Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Крошечный младший братик жены

<div>Во дворец Фу Ань Цзыжань вернулся уже не один – он принес с собой маленького пирожочка. Не теряя времени, ван е занялся организацией возвращения ван фэй домой. Опасаясь, что не успеют прибыть в семью Ань к назначенному сроку, они могли бы выехать уже сегодня и вернуться в провинцию Аньюань завтра, но тогда им пришлось бы заночевать в пути.<br><br>Поэтому Цзыжань решил перенести отъезд на следующее утро.<br><br>Может им необходимо собрать и не так много вещей, но уже довольно поздно, и, выехав сейчас, волей-неволей придется разбить лагерь и переночевать под открытым небом.<br><br>Само собой, Фу Утянь с ним согласился: его и самого не впечатляла мысль остаться на улице сразу после свадьбы. А если его ван фэй пожелает занять обе палатки, то ему придется смириться с этим и отправиться тесниться с другими. Как ни посмотри, а это не очень хорошая перспектива.<br><br>Узнав, что молодожены уезжают рано утром, Фу лао ван е незамедлительно торжественно пообещал внуку и «внучке», что с нетерпением будет ждать их, и, вообще, к их возвращению все будет тихо и мирно.<br><br>Только вот Фу Утянь ни разу не поверил его словам. После появлением первых симптомов заболевания лао ван е стал очень разговорчивым, к тому же у него обнаружился СДВГ [синдром нарушения внимания и гиперреактивности]. Каждый день он бегал по всему дворцу, сея хаос и создавая проблемы окружающим. Его жизненная сила полностью опровергла тот факт, что он уже шестидесятилетний старик. Поэтому пред отъездом Фу Утянь дал указание старшему дворецкому Фу Йа присмотреть за лао ван е.<br><br>Во дворце работало всего два дворецких: и мистер Ли являлся только заместителем.<br><br>Главным же был мужчина средних лет с бородой. По телосложению он немного меньше мистера Су, но у него очень нежная улыбка. По сравнению с мистером Ли, он куда более отзывчивый человек. Но Цзыжань видел его не впервые.<br><br>На вчерашней свадебной церемонии юноша заметил мистера Фу рядом с лао ван е. Тогда он лишь мельком окинул взглядом дворецкого. А утром им пересечься не довелось, поэтому познакомились они только сейчас.<br><br>«Ван е, пожалуйста, будьте уверены, я позабочусь о вашем дедушке». Фу Йа кивнул и улыбнулся, а его манера речи не казалась ни почтительной, ни надменной. Этот человек больше походил не на слугу, а на старшего родственника Фу Утяня. На самом деле, даже судя по его фамилии, очевидно, что этот дворецкий не простой слуга.<br><br>Ань Цзыжань слышал, что они с Фу Утянем вдвоем организовали столь грандиозную свадьбу.<br><br>А ван е тем временем добавил: «Кроме того, мне придется просить старшего дворецкого позаботиться о младшем брате ван фэй. Крошечному братишке моей жены всего четыре месяца от роду, прошу, не обделяй его вниманием».<br><br>Крошечный младший брат жены?<br><br>Ань Цзыжаня поразила такая заботливость. Он и сам хотел попросить об этом, но когда услышал слова «крошечный младший брат жены», то внезапно смутился. Все-таки у Фу Утяня невероятно толстая кожа. Цзыжаню в жизни не стать таким же бесцеремонным.<br><br>«Можете не беспокоиться, мой господин», - вернувшись вчера, Фу Йа доложили об этом инциденте. И он знал, что ван е намерен сопровождать ван фэй в родительский дом, поэтому уже обо всем позаботился.<br><br>Конечно, Фу Утянь был уверен, что этот внимательный дворецкий позаботится об Ань Цзымине. Но специально озвучил такую просьбу, чтобы его ван фэй смог покинуть дворец со спокойной душой.<br><br>Затем они сели в карету и покинули город Цзюньцзы, отправившись в провинцию Аньюань.<br><br>На карете красовался герб дворца Фу, и почти все в столице его знали. Но за ее пределами уже никто не мог распознать сей символ.