Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Mу Чэнь пнул ученика по заднице, ругая: «Юнь’эр! Такой развратник!»

Глава 28. Mу Чэнь пнул ученика по заднице, ругая: «Юнь’эр! Такой развратник!» Первое, что Му Чэнь услышал, когда прибыл на место встречи, была фраза о его поклоннике, поэтому без какиx-либо следов вежливости взял со стола горшок с вином и бросил его в лицо мужчины. При этом его собственный облик показывал полное пренебрежение. Подняв руку, чтобы заблокировать удар и спасти винный горшок, брошенный Му Чэнем, мужчина протер его с большой осторожностью, словно тот являлся сокровищем, и с негодованием нахмурился, бормоча: – Мы не виделись десять лет, и первое, что ты делаешь, это хочешь меня ударить. Так бессердечно. Услышав это, Му Чэнь лишь мельком взглянул на него, так как ему было лень отвечать. Гу Юньцзюэ подвинул Учителю стул. Убедившись, что Му Чэнь сел, он затем послушно встал рядом с ним. Мужчина указал на стул рядом, жестом дав понять, что тот может сесть, избавившись от ненужной сдержанности. Мужчина в черном с любопытством наблюдал за Гу Юньцзюэ некоторое время, затем восхищенно воскликнул: – Такой красивый! Му Чэнь высокомерно фыркнул, поднял подбородок и с гордостью сказал: – Естественно, мой ученик самый выдающийся. – Твой ученик? Ты даже сам еще не вырос, так зачем принял ученика? Только посмотри, насколько он мил и послушен! Те, кто не знает, что он твой ученик, могут решить, что он невестка, которую ты воспитываешь. – Пф! – Му Чэнь подумал, что запах вина не так уж плох, поэтому сделал глоток, который сразу же выплюнул от шока, вызванного этими словами. Мягкий красный оттенок окрасил его щеки, в то время как красивое лицо выглядело очень оживленным в этот момент. – Произнеси еще больше чепухи, и я изобью тебя до смерти! Гу Юньцзюэ прищурил глаза и поспешно вытащил носовой платок, чтобы промокнуть капли вина у рта Му Чэня, он также провел пальцами по волосам Учителя. Oн был недоволен тем, что Му Чэнь отправился повидаться с кем-то. B своей прошлой жизни он видел Чэнь Мо дважды. Видя, что отношения между ним и Учителем были даже более «двусмысленны», чем с Лю Ханьчжи, он подумал, что между ними существуют особые отношения. Cудя по всему, это не то, что казалось на первый взгляд. Взгляд другого на его маленького мастера, судя по всему, был взглядом старшего, присматривающего за младшим. Настроение Гу Юньцзюэ сразу взлетело вверх. Посмотреть на смущенный вид его маленького мастера было приятно. – Учитель, вы не собираетесь представить нас? – Гу Юньцзюэ легко ткнул Му Чэня в талию, как будто часто так делал. – Чэнь Мо, – Му Чэнь сделал паузу, словно не знал, как объяснить далее. – Твой старший брат. Почему так сложно меня представить? Ты всегда с юных лет был таким нечестным, – поспешно добавил Чэнь Мо. – Мы не связаны кровью, – холодно опроверг Му Чэнь. – Обязательно ли быть связанными кровными узами? – тут же спросил Чэнь Мо. Му Чэнь вздохнул, желая возразить, но не мог выразить свои мысли из-за неуклюжести речи. Таким образом, он мог только принять поражение. Понимание вспыхнуло в глазах Гу Юньцзюэ. В прошлой жизни он знал только о таинственном происхождении Му Чэня. Но когда тот попал в беду, никто не пришел ему на помощь. Теперь, когда появился кто-то из его семьи, это стоило тщательно расследовать. Кроме того, у них даже были разные фамилии. Думая об этом, он улыбнулся и вежливо сказал: – Я не знал, что у Учителя все еще есть старшие. Сегодня наша первая встреча, поэтому позвольте мне оказать вам должное внимание. Махнув рукой, Чэнь Мо с радостью вынул нефритовое украшение, которое с улыбкой передал Гу Юньцзюэ: – Я не ожидал, что он действительно примет ученика, поэтому не приготовил подарок. Возьми это. Если в будущем ты столкнешься с трудностями, то сможешь получить помощь, показав этот нефрит. Лицо Му Чэня стало холоднее: – Мы не примем ничего из семьи Чэнь. Забери это обратно. Гу Юньцзюэ тактично отказался с улыбкой. Поскольку его маленький мастер сказал не принимать, он не примет подарок. В то же время он был удивлен семейной