Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Выйди и встань на колeни

<div>Глава 27. Выйди и встань на колeни<br><br>Mу Чэнь съел тpи лекарственные пилюли и только тогда с трудом подавил жгучее пламя огненного яда. Oн знал, что больше не может откладывать это на потом. Ему нужно было немедленно войти в уединение.<br><br>Но что делать с учеником? Ему придется находиться в уединении по крайней мере в течение года. Kто может гарантировать, что за это время Гу Юньцзюэ не собьется с пути из-за других. В течение последних десяти лет, как только мальчик выходил из зоны видимости Му Чэня, Юньцзюэ обычно следовал за другими и вызывал неприятности, что вызвало у мужчины психологическую травму. Он действительно ощущал беспокойство.<br><br>_________________<br><br>По окончании собрания Гу Юньцзюэ был остановлен словами Чжэн Сюаньсу и мгновенно испустил убийственную ауру. Tело Му Чэня было действительно больным, но даже Цзин Мин и другие не знали об этом. Этот Чжэн Сюаньсу, казалось, знал слишком много.<br><br>– Дядя действительно заботится о моем Учителе, но даже я не знаю ничего такого. Где ты это слышал? – мягкий тон Гу Юньцзюэ не изменился ни на секунду. Его глубокие чернильные глаза на красивом лице только мельком посмотрели на Чжэн Сюаньсу.<br>Хотя его слова были мягкими и беззаботными, они заставили сердце Чжэн Сюаньсу необъяснимо задрожать, а в грудь в этот момент вошла бездна холода. Он покрылся холодным потом и почувствовал желание опуститься на колени, чтобы отдать дань уважения. Под сильным давлением он сжал зубы, а затем поспешно ответил:<br>– Нигде. Я только видел, что цвет его лица был не так хорош, поэтому был немного обеспокоен. Вот и все.<br><br>Гу Юньцзюэ тихо рассмеялся, кивнул и многозначительно сказал:<br>– Большое спасибо за беспокойство дяди об Учителе. Я обязательно сообщу ему об этом сегодня слово в слово.<br><br>Чжэн Сюаньсу глухо рассмеялся и не ответил. Гу Юньцзюэ увидел, что глаза того несколько уклоняются от его взгляда. И тогда в его собственных глазах мелькнула мысль, что этот человек был проблемой.<br><br>_________________<br><br>Му Чэнь встал с кровати и просто прошел через дверь, когда увидел, как Гу Юньцзюэ поспешно летит назад с неудержимой скоростью и бросился к нему. Мужчина неосознанно вытянул руки и позволил другому обнять себя за талию и плотно прижаться. Когда он беспомощно погладил ученика по волосам, Му Чэнь серьезным тоном произнес:<br>– Ты почти такой же высокий, как Учитель, но все еще любишь вести себя как испорченный ребенок. Тебе нужно проявить немного сдержанности.<br><br>Гу Юньцзюэ взял Му Чэня за руку и исследовал внутренние колебания духовной силы в его теле. Не говоря ни слова, он прикрыл за ресницами слабый мрак в своих глазах, но затем все же улыбнулся и пообещал:<br>– Ученик запомнит эти слова.<br><br>Му Чэнь был бессилен. Он произнес эти слова уже бесчисленное количество раз, но его ученик совершенно не изменился.<br><br>– Кто-нибудь в главном зале пытался создать тебе проблемы? – Му Чэнь сел и естественным образом протянул руку.<br><br>Гу Юньцзюэ взял бледную нефритовую руку и достал платок, чтобы аккуратно почистить каждый из длинных хрупких пальцев, его глаза неожиданно показались немного игривыми. Он нерешительно сказал:<br>– Никто не пытался искать проблем. В конце концов, там также было несколько старших братьев. Но был кое-кто… кто хотел познакомить меня со своей дочерью.<br><br>Лицо Му Чэня тут же заледенело.<br>– Кто?<br><br>У этого человека просто не было глаз. Его ученик был еще так молод, но он неожиданно осмелился попытаться представить ему свою дочь. Этот человек просто ухаживал за своей смертью!<br><br>Не меняя выражения лица, Гу Юньцзюэ сказал:<br>– Это был дядя Чжэн.<br><br>– Хм! – фыркнул Му Чэнь с холодным выражением глаз. – Это только ученик внешней секты, которого твой гроссмейстер случайно привел в секту, вот и все. Какой же он дядя?<br>В последний раз, когда этот человек сидел рядом с Юэ Минцзэ и шептал тому что-то на ухо, это сделало Му Чэня очень недовольным. Зачем другим вмешиваться в его собственные дела? Его больше всего раздражали люди, которые вели себя как благородные господа. Они всегда действовали так, как будто учитывают потребности других людей, когда на самом деле всего лишь являлись мерзкими людьми с презренными мыслями.<br><br>Му Чэнь внимательно посмотрел на Гу Юньцзюэ, предупреждая:<br>– Со временем красота также пройдет и превратится в кости, поэтому нет смысла цепляться за женские чары. Маленькие дети не должны думать о таких беспорядочных вещах.<br><br>Гу Юньцзюэ улыбнулся и слушал до самого конца. Когда он закончил очищать пальцы Му Чэня, он взял чашку и проверив, что температура по-прежнему подходящая, передал ее мастеру, мягко уговаривая:<br>– То, что сказал Учитель, правильно. Ученик запомнит это. Что насчет твоего здоровья? Ты где-нибудь чувствуешь себя неважно?<br><br>Му Чэнь выпил глоток чая, его вспыльчивость уже улеглась, прежде чем он равнодушно ответил:<br>– Ничего страшного. Если я не смогу подавить, то могу только твердо бороться с этим. В любом случае, я не умру.