Ruvers
RV
vk.com
image

Не подбирайте парней из мусорного ведра

<div>Глава 11. Записи ответного удара талантливого пушечного мяса (11)</div><div>&nbsp;</div><div>Талант и способности Чэн Юаня были очевидны для всех, но его наставники на самом деле не очень любили этого ученика.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Потому что у Чэн Юаня довольно большая проблема – боязнь сцены.</div><div>&nbsp;</div><div>В частном порядке Чэн Юань мог играть музыку невероятно высокого уровня со своими одногруппниками, его уровень мастерства был на одном уровне с лучшими из лучших. Его наставник и раньше давал ему возможность выступать, но всякий раз, выходя на сцену, он приносил с собой от природы неуверенный характер. Часто случались непреднамеренные вибрато и нестандартные звуки, и даже во время выпускного концерта, где должен был выступать каждый выпускник, его исполнение было посредственным.</div><div>&nbsp;</div><div>Неудивительно, что наставники Чэн Юаня не позаботились о нём.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Для учителя было лучше закрыть глаза, чем смотреть, как кусок неотшлифованного нефрита обрекает себя на то, чтобы стать пыльным и никогда неспособным засиять.</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью, сам Чэн Юань не любил выделяться. Более того, он происходил из такой семьи. Если бы не появился Ян Байхуа, он мог бы просто провести остаток своей жизни, прячась за кулисами, без проблем счастливо играя музыку.</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы это был настоящий Чэн Юань, услышав слова «оценить вашу музыку», он определённо слишком занервничал бы и не спал половину ночи.</div><div>&nbsp;</div><div>Для сравнения, Чи Сяочи спокойно приготовил себе салат и небрежно позвонил Чэн Цзяню, чтобы сообщить ему, что получил уведомление о прослушивании.</div><div>&nbsp;</div><div>061 спросил его: «Не нервничаете?»</div><div>&nbsp;</div><div>«У меня толстая кожа, – сказал Чи Сяочи. – Кроме того, я дебютировал как модель. Ты, наверное, уже знаешь это, верно?»</div><div>&nbsp;</div><div>061: «Да».</div><div>&nbsp;</div><div>«Чтобы быть моделью, нужно уметь эффективно импровизировать, – сказал Чи Сяочи. – В год, когда мне исполнилось семнадцать, я участвовал в показе на подиуме. Тема была «одежда с мехом», и я был третьей моделью, который должен был пройти по подиуму. Некоторые люди из зоозащитных организаций каким-то образом пробрались внутрь и устроили акцию протеста. Они вскочили на подиум со своими знаменами, заблокировав моделей. Зоозащитники кричали, некоторые даже читали стихи или произносили речи, это было невероятно живо. Их действия как раз совпали со временем моего выхода на сцену. Прежде чем я успел сделать хотя бы несколько шагов по подиуму, они уже бросились вверх».</div><div>&nbsp;</div><div>061 спросил: «Что случилось потом?»</div><div>&nbsp;</div><div>«Я мог бы полностью потерять голову и сбежать за кулисы, но если бы я сделал это, последующий ритм был бы полностью нарушен, и шоу развалилось бы, – Чи Сяочи ткнул вилкой в помидор черри. – Хорошо, что у этих людей есть свои убеждения и идеалы. Но я принял деньги организаторов и был вынужден помочь им закончить шоу. Это профессиональная этика».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сразу после этого он прокомментировал завтрашнее прослушивание: «Это не большое событие, но я все равно отнесусь к нему серьёзно».</div><div>&nbsp;</div><div>061 подумал, это действительно звучит чудесно.</div><div>&nbsp;</div><div>После того, как почитает Чи Сяочи перед сном, он может пойти к 023, чтобы посмотреть, есть ли какие-нибудь записи с того события.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В тот вечер книга, которую 061 читал Чи Сяочи, была о географии Китая.</div><div>&nbsp;</div><div>Прежде чем 061 смог закончить перечисление всех названий мест и рек в Китае, Чи Сяочи заснул.</div><div>&nbsp;</div><div>061 улыбнулся.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В табеле успеваемости Чи Сяочи политика занимала второе место, а география – первое.</div><div>&nbsp;</div><div>Факты доказали, что этот рейтинг очень научный и логичный, потому что перечисление названий мест заставляло Чи Сяочи уснуть на десять минут быстрее, чем повторение о том, как «бытие определяет сознание».</div><div>&nbsp;</div><div>Сон Чи Сяочи по-прежнему был неглубоким, но для него этого уже достаточно.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Проснувшись, он почувствовал, что у него безграничная энергия, которой вполне достаточно для того, чтобы помочь Чэн Юаню провести концерт.