список?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Глаза Чэн Юаня наполнились горячими слезами:&nbsp;</div><div>– Брат.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа внезапно почувствовал, что понял что-то неправильно. В панике он посмотрел на дрожащего Чэн Юаня.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь выплюнул:&nbsp;</div><div>– Что у тебя за проблема с моим младшим братом, живущим в моём доме? Заткнись со всей своей ерундой, и если есть возможность, купи здесь квартиру сам.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа стал ещё более безумным:&nbsp;</div><div>– … Чэн Юань? Разве ты не говорил, что это дом Лоу Ина?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Что, Лоу Ин? – Чэн Цзянь обвинительно указал пальцем: – Не пытайся запугать моего младшего брата. Если ты всё ещё сомневаешься, просто сходи и проверь сам, проверь, зовут жителя этого места Чэн или Лоу.</div><div>&nbsp;</div><div>– Это я, я солгал… – Чэн Юань прижался к Чэн Цзяню и со слезами на глазах сказал: – Я не осмелился сказать тебе, что старший брат одолжил мне дом, поэтому я мог только говорить, что одолжил квартиру у друга, чтобы остаться…</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа счёл это непостижимым:&nbsp;</div><div>– … Зачем лгать?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань сказал дрожащим голосом:&nbsp;</div><div>– Когда я приехал на машине брата, ты был недоволен и сказал, что брат вмешивается в мою жизнь. Если бы я сказал, что останусь на некоторое время в его доме, ты бы согласился?</div><div>&nbsp;</div><div>Лицо Ян Байхуа побелело:&nbsp;</div><div>– Тогда… тогда кого я видел в тот день?</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань не мог больше стоять. Он прислонился к Чэн Цзяню и сказал тихим голосом:&nbsp;</div><div>– … Это был Лоу Ин, мой друг. Когда он вернулся в страну, у него не оказалось с собой ключа, и никого не было дома, поэтому я позволил ему немного отдохнуть у себя, чтобы оправиться от смены часовых поясов.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь частично оглянулся, чтобы посмотреть на него:&nbsp;</div><div>– Когда это произошло?</div><div>&nbsp;</div><div>Глаза Чэн Юаня потеряли всякий дух:&nbsp;</div><div>– В тот день, когда я принёс тебе еду… Я не получал твоего разрешения позволить другу остаться в твоём доме, поэтому я не осмелился поднять этот вопрос.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь никогда не общался с кругом друзей своего младшего брата и, естественно, не знал, кто такой Лоу Ин и из какой он семьи:&nbsp;</div><div>– Неудивительно, что чайный сервиз сдвинули, когда я пошёл искать тебя вечером.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа встревожился:&nbsp;</div><div>– Но Лоу Ин ясно сказал…</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань сразу же спросил:&nbsp;</div><div>– Что он сказал?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа не мог найти слов, его лицо то зеленело, то краснело.</div><div>&nbsp;</div><div>—— «Да. Господин Ян, не хотели бы вы зайти и присесть?»</div><div>&nbsp;</div><div>—— «Сяо Юаня сейчас нет дома. Вы можете просто подождать его здесь».</div><div>&nbsp;</div><div>—— «Я его друг. Не опекун, не тюремный надзиратель».</div><div>&nbsp;</div><div>—— «Тут нечему удивляться, всё наше общение было тайным».</div><div>&nbsp;</div><div>Оглядываясь назад, Ян Байхуа понял, что Лоу Ин, которого он встретил в тот день, никогда не признавал, что он владелец квартиры.</div><div>&nbsp;</div><div>Несмотря на то, что Ян Байхуа упомянул об этом в своей речи, Лоу Ин никогда не отвечал напрямую.</div><div>&nbsp;</div><div>Мысли Ян Байхуа закружились.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В тот день Чэн Юань так и не ответил на его звонки и сказал, что он играл с друзьями, хотя на самом деле он был со своим старшим братом?</div><div>&nbsp;</div><div>Это действительно имело смысл. В конце концов, он много раз разъяснял Чэн Юаню свою позицию, что не хочет, чтобы Чэн Цзянь вмешивался в их жизнь.