Ruvers
RV
vk.com
image

Континент Доуло

Несравненная пара дракона и змеи

<div>— А как вы докажете, что первые начали охоту на нее? — не удержался от вопроса Оскар. — Когда мы нашли ее, то от вас и следа не обнаружили.<br>— Юноша, не волнуйся, — слабо улыбнулась старуха. — Взгляни на бок этой змеи, там две раны. Я нанесла их своим посохом, более того, под крыльями. Только наша неосторожность позволила этому скользкому пареньку сбежать. Моя внучка только-только достигла тридцатого ранга, а потому ей нужно кольцо духа. Также вы могли заметить, что она унаследовала мой дух орудия, посох змеи. Духи высокого уровня змеиного вида лучшего всего подходят ему.<br><br>Чжао Уцзи опустил голову и взглянул на змею. Как и сказала женщина, на боках хладнокровного красовались раны. Но заставить Чжао Уцзи сдаться из-за чего-то подобного... Звучит, как «Тысяча и одна ночь».<br><br>— Госпожа, — холодно улыбнулся Чжао Уцзи. — этот господин не интересовался еще вашим именем?<br>— Ах, как неловко. Меня зовут Чао Тяньсян (朝天香, утренний райский аромат). Невежественные мастера зовут меня Морской змеей [1]. Моего мужа зовут Мэн Шу (孟蜀, первый, сычуаньский), также его называют Драконьим гуном [2]. Сегодня мы пришли в Лес звезд, чтобы подарить нашей внучке кольцо духа. Судя по возрасту детей рядом с вами, вряд ли он могут поглотить кольцо. Даже если кольцо этого духа весьма щадящее, оно все равно недоступно для них.<br><br>В глазах Чао Тяньсян Дай Мубай выглядел самым старшим и по возрасту должен быть чуть младше ее внучки, также женщина не сомневалась в силах девушки, принципиально не веря в то, что эти дети могли достичь тридцатого ранга раньше нее.<br><br>Услышав имя старухи, Чжао Уцзи вздрогнул. Держа Оскара рядом с собой он, он низким голосом произнес:<br>— А вы, случайно, не Непревзойденная пара дракона и змеи, госпожа Морская змея?<br>— Как стыдно, — спокойно улыбнулась женщина. — Я еще не спрашивала вашего имени, господин Духовный мудрец?<br><br>Лицо Чжао Уцзи изменилось. Он и раньше слышал о Непревзойденной паре дракона и змеи. Эти муж и жена очень давно начали свой путь совершенствования, их сила была довольно необычна, особенно у Драконьего гуна Мэн Шу. Когда мужчина услышал о нем, этот дракон уже получил титул Духовного мудреца. И если сейчас он уже получил Духа Доуло, Чжао Уцзи бы не удивился.<br><br>Духом Драконьего гуна был посох с головой дракона, а у Морской змеи – с головой змеи. Они нашли лучшее друг в друге, и их пара обладала одной из самых лучших гармоний духов. Без силы Титула Доуло этому было сложно сопротивляться.<br><br>Чжао Уцзи же — обычный духовный мудрец. И даже если эта Морская змея слабее его, Драконий гун вполне себе мог появиться. И с ним мужчина уже не справится.<br><br>Отношения дракона и змеи были идеальны, они никогда не расставались. А потом присутствие Морской змеи означало о то, что Драконий гун тоже где-то поблизости.<br><br>Чжао Уцзи не побоялся подумать о том, чтобы убить этих двоих, тем самым заставив замолчать. Но если убить девчонку было легко, то старуха не дастся так легко.<br><br>Пусть он был на одно кольцо сильнее, если Чао Тяньсян хотела бы сбежать, он бы не смог удержать ее. Все-таки он был мастером силы, а не скорости. Но если он позволит Морской змее сбежать, тогда на Недвижимого короля откроет охоту Драконий гун.<br><br>— Меня зовут Чжао Уцзи, — назвал мужчина свое имя, смягчившись. Выражение лица старухи тоже изменилось:<br>— Неудивительно. Как можно случайно встретить такого молодого Духовного мудреца. А это оказался когда-то знаменитый в мире мастеров Недвижимый светлый король Чжао Уцзи.