</div><div>&nbsp;</div><div>В половине восьмого Чи Сяочи аккуратно оделся и спустился вниз.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь, который вызвался отвезти его на прослушивание, стоял, прислонившись к своей машине, и ждал его. Увидев, что тот одет в промытую кислотой джинсовую куртку, демонстрирующую длинные аккуратные руки и шею, он приподнял брови.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Прежде чем он успел создать для него какие-либо проблемы, Чи Сяочи, потирая ладони, скользнул на заднее сиденье:&nbsp;</div><div>– Так холодно, так холодно.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь произнёс «тц», затем сел на водительское сидение:&nbsp;</div><div>– Ты действительно умеешь выбирать места, господин Босс.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи отодвинул спинку сиденья:&nbsp;</div><div>– Водитель Чэн, заводи машину.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь снял пальто и швырнул его на заднее сиденье, ударив Чэн Юаня по лицу:&nbsp;</div><div>– Помоги мне подержать его.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сложил пальто, используя его остаточное тепло, чтобы согреть руки.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь взглянул в зеркало заднего вида:&nbsp;</div><div>– Разве ты не знаешь, сколько стоит это пальто?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи не двинулся, продолжая греть руки. Он бесстыдно сказал:&nbsp;</div><div>– Просто представь, что я вешалка для одежды.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь: «Пфф… кашель».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он редко видел своего младшего брата таким живым.</div><div>&nbsp;</div><div>Это хорошо, но как только он подумал о том, что эта перемена произошла из-за Ян Байхуа, Чэн Цзянь почувствовал себя так, словно проглотил муху.</div><div>&nbsp;</div><div>Он не имел ничего против сексуальных предпочтений брата. Однако он имел кое-что против Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Да, Ян Байхуа прилежен, мог много работать, и был нежен с его братом, но в глубине души его родственники были для него важнее Чэн Юаня.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь признавал, что семье Ян, должно быть, пришлось много работать, чтобы прокормить и поддержать Ян Байхуа на всем пути из отдалённых горных ущелий.</div><div>&nbsp;</div><div>Однако из-за этого Ян Байхуа только семью Ян считал «своим народом», в то время как Чэн Юань, который предложил ему своё искреннее сердце и так хорошо с ним обращался, был «посторонним».</div><div>&nbsp;</div><div>Пока конфликта нет, то всё хорошо, но в момент возникновения конфликта Ян Байхуа не сможет защитить Чэн Юаня.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Просто у очевидцев не было возможности взглянуть на причастных к этому людей. Чэн Цзянь мог приводить бесконечные аргументы, но когда это произносили вслух, никто не слушал. Он неизбежно рассердился.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь смог только воспользоваться этой короткой возможностью, чтобы прояснить его:&nbsp;</div><div>– Как у вас с Ян Байхуа? Он рассказал своим родителям о вас двоих?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи покачал головой, его лицо не могло скрыть отчаяния.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь глубоко вздохнул, пытаясь подавить инстинктивное «блядь».</div><div>&nbsp;</div><div>Мужчина сказал:&nbsp;</div><div>– Он не хочет, чтобы его родители знали о твоём существовании. Не говори мне, что ты не понимаешь, что это значит.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи вздохнул, не отвечая.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь не совсем понял:&nbsp;</div><div>– Что в нём вообще хорошего?</div><div>&nbsp;</div><div>Как и Ян Байхуа, студент скромного происхождения, Чэн Цзянь заработал много денег в своей компании. Хотя они в большей или меньшей степени находились под влиянием своих семей, они оба были мужчинами, они должны быть достаточно смелыми, чтобы действовать, и быть достаточно смелыми, чтобы брать на себя ответственность.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи действительно хотел сказать: «Я тоже не понимаю, что в нём хорошего. Учитывая всё, что он сделал с Чэн Юанем, единственное, что меня поражает, – это то, как эту кучу мусора удалось сложить до метра восьмидесяти».</div><div>&nbsp;</div><div>Но исходный Чэн Юань слишком сильно его любил, Чи Сяочи не мог разрушить настройки своего персонажа.