Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Возвращение к плану

<div>Следующий день. После полудня.<br><br>Ань Сюэянь вернулась домой, обнаружив своих родителей в главном зале. И у них были очень своеобразные выражения на лицах. Девушка решила, что всему виной ее самовольная вылазка из дома, и попыталась прокрасться обратно в свою комнату, когда заметила, – на нее вообще не обращают внимания.<br><br>Она знала: в последнее время родители переживают из-за Ань Цзыжаня - сына ее дяди. Если же говорить о ее собственных чувствах к двоюродному брату, - Сюэянь его презирала. Он толстый и уродливый. И если бы не тот факт, что с кровными узами не поспоришь, она бы даже родственником его не признала. Во избежание гнева родителей девушка решила пойти другим путем в комнату.<br><br>Поворачивая за угол, она случайно столкнулась с Ань Яоцзунем, крадущимся куда-то втихомолку.<br><br>Чандэ с женой дали Яоцзуну это имя в надежде, что когда-нибудь их старший сын совершит нечто великое. Они хотели, чтобы он сдал имперские экзамены, как его отец, и прославил своих предков. Однако, вместо этого Яоцзун мало того, что не любил учиться, еще и обожал играть.<br><br>Без сомнений, пособие, которое ему ежемесячно выплачивали родители, кануло на просторах игральных домов. Он еще и долг умудрился накопить за спинами предков. Только Ань Сюэянь знала об этом, и единственная причина, по которой она ничего не говорила, заключалась в том, что брат ее подкупил.<br><br>«Брат, ты снова собираешься пить и развлекаться?», - видя, как безвкусную он одет, девушка сразу догадалась о его намерениях. Да и уже поздно. Раз уходит в такое время, значит наверняка со своей плохой компанией направится в бордели или куда-нибудь вроде того.<br><br>Яоцзун прятался от родителей, поэтому, поняв, что столкнулся всего лишь с сестрой, вздохнул с облегчением: «О, это ты, Сюэянь. Ты напугала меня. Я только что сказал отцу и маме, что буду сжигать полночное масло (учиться), и попросил меня не беспокоить. Главное, ни в коем случае не проболтайся, что меня нет дома».<br><br>Девушка раскрыла ладонь и протянула ее брату: «Само собой. С тебя один лян».<br><br>Яоцзун моргнул, глядя на ее руку: «Не пытайся на мне нажиться. Ты тоже убегала утром, но я не сообщил об этом родителям, а сейчас у тебя хватает смелости требовать с меня плату. Сегодня не твой день».<br><br>Сюэянь прикинула, что будет, если родители обо всем узнают, - наверняка снова запрут ее дома, поэтому не стала упорствовать. Вместо этого она воодушевленно сказала: «Брат, угадай, что я услышала сегодня на улице. Бьюсь об заклад, в жизни не догадаешься».<br><br>«О чем это ты? Явно как-то связано с Ань Цзыжанем», - Яоцзун бросил на нее пустой взгляд.<br><br>Сюэянь удивилась: «Как ты узнал?».<br><br>Молодой человек ответил: «Отец с матерью только что об этом говорили. Я слышал, Ань Цзыжань вышел замуж за мужчину». В его глаза плескалось презрение, а в тоне – насмешка.<br><br>Мужчина вышел за другого мужчину. Да еще и наверняка за какого-нибудь богом забытого чиновника. А мужчина мог стать только наложницей. В таком случае его статус ниже, чем у проститутки. Любой, кто услышит о таком, - заплюется. Но Яоцзун не знал, что Цзыжань вышел за Фу Утяня, чей статус в несколько сотен раз выше, чем даже у самого крупного коммерсанта.<br><br>«Это все?».<br><br>Сюэянь моргнула.<br><br>Яоцзун не удосужился выслушать, что еще она хотела сказать. С выражением крайнего нетерпения он произнес: «У меня назначена важная встреча. Если больше ничего не хочешь рассказать, то я пойду».<br><br>Девушка улыбнулась: «Брат, твои новости уже устарели. Родители больше не обсуждают брак Цзыжаня с каким-то чиновником из столицы. Но знаешь ли ты, за кого все-таки он вышел?».