<br>Мужчина с несколько неловкой улыбкой подумал, что эта его слава среди духовных мастеров, вероятно, была несколько позорной.<br>— Вы льстите мне, — сказал Чжао Уцзи. — В те дни я считался не самым лучшим человеком. Однако последние годы я живу в уединении и преподаю в школе. Сегодня я привел своих учеников в Лес звезд. Первая причина, по которой мы здесь, — одному из них нужно кольцо, а вторая — выход в мир. Я никак не ожидал, что мы встретимся с кем-то из вас.<br>Чао Тяньсян не ожидала, что ей встретится Чжао Уцзи вот так, а потому решила говорить прямо:<br>— Я немного старше вас. Надеюсь, поэтому я могу обращаться к вам лаоди [3]. Лаоди, эта фениксохвостая змея очень важна для моей внучки. Она только получила тридцатый ранг и потребовала духа, подходящего ей. Также мы первые нашли эту змею. Более того, она сбежала с такими ранами только из-за нашей неосторожности. Можно попросить лаоди отдать ее нам. Эта старуха [4] обещает запомнить эту услугу, чтобы в будущем отплатить вам.<br><br>В глубине души мужчина мрачно рассмеялся: «Думает, что сможет уговорить меня отдать духа. Даже если с вашей Непревзойденной парой сложно иметь дело, я не думаю, что откажусь так легко. Не говоря уже о том, что Драконьего гуна еще нет.»<br><br>Чао Тяньсян хотела немедленно вернуть змею в руках Чжао Уцзи, а Чжао Уцзи хотел немедленно решить этот вопрос. Он не мог ждать прихода Драконьего гуна, пока ситуация не станет чем-то, что он не может контролировать.<br>— Дацзэ [5], боюсь, все не так просто, — стыдливо ответил Чжао Уцзи.<br>— Что значит «все не так просто»? — не сдержалась девушка рядом со старухой. — Мы нашли эту змею первые. Если бы мы не ранили ее, то справились бы вы с ней так легко? Отдайте ее немедленно, иначе мы будем грубы к вам.<br>Говоря это, он уже поднимала свой посох. Чао Тяньсян нахмурилась и посмотрела на Чжао Уцзи:<br>— Лаоди, тогда объясните, почему вы не хотите вернуть эту змею нам, бабушке и внучке?<br>— Дацзэ, — слегка улыбнулся Чжао Уцзи. — Вы ошибаетесь, в этой лесу у зверей нет хозяев. Эта змея была найдена вами и ранена тоже вами. Но все-таки поймали ее именно мы. Вы настаиваете на том, что эта ваша заслуга, но думаю, это не слишком справедливо. Хотя змея — подходящий дух для вашей внучки, она также хороша и для моего ученика. Этот вид щадящего духа станет большим подспорьем для моего ученика.<br>— Хотите сказать, что кто-то из этих детей уже достиг тридцатого ранга и получил титул Духовного старейшины?<br><br>Чжао Уцзи кивнул. Чао Тяньсян встревожилась. Самому старшему среди этих юношей и девушек было пятнадцать-шестнадцать лет, остальным же можно было дать лишь двенадцать-тринадцать. И если кто-то уже достиг тридцатого ранга, то это означало, что эти дети были еще талантливей, чем ее внучка.<br><br>Пока женщина думала об этом, она немного потеряла уверенность, пристальный взгляд упал на самого старшего, храброго и неординарного Дая Мубая.<br>— Если госпожа не верит, то я могу попросить показать этих детей своих духов, — произнес Чжао Уцзи с улыбкой. — Ученики Шрека, активируйте своих духов для госпожи Морской змеи.<br>Стоило Чжао Уцзи приказать, как все тут же показали своих духов. Среди них не появились только духи Тан Саня, Нин Жунжун и Оскара. Пагода девушки могла прятаться, Тан Сань не хотел, чтобы лунная трава показалась, но решил позволить ей ползти по земле, что же касалось сосиски Оскара, то без заклинаний она не появлялась.<br>И поскольку остальные четверо были носителями духов зверей, они сразу же показали свою силу, трансформировавшись.