</div><div>&nbsp;</div><div>Поэтому он действовал очень страстно, говоря:&nbsp;</div><div>– Есть человек, он зарабатывает десять тысяч в месяц, но готов потратить на тебя только тысячу. Другой мужчина зарабатывает тысячу в месяц, но готов потратить на тебя 999 юаней. Брат, если бы это был ты, кого бы ты выбрал?</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи чувствовал, что над его головой сияет нимб Святого Отца, словно генератор энергии, питаемый любовью.</div><div>&nbsp;</div><div>Тихо прислушивающийся 061 вздрогнул от этого прогорклого «куриного супа» с прошедшим сроком годности [1].&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>У Чэн Цзянь было лицо, полное неудовольствия:&nbsp;</div><div>– Ага, у него тысяча юаней, и он потратит на тебя девятьсот девяносто девять, оставив себе только один юань. Тогда вы двое можете открыть рты и пить северо-западный ветер в течение месяца.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи подумал: «Товарищ по фамилии Чэн, хотя я действительно согласен с твоим образом мысли, но если бы я был Чэн Юанем, вы бы уже прервали разговор».</div><div>&nbsp;</div><div>В тот момент, когда эти слова сорвались с его губ, Чэн Цзянь заметил, что настроение младшего брата не совсем хорошее, и смягчил тон:&nbsp;</div><div>– … Ты уже завтракал?</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы не беспокойство о том, что, если он будет говорить слишком много, то это может повлиять на выступление Чэн Юаня на сегодняшнем прослушивании, Чэн Цзянь не отказался бы от этой возможности промыть мозги своему младшему брату в отношении истинного понимания смысла.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи оставался вялым, пока они не достигли Xingyuan Entertainment. Издалека он увидел двух людей, стоящих на ледяном ветру, ожидающих их встречи. Судя по возрасту и по тому, как они одевались, они определённо были не просто старыми помощниками. Они были, по крайней мере, на уровне заместителя директора.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи беседовал с системой: «Это не то обращение, на которое мог бы рассчитывать обычный певец, приходящий на прослушивание».</div><div>&nbsp;</div><div>061 сказал: «Это отношение, которое получит второй молодой господин в семье Чэн».</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь вовремя открыл рот, чтобы подбодрить младшего брата:&nbsp;</div><div>– Сохраняй настроение, не нервничай.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Прежде чем Чи Сяочи смог поблагодарить Чэн Цзяня за его редкое внимание, он услышал, как тот продолжил:&nbsp;</div><div>– Я уже поговорил с некоторыми людьми заранее. Ты можешь просто петь, как хочешь.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь хорошо знал о том, что у его брата сценический страх в таких ситуациях, поэтому заранее потянул за ниточки.</div><div>&nbsp;</div><div>Эта таблетка от «беспокойства» [2], которой он накормил своего младшего брата, была слишком качественной и наполненной, и немного подавляла.</div><div>&nbsp;</div><div>Он мог представить себе, что будь здесь настоящий Чэн Юань, каким бы стало его настроение.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи вздохнул: «Лю Лаоши, когда вы сможете дать моему брату урок по языку и искусству?»</div><div>&nbsp;</div><div>061: «…… ???» Кто такой Лю Лаоши.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи обеспокоенно сказал: «То, как он говорит, заставляет людей хотеть его избить».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Однако войдя в комнату для прослушивания, Чи Сяочи полностью успокоился.</div><div>&nbsp;</div><div>Подобно Yundu Entertainment Тан Хуань, Xingyun Entertainment создала обширную развлекательную сеть. У неё было множество дочерних компаний, охватывающих все аспекты индустрии развлечений, такие как музыка, кино, телевидение и тому подобное. Flying Fox Music была её брендом номер один из всех дочерних компаний, и люди, ответственные за прослушивание Чи Сяочи, были двумя заместителями директора и музыкальным продюсером из Flying Fox Music. Этот состав нельзя было сбрасывать со счетов как незначительный.</div><div>&nbsp;</div><div>Сначала они задали несколько профессиональных вопросов согласно протоколу собеседования.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>На эти несколько вопросов могли ответить даже второкурсники музыкальной школы, они были настолько простые, что вызывали раздражение у людей.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи вздохнул 061: «Я впервые лично сталкиваюсь с невысказанными правилами».