Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Попадание в цель

Глава 16. Попадание в цель Кто такие медиумы? В традиционном смысле это люди, способные общаться с духами и богами. Используя знание и силу сверхъестественных существ, спрашивая или командуя ими, они могут понять прошлое и предсказать будущее. При встрече лицом к лицу они могут увидеть мысли человека, и даже понять всю его жизнь. Но были ли эти слухи правдой или ложью, действительно ли медиумы обладали такими способностями – все еще оставалось предметом споров во всем мире. Некоторые искренне верили, что экстрасенсы и их способности реальны, в то время как другие думали, что они просто группа лжецов, обладающих навыками риторики. Было ясно, что все члены следственной группы являлись научными атеистами, которые не верили в этих так называемых экстрасенсов. Они потратили много времени на тщательное планирование и подготовку к этой встрече, а затем безжалостно сражались с Фань Цзяло в комнате для допросов, чтобы сломать его психологическую защиту. Однако, когда они наконец-то подумали, что прорыв в их руках, они получили такой нелепый ответ. Как они могли не злиться и не раздражаться прямо сейчас? «Я медиум? Что ты имеешь в виду?» Значит, набросок смерти и извещения о смерти были просто сценами, которые Фань Цзяло увидел, когда общался с духами? Он не имеет ничего общего с этими убийствами? Он не знал личность настоящего убийцы? Кого Фань Цзяло пытается обмануть? Лю Тао зло рассмеялся сцене перед ним, а затем возмущенно с силой хлопнул по столу и воскликнул: – Что? Что он только что сказал? Лаозцы услышал неправильно? Двое молодых полицейских покачали головами, они оба были сбиты с толку. Если говорить об упоминании сверхъестественных существ, то это был, вероятно, самый трудный, причудливый и абсурдный случай, с которым они когда-либо сталкивались в своей карьере. Тем временем в комнате для допросов Фань Цзяло вернулся в прежнее положение, отодвинувшись на значительное расстояние от Чжуан Чжэня, а затем продолжил возиться с четырьмя фотографиями. Когда воздействие Фань Цзяло прекратилось, Чжуан Чжэнь, который только мгновение назад был насильно захвачен невидимым магнитным полем, почувствовал, что наконец-то снова может свободно дышать. Ощущение было тонким и таинственным, но Чжуан Чжэнь не хотел продолжать вдумываться в это слишком глубоко. Фань Цзяло часто ходил на прием к психологу, поэтому не было бы ничего необычного в том, если он также изучал психологию в частном порядке. «Если это так, то Фань Цзяло просто применил ко мне психологическое внушение» [1]. Чжуан Чжэнь вскоре нашел правдоподобное объяснение того, что с ним произошло, затем снова сосредоточил свое внимание на продолжающемся допросе. Он успокоился, и скрепя сердце спросил: – Вы говорите, что вы медиум? Итак, вы видели смерть Гао Изце, когда общались с духами [2]? – Правильно, – Фань Цзяло улыбнулся и кивнул. – Смерти Ван Вэя, Чжао Кая и Мао Сяомин тоже? – Верно. – Вы могли увидеть их смерть, но не убийцу? – Как я уже говорил, видения слишком размытые, – Фань Цзяло ответил на вопрос мягким голосом. К этому времени его отношение полностью изменилось. От его первоначального молчания до нынешнего потока задаваемых вопросов и получаемых ответов, казалось, что он наконец пошел на компромисс. Но Чжуан Чжэнь не был доволен нынешним компромиссом. Вместо этого он сердито хлопнул по столу и резко сказал: – Медиум? Способность предвидеть смерть? Как думаете, кого вы можете обмануть такими абсурдными словами? Я советую вам больше не сопротивляться и быстро признаться! Фань Цзяло просто улыбнулся и не ответил на эту провокацию. В комнате наблюдения Сун Жуй, наконец, не мог продолжать смотреть с расстояния. Через Bluetooth-гарнитуру он остановил принудительное расследование Чжуан Чжэня. – Лао Чжуан, перестань спрашивать, он не скажет