<br>В своей прошлой жизни он пережил 5 приступов, прежде чем узнал, как решить эту проблему. Несмотря на то, что он не умрет, это действительно было трудно принять.<br><br>Когда Гу Юньцзюэ услышал это, он нахмурился и недовольно уставился на него.<br>– Учитель!<br><br>Му Чэнь остановился на мгновение и, не имея другого выбора, беспомощно перефразировал.<br>– Поскольку Учитель хочет ненадолго войти в уединение, тебе следует подождать меня и не бегать повсюду.<br>Не желая, чтобы Гу Юньцзюэ продолжал спрашивать, Му Чэнь сменил тему.<br>– Я попросил тебя кое-что сделать, ты уже закончил с пилюлями?<br><br>Гу Юньцзюэ:<br>– … Нет.<br><br>– Глупый! Иди и сделай это прямо сейчас! Сегодня вечером я проверю твою работу, – Му Чэнь посмотрел на Гу Юньцзюэ.<br>Способность его маленького ученика к приготовлению таблеток действительно была довольно посредственной. Что касается изучения могущественных техник меча, его ученик мог взглянуть на них лишь раз и запомнить их мгновенно, а затем использовать, чтобы расколоть небеса с безграничной силой. Однако использовать силу духа при классификации ингредиентов для лекарственных таблеток было для него невозможно. К этому времени он умел только улучшать первичные лекарственные пилюли. Он был практически глупее, чем свинья.<br><br>Всякий раз, когда Гу Юньцзюэ думал о задаче, которую Му Чэнь заставил его выполнять, он сразу же испытывал головную боль. За обе жизни только маленький мастер называл его такими именами, как дурак, идиот и глупец всякий раз, когда злился. Конечно, со словарным запасом Му Чэня легко было понять, что использование таких слов при попытке отругать его, показывало его текущее настроение, и то, что неприязнь наконец достигла пика.<br><br>Многие лекарственные таблетки со временем будут повреждены и потеряют часть своей силы. Задание Му Чэня состояло в том, чтобы он, используя свою духовную силу, проткнул таблетки из бутылки с пилюлями и нанизал их на духовную нить, чтобы предотвратить уменьшение лекарственной силы. Будучи крупным молодым человеком, используя иглу для прокалывания лекарственных таблеток, Гу Юньцзюэ чувствовал, что такого рода действия полностью похожи на обязанности прислуги и что он действительно не может продолжать это делать.<br><br>Естественно, если бы это делал его маленький мастер, он бы определенно подумал бы, что тот будет выглядеть как идеальная жена.<br><br>Му Чэнь протянул руку и постучал по голове ученика.<br>– Ты слышал, что только что сказал Учитель?<br><br>– Я слышал! – Юньцзюэ схватил Му Чэня за руку и радостно предложил. – Разве не будет хорошо, если Учитель будет учить ученика все время?<br><br>Му Чэнь закончил пить чай и холодно посмотрел на Гу Юньцзюэ. Какой глупый, как он мог быть таким глупым! Мальчик из прошлой жизни был намного умнее этого. Может ли быть так, что он слишком хорошо воспитывал мальчика в этой жизни и испортил ребенка? Можно ли воспитать талант так, чтобы он стал только хуже?<br><br>Гу Юньцзюэ смотрел на него с улыбкой, не пропуская ни единого изменения выражения на его лице. Глаза его маленького мастера всегда были равнодушными и отчужденными, и он проявлял столько эмоций только когда имел дело с близкими ему людьми. Взгляд, которым Учитель одаривал его, по сравнению со взглядом на других, был совсем иным. Прямо в этот момент его глаза были самыми красивыми.<br><br>Му Чэнь увидел, что ученик не только не научился делать, что нужно, но, к тому же, все еще глупо улыбался и смотрел на него. Его неодобрение еще больше возросло, и он ударил Гу Юньцзюэ по спине.<br>– Посмотри на это!<br><br>Пока говорил, он разложил на столе 10 таблеток для основания и, использовав тонкую бамбуковую палочку со скоростью полета, он успешно закончил прокалывать таблетки и собирать их на духовную нить. Когда он закончил, то посмотрел на Гу Юньцзюэ, научился ли ученик это делать?<br><br>Гу Юньцзюэ только приподнял бровь.<br>– Учитель, разве ты не должен использовать вышивальные иглы?<br><br>Му Чэнь равнодушно ответил:<br>– Это слишком женственно.<br><br>– Тогда ученик…<br><br>– Дети не должны так сильно беспокоится об этом! – резко сказал Му Чэнь.<br><br>Гу Юньцзюэ беспомощно улыбнулся. Его маленький учитель был таким глупым, начинает злиться, когда не может одержать верх в речи. Это действительно было так восхитительно и очаровательно.<br><br>Во второй половине дня у Гу Юньцзюэ было недовольное выражение лица, когда он сидел у окна с вышивальной иглой и нанизывал таблетку за таблеткой. Му Чэнь подпер подбородок ладонью и лениво сидел сбоку, что не позволяло Гу Юньцзюэ сосредоточиться на таблетках. К счастью, у него больше не было обычного тела, иначе иголка истыкала бы его пальцы в сито.<br><br>Му Чэнь выпил две чашки чая, прежде чем решил, что не может продолжать смотреть на это разочарование. Он планировал вернуться, чтобы продолжить медитацию. Ученик был так глуп, как он мог быть таким глупым!