<br><br>Однако карета была очень роскошной. Смотря на нее, люди могли сказать наверняка: ее владелец – выдающаяся личность. Внутри могло спокойно поместиться четыре-пять человек, да и скорость их передвижения оказалась невероятной. По сравнению с кареткой, на которой Цзыжань приехал в столицу, эта была по крайней мере вдвое быстрее. Такими темпами они даже могли успеть прибыть в провинцию Аньюань до наступления темноты.<br><br>Юноша раздвинул занавески и посмотрел на лошадей, скачущих во весь опор. Благородный коричневый окрас их шерсти и кожи явно намекал на хорошую родословную. Животные выглядели очень доблестными и грозными. С первого взгляда стало ясно: это не обычные ездовые клячи. Превращать таких прекрасных созданий в тягловых лошадок – настоящее расточительство.<br><br>Фу Утянь взглянул на сидящего через два места от него Ань Цзыжаня и, заметив, что тот смотрит в окно, небрежно спросил: «На что смотришь, ван фэй?»<br><br>Юноша отвернулся: «Вы готовы использовать таких хороших лошадей в качестве тягловых животных?».<br><br>Ван е весело ответил: «Даже лучшая лошадь не так важна, как возвращение ван фэй в родительский дом. Кроме того, обычные лошади недостаточно быстры и требуют постоянных остановок для отдыха. Таким образом, наше путешествие стало бы длиннее».<br><br>Услышав, что все сделано ради него, Ань Цзыжань не смог не взглянуть на Фу Утяня краем глаза.<br><br>А тот спокойно позволил юноше себя разглядывать.<br><br>Цзыжань отвел взгляд. Этот человек в самом деле настолько внимателен, что это заставляет волноваться. О том, на что он сам еще не обратил внимание, Фу Утянь уже позаботился. Но чем серьезнее становился ван е, тем решительнее Ань Цзыжань хотел сбежать. В противном случае он боялся, что однажды сдастся на милость врагу. Соблазн иметь рядом нежного и заботливого человека слишком силен, даже если у этого человека такое же тело, как и у него самого.<br><br>В полдень экипаж поравнялся с чайным домиком, и Фу Утянь приказал сделать небольшую остановку.<br><br>В путешествие отправилось не так уж много людей: с Ань Цзыжанем только мистер Су и еще двое слуг, а Фу Утянь привел только двух своих подчиненных - Гэ Цяньаня и Шао Фэя.<br><br>Однако, похоже, ван е позволил старшему дворецкому приготовить много подарков. Одна конная повозка оказалась забита почти под завязку. Остановившись у чайного домика, их карета мгновенно привлекла к себе всеобщее внимание.<br><br>«Чего изволят дорогие гости? Еда в нашей маленькой лавке простая и грубая. Пожалуйста, простите нас за то, что здесь так мало хорошего», - с улыбкой обратился к ним прислужник, сразу определивший по роскошным одеждам, что перед ним непростые люди. Опасаясь разочаровать этих важных гостей местными простецкими блюдами, он решил объяснить все заранее.<br><br>Фу Утянь посмотрел на Ань Цзыжаня: «Чего хочет жена?».<br><br>Стоило ему произнести эти слова, как изумленные глаза прислужника мгновенно приклеились к юноше.<br><br>Цзыжань изменился в лице.<br><br>Он не ответил. Для начала ван е заставил прислужника принести чай, а после - пару булочек и другие закуски. Затем разносчик поспешно повернулся и быстро ретировался.<br><br>Ань Цзыжань невыразительно произнес: «Не называйте меня женой». Звание ван фэй еще куда ни шло, но сейчас они уже не в столице. И окружающие не в курсе, что они – муж и жена, поэтому юноша не хотел бы об этом распространяться.<br><br>«В таком случае, как жена хочет, чтобы я к нему обращался?», - спросил Фу Утянь.<br><br>Ань Цзыжань задумался. Он предпочел бы, чтобы ван е назвал его господином Анем, но это очевидно невозможно.<br><br>Фу Утянь пошутил: «Тогда как насчет Шао*?».<br><br>[*П/п: 少 «юный» или «молодой», но, по-видимому, это также более формальный способ сказать Сяо - «маленький» или «младший»]<br><br>Ань Цзыжань равнодушно посмотрел на него. «Если вы хотите называть меня так, то я не стану возражать».<br><br>Фу Утянь немедленно изменил тон: «Просто шучу. В дальнейшем буду звать тебя Цзыжань».<br><br>Лицо юноши превратилось в камень.<br><br>[П/п: в оригинале последнее предложение 安 子 然 面 瘫, что буквально означает «паралич лицевого нерва Ань Цзыжаня» XD]</div>