Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Холодный прием*

Реферальная ссылка на главу
<div>[*П/п: полное название на китайском языке - «первое возвращение невесты домой во время кризиса»]<br><br>Как только Фан Цзюньпин и Чжэн Би услышали о возвращении Цзыжаня, они тут же бросились его встречать, прихватив с собой дочерей.<br><br>Но, заметив рядом с юношей еще одного человека, женщины застыли также, как ранее Ван Цинлань: никто не ожидал, что Цзыжань вернется с несколькими незнакомцами.<br><br>«Молодой господин семьи Ань наконец-то соизволил вернуться. И, похоже, даже нашел тех самых родственников. Как они поживают?», - каждое слово Чжэн Би источало ядовитую иронию. Во время своей речи она осмотрела зал, но не обнаружила Ань Юйчжи, сделав вывод, что та вернулась в свою комнату. Но сразу обнаружила Фу Утяня, сидящего рядом с Ань Цзыжанем на одном из двух главных стульев в зале, решив, что он, должно быть, муж Юйчжи.<br><br>Ведь весть о том, что девушка сбежала из-под венца, еще не достигла провинции Аньюань.<br><br>Все присутствующие прекрасно знали, что на самом деле этими так называемыми «родственниками» являются Фу Утянь и его семья. Ведь он и есть партнер по браку Ань Юйчжи. Раз уж они поженились и связали себя брачными узами, естественно, что он теперь тоже часть семьи Ань и, следовательно, их «родственник».<br><br>От одного взгляда на ван е, в сердцах Цяое и Кэсинь пуще прежнего разыгралась зависть.<br><br>У Фу Утяня очень красивое лицо и впечатляющая аура. Тип привлекательности ван е был совсем иным, нежели у его подручного Гуань Су, и отличался властным и героическим очарованием, преисполненным храбростью и решительностью. А его сильное и крепкое тело дарило чувство безопасности. Если сравнить с тем же красавчиком Гуань Су, ван е – этот образчик мужественности, куда более привлекателен для женщин. Особенно таких, как Цяое и Кэсинь, которые никогда не выходили из дома, – на них столь прекрасная внешность произвела ошеломительный эффект. От одного взгляда на Фу Утяня девушки практически могли упасть в обморок.<br><br>И нельзя винить этих юных дев за то, что их сердца оказались в плену у ван е.<br><br>С тех пор, как развеялись слухи о его неприглядности, вся столица узнала, что Бог Войны Дая – красивый и пылкий мужчина.<br><br>Особенно те юные барышни, которые воочию видели Фу Утяня в день его свадьбы, - их сердца теперь навеки принадлежат ему одному. И пусть он уже женат, немало женщин с радостью стали бы его наложницами: если бы не тот факт, что со свадьбы минуло всего лишь три дня, у дверей дворца Фу наверняка бы выстроилась длинная очередь из желающих занять сею почетную должность.<br><br>Взгляд Чжэн Би упал на ван е. Прикрыв улыбку платочком, она спросила: «Не может быть, чтобы родственником нашей семьи являлся этот мужчина. Как же зовут сего почтенного человека? И кем именно вы приходитесь нашей семье?».<br><br>Ее слова не отличались особой вежливостью.<br><br>Она была замужем за Чанфу почти двадцать лет, дак разве могла не знать всех родных семьи Ань? Несмотря на то, что Фу Утянь явно не относился к числу их немногочисленной кровной родни, она все равно произнесла нечто подобное, да еще и насмешливым тоном. В частности, в последнем предложении отчетливо сквозил подтекст: «Я знаю, что ты не родственник семьи». Совершенно очевидная попытка выставить ван е на посмешище.<br><br>Но кто такой Фу Утянь?<br><br>Ему обязаны повиноваться все сотни тысяч солдат Дая, дак что уж говорить о какой-то женщине.<br><br>Пара темных и бездонных глаз Фу Утяня упала на Чжэн Би: «Будет ли зять семьи Ань считаться родственником?».<br><br>Чжэн Би никогда не видела таких непостижимых глаз: она испугалась, а платок выскользнул из ее рук, упав на пол; кожа головы онемела, а язык почти не чувствовался. Едва сумев натянуть на лицо улыбку, она ответила: «Эта младшая жена не слышала, чтобы дочь семьи Ань выходила замуж. Господин, должно быть, шутит».<br><br>Фу Утянь продолжил, нисколько не ослабив своей подавляющей ауры: «Неведение наложницы вовсе не означает, что в семье Ань нет зятя. Если ты не знаешь об этом, значит просто недостаточно компетентна».<br><br>Чжэн Би изменилась в лице.<br><br>Аналогичные эмоции появились и у двух других жен: сказанное автоматически относится и к ним тоже. Хотя они всегда знали, что статус наложницы довольно низок, слышать такое лично все равно неприятно.<br><br>Ван Цинлань неожиданно заговорила: «Цзыжань, почему Юйчжи не вернулась вместе с тобой?».<br><br>Она первая, кто вышла их «поприветствовать». В то время женщина стояла на ступеньках зала и имела относительно широкий обзор. Хотя происходящего у главного входа Ван Цинлань видеть не могла, но даже если бы Ань Цзыжань отправил Юйчжи в ее комнату, она бы не проскользнула незамеченной, поэтому единственное разумное объяснение заключалось в том, что девушка не вернулась. Но почему? Интуиция подсказала ей, что здесь что-то не так.<br><br>Цзыжань обратил на нее свой взор. Он всегда знал, что Ван Цинлань – умный человек. Она даже не удивилась, узнав, что Юйчжи с ними не было.<br><br>«Она сбежала из-под венца».<br><br>Эти слова шокировали всех.<br><br>Даже Цяое и Кэсинь, которые до этого стояли с опущенными глазами, подняли головы, показав свои крайне изумлённые лица. Девушки довольно долго не могли переварить столь серьезное заявление. Им даже не хватило времени, чтобы восторжествовать.<br><br>Чжэн Би быстро прикрыла рот платком [П/п: откуда у нее их там столько ?] и не смогла остановить язвительный поток: «Наша Юйчжи - третья мисс семьи Ань, как же она могла сбежать?».<br><br>«Верно. Может ты ошибся? Как может дочь первой жены сбежать из-под венца?!» - вторила Ван Цинлань. Хотя она пыталась оставить только шок в своем голосе, все же толику счастья ей скрыть не удалось.<br><br>Только Фан Цзюньпин, которой не очень хорошо давались заумные речи, хранила молчание. Лишь в глазах у нее сквозило ликование.</div>