<br><br>Гу Юньцзюэ наблюдал за удаляющейся фигурой Му Чэня, уголки его рта поднимались. Он отделил нить своей духовной силы и, с потрясающим контролем выгравировал на каждой таблетке два слова «Цин Син». Вежливое имя Му Чэня было Цин Син, и тот не скрывал эти два слова, но Цин Син слишком явно соответствовал внешности и, казалось, был как морозный снег. Поскольку Му Чэнь имел запутанную историю, очень немногие знают его. Гу Юньцзюэ очень любил это имя, особенно когда он говорил его самому себе. Он действительно хотел шептать это тому, как будто они были любящими и неразлучными возлюбленными и пристрастился к мыслям об этом.<br><br>Гу Юньцзюэ слегка щелкнул указательным пальцем, и вышивальная игла полетела вдоль с нитью духовной силы и соединила вместе десять лекарственных таблеток, их целебная сила не рассеялась ни в малейшей степени. Затем Гу Юньцзюэ махнул рукой и снова развеял духовную силу. В его глазах появилась какая-то забава. Он думал, что если будет действовать немного слабее, то Учитель станет еще больше беспокоиться о нем.<br><br>В этот момент изнутри комнаты внезапно вырвался палящий жар, и мягкое выражение лица Гу Юньцзюэ изменилось, его фигура уже превратилась в остаточный образ, когда он влетел в комнату.<br><br>Кожа Му Чэня всегда была бледной, а теперь, когда его тело подвергалось мукам огненного яда, она, казалось, еще больше обесцветилась. Внезапная невыносимая боль охватила его целиком, и волосы мужчины полностью промокли от пота, даже одежда прилипла к телу. Все его тело полностью разбито и истощено. Он чувствовал, как будто его душа была сожжена бушующим пламенем. Он уже перенес такую боль бесчисленное количество раз, и даже умер в своей прошлой жизни от этого. Пережив это снова, он все еще испытывал такую боль, что не мог справиться с этим. Его хрупкое тело было напряжено, и иногда он начинал дрожать, но все еще неосознанно ограничивал себя. Му Чэнь крепко стиснул зубы, чтобы не послышалось ни единого стона боли. Как бамбуковый стебель под порывами сильного ветра, он скорее сломается, чем сдастся.<br><br>Чем более превосходный человек, тем больше он вызывает жалости.<br><br>Гу Юньцзюэ бросился вперед и обнял Му Чэня со спины. Не спрашивая согласия, он вошел в духовный мир Учителя. Когда он заглянул туда, он увидел маленького белого человека, который выглядел точно так же, как Му Чэнь, который был заключен в кольца черного пламени. Две силы противостояли друг другу. Не имея времени думать, Гу Юньцзюэ использовал свою духовную силу, чтобы обернуть душу Му Чэня, защищая его.<br><br>Как только он соприкоснулся с этим пламенем, он вздрогнул. Больно! Духовная сила под огнем сжигалась до такой степени, что боль была за гранью слов. Думая о том, как Учителя, должно быть, сильно страдал, он почувствовал еще большую боль в своем сердце!<br><br>Как в прошлой жизни маленький мастер переносил эти мучения снова и снова, прежде чем умереть под черным пламенем! Чтобы стать сильнее, стать алхимиком, которого другие не будут запугивать, он, должно быть, полностью осознавал, что этот огонь может стоить ему жизни. Этот чистый и холодный человек, насколько он решителен?<br><br>Чувствуя, как кто-то обнимает его чувствительную и хрупкую духовную сущность, Му Чэнь сразу понял, кто это. В конце концов, он не будет таким беззащитным ни перед кем другим, кроме маленького ученика, которого воспитал.<br><br>Чувствуя прохладу в своей душе, Му Чэнь открыл глаза. Он поднял руку и ударил Гу Юньцзюэ ладонью, желая, чтобы тот отпустил.<br>– Не хочешь жить? Убирайся!<br>Он воспитал ученика с большими трудностями, но этот негодяй больше не хочет жить. Если бы он не был осторожен, тогда душа ученика исчезла бы и растворилась, а он, получается, растил бы своего ученика даром! Он не ожидал, что чем дольше будет подавляться яд, тем ярче будет вспышка. Первоначально он считал, что может подавить это в течение трех дней, но не ожидал чего-то подобного. Му Чэнь чувствовал сожаление. Этот хрупкий внешний вид не должен был быть показан ученику. Сыновний ребенок, безусловно, будет очень напуган.<br><br>– Не двигайся! – Гу Юньцзюэ крепко удерживал руки Му Чэня и держал его в своих объятиях, не в силах сделать ни шага. Его душа продолжала окутывать душу Учителя, помогая ему противостоять сильному огню.<br><br>Му Чэнь беспокоился, но он больше не мог продолжать спорить со своим негодным учеником. Он знал, что Гу Юньцзюэ не сможет продолжать поддерживать его, поэтому использовал всю свою силу, чтобы противостоять огненному яду. Поскольку эти двое совершенствовались по одному и тому же методу, и духовная сила Гу Юньцзюэ была сильнее, чем у Му Чэня, они на самом деле вскоре одержали верх.<br><br>_________________<br><br>Когда Цзин Tин и Цзин Мин вернулись и обнаружили барьер, установленный Му Чэнем, они подумали, что тот медитирует, поэтому не стали его беспокоить. Учитель и ученик сидели так три дня и три ночи. Гу Юньцзюэ открыл глаза, только когда черное пламя снова было сдержано и запечатано.<br><br>– Учитель? Учитель? – прошептал подросток несколько раз, поскольку Му Чэнь был слишком измучен и готов был погрузиться в сон. Но прежде он все же открыл глаза. В его лице все еще не было ни капли крови, но глаза выражали холодный гнев. – Ты нерадивый ученик!