правду. Разве ты также не понял этого? Мы попали в его ловушку. Сначала он пробудил твои эмоции своим молчанием, а теперь раздражает нас этими необъяснимыми словами. Он сумел ввести нас в заблуждение, что сделало наше мышление беспорядочным. Наш план допроса был полностью нарушен им, и вместо этого мы вошли в его ритм. Бесполезно спрашивать больше. Мы не сможем извлечь какую-либо полезную информацию, если он не почувствует, что сыграл достаточно и не захочет сам закончить игру. Чжуан Чжэнь молчал. Его сердце горело от гнева, но он ничего не мог сделать. Он должен был признать, что Фань Цзяло действительно заставил оперативную группу играть под свою мелодию. С самого начала дела и до настоящего времени все находилось под контролем другой стороны. Следственная группа была настолько занята беспорядочно суетясь вокруг, чтобы собрать грязные следы доказательств, и, в то время как они избивались до синяков в течение всего этого периода времени [3], он, с легкостью орудуя ножом мясника [4], оставался беззаботным. Чжуан Чжэнь открутил крышку термоса, стоящего на столе, чтобы выпить воды, пытаясь успокоиться. В этот момент Ло Хун также проснулся от магии, показанной Фань Цзяло, и сильно покраснел. Боже, что с ним случилось только что? За исключением отголосков голоса Фань Цзяло и его улыбки, остальная часть сознания оставалась пуста. Даже если этот человек не был настоящим экстрасенсом, он, несомненно, являлся ужасным существом. Обладая такой сильной способностью промывать мозги, неудивительно, что он был так популярен раньше! Сун Жуй тщательно рассортировал документы и сказал: – Лао Чжуан, сделай перерыв, поменяйся со мной во время допроса. Как консультант, Сун Жуй впервые лично участвовал в допрос. В прошлом ему нужно было только подготовить план, которому Департамент уголовной полиции следовал во время допроса, и они могли бы довести дело до конца, но теперь казалось, что этот конкретный случай станет исключением. Фань Цзяло, с которым он столкнулся, – человек со стабильным умом и способностью мгновенно контролировать толпу. Чжуан Чжэнь почувствовал внутреннее облегчение, но хорошо его скрыл. Выпив воды, он завинтил крышку термоса, поставив его обратно в угол стола. В это время Сун Жуй вошел в комнату для допросов и мягко улыбнулся Фань Цзяло. Ло Хун быстро уступил свое место рядом с Чжуан Чжэнем и принес еще один стул, чтобы сесть и продолжать запись. Фань Цзяло небрежно взглянул на Сун Жуя, затем на мгновение отвел взгляд, прежде чем наконец вернуться, чтобы пристально посмотреть на него. Рот молодого человека изогнулся в улыбке, что наводило на интерес. Сун Жуй кивнул Фань Цзяло, демонстрируя очень доступное отношение. Садясь, он просто передал документы в руках Чжуан Чжэню и начал допрос: – Здравствуйте, Фань Цзяло, я Сун Жуй, психолог. Я слышал, что вы страдаете от диссоциативного расстройства идентичности. Как человек, который является авторитетом в этой области, я должен быть в состоянии помочь вам ответить на некоторые ваши вопросы о себе. Как насчет того, чтобы мы оставили дело и поговорили о вашем состоянии? Ни один пациент, имеющий несколько личностей, не может быть беспечным и не беспокоиться о своем собственном состоянии, особенно такой человек, как Фань Цзяло – тот, у кого есть сильное желание контролировать себя и других. Если он являлся хозяином, он, несомненно, хотел бы найти способ подавить или уничтожить субличности. И, если он был второстепенной личностью, он наверняка хотел бы найти способ заменить основную. В любом случае, до тех пор, пока он будет готов говорить, Сун Жуй сможет найти способ извлечь информацию из его уст, поскольку, в конце концов, это было то, чем он владел лучше всего. Однако реальность показала, что Фань Цзяло не желал иметь с ним дело. После того, как он провел более часа в комнате для допросов, ему стало скучно. Он