<br><br>Перед глазами старухи возникло семь мерцающих колец юношей и девушек, у каждого было как минимум два столетних кольца, у Дая Мубая же было еще тысячелетнее фиолетовое кольцо. Это зрелище потрясло старую Чао Тяньсян. «Как такое вообще возможно?» — первое, что пришло в голову женщине.<br><br>Эти дети от двенадцати до пятнадцати, что стояли перед ней, были Великими мастерами, а самый старший из них неожиданно обладал уже тремя кольцами. Кроме того, качество их колец было исключительным, не было ни одного десятилетнего кольца.<br><br>Что же это означало? Если бы Чао Тяньсян сказали, что есть кто-то одаренней ее внучки, тогда старуха могла принять это. Но прямо сейчас эти дети, судя по их возрасту, были еще и сильнее. Можно было утверждать, что эти семеро девушек и юношей были исключительными гениями, но как их могло появиться столько сразу?<br><br>Глядя на изумленную Чао Тяньсян, Чжао Уцзи не мог не почувствовать некоторой радости. На его лице появилась улыбка довольного кота.<br>— Дацзэ, вы видите моих учеников?<br>Чао Тяньсян глубоко вздохнула, с трудом успокаивая свое бешено колотящееся сердце, и с натянутой улыбкой ответила:<br>— Да. Они достойны называться учениками Недвижимого светлого короля. Как и следовали ожидать, они храбрые юноши и девушки. Но я не знаю, кто из этих детей достиг тридцатого ранга?<br>— Вот этот парнишка, — Чжао Уцзи похлопал Оскар по боку. — Он только недавно достиг тридцатого ранга. Ничего не поделать, мне тоже тяжело живется, и я могу только привести их сюда.<br><br>Чем дольше женщина смотрела на Оскара, тем неприятней становилось ее лицо. Она прекрасно понимала, сколько стоит хорошее кольцо для мастера, который вот-вот должен был вырваться вперед. И прямо сейчас, когда тысячелетняя змея была в руках других людей, старуха не могла позволить этому Чжао Уцзи легко забрать ее. Это будет не так уж и просто.<br><br>Чао Тяньсян уже слышала о бесчестии этого мужчины. Если бы не Непревзойденная пара дракона и змеи, удерживающая его, возможно, он бы давно убил ее и ее внучку. Но женщина не собиралась сдаваться. Он повернулась, уже тщательно обдумывая, поглаживая волосы на голове.<br><br>— Лаоди, сейчас я вижу, что нам обоим не хочется расставаться с этой змеей, — улыбнулась старуха. — Поэтому давайте сделаем так: мы решим с установившимися обычаями мира духовных мастеров. Позволим этим детям самим решить, кому принадлежит это кольцо? Как вы думаете?<br>— Ох, обычаями мира духовных мастеров? Пожалуйста, объясните мне получше, дацзэ, — на Чжао Уцзи никак не отреагировал. Он никогда раньше не причислял себя с миру духовных мастеров и действовал только так, как хотел сам. Иначе он бы не получил бы позорной славы.<br>— Они очень простые. Так как они оба нуждаются в кольце духа, они использовали свои силы, чтобы схватить ее. Поскольку никто не хочет уступать, мы воспользуемся силой, чтобы решить, кому принадлежит эта фениксохвостая змея. Разве это место не самое подходящее? Если ваш ученик победит мою внучку, я больше ничего не скажу, и мы немедленно уйдем. И если наоборот, мы попросим лаоди отдать нам эту тысячелетнюю змею.<br>Чжао Уцзи развел руками, показывая всем видом, что ничего не может поделать:<br>— Боюсь, дацзэ, я не могу согласиться с этими условиями.<br>Выражение лица женщины изменилось, и она сердито спросила:<br>— Чжао Уцзи, я уже пошла на уступки, чего вам еще надо? Издеваетесь надо мой, пока моего старика нет рядом? Ха!