<br><br>Гу Юньцзюэ сказал себе, что раз он все еще может ругаться, значит все в порядке. Поэтому юноша расслабился и обнял Му Чэня, утешая его:<br>– Все хорошо, все закончилось.<br><br>– Отпусти!<br><br>Его на самом деле осмелились уговаривать, как будто он ребенок! На самом деле осмелились не слушать его слова! Осмелились, в конце концов, крепко держать его вспотевшее тело! Разве я не твой старший?<br>Если бы у него все еще были силы, Му Чэнь поднял бы этого непослушного негодного ученика и отшлепал его по заднице!<br><br>Гу Юньцзюэ поднял бровь. Кажется, маленький мастер может разрушить мост после перехода через реку [1]. Освободив мужчину из своих объятий, он почувствовал оставшееся тепло и прикосновение на руках, и с некоторым сожалением сжал пальцы. Затем Юньцзюэ предложил:<br>– Хочешь, чтобы этот ученик помог тебе вымыться?<br><br>Му Чэнь холодно фыркнул, но не стал возражать. Он не хотел, чтобы кто-нибудь другой видел его слабое состояние, и не хотел, чтобы кто-то посторонний мыл его. Проще говоря, лучше было выбрать маленького ребенка, которого он воспитал.<br><br>Гу Юньцзюэ немедленно заставил людей приготовить воду, а затем вернулся, чтобы помочь Му Чэню снять с себя одежду и корону. Мужчина тихо вздохнул. Он не ожидал, что на этот раз так легко это переживет, более того, уровень его совершенствования даже не упал.<br><br>Обдумывая причину, он не заметил выражения на лице Гу Юньцзюэ, когда тот смотрел на него.<br><br>Юноша положил свои длинные пальцы на плечо Му Чэня с легкой улыбкой в глазах и с огорчением произнес:<br>– Учитель, ученик продолжит.<br><br>Как только Му Чэнь услышал его тон, в его груди неописуемо родился злой огонь. Он схватил Гу Юньцзюэ за запястье, вспоминая, как этот ученик не был послушным, и сказал с застывшим лицом:<br>– В качестве наказания, ты выйдешь наружу и встанешь на колени.<br><br>Гу Юньцзюэ остановил свое движение руки, не понимая, почему Му Чэнь внезапно изменил поведение.<br><br>– Когда ты поймешь свою ошибку, тогда ты можешь вернуться, – тело Му Чэня уже немного оправилось. Он встал, достал бутылку с таблетками собирающими Ци, и, как будто они были конфетами, сунул в рот сразу три. Он молча оценил какие шансы у него были с его текущей силой, чтобы выгнать Гу Юньцзюэ.<br><br>– Учитель, ученик не знает, что он сделал неправильно, – на лице Гу Юньцзюэ была улыбка, теплая, как будто нефритовый темперамент мальчика мог хоть немного улучшить настроение Му Чэня. – То, что ученик обнимал тело Учителя или его душу?<br><br>Настроение Му Чэня сразу стало еще холоднее, и он нахмурился.<br>– Все считается!<br><br>Гу Юньцзюэ поднял бровь, а если бы все не считалось. Кажется, что маленький мастер не хотел спорить об этом с ним. Он был счастлив, что его видели не как постороннего, но, другими словами, разве это не значит, что Учитель не видит в нем мужчину? Гу Юньцзюэ сузил глаза и с любовью потянул за руку Му Чэня, взмахивая ею взад-вперед.<br>– Тогда ученик защитит Учителя и позволит ему чувствовать себя свободно.<br><br>Му Чэнь: «……»<br><br>– Учитель действительно хорош в воспитании, так что в тот раз ученик ни о чем не думал, прежде чем ворваться. В своем сердце я решил, что, если что-то случится с Учителем, как ученик продолжит жить один?<br><br>Му Чэнь: «……»<br><br>– Конечно же, ученик по-прежнему любит Учителя больше всех.<br><br>Му Чэнь: «……»<br><br>– Даже что-то вроде жертвы во имя любви – это то, что ученик может сделать.<br><br>Ошеломленный Му Чэнь, который уже пришел в себя, поднял ногу и выпнул Гу Юньцзюэ. Закрыв дверь, он запер ее и произнес холодным голосом:<br>– Иди и встань на колени у ворот!<br><br>Цзин Мин, который нес большое ведро воды и собирался войти в здание, чуть не ударился о открывающиеся двери. Он быстро увернулся в сторону и увидел след на животе Гу Юньцзюэ. Радуясь несчастью другого, он подошел и похлопал его по плечу.<br>– Ты действительно снова довел Хозяина дворца до гнева? На этот раз это не круг пробежки вокруг секты, а стояние на коленях, не так ли, ха-ха-ха…<br><br>После десяти лет получения наказаний за Гу Юньцзюэ, впервые он увидел неудачу другого. У Цзин Мина внезапно появились мужество, и он почувствовал себя бездомной собакой, которая столкнулась с целым состоянием, давая ему ощущение, что он может летать.<br><br>Гу Юньцзюэ скрытно засмеялся. Маленький мастер действительно очень милый. Когда он не мог найти ответ, он становился враждебным. Если бы он был смущен, он стал бы враждебным. Даже когда маленького мастера трогали, он расстроился и все равно стал враждебным. После того, как он стал враждебным, первым делом он пнул человека, и теперь он добавил наказание стоять на коленях… Гу Юньцзюэ улыбнулся, когда потер лоб. В эти дни он ужасно устал, и его душа была ненормально слаба, а Учитель даже не огорчался из-за него.<br><br>Цзин Мин испугался улыбки Гу Юньцзюэ и пробормотал слова «невроз» самому себе. Это кем же надо быть, чтобы стать таким счастливым после наказания. Затем он снова поднял большое ведро и приготовился постучать в дверь. Неожиданно Гу Юньцзюэ сжал голову и рухнул навзничь. Юноша потерял сознание.