Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Свидетельство чуда

Глава 17. Свидетельство чуда Двое молодых полицейских, которые находились в комнате наблюдения вместе с Лю Тао, в настоящее время сомневались в жизни из-за сцены, происходящей на их глазах. Через одностороннее зеркало этот человек каким-то образом смог описать возраст, пол, личность, семейные обстоятельства человека и даже предсказать предстоящий телефонный звонок от его матери. Даже содержание звонка было чрезвычайно точным. Это все по-настоящему? Даже если они наблюдали за произошедшим собственными глазами и слышали слова собственными ушами, двум полицейским все равно было трудно поверить в то, что только что сделал Фань Цзяло, потому что, если они действительно поверят этому, их взгляды на жизнь и мир рухнут. Они посмотрели друг на друга и прошептали: – Может ли это быть совпадением? – Это должно быть совпадение! – В мире слишком много совпадений, и это должно быть одно из них, – они быстро подтвердили и укрепили свою веру в атеизм, поддерживая друг друга. Лю Тао сжал свой мобильный, и его настроение долгое время оставалось неспокойным. Он лично пережил это непостижимое событие. Любой другой человек мог бы отмахнуться от этого просто как совпадение, но Лю Тао не мог. Только человек, на которого указал Фань Цзяло, будет иметь глубокое и ясное понимание чувства, которое возникло в тот момент, как будто его душу пронзили. В каждую пору в теле Лю Тао проникали божественные чувства Фань Цзяло [1]. Его мысли растворились в этих божественных чувствах, и они не могли не устремится из тела и охотно предстать, чтобы быть захваченными другой стороной. На самом деле, если бы Лю Тао не обладал большим чувством решимости, чем обычный человек, он бы цеплялся за поверхность зеркала под действием этого бледного и тонкого пальца. «Нет, это не совпадение», – молча выразил Лю Тао. Чжуан Чжэнь и Сун Жуй, которые сидели в комнате для допросов, не могли видеть сцену, происходящую на другой стороне зеркала, поэтому они не знали, было ли то, о чем говорил Фань Цзяло, правдой или нет. В настоящее время они все еще верили, что допрашиваемый говорит глупости, и их выражения, таким образом, становились все более и более безразличными. При внимательном наблюдении в их глазах можно было увидеть намек на иронию. Но Ло Хун сомневался, и его вера атеиста постепенно рушилась. Фань Цзяло отвел в сторону вытянутый палец, и, приоткрыв веки, сказал: – Этот человек очень интересный. Молодой, но не активный, очень тихий. А? – внезапно он слегка наклонил голову и слегка усмехнулся. – 0, 1, 0, 1, почему? Эти два числа имеют особое значение для вас? Я вижу, что они полностью заняли ваш разум. Чжуан Чжэнь откинулся на спинку стула, скрестив руки на груди, и его улыбка была полна холодных насмешек. Этот человек заявил, что он экстрасенс, и, похоже, действительно знал, как хорошо сыграть эту роль. Он был достоин быть частью круга развлечений! Сун Жую тоже было скучно. Он снял очки в золотой оправе и медленно протер их. Мужчина уже определился с дальнейшими шагами, которые ему придется предпринять на этом допросе. В любом случае, до тех пор, пока Фань Цзяло хотел выполнить свой так называемый «экстрасенсорный» акт, он должен позволить ему его выполнить. Возможно, в процессе они также смогут поймать некоторые недостатки. Горящие глаза Ло Хуна были устремлены на фигуру Фань Цзяло, затем он посмотрел на «таинственное» одностороннее зеркало, думая: «Он точно блефует». Молодой полицейский, на которого указывал Фань Цзяло, посмотрел влево-вправо и решительно отрицал: – Я не думал о 0 и 1! Он говорит ерунду! – Я знал, что он лжец! Мошенник настолько дерзок, что действует в полицейском участке во время допроса, его храбрость действительно выше неба! Теперь, когда мы рассматриваем дело, помимо его подробностей, о чем еще можно думать? 0 и 1? Он явно все выдумывает! – его спутник также сделал замечание, стиснув зубы. Однако в следующую секунду они оба были ошеломлены словами Фань Цзяло. – Ну, я вижу, – его палец все еще указывал на нос молодого полицейского, но теперь глаза были полностью закрыты. Мгновение он молча воспринимал информацию и легко и медленно вымолвил: – Оказывается, это не просто числа, но и большая сеть. В этой сети вы можете свободно плавать и чувствовать себя очень безопасно и комфортно. Вы заключили себя в тюрьму, но никто не знает, что вы на самом деле свободнее, чем большинство людей в мире. Вы очень довольны своей настоящей жизнью и отвергаете все изменения в ней. Но даже если это так, вы должны откровенно поговорить со своей семьей. Они беспокоятся о вас. 0 и 1? Большая сеть? Безопасно и комфортно оставаться в сети? Молодой