</div><div>&nbsp;</div><div>061 засмеялся.</div><div>&nbsp;</div><div>Ситуация казалась простой, но в конечном итоге это стало таковым благодаря собственным усилиям Чи Сяочи.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Все его предыдущие хозяева боялись, что график может пойти не так, просто честно следуя сюжету, так что даже у него не было возможности испытать невысказанные правила.</div><div>&nbsp;</div><div>Вскоре они подошли к певческой фазе прослушивания.</div><div>&nbsp;</div><div>Ожидая снаружи, отделённый только стеклянной стеной, Чэн Цзянь многозначительно посмотрел на двух заместителей директора.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Они понимающе кивнули ему, но продюсеру это не особо понравилось. На его лице появилось холодное выражение, и он уставился на Чи Сяочи, скрестив руки.</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы он не услышал демо и не заинтересовался голосом Чи Сяочи, Су Сюлунь, продюсер Flying Fox Music, не приехал бы сюда специально.</div><div>&nbsp;</div><div>Однако неоднократные уговоры двух заместителей директора, а также только что заданные пустяковые вопросы постепенно заставили его потерять интерес к Чи Сяочи.</div><div>&nbsp;</div><div>«Живой» был жизнью исполнителя.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>У них уже слишком много «певцов из студии звукозаписи», им не нужен был ещё один человек типа Чэн Юаня.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сел перед фортепиано и поднял крышку. Его десять пальцев коснулись чёрно-белых клавиш, его разум был спокойным, как тихий пруд.</div><div>&nbsp;</div><div>Он подумал: «Чэн Юань, я сделал для тебя всё, что мог. Теперь твоя очередь».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В тот момент, когда их умы встретились, бесчисленная волна эмоций ворвалась в разум Чи Сяочи.</div><div>&nbsp;</div><div>Но прежде чем он полностью поддался контролю этих эмоций, Чи Сяочи сказал: «061, используй карту «Улучшение одного навыка»».</div><div>&nbsp;</div><div>061 был слегка удивлён: «Нет нужды…»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи погладил клавиши обеими руками: «Су Сюлунь здесь».</div><div>&nbsp;</div><div>«Что?»</div><div>&nbsp;</div><div>«Продюсер золотой медали Flying Fox Music. Прямо сейчас Чэн Юаню нужен кто-то вроде него. Поэтому Чэн Юань должен проявить себя как можно лучше».</div><div>&nbsp;</div><div>Эти слова были несравненно рациональными и холодными, но 061 заметил, что Чи Сяочи сказал «Чэн Юань» вместо «Я».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Это нужно Чэн Юаню, а не Чи Сяочи.</div><div>&nbsp;</div><div>Он очень чётко различал, что этот талант, эта слава не принадлежали ему, Чи Сяочи.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Я хочу, чтобы Чэн Юань увидел, что если он сможет правильно использовать карты в своих руках, насколько хорошей станет его жизнь».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>061 почувствовал, как его сердце слегка забилось: «Понятно».</div><div>&nbsp;</div><div>Он открыл магазин, выбрал нужную карту навыков Чи Сяочи и нажал «Использовать».</div><div>&nbsp;</div><div>Название: Улучшение отдельного навыка (пробная версия).</div><div>Продолжительность: 10 минут.</div><div>Количество: 1.</div><div>Качество: Отличное.</div><div>Тип: Только для одного человека.</div><div>Требуется очков: 0 (бесплатная пробная версия).</div><div>&nbsp;</div><div>Описание: Уровень навыков оригинального хозяина будет удвоен. Например, добавление нежного тофу к голове рыбы, тысячи кубиков тофу и десять тысяч рулетиков из рыбы, они дополняют друг друга, создавая ещё более восхитительный вкус.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «……» Это описание вызвало у него внезапную тягу к рыбьей голове.</div><div>&nbsp;</div><div>Собравшись с мыслями, Чи Сяочи сыграл первый аккорд.</div><div>&nbsp;</div><div>Он пел «Сокровенные чувства». Это была любимая песня Чэн Юаня, а также та, название которой даже было скопировано на обложку компакт-диска Тан Хуань.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Я хочу стать книгой рядом с твоей подушкой, которую ты внимательно прочитаешь…»</div><div>&nbsp;</div><div>В тот момент, когда Чэн Юань открыл рот, Су Сюлунь вскочил.</div><div>&nbsp;</div><div>Постепенно изменились и выражения лиц двух заместителей директора.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Послушав некоторое время, один из них в изумлении посмотрел на Чэн Цзяня за стеклянной стеной, но обнаружил, что тот был так же ошеломлён, как и он сам.