Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Под контролем

<div>Следующим утром за мирным и опрятным обеденным столом присутствовали только Ань Цзыжань и Фу Утянь.<br><br>Хоть в семье Ань не практиковались поздние завтраки, но проснуться в шесть часов утра для Ван Цинлань и остальных, особенно в зимние холодные дни, - практически невыполнимая задача.<br><br>Однако раньше, чтобы не упустить возможности порадовать покойного Чанфу, наложницы вставали очень рано, а некоторые даже собственноручно готовили ему завтрак. Но с момента смерти предыдущего главы семьи подобного больше не происходило. Даже Цяое и Кэсинь постоянно находили оправдания, чтобы завтракать в своих комнатах. И Цзыжань не возражал, так как не желал видеть их лица за обеденным столом.<br><br>Главный повар Ван подал к столу горячий завтрак.<br><br>Обычно завтрак в семье Ань подавался к семи утра, но сегодня Цзыжань проснулся поздно. Когда он появился за столом, все уже остыло.<br><br>Что касается виновника, - он невозмутимо сел рядом с юношей, взял яйца из большой миски и начал настолько неторопливо очищать скорлупу, что это заставило кое-кого удивленно вскинуть брови.<br><br>«Постой!».<br><br>Повар Ван собирался вернуться на кухню и начать готовить завтрак для женщин, но Ань Цзыжань внезапно окрикнул его.<br><br>Лишь через секунду мистер Ван осознал, что молодой господин обратился к нему. Причем выражение лица последнего казалось крайне недовольным. Решив, что совершил какую-то ошибку, повар не на шутку встревожился: «Молодой господин желает что-то еще?».<br><br>Юноша спросил: «Почему в мое отсутствие увеличились расходы на пропитание? Я не понимаю, как такое могло случиться, если кормить нужно было на десять человек меньше?».<br><br>Подумав, что молодой хозяин подозревает его в краже из-за повышенных расходов на еду, у мистера Вана мгновенно подкосились ноги. Он рухнул на холодный пол и поспешно объяснил: «Молодой господин, я не виноват. И ничего не брал. Я всего лишь исполнял приказы наложницы Фан и остальных, включая Старшую и Вторую дочерей семьи Ань».<br><br>Цзыжань спокойно произнес: «Поднимись и рассказывай».<br><br>Заметив, что молодой господин не гневается, главный повар внезапно понял: он отреагировал слишком остро. Его ни в чем не подозревают. Скорее всего, юноша спросит с наложниц. Рассудив так, его слова прозвучали уже гораздо сдержаннее:<br><br>«Молодой господин, на следующий день после вашего отъезда наложницы Чжэн и Фан отправились к Су Цзы просить денег. Но тот отказался, сказав, что без вашего согласия никому не полагается увеличивать пособие. Из-за чего в порыве гнева женщины его поколотили. А позже заявили: так как они хозяева этого дома, слуга* должен готовить для них курицу, утку, птичье гнездо и тому подобное. Но слуга отказался, поэтому Старшая Мисс и Вторая Мисс каждый день приходили чинить неприятности. Поэтому у слуги не осталось выбора, кроме как готовить им требуемые блюда».<br><br>[П/п: слугой повар называет самого себя]<br><br>Иногда семья Ань отправляет людей на рынки закупать продукты, необходимые для приготовления пищи хозяевам.<br><br>Само собой, в рацион господ могут быть включены только лучшие продукты. Даже домашняя птица, такая как куры и утки, выращивалась в семье и откармливалась высококачественными зернами, чтобы приготовленное из нее в дальнейшем мясо получалось нежным и питательным. А птица, продаваемая на рынке, даже на треть не дотягивала до качества выращенной в семье Ань. Однако наложницы с дочерьми съели всю эту первоклассную домашнюю птицу менее чем за десять дней.<br><br>Су Цзы пытался их остановить, но, в конце концов, он всего лишь слуга.<br><br>К счастью, все потраченные деньги записывались в бухгалтерских книгах, которые юноша просматривает каждую ночь. Рано или поздно он все равно заметил бы чрезмерные расходы.<br><br>«Ступай и вызови ко мне Су Цзы», - бесстрастно приказал повару Цзыжань.<br><br>Мистер Ван облизнул губы. Он не мог сказать, сердился молодой господин или нет, но точно знал, что вскоре начнётся отличное шоу и стоит побыстрее отсюда уйти.<br><br>Когда он ушел, в комнате остались только Ань Цзыжань и Фу Утянь.<br><br>Юноша опустил голову и увидел еще два очищенных яйца на своей тарелке. Спустя минуту молчания он положил яйцо в тарелку супруга: «Это вам. Мне одного хватит». Он до сих пор сидел на диете, а в желтке содержится довольно много калорий. Не стоит перебарщивать.<br><br>«Ван фэй так добр к принцу*», - радостно произнес Фу Утянь.