<br><br>Яоцзун уловил злорадные нотки в ее словах, и его глаза оживились. «Сестра, хочешь сказать, что это не чиновник?».<br><br>Девушка гордо кивнула: «Конечно. Как может кто-то вроде него соблазнить чиновника? Хотя он, вроде как, не превратился в наложницу, но я слышала, что его брачный партнер - бизнесмен».<br><br>«Серьезно?», - Яоцзун даже разволновался.<br><br>Сюэянь продекларировала каждое слово в отдельности: «Это! Является! Абсолютной! Правдой!».<br><br>Молодой человек со стуком ударил кулаком по ладони. Он поспешно изменил направление и пошел прямиком в главный зал. Сюэянь увидела столь разительное изменение его отношения: брат больше не собирался выходить на улицу. Она быстро пустилась за ним в погоню .<br><br>«Брат, разве у тебя не назначена важная встреча?».<br><br>«Я просто подумал об одном хорошем плане, который не только выиграет время для наших родителей, но и им больше не придется меня постоянно опекать. Да и в будущем, мы больше не будем нуждаться в деньгах», - все мысли в голове Яоцзуна вращались вокруг одной идеи. Ему действительно не хватало денег. А долг должен быть погашен в течение установленного периода времени, и если он продаст земли семьи Ань, то деньги появятся, поэтому во что бы то не стало нужно захватить имущество семьи Ань.<br><br>Сюэянь крайне заинтересовалась планом, о котором он говорил, поэтому девушка последовала за ним.<br><br>...<br><br>Чандэ как раз отхлебнул чайку, чтобы увлажнить горло, но от слов сына подавился и разбрызгал чай повсюду. Однако, о таких мелочах некогда беспокоиться. Он уставился на своего старшего сына с округлыми глазами и очень смешным выражением лица.<br><br>Первой отреагировала У Чжи. Она настолько разволновалась, что встала и подошла к Яоцзуну, схватив его за руку: «Сынок, ты говоришь правду?».<br><br>Ее хватка причиняла боль, но молодой человек понимал чувства матери: «Конечно, это чистая правда. Если не верите мне, то можете спросить сестру. Ведь именно она услышала это снаружи».<br><br>Вот так ненароком он подвел собственную сестру под монастырь.<br><br>Слова брата определённо создадут ей проблемы, но Сюэянь оказалась недостаточно быстра, чтобы прервать его. Она повернулась, намереваясь незаметно скрыться в тот самый момент, когда мать, словно охотничий лев, выкрикнула имя дочери. Но последующие за этим слова заставили девушку удивленно замереть на месте: похоже, мать не собирается ругать ее за самовольный уход из дома.<br><br>Хотя Сюй Ян не понимала отчего, но ее не покидало ощущение, что она сделала нечто похвальное.<br><br>Наконец, и Чандэ пришел в себя.<br><br>Под дотошным расспросом родителей девушка детально рассказала историю о том, как натолкнулась на эту информацию. Но даже после всего, она вынуждена была поклясться, что каждое ее слово – правда.<br><br>«Хорошо!».<br><br>С раскрасневшимся от волнения лицом Чандэ хлопнул ладонями по столу. Хотя его руки покраснели от удара, он не ощутил ни толики боли. С того времени, как Ань Цзыжань отправился в столицу, прихватив с собой брата и сестру, Чандэ ни на минуту не переставал переживать о том, что Юйчжи выйдет там замуж за какого-нибудь крупного чиновника. Но, как выяснилось, супругом оказался всего лишь неизвестный бизнесмен. Тогда и волноваться не стоит.<br><br>«Чандэ, мы должны как можно быстрее сообщить эту новость главе Цзяну», - с сияющим лицом обратилась к нему У Чжи. Те планы, которые им пришлось отложить в силу обстоятельств и никому ненужного риска, наконец могут быть реализованы. Хватит с нее лишений и безденежья.<br><br>«Да, ты права. Но на всякий случай лучше, чтобы кто-нибудь все-таки проверил эту информацию и убедился, что сказанное - не простой слух», - ответил Чандэ, чувствуя себя немного неуверенно.<br><br>Сюэянь не понимала, что они имеют ввиду: «Пап, мам, о чем вы говорите?».