</div><div>&nbsp;</div><div>Это была собственность Чэн Цзяня…</div><div>&nbsp;</div><div>Лоу Ин просто одолжил место, они просто друзья…&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Что касается сходства Лоу Ина с ним самим, то, вероятно, это было просто совпадением. Может быть, Чэн Юань влюбился в него с первого взгляда, именно из-за того, что его лицо напоминало ему лицо друга детства, когда он впервые заметил его…</div><div>&nbsp;</div><div>Любовь с первого взгляда…</div><div>&nbsp;</div><div>В мгновение ока рациональность Ян Байхуа вернулась к нему. Он вспомнил милую внешность того юноши в повседневной одежде, который подбегал к нему, неуклюже и искренне пытаясь приблизиться к нему.</div><div>&nbsp;</div><div>Его воспоминания и реальность совпадали. Лицо перед ним было таким же молодым, но теперь на нём отразились смятение и слёзы душевной боли.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Горячая кровь текла по его венам, и только тогда Ян Байхуа начал чувствовать жгучую боль в местах, которые пострадали.</div><div>&nbsp;</div><div>Этот район был тихим и немногочисленным, и за всем следила охрана. Когда они поняли, что здесь происходит драка, они послали двух человек проверить ситуацию. Поняв, что это частный спор, они наблюдали за ними издалека, чтобы не допустить дальнейшего физического конфликта.</div><div>&nbsp;</div><div>От смеси стыда и боли лицо Ян Байхуа загорелось.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он сделал шаг вперёд и попытался спасти ситуацию:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн…</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь протянул руку, не давая ему подойти ближе:&nbsp;</div><div>– Что ты делаешь? Ты только минуту назад ругал его, а теперь хочешь сделать вид, что ничего не произошло, просто вытерев лицо?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа протянул руку к Чэн Юаню:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, я пришёл, чтобы вернуть тебя домой…</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь отодвинул Чэн Юаня на несколько шагов назад:&nbsp;</div><div>– Последние несколько дней Сяо Юань был занят своей музыкой и, наконец, добился определённого успеха после долгой тяжёлой работы. Если ты по-прежнему считаешь себя человеком, не заставляй его беспокоиться о том, чтобы решать разногласия между ним и тобой прямо сейчас.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа проигнорировал Чэн Цзяня, просто умоляюще смотря на Чэн Юаня, ожидая его ответа:&nbsp;</div><div>– … Сяо Чэн?</div><div>&nbsp;</div><div>После долгого молчания.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань склонил голову и сказал тихим голосом:&nbsp;</div><div>– Брат, я хочу домой. Я хочу съесть сычуаньскую рыбу тёти Чэн с маринованной горчичной зеленью.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Всё лицо Ян Байхуа превратилось в металлический лист.</div><div>&nbsp;</div><div>Сердце Чэн Цзяня болело за него. Он схватил его за руку:&nbsp;</div><div>– Хорошо. Поехали.</div><div>&nbsp;</div><div>Сев в машину, Чэн Юань выглядел невероятно усталым, прижимая к себе подушку сиденья и гладя её:&nbsp;</div><div>– Брат, я устал. Я хочу спать.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь снова завёл машину:&nbsp;</div><div>– Я знаю, какой ты. В тот момент, когда у тебя что-то происходит, ты не можешь сидеть на месте. Сегодня у тебя было прослушивание, так что вчера ты точно не выспался. Просто спи, я поеду для тебя немного спокойнее.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань уткнулся лицом в подушку:</div><div>– Спасибо, брат.</div><div>&nbsp;</div><div>Больше он ничего не сказал.</div><div>&nbsp;</div><div>В тишине Чэн Цзянь набрал номер.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он вспомнил, что их родители сегодня дома.</div><div>&nbsp;</div><div>Как только его звонок был соединён, Чэн Цзянь сказал:&nbsp;</div><div>– Мам, Сяо Юань подвергся издевательствам. Я привезу его домой сегодня вечером. Я расскажу тебе всё, когда вернусь. Скажи тёте Чэн, чтобы она сходила купить рыбу.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи, тихо лёжа на заднем сиденье, скривил уголки рта в лёгкой улыбке.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Успех.</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] 始作俑者 [shǐzuòyǒngzhě] – букв. тот, кто первый сделал статую для погребения вместе с покойником. Образно: подстрекатель, зачинщик, инициатор, главный виновник; первый, кто подал дурной пример.</div>