отодвинул фотографии в сторону, изогнул свои длинные и тонкие пальцы и стукнул по столу. Затем он продолжил стучать. «Тук, тук, тук, тук, тук, тук, тук». Этот легкий, но ритмичный звук, казалось, стучал прямо в сердца людей, которые его слышали, неосознанно заставляя их смотреть на Фань Цзяло с навостренными ушами, чтобы внимательно его слушать. Такова способность Фань Цзяло. Если он пожелает, он легко может проникнуть в душу любого человека, даже если другая сторона – Сун Жуй или Чжуан Чжэнь, у которых сердца были тверже железа. Чжуан Чжэнь невольно посмотрел на Фань Цзяло, его сердце наполнилось огнем, но не было возможности, чтобы излить его. На вопрос Сун Жуя не было получено ответа, поэтому он мог только раствориться в небытии. Все, что мог сделать мужчина, это приподнять золотые очки на переносице, пытаясь собраться с силами и освободиться от психологического контроля Фань Цзяло, но он потерпел неудачу. Его душевное состояние неизбежно пришло в смятение. Когда Фань Цзяло почувствовал, что полностью захватил внимание всех наблюдателей, он медленно произнес: – Извините, мое время ограничено, и я больше не могу тратить его с вами. Нет сомнений в том, что я медиум, и я ни разу не произнес никаких ложных высказываний. Затем он вытянул левую руку с широко раскрытой ладонью и раскрыл все пять пальцев в направлении одностороннего зеркала и на мгновение закрыл глаза. Чжуан Чжэнь, Сун Жуй и Ло Хун смотрели на него с озадаченным выражением лица, не в состоянии понять, что он хотел сделать. Лю Тао и другие, которые были полностью сфокусированы на его ладони, неосознанно шагнули к зеркалу и спросили: – Что, черт возьми, он делает? – Использует экстрасенсорные способности? Это то, что всегда делают экстрасенсы по телевизору. – И не говори, такая приличная поза! Пока три человека в комнате наблюдения разговаривали таким образом, пальцы Фань Цзяло медленно сжались, а тонкий указательный палец сдвинулся на несколько сантиметров влево. Он медленно произнес: – Это мужчина лет сорока пяти. У него много энергии в теле, поэтому его нрав не очень хорош. Уголок рта Чжуан Чжэня дернулся, когда он смотрел на сцену холодными глазами, ожидая увидеть, какие еще хитрости предпримет Фань Цзяло. Сун Жуй с интересом выслушал, затем слегка кивнул, принимая позу «Я внимательно тебя слушаю». Ло Хун показал на лице выражение неуверенности, наполовину веря в происходящее. Однако трио со стороны Лю Тао, стоявшее перед зеркалом с односторонним видением, замерло, потому что кончик пальца Фань Цзяло точно указывал на нос Лю Тао, а черты мужчины среднего возраста, описанные в его словах, очень ему соответствовали. – Кто не сможет произнести такие слова, полные двусмысленности? Дайте Лаоцзы звание Божественного Математика [5], и Лаоцзы также может вызвать трепетание людей [6], – высмеял Лю Тао, одновременно с этим уклоняясь в сторону. Но в следующую секунду он застыл на месте. Мужчина замер, потому что, когда увернулся, кончик пальца Фань Цзяло также следовал в соответствии с его движениями и все еще был направлен на кончик его носа. Лю Тао: «……» Двое молодых офицеров рядом с ним находились в состоянии неопределенности и недоумения. – Он… он может нас видеть? Фань Цзяло закрыл глаза и прислушался к отголоскам в пустоте, его красные губы слегка приподнялись, а затем он спросил изумленным тоном: – Жирная рыба? Что это? Прозвище? Окаменевшие глаза Чжуан Чжэня на мгновение сильно вспыхнули, потому что «жирная рыба» была прозвищем, которое дала сыну мать Лю Тао, и он использовал его с детства и до сегодняшнего дня. В этот момент он осознал личность человека, стоящего за односторонним зеркалом. Другие члены оперативной группы также знали прозвище Лю Тао и неоднократно дразнили его по этому поводу. По логике вещей, Фань Цзяло не должен знать о такой вещи. Откуда он взял информацию? У него есть