полицейский был поражен словами Фань Цзяло и, похоже, его внезапно озарило [2]. Он был специалистом по сетям в Департаменте криминальной полиции, в основном занимался поиском сетевой информации и очень хорошо разбирался в хакерских технологиях. Он также был очень замкнутым человеком в своей личной жизни. У него нет особых интересов, кроме серфинга в интернете. Из-за характера работы ему не нужно часто приходить в полицейский участок. И в то время, когда он сидит в Бюро, он просто играет на компьютере. Затем, когда он возвращается домой, он продолжает играть на компьютере. Он никогда бы не покинул свой дом, если бы не было особо важных обстоятельств. Хотя он чувствовал, что у него хорошая жизнь, семья была очень недовольна его образом жизни. Они устраивали ему свидания вслепую практически каждый день, надеясь, что любовь или брак смогут подтолкнуть его к нормальной жизни. Всякий раз, когда это происходило, он решительно отказывался от мер своей семьи, поскольку у него действительно не было никаких планов жениться или иметь детей. Пожалуй, это единственная беда в его прекрасной жизни. Всего несколько минут назад он думал, что все предложения, произнесенные Фань Цзяло, были чепухой, но теперь он неожиданно осознал, что каждое его слово наполнено глубоким смыслом, и на самом деле нет ни одного произнесенного ложного слова. В нескольких словах, Фань Цзяло дал описание его прошлого, настоящего и будущего. Это и есть магическая способность? Молодой техник в ужасе посмотрел на фигуру по другую сторону зеркала. Тем не менее, его спутник все еще сохранял упорную позицию. Он сказал тихим голосом: – Мог ли он узнать о тебе заранее? В конце концов, кто в нашем бюро не знает о твоих тривиальных делах? Техник с трудом покачал головой и замолчал, как и Лю Тао. В комнате для допросов выражения Чжуан Чжэня и Сун Жуя немного изменились, поскольку они оба знали, что Сяо Ли, единственный сетевой специалист из Первой группы уголовной полиции, в настоящее время находится в соседней комнате наблюдения. Этот человек, как описал Фань Цзяло, был высококвалифицированным хакером, домоседом и холостяком, и из-за этого он столкнулся с некоторым конфликтом в своей семье. Ло Хун также знал, что Сяо Ли находится по другую сторону. Услышав это, его рука, подпирающая подбородок, соскользнула, и он чуть не упал. Фань Цзяло может почувствовать даже такое?! Ни один человек, захваченный своими мыслями, не обнаружил, что атмосфера в комнате для допросов становилась все более твердой и тяжелой. Давление и магнитное поле, излучаемое Фань Цзяло, привлекли всеобщее внимание и сделали его центром внимания. Его глаза все еще оставались закрыты, а бледное лицо, освещенное лампой накаливания, носило прозрачный блеск, как будто демонстрируя таинственную торжественность. Длинный, тонкий и бледный палец продолжал двигаться в сторону, наконец указав на молодого полицейского, который все еще упорно отрицал все его слова. Красные губы Фань Цзяло слегка приоткрылись, но изо рта не донеслось ни звука. Когда молодой полицейский поднял глаза, его зрачки были переполнены множеством эмоций, таких как подозрение и удивление, наряду с обвинениями в презренности Фань Цзяло. Он верил, что видел сквозь уловки Фань Цзяло. Все, что ранее говорила другая сторона, можно легко обнаружить с помощью небольшого расследования в бюро. Что касается того, как он смог точно определить различные позиции всех людей в комнате наблюдения, то, вероятно, это просто совпадение или удачное предположение. В любом случае, он просто дурачит нас [3]! Когда молодой полицейский попытался сконцентрироваться и уменьшить ощущение чтения своей души, Фань Цзяло тихо заговорил. Он покачал головой, и его голос наполнился печалью. – Я видел слезы, много-много слез, слезы разных людей. Под моросящим дождем перед могилой, огромный букет лилий, похороненный с молодой жизнью. Вы, кажется, очень молоды, пять или шесть лет? Но вы уже все понимаете в то время. Вы бросили желтую розу, потому что она была ее любимой. И из-за вашей крайней печали вы чуть не упали в могилу. К счастью, вам удалось стабилизироваться, но вы все еще стояли на коленях и громко плакали хриплым голосом. С этого момента в вашем сердце всегда горит гнев, и он не угаснет до дня вашей смерти… – О чем это он? – скальп техника Сяо Ли онемел. Голос Фань Цзяло был эфирным, ясным и нежным – люди не могли не быть привлеченными к нему. Более того, каждое слово наполнено глубокими эмоциями, погружаясь в тайны, которые он разгадал. Эти слова, пропитанные грустью, сопровождались тишиной и походили на шипы, внезапно покалывающие барабанные перепонки слушателей, прежде чем отправиться в сердце, где они