<br>— Нет, конечно, нет, — сказал мужчина с извиняющейся улыбкой. — Дело в чем, этот ученик не мастер боевых духов. Он лишь мастер поддержки. Вот и все. Более того, системы пищи, как ему соперничать с вашей внучкой?<br>— Что вы сказали? — снова удивленно спросила женщина, услышав слова Чжао Уцзи. — Он мастер системы пищи?<br><br>Это заставило Чао Тяньсян по-другому взглянуть на Оскара.<br><br>Точно, как и говорил Флендер, Оскар, являясь мастером системы пищи, обладал полной врожденной силой духа, он был абсолютным гением среди гениев. Возможно, на всем континенте с самого начала времен еще не носителя духа пищевой системы со скоростью совершенствования выше, чем у него.<br><br>Чао Тянсян добро взглянула на Оскара.<br>— Юноша, ты и правда мастер пищи? Из какого ты клана?<br>— Я не принадлежу ни одному клану, — покачал головой юноша. — Декан сказал, что мой дух такой из-за мутации.<br>Мастер пищи, у которого не было связей с кланами, мутация — все эти пункты вместе заставили сердце старой женщины сжаться. Если ее клан нашел бы такого выдающегося духовного мастера, как Оскар, тогда в будущем, когда он будет помогать ее внучке, разве это не будет прямо идеально?<br>— Учитель Чжао, будет лучше, если я пойду вместо Сяо Ао. У меня двадцать девятый ранг, так что никакого нечестного преимущества у нее не будет, — сказал Тан Сань.<br><br>Юноша уже некоторое время наблюдал за Морской змеей и ее внучкой, эта остановка явно была чем-то нехорошим. Также из разговора женщины с учителем Тан Сань узнал о том, что где-то рядом ходит еще более проблемный человек. Просто, возможно, если Драконий гун придет, то правда будет уже не на их стороне. Более того, они с Оскаром – соседи по комнате. И этот способ получения кольца был предложен оппонентом, Тан Сань был уверен в собственных силах, хотя внучка Морской змеи и опережала его на один ранг. Юноша не верил в то, что она победит его.<br><br>Вместе со своими словами Тан Сань вышел вперед и стал рядом с Оскаром.<br><br>Двадцать девятый ранг. Старуха тут же напряглась, она подумала: «Что это за дети, которых нашел Чжао Уцзи? Как каждый здесь может быть таким талантливым?» Этот мальчишка был еще младше. Если бы они встретились в другом месте, он бы все еще выглядел так, будто только-только закончил начальную академию. Но здесь он говорил, что достиг двадцать девятого ранга, и это было...<br><br>Чжао Уцзи посмотрел на Тан Саня, в глазах его не мог не блеснуть огонек одобрения. Мужчина обратился к женщине:<br>— Дацзэ, а как вы считаете? Этот ученик — мастер боевого духа, он сможет поучаствовать в бое и будет представлять Оскара. Если он проиграет, то фениксохвостая змея достанется вам, выиграет — нам. Я прошу госпожу позволить это.<br>Морская змея медленно кивнула, если ее внучка не одолеет кого-то ниже на ранг, то можно ли было вообще что-то говорить? Оскар тайком показал Тан Саню большой поднятый большой палец и прошептал:<br>— Спасибо.<br>— Мы ведь соседи и друзья, не так ли? — улыбнулся юноша. — Будь спокоен, это кольцо уже твое.<br>Сказав это, Тан Сань сделал шаг вперед и оказался лицом к лицу с девушкой. Все с обеих сторон медленно отступили, давая противникам достаточно пространства.<br>— Меня зовут Тан Сань, дух лунной травы. Двадцать девятый ранг, два кольца духа. Титул — Великий духовный мастер.<br>— Мэн Ижань (孟依然, по-прежнему первый), дух змеиного посоха. Тридцатый ранг, два кольца. Титул — Великий духовный мастер.