Ruvers
RV
vk.com
image

Летопись пропавшего наставника

<div>Е Ю с готовностью последовал полезному совету и переключился на чай.<br><br>Только что оброненная им фраза «Шисань цзя» не могла быть сказана случайно. И присутствующие подтвердили: данный сорт вина в самом деле носит это название. Е Ю не ошибся. Он невольно вспомнил ситуацию с Байцаолу и соотнес ее с внезапно появившимися воспоминаниями о Фэнцзуй.<br><br>Юноша помнит, что Байцаолу – известное дорогое лекарство, но в то же время он ничего не знал о его создателе. Еще куда ни шло, если бы известность создателя сильно уступала славе лекарства, однако Е Ю понимал – это не так. Так же дела обстоят и с Фэнцзуй: ему не составило труда опознать редкий сорт Шисань цзя, но он понятия не имеет, кем произведено данное вино.<br><br>Иными словами, он помнит услышанное, увиденное и то, чем пользовался когда-либо. В общем, все, кроме людей.<br><br>Но почему?<br><br>Не спеша попивая чай, юноша мысленно предположил, что причиной потери памяти стало какое-то лекарство.<br><br>Моросящий дождь наконец закончился. Омытый двор сиял ослепительной чистотой и благоухал невесомым ароматом сырой земли. До того как разойтись, молодые люди выпили три кувшина вина. Цинь Юэмянь предложил им остаться на обед, но те уже повидали то, зачем пришли, а именно – человека, захватившего внимание Вэньжэнь Хэна. Поэтому они поспешили отыскать Шао Юаня и полюбоваться, как тот вновь и вновь получает от ворот поворот от красавицы Тао.<br><br>Цинь Юэмянь молча взглянул на двух оставшихся молодых людей, взял вино и с учетом обстановки тоже удалился.<br><br>Таким образом, оставшись с Е Ю наедине, Вэньжэнь Хэн смог поведать шиди о своей школе боевых искусств.<br><br>Он глава школы Шуанцзи*, которую самостоятельно основал семь-восемь лет назад.<br><br>[П/п: 双极 – двухполюсный; биполярный]<br><br>– Твоя школа сильна? – спросил Е Ю.<br><br>– Ты обо всем узнаешь чуть позже. Ведь если я сейчас заявлю «очень сильна», боюсь, шиди все равно мне не поверит, – с улыбкой ответил Вэньжэнь Хэн.<br><br>Е Ю инстинктивно попытался возразить, но взгляд собеседника вкупе с мягкой улыбкой убедительно доказывал: за его словами ничего не кроется. Поэтому юноша скрепя сердце молча согласился и спросил:<br><br>– Я так понимаю, в названии «Шуанцзи» заключен какой-то особый смысл?<br><br>– Да, шифу и шибо* были очень известны в Цзянху. Их знали как «Шуанцзи». Изначально я планировал объединить их в моей школе, поэтому и взял это имя, – Вэньжэнь Хэн посмотрел на юношу, – Шибо еще жив. Когда появится время, поедем в столицу и обязательно его навестим.<br><br>[П/п: 师伯 – дядюшка-наставник (вежл. о старшем брате учителя)]<br><br>– Он живет в столице? – удивился Е Ю.<br><br>– Верно, в военной резиденции, – ответил молодой человек, заметив неожиданную вспышку интереса в глазах юноши. – Шибо очень рано отправился на поле боя. Десять лет назад умер шифу, а чуть позже и ты пропал без вести. Когда шибо получил известие о смерти шифу, он все бросил, примчался сюда и забрал меня с собой. Думаю, тебе будет интересно узнать, почему Ли Шао так увлечен главой школы темных искусств. На самом деле он наследник княжеского дома*, приехавший в Цзянху ради развлечения. Мы познакомились в столице.<br><br>[П/п: 世子 – наследник княжеского дома; сын владетельного князя; принц (второго ранга, при дин. Дин)]<br><br>Пояснение развеяло сомнения Е Ю, но сказал он иное:<br><br>– Шисюн ошибается, мне не особо это интересно.<br><br>Несмотря на опровержение юноши, настроение Вэньжэнь Хэна ничуть не испортилось, скорее даже наоборот.<br><br>– Что ж, значит, я ошибся.<br><br>Е Ю недоумевал, чем так доволен собеседник.<br><br>Вэньжэнь Хэн заметил слугу, который пришел пригласить их к обеду, вывел шиди из небольшого павильона и сказал то ли Е Ю, то ли самому себе:<br><br>– Раньше мой глупенький шиди всегда любил говорить, что я ошибаюсь. Шисюн действительно с любовью вспоминает те времена.