знакомый в полицейском участке, который рассказал ему об этом? Члены оперативной группы, участвующие в допросе, не могли не чувствовать волнение и дрожь. Несомненно, сердцебиение Лю Тао было самым быстрым. Он твердо стоял на месте, его глаза были устремлены прямо на Фань Цзяло, зрачки полны недоверия, удивления и сомнений. – Фальшивка, это фальшивка? – неискренне пробормотал Лю Тао, но как только его голос затих, Фань Цзяло снова заговорил, медленно произнося: – На севере есть небольшая ферма. Стены забора покрыты виноградными лозами, и лозы покрыты красными, белыми, розовыми и фиолетовыми цветами. Что ж, позвольте мне взглянуть поближе. Эти цветы кажутся клематисами. Под стеной, которая направлена в сторону Пекина, стоит старуха. Она надеется, что вы привезете свою жену и ребенка в гости. Она очень скучает по вам. «Ферма, стена забора, полная клематисов, разве это не мой родной город? Он видел мою маму? Нет-нет, он, должно быть, узнал обо мне заранее!» – Лю Тао начал сомневаться в жизни. Первоначально у него все еще оставалось немного волос, и в его нынешнем бедственном положении он в итоге потерял еще несколько. – Не слишком ли это загадочно? Я совсем не верю! – двое молодых полицейских, стоявших рядом с Лю Тао, покачали головами, но выражение их твердого неверия несколько потрескалось. Именно в этот момент в комнате наблюдения зазвонил мобильный телефон. Три человека, чьи души, казалось, были унесены духом, быстро пришли в себя и поспешно искали источник звука, только чтобы обнаружить, что звонит телефон Лю Тао. Одно слово показывалось на экране – мать. Лю Тао в панике ответил на звонок. Прежде чем он успел сказать «привет», громкий голос матери Лю уже пришел с другого конца телефона. – Жирная рыба, в течение Нового года ты был заняты расследованием дела и не смог приехать, поэтому мама действительно скучает по тебе. Разве ты не сказал, что возьмешь отпуск и посетишь меня в начале весны? Когда ты освободишься? Поспеши и привези Цяньцянь и моего внука. Мама приготовит для вас вкусную еду! По настоянию матери Лю Тао неоднократно обещал приехать, как только сможет, прежде чем повесить трубку. Он поднял голову, чтобы посмотреть на Фань Цзяло с другой стороны зеркала, и из глубины его сердца медленно поднялось чувство благоговения. ____________________ [1] Внушение, сугге́стия (лат. suggestio) – психологическое воздействие на сознание человека, при котором происходит некритическое восприятие чужих убеждений и установок, то есть один человек руководит мыслями, чувствами или поведением другого человека. [2] 通灵 [tōnglíng] – 1) одухотворённый; одухотворение, 2) иметь связь (сноситься) с духами. В эзотеризме и духовном дискурсе каналом является конкретный объект, человек, место или процесс (такой как участие в сеансе или вход в транс, или использование психоделических лекарств), который позволяет человеку соединяться или общаться с духовной сферой, метафизической энергией или духовной сущностью. [3] 焦头烂额 [jiāo tóu làn é] – «обожжённая голова и разбитый лоб». Образно в значении: обжечься (на чем-л.), набить себе синяков и шишек; попасть в переделку. [4] 游刃有余 [yóurèn yǒuyú] – (места более чем достаточно, чтобы) свободно орудовать лезвием (ножом мясника). Образно в значении: быть настолько искусным в своём деле, чтобы делать его даже с закрытыми глазами. По притче Чжуан-цзы об искусном поваре, который играючи разделывал тушу быка, не зная препятствий и узких мест для своего ножа. [5] 神算子 [shén suànzǐ] – Божественный Математик – псевдоним Цзян Цзина, вымышленного персонажа в романе «Речные заводи», одного из четырех великих классических романов китайской литературы. [6] 忽悠 [hūyou] – 1) покачиваться, раскачиваться; трепетать (на ветру), 2) надуть, провести. Буквально означает, что люди попали в состояние трепета, без осознания себя, с потерей основного суждения.