<br><br>Оказавшись рядом с девушкой, Тан Сань заметил, что Мэн Ижань очень красива. Ей было уже шестнадцать лет, и фигура ее замечательно развивалась. По сравнению с ней ученицы Шрека все еще казались несколько незрелыми. У Мэн Ижань были длинные ресницы, ростом она была примерно, как Тан Сань. Она была хорошо сложена, грудь довольно объемная и округлая, тонкая талия девушки изгибалась, словно змея. Хотя она выглядела несколько холодной и разъяренной, это нисколько не уменьшило ее очарования.<br><br>Дул легкий ветерок, листья в лесу шелестели, а солнечный свет заставлял деревья отбрасывать неровные пляшущие тени. Тан Сань поднял правую руку и произнес:<br>— Прошу.<br>К этому моменту ярость Мэн Ижань разгорелась огнем. Как она могла оставаться спокойной, видя, как ее неожиданное кольцо столкнется с такой проблемой, как это. Она нетерпеливо хотела избавиться от Тан Саня, что стоял перед нет. Поскорее забрать эту тысячелетнюю змею и поглотить ее, получить кольцо.<br><br>На самом деле, пусть Драконий гун Мэн Шу был в лесу, ранее он отделился от жены и внучки, чтобы последовать за другим духом, но ему это давалось довольно непросто. Иначе, если бы Драконий гун был поблизости, Морская змея бы не разменивалась на слова.<br><br>Качнув бедрами, Мэн Ижань быстро подошла к Тан Саню, череп на посохе качнулся над головой Тан Саня. Мэн Ижань походила на обычную стройную девушку, но сражалась она совсем не как девчонка. Ее наполняла не только невероятная и мощная, но и подавляющая сила духа. Наблюдая за тем, как посох опускается, юноша отступил Следом призрачной тени, в то же время первое кольцо его засияло. Первая способность кольца духа, Путы, активировалась. Густая черная и синяя лунная трава резко выросла, в мгновение ока связав ноги Мэн Ижань, следующую за Тан Санем и готовящуюся атаковать. Шипы впрыснули парализующий яд.<br><br>Юноша был в трех метрах от девушки. Глядя на Мэн Ижань, связанную стеблями, он не мог сдержать улыбки:<br>— Полагаю, бой можно считать законченным.<br><br>Тан Сань был очень уверен в лунной траве. Если противник оказывался сильнее, то у него были шансы вырваться, но вот равный по силе, связанный лунной травой, почти не мог выбраться. Все-таки, пока сила духа оппонентов не особо отличалась, парализующий яд снижал физические возможности человека, что усложняло путь к свободе еще больше.<br><br>Также лес был тем местом, где мастера контроля имели преимущество над мастерами боевой системы, особенно в условиях, когда ранг каждого был невысок, а способности были немногочисленны. Чем больше человек хотел освободиться от мастера контроля, тем тяжелее ему это давалось, и дурманящая змея с призрачной виноградной лозой только усиливали чувство беспомощности. Все-таки никто не был так физически силен, как Чжао Уцзи.<br><br>Мэн Ижань и ее посох с головой змеи были полностью стянуты лунной травой, но она не выглядела так, будто собиралась уступить. Девушка холодно фыркнула, и два кольца духов загорелись.<br><br>Увидев это, юноша тут же вздрогнул. Стоило понимать, что после парализации лунной травой нельзя было продолжать собирать силу духа, также это было важной вещью для того, чтобы сказать, что способность контролировать рост лунной травы была очень хорошей. Но если сейчас Мэн Ижань могла активировать два кольца, то она не была отравлена.<br><br>В то же время, будучи втайне удивленным, Тан Сань без малейшего колебания снова воспользовался Следом призрачной тени, молниеносно отступая назад. В это время он удивлен нечто странное.<br><br>Мэн Ижань запуталась в стеблях, скрючившись, будто кости не держали ее тело. Она стала мягкой и неожиданно, будто смазанная маслом, выскользнула из пут растения и ударила посохом в направлении Тан Саня.