<br><br>Супружеская пара догадалась, что дочь все еще не в курсе их планов. Но в данное дело не стоит посвящать слишком много людей, поэтому они отправили ее в комнату, но сын остался с ними.<br><br>Опасаясь, что мать опомнится и отругает ее за утреннюю вылазку, Сюэянь не посмела больше ничего спрашивать.<br><br>Эта информация больше не являлась секретом семьи Ань. Наоборот, некоторые люди намеренно распространяли слухи. Чандэ с женой даже почти не пришлось прилагать дополнительных усилий, чтобы все уточнить, и, похоже, факты ничуть не разнятся со словами их дочери: Ань Цзыжань в самом деле вышел замуж за бизнесмена. Они не могли дождаться момента, когда можно будет помчаться в провинцию Юн Чжоу и сообщить об этом главе Цзяну.<br><br>И уже на следующий день неохотно наняли единственного коневода в провинции Аньюань.<br><br>Лошади у него славились своей скоростью. Обычно, поездка из Аньюань в провинцию Юн Чжоу занимает два дня. Но им не потребовать столько времени. Нанятый экипаж частенько использовался для развоза вещей местных жителей, поэтому коневод был достаточно хорошо знаком с дорогами и выбирал самый короткий путь, тем самым значительно сократив общее расстояние.<br><br>Однако, требования семейной пары оказались уж слишком высоки: лошади тоже нуждались в отдыхе, но их вынуждали скакать без остановок. В результате путникам пришлось доплачивать.<br><br>Но, стоило Ань Чандэ и его жене подумать о том, что их планы вот-вот осуществятся, и представить, как сидят в хоромах семьи Ань, - не придираясь к уплате дополнительных сборов, они без вопросов передали деньги. Коневод даже удивился, все ж таки, эта пара широко и довольно печально известна. Их знают почти все жители провинции Аньюань.<br><br>А каждый их шаг в течении дня был старательно записан, и уже к вечеру лежал на столе Ань Цзыжаня.<br><br>Юноша не отменил слежку за супругами Ань только из-за того, что покинул провинцию. Напротив, он поручил человеку по имени Сяо Е продолжать пристально за ними наблюдать.<br><br>Вчера Сяо Е доложил Цзыжаню обо всем произошедшем за время его отсутствия. А в нынешнем отчете не содержалось ни одного лишнего слова, и освещались исключительно важные ключевые моменты. Это заставило главу семьи Ань еще раз убедиться в таланте своего подручного.<br><br>Внезапно бумагу забрали у него из рук.<br><br>Подняв глаза, Цзыжань обнаружил Фу Утяня. И юноша понятия не имел, когда тот появился в его кабинете. Он не мог не нахмуриться, ведь даже не заметил присутствия ван е. И не думал, что всему виной снижение собственной бдительности. Наиболее вероятно то, что Фу Утянь куда более опытный, чем предполагалось. Этот человек очень загадочен.<br><br>«Верни».<br><br>Юноша протянул руку и выхватил листок, не дав Фу Утяню возможности полюбоваться его смущением от того, что приходится шпионить за родным дядей. Ведь, предположительно, ван е и так давно обо всем знает.<br><br>Фу Утянь положил одну руку на край стула: создавалось ощущение, будто он окутал Цзыжаня своим телом. Ван е искренне похвалил: «А твой информатор неплох».<br><br>Юноша взглянул на него: «Да, неплох».<br><br>Когда все закончится, глава семьи Ань планировал переговорить с этим человеком. И если у того хороший послужной список, то ему вполне можно будет доверить и другие важные дела.<br><br>«Ван фэй, заявляя, что другой мужчина неплох, ты заставляешь меня ревновать», - Фу Утянь неожиданно наклонился, всем телом прижавшись к груди юноши. Его теплое дыхание пришлось аккурат на шею Цзыжаня. И со скоростью, видимой невооруженным глазом, участок кожи, согретый мягким дыханием ван е, внезапно порозовел.<br><br>Ань Цзыжань молча посмотрел на него, отказавшись обсуждать столь глупую тему.<br><br>Фу Утянь чуть не рассмеялся.<br><br>Ван фэй становится все милее и милее.</div>