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань невероятно контролировал свой голос. Казалось, его голосовые связки чудесно благословлены. Такой богатый врождённый талант позволил ему не прилагать никаких усилий для контроля высоты звука и тембра, что позволило ему сосредоточиться на выражении чувств, которые он хотел показать.</div><div>&nbsp;</div><div>Не говоря уже о том, что его голос был как у первоклассного музыкального инструмента.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи уверенно оставил музыкальную сторону спектакля Чэн Юаню, а внешние эмоции выражал сам.</div><div>&nbsp;</div><div>Поскольку последнее было специальностью Чи Сяочи.</div><div>&nbsp;</div><div>Без предварительной репетиции Чэн Юань импровизировал три песни подряд, внося множество изменений в мелодию во время пения. «Сокровенные чувства» была мелодичной, «Люблю тебя» – живой, а «Осеннее настроение» – грустной. Чэн Юань постепенно освоил три типа песен, рассказывающих трагическую историю подростка, пристрастившегося к любви.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда песни закончились, Чи Сяочи закрыл крышку фортепиано, выглянул из-за стеклянной стены и одарил Чэн Цзяня лёгкой улыбкой со слезами на глазах.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь не понимал музыки, но горькая улыбка брата заставила его сердце необъяснимо заболеть.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи действовал быстро, сумев за несколько мгновений побороть свои эмоции, и поднялся из-за фортепиано:&nbsp;</div><div>– Спасибо, учителя.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда Чи Сяочи вышел из музыкальной комнаты, Чэн Цзянь обнял его. Не говоря ни слова, он крепко прижал его к себе.</div><div>&nbsp;</div><div>Он не знал, почему сделал это. Ему просто показалось, что он должен его обнять, как будто… если он не сделает этого, пока ещё может, у него может больше не появиться такого шанса за всю оставшуюся жизнь.</div><div>&nbsp;</div><div>Этот тип близких отношений был вполне нормальным между братьями, но 061 заметил, что после объятий мышцы Чи Сяочи немедленно напряглись, температура его тела внезапно поднялась, а дыхание стало немного учащённым, как будто он яростно противился такого рода контакту.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью, Чэн Цзянь только быстро обнял его, и после того, как его отпустили, Чи Сяочи быстро вернулся в норму.</div><div>&nbsp;</div><div>Су Сюлунь был так взволнован, что не мог усидеть на месте, отведя Чи Сяочи в сторону, чтобы обсудить свою дисциплину, в то время как два заместителя директора, зная, что они подняли драгоценный камень, широко улыбнулись и сказали Чэн Цзяню:</div><div>– Господин Чэн, вы действительно слишком скромны.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь изо всех сил старался прижать уголки рта.</div><div>&nbsp;</div><div>… Он был действительно счастлив, но ему нужно притвориться, что ему всё равно.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он попытался держаться в стороне и скромно ответил:&nbsp;</div><div>– На этот раз Чэн Юань выступил довольно хорошо.</div><div>&nbsp;</div><div>Во время их разговора зазвонил телефон Чэн Юаня, который перед прослушиванием положили в карман Чэн Цзяня.</div><div>&nbsp;</div><div>Он достал сотовый телефон и увидел, что два слова «Лао Ян», написанные крупным шрифтом, выпрыгивают из экрана.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь взглянул на младшего брата, который весело болтал с Су Сюлунем.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Цзянь резко нажал отбой.</div><div>&nbsp;</div><div>Это очень разумно для Чэн Юаня, сейчас не лучшее время для ответа на звонок Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>На другой стороне Ян Байхуа держал телефон, который жужжал от сигнала «занято», выражение его лица было невероятно уродливым.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он проводил своих родителей, третью сестру и племянника домой и позвонил Чэн Юаню, чтобы узнать, когда тот переезжает обратно.</div><div>&nbsp;</div><div>… Но он посмел повесить трубку?</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] 鸡汤 [jītāng] – 1) куриный бульон (суп), 2) слащавые истории, перлы мудрости.</div><div>[2] 定心丸 [dìngxīnwán] – букв. сердечные пилюли, кит. мед. успокоительное лекарство. Действия или высказывания, заставляющие людей покончить с сомнениями, чувствовать себя спокойно.</div><div>&nbsp;</div>