<br><br>Цзин Мин глубоко вдохнул холодный воздух, и, прежде чем успел позвать Му Чэня, увидел, как закрытые двери с грохотом открылись, и полуодетый Мастер выбежал только для того, чтобы поднять Гу Юньцзюэ за воротник и втянуть его внутрь.<br>Этот маленький негодяй! Его духовная сила была уже исчерпана, и тело было даже слабее, чем его собственное, и он все еще осмеливался говорить столько глупостей, он просто был безрассудным!<br><br>Цзин Мин быстро последовал за ним, заметил нестабильное настроение Му Чэня и, тактично, не стал совсем ничего говорить.<br><br>Му Чэнь достал несколько лекарственных таблеток, приподнял голову Гу Юньцзюэ и накормил пилюлями, его глаза не могли скрыть беспокойство.<br><br>Когда душа маленького ученика ворвалась в его духовный мир, казалось, что-то было не так. Когда Му Чэнь подумал об этом, он использовал свою духовную силу, чтобы исследовать тело Гу Юньцзюэ. Но безрезультатно. Духовный мир другого был полностью защищен колоколом души, поэтому он вообще не мог увидеть душу другого. Задвинув свое подозрение в глубины сердца, Му Чэнь поднял Гу Юньцзюэ на руки, затем бросил его в ванну с водой и закатал рукава, чтобы помыть ученика.<br><br>Цзин Мин огляделся вокруг, но, не видя никого, кто мог бы помочь, он поспешно спросил:<br>– Хозяин дворца, мне помочь?<br><br>Му Чэнь отказался с равнодушным лицом, вытащил Гу Юньцзюэ из воды, просто выудив того, и бросил на кровать. Цзин Мин испытал радость от несчастья другого, когда увидел такого Гу Юньцзюэ. В течение последних десяти лет тот действовал как личный слуга Му Чэня и заботился о нем. Помогал надеть одежду, кормил своими руками, чтобы Му Чэню не приходилось самому подносить еду ко рту. Он даже хорошо управлял Дворцом Яньян. У других просто не было возможности позаботиться о Хозяине дворца. Он так сильно заботился об Учителе, что теперь не было никого, кто мог бы позаботиться о нем самом. Гу Юньцзюэ… наконец пожнёт то, что посеял.<br><br>Вновь отправив Цзин Мина на задний склон горы, чтобы получить новое ведро с водой из источника, Му Чэнь просто вымыл лицо, переоделся и сел рядом с Гу Юньцзюэ. Думая, что черный лотос на его груди почти исчез, Му Чэнь вздохнул. Возможно, со временем, вещи, оставленные учеником, чтобы защитить его, исчезнут, и не останется даже приятных воспоминаний. К счастью, человек перед ним все еще был здесь, умный и послушный, и он не шел по дороге из своей прошлой жизни.<br><br>От пятилетнего ребенка и до сих пор, Му Чэнь наблюдал за тем, как Гу Юньцзюэ из пышной булочки превратился в беспримерного красивого подростка. Он нежно погладил лицо своего юного ученика и издал несколько печальный вздох. В конце концов он все еще рос. Как только ученик вырастет, он должен позволить ему отправиться в мир, находить людей, которые ему нравятся, а он будет все дальше и дальше от него. Думая об этом, Му Чэнь почувствовал себя немного расстроенным. Он ущипнул лицо Гу Юньцзюэ с недовольством и стал мрачным. Когда придет время для ученика выйти в мир, он сам последует за ним, не позволяя позорным девушкам принуждать его ученика снова идти по демоническому пути. Разве тогда его тщательная работа по его воспитанию в течение 10 лет не будет потрачена впустую?<br><br>Гу Юньцзюэ открыл глаза и посмотрел на Му Чэня с улыбкой. Маленький мастер неожиданно воспользовался тем, что он спал, чтобы ущипнуть его.<br><br>Му Чэнь бесстрастно отпустил его лицо. После того, как его поймали с поличным, кончики его ушек казались слегка розовыми, но лицо все еще было холодным и белым.<br>– Иди в свою комнату и хорошо отдохни. Когда тебе станет лучше, снова отправляйся стоять на коленях.<br><br>– Учитель, – прежде чем Гу Юньцзюэ закончил слушать эти слова, он серьезно посмотрел на него. – C этого момента, если что-то будет не так, не скрывай это от меня, хорошо?<br>Его черные глаза, казалось, что-то таили. Му Чэнь не понимал этого, но он знал, что Гу Юньцзюэ беспокоился о нем. В конце концов, строгие слова, которые он собирался сказать, так и не были произнесены. Му Чэнь молчал.<br><br>Гу Юньцзюэ также не заставлял Му Чэня говорить и продолжал говорить сам:<br>– Лекарственные ингредиенты, которые ты купил в эти годы, должны быть направлены на детоксикацию этого яда. Я все знаю.<br><br>Му Чэнь вздохнул и беспомощно погладил голову своего ученика. Его ученик был слишком умен, он ничего не мог от него скрыть.<br><br>Гу Юньцзюэ повернул голову, теперь его губы оказались под рукой Му Чэня, и серьезно спросил:<br>– Каких трав тебе еще не хватает? Ученик поможет тебе найти их вместе.<br><br>Му Чэнь молчал. В конце концов, у него не хватило смелости ругать сыновнее благочестие своего ученика.<br>– По-прежнему не хватает Нефритового древесного гриба, Пятицветного цветка и Жемчужины ледяного духа. Но у твоего учителя они будут, так что тебе не нужно о них беспокоиться.<br><br>– Учитель?<br><br>– Хм?<br><br>– Ты устал?<br><br>– Не устал… – Му Чэнь посмотрел в глаза Гу Юньцзюэ и, конечно, его измученное тело внезапно испытало головокружение, а затем в глазах потемнело. Гу Юньцзюэ поспешно поймал его в объятия, положив мужчину на свою грудь. Он смотрел на изможденную внешность Му Чэня, его сердце болело, когда кончики пальцев проследили тонкие черты мужчины. Казалось бы, безжалостные тонкие губы упали на кончики пряди волос Му Чэня, оставили на них легкий поцелуй и прошептали:<br>– В следующий раз такого не будет.