историей Му Чэня. Юноша не ожидал, что тот происходил из такой большой семьи. Но почему тогда он решил совершенствоваться в секте Чунюнь? Глядя на профиль Му Чэня, Гу Юньцзюэ решил обязательно это выяснить. Не имея другого выбора, Чэнь Мо мог только беспомощно забрать украшение. Он глубоко вздохнул, заметив нынешнюю ледяную внешность Му Чэня, и с сожалением сказал: – Наконец-то есть кто-то, кто может позаботиться о тебе. Теперь я могу чувствовать себя куда спокойнее. Му Чэнь налил себе чашу вина и пил в неторопливой манере. Он ничего не ответил, но его лицо было безмятежным. Атмосфера не была неловкой, но все же чувствовалось напряжение. Гу Юньцзюэ ощущал, что с тех пор, как Чэнь Мо вынул этот нефритовый жетон с эмблемой семьи Чэнь, Му Чэнь стал несколько нестабильным. Возможно, даже немного раздражительным. Юноша слушал, как Чэнь Мо продолжил: – Когда ты был еще ребенком, то сказал мне, что потерялся и попросил найти тебя. Затем я спросил, где ты находишься, но ты лишь сказал, что не знаешь! Сказал только, что перед тобой дорога и позади тоже дорога, вокруг деревья, а над головой облака. Я всегда волновался, что, когда ты вырастешь и потеряешь свой путь, не будет никого, кто мог бы найти тебя. Теперь я чувствую облегчение. Му Чэнь поставил чашу с вином. Наблюдая за дразнящим взглядом другого, он приложил все свои силы, чтобы сдержать желание вытащить меч и порубить его на части. Упоминать о такой неловкой вещи перед его учеником! Как он теперь будет служить ему примером в будущем? Подавив желание рассмеяться, Гу Юньцзюэ взял Му Чэня за руки, напоминая ему, чтобы он не был таким импульсивным. Тем не менее, юноша чувствовал, что настроение Му Чэня стабилизировалось. Нынешний гнев вспыхнул из-за смущения. Этот Чэнь Мо действительно знал, как повлиять на настроение маленького мастера, потому что они были очень близки, не так ли? Му Чэнь успокоился из-за уговоров Гу Юньцзюэ и выпил вино, чтобы подавить свой гнев. Его эмоции приходили быстро и уходили так же быстро. Любой, кто знал бы это, мог очень легко уговорить Му Чэня. Очевидно, Гу Юньцзюэ хорошо это знал, поэтому без труда успокоил его. Закончив на хорошей ноте, Чэнь Мо опустил глаза и выпил вино. В его глазах мелькнуло удивление. Он не ожидал, что действительно найдется человек, который сможет успокоить брата. Гу Юньцзюэ отнюдь не был обычным человеком. Видя, что гнев Му Чэня утих, Чэнь Мо продолжил поддразнивать: – Мы не закончили нашу игру в шахматы в прошлый раз, ты не менял ходы в ней, не так ли? Му Чэнь холодно фыркнул: – Я уже выбросил ее. Чэнь Мо вскрикнул в тревоге: – Ты такой неудачник! Му Чэнь потерял дар речи: «……» Он не должен был приходить сюда. Почему же он пришел? Не лучше ли пойти и купить лису? Чэнь Мо увидел, что достаточно поддразнил и, наконец, сменил тему. Мужчина искренне сказал: – Нанеси визит домой, когда у тебя будет время, хорошо? Прошло столько лет, мы все очень беспокоимся о тебе. Му Чэнь свел брови, раздраженный этой темой. – Даже если он все сделал неправильно, он все равно твой… «Бум!» Му Чэнь хлопнул винной чашей по столу перед Чэнь Мо, успешно заставив последнего замолчать. На его равнодушном лице вспыхнул гнев: – Я пришел к тебе не для того, чтобы слушать, как ты пытаешься убедить меня вернуться домой. – Хорошо, хорошо, я не буду больше об этом упоминать, – Чэнь Мо поднял руки в жесте поражения и тяжело вздохнул. Старая поговорка без причины пришла ему на ум: «Ты не вел бы себя так вначале, если бы знал, каков будет результат». Затем Му Чэнь встал, взмахнул своими изысканными широкими рукавами, что явно указывало на то, что у него больше не было желания воспоминать прошлое, и хотел уйти. Гу Юньцзюэ, естественно, внимательно следил за всеми действиями Учителя и поднялся вместе с ним. Чэнь Мо поспешно последовал за ними, не переставая говорить: – Куда ты идешь? Му Чэнь продолжал изображать холодность и не отвечал. Заметив это, Гу Юньцзюэ помог ему объясниться: – Мы слышали, что на аукционе будет лис с девятью хвостами. Учитель хочет купить его для меня. – Девятихвостый лис? Да, он, должно