<br><br>[П/п: ван е почти всегда так к себе обращается]<br><br>Ань Цзыжань затих.<br><br>Мужчины закончили свой завтрак гораздо быстрее, чем это обычно получается у женщин. А поев, перешли в большой зал, куда как раз к их приходу подоспел Су Цзы. Услышав, что молодой господин хочет его видеть, и речь пойдет о двух наложницах покойного господина, он бы сразу примчался, не задержи его отец.<br><br>«Молодой господин, вы звали меня?».<br><br>Ань Цзыжань неохотно съел кусочек печенья, который Фу Утянь поднес к его лицу. А после совсем забыл вытереть рот, поэтому ван е использовал собственные пальцы, убрав крошки, прилипшие к уголкам губ.<br><br>Вошедший Су Цзы как раз стал свидетелем данной сцены, отчего на секунду потерял дар речи.<br><br>Юноша равнодушно оттолкнул Фу Утяня, взял со стола бухгалтерские книги и передал их Су Цзы: «Расходы на еду наложниц Фан, Чжэн и их дочерей превысили лимит в этом месяце. Вычти с них два месячных пособия. И не давай никаких денег в первом месяце. Кроме того, Фан Цзюньпин должна была заменить мебель в своей комнате. Удержи с нее сумму затрат. А если у них есть какие-то возражения, пусть идут ко мне».<br><br>«Да, молодой господин!».<br><br>Су Цзы с трудом удавалось скрывать волнение в тоне и выражении лица. Он уже дождаться не мог, когда же наконец сможет увидеть, как от этой новости исказятся их лица. Но его разочаровало то, что в отсутствии молодого господина Ван Цинлань вела себя тише воды, ниже травы, поэтому в этот раз не получится поставить ее на место.<br><br>Тем временем юноша продолжил: «Кроме того, скажи повару Вану, что в этом месяце ему не нужно готовить никаких экстравагантных блюд для наложниц Фан, Чжэн и их дочерей. Достаточно будет рисового отвара и маринованных овощей».<br><br>Издав утвердительный звук, Су Цзы на высокой скорости покинул большой зал.<br><br>Повернув голову, Цзыжань увидел, что Фу Утянь внимательно на него смотрит. Эти черные, похожие на драгоценные камни глаза напоминали водовороты, затягивающие в себя юношу. Он пытался сопротивляться, но оказался не в силах промолчать: «На что смотрите?».<br><br>Фу Утянь взял его за руку и эмоционально произнес: «Ван фэй так хорош, когда серьезен».<br><br>Ань Цзыжань немедленно отдернул руку. Не стоило и спрашивать.<br><br>Спустя какое-то время снаружи зала раздался громкий шум: явились Фан Цзюньпин, Чжэн Би и их дочери. Резкий голос Чжэн Би был слышен еще до того, как они вошли в зал.<br><br>«Цзыжань. Что все это значит? По какому праву ты лишил нас ежемесячного пособия?».<br><br>Женщины вошли в большой зал, разозленные настолько, что даже их шеи распухли от ярости. А взгляды, бросаемые ими на Цзыжаня, красноречиво выражали непомерное возмущение. Цяое и Ань Кэсинь также присутствовали, но они оказались не слишком огорчены потерей пособия, ведь все равно получали не так много денег. Еще при жизни Чанфу назначил им небольшие выплаты.<br><br>Девочки в семье Ань редко выходили на улицу, а траты на еду и одежду считались отдельной строкой. Поэтому на личные расходы они ежемесячно получали мало денег. И хотя это казалось им несправедливым, но они видели, что Юйчжи получает столько же.<br><br>Единственное, с чем они ну никак не могли смириться, - с трехразовым питанием.<br><br>Нищему легко приспособиться к достатку, но сложно быть экономным, если привык к роскоши.<br><br>Девочки же привыкли ежедневно есть богатые блюда, обильно сдобренные рыбой и мясом. А после такого великолепного рациона, как они могли перейти на отвар и маринад? От подобной тошнотворной еды блевать хотелось, а Кэсинь даже разбила посуду.<br><br>«По праву главы семьи».<br><br>Столкнувшись с равнодушными глазами Ань Цзыжаня, все четверо разом содрогнулись.<br><br>...<br><br>Двор Лань Сянь (Двор Душистой Орхидеи)<br><br>Ван Цинлань стояла во дворе и смотрела на прекрасные пейзажи наступающей весны. Она слышала, как служанки шептались о Фан Цзюньпин и о том, что наложницы собираются искать Цзыжаня. Уголки ее губ озорно приподнялись, обнажив восторженную улыбку.<br><br>У этой группы глупых женщин напрочь отсутствует мозг. Ван Цинлань знала, что, как только Цзыжань вернется, он обязательно их приструнит. Вот почему в отсутствии главы семьи она не уподобилась другим младшим женам и не стала оскорблять слуг.<br><br>И если бы не преждевременная смерть Чанфу, Ван Цинлань, используя свои маленькие хитрости, могла бы с легкостью уничтожить всех этих неприглядных людей, включая Лю Мэйсян.<br><br>Подумав об этом, тень промелькнула в ее глазах.<br><br>Обидно, он умер слишком рано.</div>