<br><br>_________________<br><br>В этот момент Хэйдань, чье тело не сильно изменилось за прошедшее время, незаметно вытянул шею и заглянул в окно. У него все еще был черный мягкий пух, толстые крылья, круглое тельце и три золотых пера на голове, и все это дрожало от волнения. Гу Юньцзюэ заметил, что он пришел. В конце концов юноша поднял голову и поманил того пальцем. Хэйдань осторожно вполз в комнату. Увидев Mу Чэня, спящего на груди Гу Юньцзюэ, он в шоке широко раскрыл свои красные круглые глаза: «О, он совершил грех!»<br><br>Гу Юньцзюэ приподнял уголки рта и заставил Хэйданя подойти еще ближе.<br><br>Хэйдань снова осторожно двинулся вперед. После того, как он съел душу Цзи Цинюаня, он подумал, что сможет избежать контроля со стороны Гу Юньцзюэ, но никак не ожидал, что у него, как у демонического зверя на стадии Зарождающейся души, все еще не будет возможности нанести ответный удар. Хэйдань уже принял свою несчастную судьбу. По крайней мере, когда он следует за этим хозяином, он, как минимум, может насытиться. В последние несколько лет Гу Юньцзюэ снабжал его большим количеством еды, и Хэйдань тихо утешал себя этим.<br><br>– Разве не будет хорошо, если я позволю тебе одолжить мне духовную силу? – Гу Юньцзюэ открыл рот, чтобы произнести эту фразу.<br><br>– А!? – Хэйдань был так напуган, что его золотые перья встали дыбом. У него была способность очищать греховную душу, полную крови, до чистой души. Так называемая просьба Гу Юньцзюэ одолжить немного просто означала вытянуть его душу. Хэйдань был так напуган, что повернул голову, желая убежать. Всякий раз, когда этот человек искал его, это никогда не заканчивалось ничем хорошим. Это был не первый раз, когда его духовная сила была вытянута. Каждый раз он должен был укреплять силу души Му Чэня. Иначе как бы тот сумел подавить огненный яд за 3 дня, не уходя в уединение.<br><br>Хэйдань мог только чувствовать горечь, поскольку он очищал душу. Он сохранял половину для себя, а вторую половину передавал. Каждый раз, когда он думал об этом, ему казалось, будто у него отбирают плоть, и он испытывал огромное огорчение.<br><br>– Hу, – нетерпеливо стукнул по своим губам Гу Юньцзюэ, и тут же сила выстрелила прямо в Хэйданя на столе, и тот был неспособен сделать ни одного шага.<br><br>Губы Гу Юньцзюэ растянулись в улыбке, он потянулся в воздух и схватил духовную силу Хэйданя, покидающую его тело. Только когда он увидел чистую белую туманную сферу на ладони, он почувствовал облегчение. Увидев, что Хэйдань выглядит так, будто ему больше не хочется жить, Юньцзюэ погладил его перья на голове и утешил его:<br>– Через некоторое время я заставлю кого-нибудь вырвать несколько злых душ, чтобы ты мог исправить ущерб.<br><br>Хэйдань все еще лежал на том же месте, уже не желая больше двигаться. В любом случае, даже если он съест их, ему все равно придется их выплюнуть. Ворон родился с такими же темными перьями, как и его, и это не может быть лучше.<br><br>Гу Юньцзюэ направил эту духовную силу в глубины духовного мира Му Чэня. Как голодный человек в темном месте без света, внезапно нашедший пищу, духовный мир ожил и мгновенно стал более энергичным. Видя, что к лицу Му Чэня возвращается здоровый цвет, Гу Юньцзюэ немного прищурился, пообещав себе, что он должен устранить скрытую в теле Учителя опасность, прежде чем огненный яд вспыхнет в следующий раз.<br><br>Он не имел понятия о двух лекарственных травах, но знал о пятицветном цветке. Этот цветок рос в демоническом царстве, и найти его было не очень сложно, но на людей из бессмертного мира в этом месте действовали едкие миазмы, поэтому они вообще не могли приблизиться. Гу Юньцзюэ посмотрел на лицо спящего Му Чэня и внезапно вспомнил, как тот однажды пробивался в мир демонов, чтобы найти лекарство. Теперь он предполагал, что это, должно быть, был именно пятицветный цветок.<br><br>После того, как он призвал Гуань Шаня, Гу Юньцзюэ приказал:<br>– Отправь нескольких людей в демоническое царство. Мне нужно 3 стебля пятицветного цветка.<br><br>Гуань Шань нахмурился и обеспокоенно спросил:<br>– Молодой мастер. Если мы вернемся в царство демонов, не будем ли мы бить траву, чтобы напугать змею [2]?<br><br>Гу Юньцзюэ тихо рассмеялся и с нежностью посмотрел на лицо Му Чэня. В его глазах, кроме этого человека, не было никого другого. Как будто он боялся разбудить мужчину в своих объятиях, он говорил мягким, но злым голосом:<br>– Если кто-то помешает моему пути, я не против убить брата или даже отца.<br><br>Сердце Гуань Шаня сначала дрогнуло, он склонил голову и поспешно отступил. От начала и до конца он не смел смотреть на Му Чэня.