<br><br>Из головы змеи вылетел клинок, похожий на язык, длиной в два чи (=60 см). В мгновение ока он оказался на опасно близком расстоянии перед юношей. Лезвие языка мерцало голубым блеском, очевидно, оно было смазано ядом.<br><br>Две способности активировались в одно время. Первой была Острый язычок, а второй — Тело змеи. Положившись на Тело змеи, девушка выскользнула из стеблей, и после Острый язычок яростно атаковал и изменил ситуацию.<br><br>Тем не менее Мэн Ижань оказалась в довольно плачевном состоянии. Хотя шипы лунной травы не могли отравить ее и даже просто проникнуть ей под кожу, на одежду эта способность не распространялась. Одежда девушки была украшена дырами, через некоторые можно было даже что-то увидеть. Именно поэтому Ижань попыталась тут же убить Тан Саня, только вырвавшись из лунной травы. К этому времени она была не только рассержена, но смущена и обижена.<br><br>Наблюдающий за всем этим Дай Мубай произнес:<br>— А эта способность Раздевание лунной травой по-настоящему крутая. Если бы он использовал ее сейчас снова, возможно, противник бы уже уступил.<br><br>И Дай Мубай, и Оскар, и Ма Хунцзюнь во все глаза смотрели на свирепую Мэн Ижань, не моргая. Можно было сказать, что девушка была выдающейся красавицей, и сейчас эти дыры на ее одежде являли собой нечто вроде расплывчатой красоты. Если Оскар и Мубай немного сдерживались, то Ма Хунцзюнь уже вовсю пускал слюни, яростный огонь клокотал внутри него.<br><br>Осознав, что лунная трава не принесла никакого эффекта, Тан Сань не мог не нахмуриться. Острый язычок был прямо перед ним, он приблизился на два чи, и уклоняться юноша уже не мог.<br><br>Слегка наклонившись, Тан Сань решил не отступать. Собирая силу в ногах, он практически прилипал к клинку, когда менял направление, продолжая двигаться вперед. Одновременно его левая рука бросила Захват дракона, а правая с его помощью ударила. Целью Тан Саня была именно нижняя часть головы змеи, прямо по семи цуням [6].<br><br>К этому моменту юноша уже понял, как Мэн Ижань могла быть невосприимчива к яду лунной травы. Поскольку ее дух сам по себе был связан с отравами, естественно, у нее был иммунитет. И именно он помог ей сбежать из пут.<br><br>И с приглушенным звуком посох слегка поднялся. Сила духа Мэн Ижань была еще более мощной, чем представлял себе Тан Сань. Несмотря на это, посох был отброшен, и у юноши не оказалось возможности атаковать. Мэн Ижань остановилась, чтобы вытащить посох. Держа его в обеих руках и слегка подрагивая, посох стал восьмью тенями, что нацелились на Тан Саня.<br><br>Сложно было отличить настоящий дух от его тени, а потому они, неся в себе бурлящую силу духа, перекрыли все пути отступления. Но в эту секунду глаза Тан Саня вспыхнули темно-фиолетовым огнем, это были Глаза демона. Увидев это преображение, Мэн Ижань не могла не вздрогнуть, а ее руки — не замедлиться.<br><br>Можно было сказать, что все восемь теней были настоящими, но также — фальшивыми, они постоянно менялись, тем самым поддерживая собственное существование.<br><br>Возможно, если бы такой мастер, как Чжао Уцзи столкнулся с такого вида атакой, он мог бы просто блокировать ее без каких-либо проблем. Но перед Глазами демона этот быстрый посох стал медленней, и все траектории четко виделись юноше.<br><br>Тан Сань пошевелил руками, без малейшего колебания подался вперед, сила духа сделала воздух липким и заставила посох остановиться. Сразу же после этого юноша вытянул правую руку и молниеносно, словно росчерком пера, схватился за посох. Он держал ее прямо там, куда целился, на семь цуней ниже головы. Мэн Ижань почувствовала, как посох сжался в ее руках, а тени исчезли. Однако атака девушки не закончилась.