причиняли много невыносимой и невыразимой боли. Ян Шэнфэй, молодой полицейский, на которого указывали, с трудом удерживал самообладание, но его глаза неосознанно покраснели. Казалось, весь человек был втянут в самый болезненный и ужасный момент своей жизни, настолько сильно, что даже его душа дрожала. Он хотел разбить зеркало и не дать Фань Цзяло продолжать говорить, но кончик пальца зафиксировал его на месте. Фань Цзяло тихо вздохнул и немного помолчал. Сяо Ли должен был хлопнуть Ян Шэнфэя по плечу, чтобы привлечь его внимание. Он неоднократно спрашивал о значении слов Фань Цзяло, заставив Ян Шэнфэя вздрогнуть и пробудиться от кошмарной памяти. Он вытер слезы, которые невольно пролил в какой-то момент времени, а затем распахнул дверь комнаты наблюдения, громко захлопнул ее и спешно ушел. Звук захлопнувшейся двери почти оглушил уши Лю Тао и Сяо Ли. Он оказался настолько громким, что даже Чжуан Чжэнь и другие по соседству услышали его. Судя по одному только ответу Ян Шэнфэя, Фань Цзяло оказался прав. Сяо Ли продолжал поглаживать свое безумно бьющееся сердце и осторожно спросил: – Вице-капитан, что ты думаешь о словах, которые только что произнес Фань Цзяло? А’Фэй… Его семья мертва? Но его дедушка, бабушка и папа умерли от болезней. Естественно, не нужно так злиться, верно? – Я не знаю. У людей всегда есть секреты. Не спрашивай больше об этом, – Лю Тао посмотрел на Фань Цзяло, который находился по другую сторону зеркала, и его сердце наполнилось благоговением. Да, у людей всегда есть секреты, и те, кто мог проникнуть в закрытое сердце и раскрыть такие секреты, были, вероятно, самыми ужасными существами в мире. Этот Фань Цзяло действительно мог быть медиумом, но он также был монстром! – Я слышал шум в соседней комнате, пойду посмотрю, что происходит, – Ло Хун был еще молод, и его разум стал нестабильным за последние несколько минут. Он положил ручку и выбежал из комнаты для допросов, демонстрируя свою неопытность в решении таких вопросов. Ему действительно было любопытно узнать, являлись ли слова Фань Цзяло правдивыми, особенно то, что он сказал о Ян Шэнфэе. Через некоторое время Ляо Фан вошла в комнату, чтобы взять ручку и продолжить запись допроса. Она осторожно взглянула на Фань Цзяло, видимо, уже услышав некоторые слухи. Фань Цзяло опустил свою левую руку, повернулся к Чжуан Чжэню, который сидел напротив него, и медленно произнес. – Тридцать шесть шрамов за двадцать одну заслугу. Вы герой. Вашему сердцу всегда угрожали осколки. Вот почему вы на пенсии? Но я могу сказать вам правду, не этот осколок действительно угрожает вашей жизни, а вы сами. Легко получить срыв. Это мой совет вам. Информация о травмах, достижениях заслуг на службе и причина его увольнения из армии не были известны даже начальнику бюро. Чтобы не иметь особого отношения, Чжуан Чжэнь даже попросил армию зашифровать информацию, но в этот момент Фань Цзяло аккуратно обнажил все это. Чжуан Чжэнь был уверен, что армия никогда не продаст информацию о своих ветеранах, поэтому его лицо сразу стало более напряженным. Он боялся, что история этого человека намного сложнее, чем предполагали результаты их расследования. Ляо Фан смотрела на Лидера широко раскрытыми глазами, особенно сильно впечатлившись в своем сердце, и выражение лица женщины показало ее полную веру в эти слова. Взглянув на Сун Жуя, который всегда внимательно слушал, Фань Цзяло улыбнулся более мягко. – Доктор Сун, вы самый интересный человек здесь. – О? Тогда я хочу услышать детали, – Сун Жуй вежливо кивнул, но на самом деле его это не волновало. Это только чтение мыслей. Люди, владеющие психологией, могли бы немного различить подобное. Фань Цзяло мог заставить поверить в его блеф других, но не его. Вытянув правую руку и остановив ладонь перед лицом Сун Жуя, Фань Цзяло, казалось, впитывал его эмоции и энергию. Невидимое магнитное поле окутало Сун Жуя, заставив его застыть. Его предыдущее неодобрение внезапно сменилось сильным чувством угрозы. В то же время Фань Цзяло медленно открыл рот: – Я вижу черную дыру в вашем сердце. Нет, если быть более точным, это пропасть. Улыбка на губах Сун Жуя исчезла с произнесением этого предложения. ____________________ [1] 神 念 [shén niàn] – «божественные чувства». Относится к способности видеть сквозь вещи, не только в физическом смысле; способность видеть вне внешнего вида и судить сущность вещей / людей. [2] 醍醐灌顶 [tíhú guàndǐng] – 1) «чистое учение омыло главу»; прозрение, постижение (буддизма), 2) постичь, осенить, озарить, 3) ощутить облегчение. [3] 装神弄鬼 [zhuāng shén nòng guǐ] – «притворяться духом; прикидываться демоном». Образно в значении: дурачить, обманывать, морочить, мистифицировать; заклинать духов.