<br><br>Е Ю: «…»<br><br>А он вот совсем не скучает по тем временам...<br><br>Поскольку юноша еще не полностью поправился, после обеда он отправился отдыхать. А ​​Цинь Юэмянь тем временем не находил себе места от беспокойства. Заметив, что молодые люди наконец разошлись, он поспешно вызвал Вэньжэнь Хэна в кабинет и спросил серьезным тоном:<br><br>– Скажи мне правду, твоя подвеска на самом деле была утеряна?<br><br>– Да, уже очень давно.<br><br>Цинь Юэмянь незаметно вдохнул: его предположения основываются на факте утери подвески. Если последний имел место, значит опасения не напрасны. Хозяин поместью поведал обо всех терзавших его сомнениях и заключил:<br><br>– Боюсь, тогда я угодил в чью-то ловушку.<br><br>Он после хотел обсудить дальнейшую стратегию, но увидел на лице своего друга-хитреца прекрасную улыбку настоящего святого. Вэньжэнь Хэн смиренно и успокаивающе предположил:<br><br>– Пустяки. Вполне возможно, это всего лишь совпадение.<br><br>Цинь Юэмянь чуть было не забыл, как дышать.<br><br>Вэньжэнь Хэн вновь стал серьезным:<br><br>– Расскажи мне все детали произошедшего в тот день.<br><br>Молодой человек с трудом закрыл глаза на услышанное и поведал последовательность тогдашних событий. К сожалению, Цинь Юэмянь смог вспомнить лишь некоторые детали. Ворвавшись в полыхающую комнату, первым делом он увидел бессознательного господина, а затем перед глазами промелькнула рухнувшая декоративная колонна. Тогда-то он и бросился на помощь юноше, поднял его на руки и выбежал на улицу, не успев больше ничего заметить.<br><br>Хозяин поместья нахмурился:<br><br>– Что ты планируешь делать?<br><br>– Сперва я отведу шиди к целителю Цзи. Мы отправляемся завтра.<br><br>«…»<br><br>Цинь Юэмянь недоверчиво спросил:<br><br>– Он действительно твой шиди?<br><br>– Конечно, – с улыбкой ответил Вэньжэнь Хэн.<br><br>Цинь Юэмяня все равно не покидали сомнения. Заметив, что собеседник поднялся с намерением отправиться в свою комнату, хозяин поместья поспешно его остановил:<br><br>– Неужели тебе больше нечего добавить? Я хочу знать правду.<br><br>– Есть кое-что.<br><br>Цинь Юэмянь оживился. Обычно, если Вэньжэнь Хэн не хочет о чем-то говорить, из него слова не вытянешь. Самое грамотное в таком случае – попытаться сменить тему либо перефразировать вопрос. А благодаря косвенным ответам уже получится пораскинуть мозгами и сделать определенные выводы.<br><br>Однако он недооценил этого бездельника*. Сказанная фраза не принесла никакой полезной информации:<br><br>[П/п: Цинь Юэмянь называет Вэньжэнь Хэна 货 – лентяй; негодник; болван, дурень]<br><br>– Мне очень нравится, как он зовет меня «шисюн». Правда.<br><br>...Чушь! Одно из двух: либо ты резко проникся духом наставничества, либо он тебе попросту нравится!<br><br>Вэньжэнь Хэн видел искреннее беспокойство своего друга, поэтому перед уходом успокоил:<br><br>– Не переживай, разве я хоть раз давал себя в обиду?<br><br>С утра пораньше шисюн объявил Е Ю о том, что они отправляются на поиски целителя Цзи. Юноша ничуть не возражал. В конце концов, он провел в уединенном поместье более полумесяца и уже давно хотел выйти в свет. К тому же, больше людей – больше информации.<br><br>Молодые люди наняли экипаж. Е Ю в приподнятом настроении весь день напролет любовался окрестностями из повозки, но к вечеру на него словно ушат ледяной воды вылили: Вэньжэнь Хэн заказал всего одну комнату для ночлега на постоялом дворе.<br><br>– Человек, причинивший тебе вред, до сих пор не найден. Здесь далеко не так безопасно, как в горном поместье. Шисюну будет не по себе, если ты останешься совсем один, – серьезно объяснил Вэньжэнь Хэн. – Так что давай спать в одной комнате.<br><br>«…»<br><br>Уголки губ Е Ю приподнялись в коварной улыбке.<br><br>– Что ж, так тому и быть. Однако, я смутно припоминаю, что мне нравятся мужчины. Шисюн очень красив, поэтому, прошу, не вини меня, если посреди ночи я сделаю что-нибудь странное.</div>