<br><br>Внезапно острый клинок из змеиной головы скользнул, прямо разрезая руку Тан Саня, что держала посох. Толстое и острое лезвие мерцало голубым блеском. Кто знает, если он и правда разрубит, может быть...<br><br>Скорость реакции Мэн Ижань была невероятна. Практически в одно время с Тан Санем, которых схватил трость, клинок нанес удар. В таких условиях, даже если бы юноша хотел уклониться, было бы слишком поздно. Если он отпустит посох, то получит удар, и тогда цель клинка сменится на тело юноши.<br><br>Один цунь длинный — другой сильный, хотя След тени Тан Саня был едва заметен, при таких условиях было практически невозможно уклониться от атаки Мэн Ижань.<br><br>Наблюдавшая за битвой Сяо У тревожно закричала и сделала шаг, чтобы броситься на помощь Тан Саню, но ее вовремя остановил взгляд Чжао Уцзи. Мужчина выглядел так же мрачно, но, если бы кто-то из них вмешался в этот поединок, это нарушило бы правила игры. Кроме того, он верил, что Тан Сань не проиграет так легко. Тогда юноша положился на скрытое оружие, чтобы заставить Чжао Уцзи ощутить весь кошмар, сейчас же Тан Сань даже не предпринял попытки применить свой арсенал.<br><br>Столкнувшись с Острым язычком, Тан Сань выбрал самый простой способ решить эту проблему, но в то же время он был и самым самоубийственным. Юноша не разжал правую руку, но быстро схватил клинок змеи левой.<br>— Сяо Сань! — закричала Сяо У. Она зажмурилась, не желая видеть, как ладонь ее старшего брата рассечет лезвие. Но была ли порезана рука Тан Саня? Конечно же, нет.<br><br>Легкий звон, рука юноши сжимала Острый язычок. Сейчас руки Тан Саня были покрыты блестящим и полупрозрачным нефритом. Это была техника клана Тан Таинственная нефритовая рука. Тайное знание записанное в Таинственном писании сокровища Небес. Чтобы стать мастером скрытого оружия, необходимо было выучить это умение.<br><br>В прошлой жизни Тан Саня те, кто не относился к клану Тан, но использовал скрытое оружие, особенно смазанное ядом, должны были надевать перчатки из оленьей кожи, чтобы не пораниться или отравиться. Но если бы ученики Тан были такими же, не считались бы они посмешищем?<br><br>Нефритовая рука в сочетании с Небесным навыком делала кожу рук прочной и твердой, как нефрит. Никакой яд не мог проникнуть под них. С помощью этой техники ученики клана Тан использовали скрытое оружие без подготовки, а также не беспокоясь о возможности порезаться.<br><br>Но, конечно, даже у нее был свой предел. Когда атаки превышали его, то руку можно было повредить. Только вот нынешний предел Тан Саня не мог быть достигнут Мэн Ижань. У ее бабушки это еще могло получиться.<br><br>Острый язычок был в его руке, юноша сжал все пять пальцев. Одна рука держала посох, вторая — клинок. Юноша и девушка, одновременно схватившиеся за дух орудия, оказались в тупике.<br><br>Острый язычок можно было назвать лучшей способностью для духа Змеиного посоха, но чтобы уметь им пользоваться, нужно быть достаточно умелым. Клинок Мэн Ижань в руках Тан Саня был подобен меди, отлитой из железа. Она не только не могла вырвать свой посох, но и разрезать руку Тан Саня, которая внезапно стала белой и блестящей.<br><br>Сила Мэн Ижань заключалась в змеином посохе, поэтому, конечно, она не могла отказаться своего оружия. Тан Сань тоже понимал этот факт, поэтому этот дух стал камнем преткновения противников. Практически одновременно без малейшего колебания юноша и девушка одновременно использовали свою силу духа, чтобы атаковать противника через посох.