Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Императорская семья

<div>Через открытое окно Ань Цзыжань увидел нескольких людей, сгруппировавшихся вокруг одного человека, который рассказывал интересную историю. Скорее всего это обычные сплетни. Причем рассказчик с упоением вдавался в подробности, от чего окружающие явно приходили в восторг. Вслушиваясь некоторое время, Цзыжань обнаружил, что речь идет о каких-то дворцовых интригах. Что из сказанного являлось истиной определить не представлялось возможным, да в этом и не было необходимости.<br><br>Вскоре прислужник принес заказанную тарелочку димсам. [1]<br><br>Цзыжань воспользовался случаем, чтобы спросить: «Брат Прислужник, хочу спросить тебя об одном человеке». Сказав это, он достал кусок серебра и положил его на стол. «Сможешь ты мне помочь или нет - эти деньги все равно твои».<br><br>Улыбающийся прислужник взял серебро и ответил: «Господин, что бы вы не пожелали узнать – спрашивайте без раздумий. Я расскажу все, что знаю, ничего не упустив».<br><br>Ань Цзыжань кивнул и без колебаний сказал: «Меня интересует человек по имени Фу Фэнчжэн. Ты когда-нибудь слышал о нем?».<br><br>Как только эти слова достигли ушей прислужника, он на миг потерял дар речи.<br><br>«Что такое? Какие-то проблемы с этим именем?» - Цзыжань прекрасно видел изменения в лице собеседника.<br><br>Тот пришел в себя и виновато улыбнулся: «Господин неправильно понял. Нет проблем. Просто этот незначительный человек давно не слышал это имя, поэтому не смог сразу отреагировать».<br><br>Цзыжань сказал: «Тогда ты можешь рассказать мне о нем?».<br><br>«Конечно. Господин не знает, но старый Фу ван е* когда-то был влиятельной фигурой в городе Цзюньцзы. Старшее поколение не может его не знать. Однако, старый ван е, в конце концов, давно состарился. Его здоровье уже не то, что прежде. В последние годы он редко появлялся на публике. Так что новостей о нем становится все меньше и меньше…», - пояснил прислужник.<br><br>[*П/п: 王爷 wang ye: название для принца, князя или другого благородного человека]<br><br>Услышав четыре слова: «старый Фу ван е», Ань Цзыжань слегка изменился в лице.<br><br>Он действительно думал, что Фу Фэнчжэн может оказаться влиятельным человеком или торговцем с хорошими связями, но Цзыжань и предположить не мог, что тот на самом деле будет представителем императорской семьи. Учитывая его возраст, вполне вероятно, что он дядя нынешнего императора.<br><br>Императорская семья. Ни при каких обстоятельствах семья Ань не может претендовать на связь с такими высокопоставленными людьми. Фу – название их страны и по совместительству фамилия правящей династии. Если бы Цзыжань был истинным подданным Дая, он больше и подумать не смел о брачном договоре. Но он таковым не являлся.<br><br>Сказанное ранее прислужником не было секретом: исключая иногородних, многие местные знали об этом. Когда прислужник перешел к перечислению количества женщин, бегающих за старым Фу ван е, Цзыжань прервал его.<br><br>«Брат, знаешь ли ты что-нибудь о других членах семьи Фу ван е?» - спросил Цзыжань. О личных делах Фу Фэнчжэна можно узнать и потом, а сейчас важнее всего брачный договор. Несмотря на то, что статус его семьи нельзя сравнивать с положением императорской фамилии, раз уж есть такая возможность – нужно попытаться и рискнуть. Не говоря уже о том, что человеком, предложившим этот брак, является сам Фу Фэнчжэн.<br><br>Прислужник ответил: «Знаю. У старого Фу ван е только один внук. Нынешний император лично присвоил ему титул цзюньвана* (внука). В столице даже дети об этом знают. Нет никого, кто был бы не в курсе».<br><br>[*П/п: в тексте используется 珺王 jun wang, где jun означает «красивый нефрит», а wang означает «король или монарх». Статус «король или монарх» здесь ниже уровня императора.<br><br>Также можно перевести как «суверенный король». В любом случае у этого парня высокий ранг, присвоенный императором. Но, если в первом случае – это будет лишь причудливое обозначение его статуса, то во втором - уже скорее должность с определенными обязанностями]<br><br>«Могу ли я узнать его имя?» - спросил Ань Цзыжань.