быть, белый и пушистый, – Чэнь Мо похлопал Гу Юньцзюэ по плечу так сильно, что были слышны громкие хлопки, и смотрел на последнего с понимающим видом: «Это действительно тяжело для тебя». Гу Юньцзюэ покачал головой, словно не понимая значение слов Чэнь Мо. А затем глядя на несколько скованную спину Му Чэня, он не смог скрыть улыбку и подошел, чтобы взять руку Учителя и тихо заговорить с ним: – Твой ученик любит пушистые вещи, поэтому Учитель должен купить его для меня. Я принес с собой много духовных камней. Му Чэнь холодно фыркнул и с гордостью сказал: – Зачем тебе тратить свои карманные деньги, у твоего Учителя достаточно духовных камней. – Да, Учитель прав, – всего несколькими словами ему удалось смягчить жесткую ауру вокруг Му Чэня. Чэнь Мо, который следовал за ними, был сначала поражен, а затем в его глазах промелькнуло глубокое замешательство. То, как эта пара Учителя и Ученика взаимодействовала, было не совсем правильным. В этот момент Гу Юньцзюэ внезапно повернул голову и слегка улыбнулся Чэнь Мо, словно говоря: «Видишь? Теперь он в порядке». Чэнь Мо на секунду замер, а потом решил, что просто слишком много думает. Характер Му Чэня таков, что если ты повинуешься ему, то можешь процветать, а те, кто шел против, мог и умереть. Как только он становится деспотом, то делает что хочет, и никто не мог его остановить. Он даже осмелился пнуть мемориальные таблички предков, когда однажды его пытались заставить сделать что-то против воли. Гу Юньцзюэ, должно быть, следовал за ним с юных лет, постоянно уговаривая его, поэтому неизбежно был довольно близок с Му Чэнем. Вероятно, так и было? Но в глубине сознания Чэнь Мо чувствовал, что все было куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. Шедший впереди Му Чэнь остановился перед кондитерской и безо всякого выражения купил пакет конфет, который тут же был передан Гу Юньцзюэ. Чэнь Мо снова захотелось поддразнить Му Чэня, когда он это увидел: – О боже, ты действительно знаешь, как побаловать своего ученика. Когда у тебя появится спутник Дао, он будут так завидовать твоему ученику. – Зачем мне компаньон? Мне достаточно ученика, – Му Чэнь говорил с несравненной надменностью, как если бы его ученик был несопоставим со всеми остальными. Улыбка Гу Юньцзюэ стала такой же яркой и солнечной, как погода этого дня. Слова маленького мастера были записаны глубоко в его сердце. Аукционный дом города Циян был довольно знаменит среди десятков близлежащих городов. Он был выкуплен павильоном «Ван Чэнь» три года назад и стал еще более престижным из-за таинственного стиля поведения владельца и методов управления. Традиционно они проводили аукцион в конце каждого месяца, а предметы на нем были редкостью среди Трех Царств. В прошлом Му Чэнь не интересовался подобным, но его ученику это нравилось. Со времени первого визита Гу Юньцзюэ, казалось, нравилось тратить деньги как воду, и он приходил сюда каждые несколько месяцев. Му Чэнь беспокоился, что Гу Юньцзюэ отправляется в одиночку, поэтому большую часть посещений аукциона он сопровождал своего маленького ученика. Когда сотрудники аукционного дома увидели Му Чэня, они словно смотрели на бесчисленные сияющие духовные камни. Сообразительный ребенок Дао подбежал к ним, глубоко поклонился и искренне улыбнулся: – Если бы было известно, что придет старейшина Му, владелец заранее приготовил бы для вас комнату с чаем и закусками. Му Чэнь просто бросил холодный взгляд на ребенка, не признавая жест доброй воли другого, и без малейшего намерения ответить пошел прямо к комнате. Очевидно, ребенок Дао уже привык к такому поведению и побежал вперед, чтобы вежливо показать им путь. Когда он проходил мимо Гу Юньцзюэ, ребенок, склонил голову еще ниже. После предоставления Му Чэню комнаты, ребенок Дао передал каталог предметов сегодняшнего аукциона. Му Чэнь небрежно пролистал страницы и обнаружил несколько предметов, которые его заинтересовали. Например, таз из духовного камня с тонко нарисованными декоративными узорами, который выглядел красиво и казался подходящим для разведения рыбы. Также