<br><br>Сила духа Тан Саня была голубой, а Мэн Ижань — серой. Два разных вида энергии одновременно отразились в Змеином посохе, внезапно вспыхивая в столкновении аур.<br><br>Сейчас никакие способности ничего не решали, а силы этих двоих не отличались. Столкновение с использованием силы духа для атаки было опасно и являлось помехой для атаки противника.<br><br>Конечно, Тан Сань мог пустить в ход свое скрытое оружие, но он и не думал этого сделать. Если он столкнулся с равным противников и проиграл, то чего стоило его многолетнее совершенствование? Даже несмотря на то, что противник мог сопротивляться его лунной траве, он должен был доказать, что сильнее соперницы.<br><br>Таким образом, битва между Тан Санем и Мэн Ижань сразу же превратилась в борьбу двух сил духа.<br><br>Сила духа Мэн Ижань была яростной и давящей, в добавление ко всему девушка была разозлена тупиковым боем с Тан Санем, а потому она атаковала, словно волна-убийца.<br><br>Таинственный Небесный навык был техникой главой ветви клана Тан, он характеризовался невероятной гибкостью и бесконечным ростом. Юноша знал, что сила духа противница была выше, чем у него, поэтому, когда Мэн Ижань только собралась атаковать, он не контратаковал, а отвел свою силу духа к третьей змее, упорно вцепившись в нее и думая: «Как бы ты ни атаковала, я не сдвинусь с места!»<br><br>Понимая, что Тан Сань и Мэн Ижань сражаются силой духа, Морская змея Мэн Тяньсян и Чжао Уцзи напряглись. Они понимали, что этот способ борьбы очень опасен. Одна ошибка могла нанести тяжелые травмы. Подсознательно мужчина и старая женщина приближались к полю боя. Если случится катастрофа, они немедленно окажут помощь.<br><br>Прошла минута и секунда, и Мэн Ижань, и Тан Сань вспотели. Они использовали всю свою силу.<br><br>Преимуществом Тан Саня была сила Таинственного Небесного навыка и бесконечный рост, а также высокая скорость восстановления. Мэн Ижань же была сильнее Тан Саня. И если у них обоих была одинаковая защита, то очень возможно было, что девушка и юноша пострадают.<br><br>Но Мэн Ижань была слишком нетерпелива, она атаковала яростно, до такой степени, что ее потребление силы духа было гораздо больше, чем у пассивно защищающегося Тан Саня.<br><br>Снаружи ее серая сила духа занимала две трети посоха, но на самом деле тратилась она еще больше.<br><br>По мере того, как шло время, а энергия девушки слабела, Тан Сань начал свою контратаку. Синяя сила духа постепенно увеличивала свое влияние на посох, тем самым меняя соотношение сил сторон.<br><br>***<br><br>[1] Морская змея/Большой плоскохвост (Laticauda semifasciata) — змея из подсемейства морских змей. Общая длина достигает 70—80 см, максимальная длина — 170 см. Весьма ядовитая змея, яд сильно токсичен. Питается рыбой, в частности угрями. На эту змею охотятся ради красивой и качественной кожи. К тому же мясо съедобно. В азиатских странах его употребляют в жареном и копчёном виде. Считается, что мясо активирует половое влечение.<br><br>[2] Драконий гун (龙公) — 龙 — дракон, 公 — гун, министр в крупном царстве древнего Китая. Вместе эти иероглифы дают значение барин, хозяин.<br><br>[3] Лаоди или Вы (老弟) —обращение к младшему по возрасту или в обращении учителя к ученику; дружище, приятель.<br><br>[4] Лаошэнь или я(老身) — старуха или старик о себе.<br><br>[5] Дацзе (大姐) — старшая сестра; сестрица, барышня (в обращении к девушке).<br><br>[6] По семи цуням (蛇的七寸) ссылается на 打蛇打七寸 — бить по уязвимому месту, попасть в точку. Буквально будет «бить змею по семи цуням».</div>