<br><br>Прислужник неожиданно покачал головой и ответил, извиняясь: «Простите, господин. Имя цзюньвана* не является тем, что мы, ничтожные люди, можем произносить всуе. Пожалуйста, простите меня. Если у вас нет других вопросов, то прошу меня извинить».<br><br>[*П/п: ing 讳 ming hui: запрещенное имя (например, императора). Невежливо и даже запрещено произносить имя человека столь высокого ранга]<br><br>«Ступай». Цзыжань не стал усложнил ему жизнь. Он все понимал.<br><br>После ухода прислужника комната тут же погрузилась в тишину.<br><br>Цю Лань смотрела на задумчивого молодого господина и не смела говорить, а в ее сердце росло беспокойство. Скорее всего, то, из-за чего они прибыли сюда как-то связано с людьми, о которых только что расспрашивал молодой господин. Однако речь шла об императорской семье. Она волновалась, но не смела задавать вопросы.<br><br>Через четверть часа Ань Цзыжань и Цю Лань покинули ресторан.<br><br>Сразу после их ухода прислужник рассказал хозяину о состоявшемся разговоре, не пропустив ни единого слова.<br><br>Хозяин ресторана похлопал его по плечу: «Отлично сработано. Пока что никому не рассказывай. Кроме того, запомни этого молодого господина и посмотри, явится ли он вновь. Если он снова придет расспрашивать о старом Фу ван е, немедленно сообщи мне. Все ясно?». Он решил немного понаблюдать. Если этот юноша действительно ищет старого ван е, необходимо донести об этом.<br><br>«Да, хозяин», - губы прислужника растянулись в усмешке.<br><br>А Цзыжань и не подозревал, что после парочки простых вопросов окажется под подозрением. Весь его разум увяз в беспокойстве, и в нем уже не осталось места для посторонних мыслей.<br><br>Императорская семья – крепкий орешек.<br><br>По возможности, он бы не хотел связываться с ними. Члены императорской фамилии слишком сложны: проглотят простушку Юйчжи, даже косточек не оставив. Но если Цзыжань этого не сделает, семью Ань ждет беда. Долго ломая над этим голову, он решил предоставить право выбора самой Юйчжи.<br><br>Тем же днем Цзыжань попросил Цю Лань позвать Ань Юйчжи.<br><br>Узнав о брачном договоре, девушка ни на минуту не могла успокоиться. Услышав о просьбе брата, она подумала, что все решено. Когда Юйчжи вошла в комнату, ее лицо раскраснелось, и даже шаги казались напряжёнными.<br><br>«Брат…».<br><br>Цзыжань усадил ее и открыл дверь, чтобы можно было увидеть дорогу в горы. «Мне нужно узнать твое мнение касательно твоего суженного…» - и он рассказал ей всю информацию, которую смог добыть в ресторане.<br><br>Юйчжи окаменела. Изначально она тоже полагала, что ее будущий супруг обычный коммерсант.<br><br>«Завтра я отправлю людей разузнать о цзюньване. Это не займет много времени. После чего сразу доложу тебе. И, если ты не будешь против, тогда старший брат выберет день, чтобы найти его и попросить жениться на тебе», - сказал Цзыжань.<br><br>Юйчжи уже ничего не соображала, ее мозг превратился в желе.<br><br>Заметив это, Цзыжань не стал ее задерживать. Он лишь дал ей время набраться смелости и подготовиться к тому, что ее ожидает.<br><br>На этот раз глава семьи самолично не выходил ради сбора сведений.<br><br>Ведь он помнил реакцию прислужника: хотя тот и смог быстро собраться с мыслями, Цзыжань ясно видел, что он не ‘не мог’, а ‘не хотел’ говорить. Этот цзюньван явно не обычный человек. Поэтому стоит быть поосторожнее.<br><br>На следующий день до того, как вернулся информатор, наконец прибыл дворецкий Су.<br><br>___<br><br>[1] Димса́м или дяньси́нь (кит. трад. 點心, упр. 点心, пиньинь: diǎnxīn, кант. dim2 sam1, что значит «сердечно тронуть», «заказать для сердца») — лёгкие блюда, которые в китайской традиции чаепития подают к столу вместе с чашкой китайского чая сорта пуэр, как правило, до обеда. Представляют собой разложенные по нескольким блюдцам небольшие порции десерта, фруктов, овощей либо морепродуктов.</div>