<br><br>_________________<br><br>После того, как Му Чэнь проснулся, он почувствовал, что его духовная энергия была в изобилии и работала нормально. Его состояние было даже лучше, чем до того, как вспыхнул огненный яд. Он был удивлен изменениям своего тела, но почувствовал, что с постелью что-то не так…<br><br>Гу Юньцзюэ сидел на кровати, одной рукой подперев подбородок, и смотрел на него с улыбкой на лице. Его лицо было красивым, но со слегка детским очарованием, настолько прекрасным, что ослепляло глаза людей. Но Му Чэня заботило не то, что его ученик становился все более привлекательным с возрастом, а то, что кровать была наклонена и что перегородка с комнатой Гу Юньцзюэ исчезла!<br><br>Строение его комнаты и комнаты Гу Юньцзюэ были аналогичными. Первая комната для приема гостей, вторая – спальня, а третья – кабинет. Теперь вторые комнаты были полностью открыты, и две спальни соединены вместе, кровати находились рядом друг с другом, между ними был лишь слой ткани.<br><br>Му Чэнь был ошеломлен и просто тупо смотрел на кровать, не понимая, что же случилось?<br><br>Гу Юньцзюэ, продолжая сидеть на кровати, развел руки и с невинным лицом сказал:<br>– Чтобы заботиться о Учителе, ученик мог подумать только об этом методе.<br><br>– Вот почему ты убрал стену? – лицо Му Чэня было безэмоциональным, явно очень недовольным этим объяснением. По его мнению, ученик вовсе не должен был заботиться о нем. Разве не он всегда заботился о Гу Юньцзюэ в эти годы? Или как тогда эта мелочь могла вырасти такой большой? Достаточно большой, чтобы набраться смелости и снести стену, пока он спит. Это просто нелепо!<br><br>Гу Юньцзюэ встал, отодвинул занавеску и направился к кровати Му Чэня. На его лице была постоянная улыбка, но появлялось больше беспокойства.<br>– Учитель, если с тобой что-то случится, когда я не буду знать об этом, как мне тогда покаяться, чтобы исправить свои ошибки?<br><br>Му Чэнь свел брови, желая сказать, что это не его ошибка. К сожалению, Гу Юньцзюэ даже не дал ему возможности открыть рот, сел у кровати, обнял мужчину за талию и продолжил говорить:<br>– Если Учитель исчезнет, у ученика не останется смысла жить. Есть ли у Учителя желание сделать это?<br><br>– Ты… – Му Чэнь потерял дар речи, глядя на молодого человека. Он не знал, что сказать. Может быть, потому что он слишком сильно избаловал ученика, тот все еще так нежно привязан к нему. Его ученику было почти 16 лет, и вскоре у него будет церемония совершеннолетия, но он все равно обнимает его, ведя себя как избалованный ребенок… Му Чэнь погладил юношу по голове, которая находилась у его талии, и беспомощно вздохнул. Может ли быть так, что он учил его неправильно, и что этот хрупкий ребенок стал таким? Если он действительно попадет в беду, как этот ребенок сможет продолжать жить?<br><br>– Забудь об этом, тогда я буду зависеть от тебя, – Му Чэнь был несколько бессилен. Он чувствовал, что, возможно, именно его метод воспитания привел к этой проблеме.<br><br>Увидев, как Цзин Мин несет маленькую книжку с картинками, когда проходит мимо окна, Му Чэню внезапно пришла в голову блестящая идея и он пригласил Гуань Шаня прийти.<br><br>В тот же день Гуань Шань спустился с горы, отправился в светский мир и купил большую коробку книг по обучению детей. Там было все, что только можно было написать. Му Чэнь сидел в бамбуковом лесу и внимательно читал книгу за книгой. Он не мог понять, что сделал не так, и планировал найти время, чтобы спросить Лю Ханьчжи, который воспитывал Чу Цяньшуана. У Лю Ханьчжи был такой темперамент, но он все еще был способен вырастить Сяо Лю до сегодняшнего дня. Как тогда он сам мог быть не в состоянии это сделать?<br><br>В книге сказано, что в 16 лет был период перехода от ребенка к молодому человеку и это особый этап в росте и развитии. Му Чэнь поднял взгляд на Гу Юньцзюэ, который настраивал цинь на кровати, и нахмурился. Действительно, достаточно особенный. Этот ребенок в последнее время увлекался каллиграфией и литературой. Почему теперь он любит играть на цинь?<br><br>В книге также сказано, что этот период был особенным, поскольку произойдет ряд крупных физиологических и психологических изменений, возникнут противоречия и вопросы. Если он не сможет найти то, что правильно, своевременную помощь или решение, это повлияет на то, как этот человек будет с тех пор развиваться, и даже на всю его последующую жизнь.<br><br>Му Чэнь был немного обеспокоен, так как это может повлиять на всю жизнь, ах. Он мог с уверенностью сказать, что, если не будет осторожен, этот ребенок снова может стать извращенным. Как это может быть хорошо?<br><br>Читая дальше, Му Чэнь был в шоке. Мальчики 15-16 лет желают дотронуться до противоположного пола, жаждут любви или, может быть, даже… близости?<br><br>Он изучал литературу и каллиграфию, чтобы привлечь внимание девушки?!<br><br>Гу Юньцзюэ чувствовал, что выражение лица Му Чэня постоянно меняется, когда мужчина наблюдает за ним. Углы его рта поднялись в восхищенной улыбке, его фигура быстро переместилась в сторону Му Чэня, и он с любопытством спросил:<br>– Учитель, на что ты смотришь?<br><br>Лицо Му Чэня стало равнодушным, он закрыл книгу и произнес безэмоциональным тоном:<br>– Ни на что.<br><br>Гу Юньцзюэ слегка рассмеялся и потянул его за рукав.<br>– Хм? Разве учитель не скрывает что-то?<br><br>Му Чэнь нахмурился, его ученик уже вырос, но все еще любит липнуть к нему. Какой юноша будет так же легко тянуть за рукав своего Учителя, как и его ученик?<br><br>– Если Учитель не хочет говорить, то ученик больше не будет спрашивать, – Гу Юньцзюэ встал рядом с Му Чэнем, поднял руки, чтобы поправить свою прическу, и предложил. – Учитель, ты хочешь пойти на прогулку с учеником?<br><br>У Му Чэня все еще было равнодушное лицо, и казалось, что он не хотел идти гулять.<br><br>Гу Юньцзюэ продолжил, сказав:<br>– Я слышал, что на аукционе в городе Циян сегодня будет продан девятихвостый лис. У него белоснежный мех, он умный и сообразительный. Как насчет того, чтобы пойти посмотреть на него?<br><br>Му Чэнь поднял брови, казалось, что он немного заинтересован.<br><br>Гу Юньцзюэ подавил улыбку, потянул руку Му Чэня, слегка уговаривая:<br>– Ученик хочет его. Учитель может купить его для меня?<br><br>Му Чэнь встал, привел в порядок свою одежду и направился наружу, его шаги были довольно быстрыми.<br><br>Уголки губ Гу Юньцзюэ слегка приподнялись, наблюдая за спиной Му Чэня, он улыбнулся и покачал головой. В его улыбке была неприкрытая любовь. Как только он собирался догнать мужчину, он увидел талисман призыва, возникший перед Му Чэнем. После того, как тот загорелся, в пустом воздухе появились слова: «Быстро приходи к Таверне Бессмертных».<br><br>Гу Юньцзюэ увидел, как первоначально равнодушное лицо Му Чэня неожиданно продемонстрировало счастливое выражение. Скрыв холод в своих глазах, юноша быстро сделал два шага и потянул руку Му Чэня. Пользуясь возможностью, он обнял его за талию, и с улыбкой спросил:<br>– Учитель, кого ты собираешься увидеть?<br><br>Му Чэнь схватил руку, обернутую вокруг его талии, потянул ее и неожиданно не смог убрать. Он удивленно посмотрел на Гу Юньцзюэ. В детстве мальчик обнимал его ногу и теперь уже повзрослев, он обнимает его за талию. Он не знал, что будет в будущем. Его ученик, казалось, умел вести себя как избалованный ребенок, и когда он прилипал, его нельзя было оторвать.<br><br>Гу Юньцзюэ положил голову на плечо Му Чэня и тихо рассмеялся, его теплое дыхание переместилось на чувствительную шею. Мужчина слегка наклонил голову в сторону, откинул голову ученика назад и сделал выговор с холодным лицом:<br>– Такое не допускается.<br><br>Гу Юньцзюэ не остановился и продолжил идти рядом, взяв руку Учителя в свою. И хотя Му Чэнь несколько раз отбрасывал ее, тому было по-прежнему все равно. Му Чэнь был беспомощен. Хотя он знал, что испорченное поведение ученика было нехорошо для него, он не мог не быть мягким с ним и мог только смириться.<br><br>У него не было опыта воспитания детей, и он превратил хорошего ребенка в цепкого. Когда Му Чэнь вспомнил этот факт, он вздохнул. Где, черт возьми, он ошибся?<br><br>_________________<br><br>Город Циян у подножия секты Чунюнь, Таверна Бессмертных.<br><br>Ровно в полдень таверна была полна гостей. Большинство путешествующих совершенствующихся предпочитали оставаться здесь, есть и пить, в то же время удобно расспрашивая информацию, будь она подлинная или фальшивая. В конце концов, это все слухи, о которых все любят неспешно поговорить.<br><br>Человек в черной одежде разговаривал со своим спутником:<br>– Говорят, что тот, кто стоит за павильоном «Чэнь Цзюэ», – красивая молодая женщина. Достаточно красивая, чтобы вызвать падение города. Но мало кто ее видел. Она действительно таинственная.<br><br>– Если женщины не имеют поддержки великих держав, боюсь, что у них не будет текущих достижений. Весь бизнес осмелится пойти по хорошим и плохим путям, чтобы получить свои три очка. Но если никто не поддержал их… – его спутник вульгарно рассмеялся, наклонился ближе к другому и сказал тихим голосом – Может быть, это любовница старого дьявола… О!<br><br>– Заткнись! – человек в черном схватил куриную ножку и насильно засунул в рот своему собеседнику, заставив другого задохнуться и покраснеть от удушья. Он нервно огляделся вокруг. Обнаружив, что никто не обращает на них внимания, снизил громкость и несчастно сказал. – Ты ищешь смерть, ах! Разве ты не знаешь о делах павильона «Ван Чэнь», который покупает и продает мертвых людей! Так называемая покупка и продажа мертвых – это как раз покупка жизни за деньги. У всех убитых плохая репутация. Тем не менее, поскольку это связано с человеческой жизнью, неизбежно произойдет какая-то кровавая демоническая Ци, заставляющая людей бояться последствий.<br><br>Молодой человек в зеленой одежде держал в руке чашу с вином. Когда он слушал обсуждение этих двоих, игривый свет вспыхнул в его глазах. Своим изящным голосом он тихо повторил их слова:<br>– Павильон Ван Чэнь?<br><br>Он выпил все вино одним глотком, внезапно показав нехорошую улыбку на своем красивом и запоминающемся лице.<br>– Разве это не поклонник Му Чэня? Ван Чэнь? Тц.<br><br>_________________<br><br>[1] 过河拆桥 – «перейдя реку, разобрать мост». Образно в значении: оказаться неблагодарным, бросить человека в беде, использовав его до конца; отказаться от своего благодетеля после достижения цели.<br>[2] «Бить траву, чтобы напугать змею», образно в значении: непреднамеренно предупредить врага или наказать кого-то в качестве предупреждения для других.</div>