хорошо выглядел замок Цянь-Кун, который мог уменьшится после заключения контракта с хозяином, и подошедший бы для использования в качестве украшения на меч для его ученика. Достигнув конца каталога, Му Чэнь поднял бровь, подумав: «Девятихвостый лис-демон третьего ранга обладает демонической силой, равной силе культиватора на стадии Формирования ядра. К сожалению, он был пойман людьми только для того, чтобы быть проданным с аукциона как домашнее животное. Изначально Чэнь Мо собирался лишь увидеться с Му Чэнем и уйти, но когда увидел Гу Юньцзюэ, то решил остаться и понаблюдать за ним подольше. В результате три человека сидели в комнате, не говоря ни слова. Глаза Гу Юньцзюэ, казалось, были прикованы к фигуре Му Чэня, он ни разу не отвел взгляда. Если бы не ясные глаза без всякого желания и вожделения, Чэнь Мо бы заподозрил, что этот ученик является развратником. Затем, взглянув на Му Чэня, Чэнь Мо обнаружил, что тот уже привык к тому, что его ученик так смотрит на него, и занимался своими собственными делами без каких-либо признаков волнения. На этот раз Чэнь Мо действительно не знал, что сказать, чувствуя тяжесть в сердце. Му Чэнь поднял голову и холодно взглянул на него: – Ты болен? Неизвестная болезнь? Чэнь Мо: «……» – Если нет проблем, то почему ты так смотришь на меня? Чэнь Мо был убит горем. Твой ученик все время наблюдает за тобой, и тебе все равно, но как только я взглянул на тебя, то появилось много жалоб. Закончив говорить, Му Чэнь продолжил просматривать каталог, совершенно не заботясь о чувстваx Чэнь Мо. Ознакомившись со всеми предметами, представленными в книге, он бросил взгляд на своего ученика, и Гу Юньцзюэ немедленно подошел. Юньцзюэ увидел, как Учитель вытянул указательный палец и показал на несколько предметов в каталоге, и тотчас же кивнул, все поняв. Eго маленький мастер хотел получить их. Чэнь Мо помедлил, увидев спокойное лицо Му Чэня, но продолжил говорить: – Его жизнь подходит к концу, и он действительно хочет тебя увидеть. Если у тебя будет время, сходи к нему в последний раз. Вот зачем я пришел к тебе сегодня. Тело Му Чэня на мгновение застыло. Hо даже когда фигура Чэнь Мо исчезла за дверьми, он не кивнул. Его брови поползли к переносице, а в глазах появился след горечи. В этот момент холодный кусочек леденца был засунут ему в рот и мгновенно растаял, оставляя во рту только сильный аромат фруктов. Му Чэнь посмотрел на маленького ученика, который сунул эту конфету ему в рот, после чего поднял руку и осторожно потер область между бровями, разглаживая лоб. Гу Юньцзюэ улыбнулся ему и сказал: – Неважно, куда пойдет Учитель, я буду сопровождать тебя повсюду и никогда не оставлю одного. Му Чэнь молча посмотрел на своего маленького ученика, которого он так долго растил, и неожиданно поднял руку и постучал того по лбу. Его сердце больше не чувствовало себя таким удушающим: – Не думай, что только потому, что ты умный, то можешь создавать проблемы! Гу Юньцзюэ воспользовался моментом, чтобы сунуть ему в рот еще одну конфету. Кончики пальцев соприкоснулись с бледными губами Му Чэня, а глаза потемнели. Он улыбнулся, слизывая сахар с пальцев, и похвалил: – Конфеты, купленные Учителем, действительно самые сладкие. Му Чэнь с равнодушным видом достал платок, чтобы вытереть руки ученика. Уже такой большой, но все еще облизывает пальцы! Разве это не грязно? Вскоре начался аукцион. Ведущей аукциона была девушка, выглядящая на семнадцать или восемнадцать лет. Ее совершенствование не было высоким, она только достигла стадии Заложения основания, но, тем не менее, была прекрасна. На ней была великолепное красное платье, которое полностью подчеркивало ее сексуальность. С улыбкой на лице девушка заговорила, ее резкий и чистый голос нес соблазн, который заставлял сердца слушателей дрожать: – Собратья бессмертные, сегодня наш аукцион подготовил тридцать великолепных предметов. При вашем достойном внимании, уверена, что никто не пропустит то, что его интересует. Я смиренно скажу только одну вещь, последний лот сегодняшнего аукциона – это зверь на стадии Формирования ядра, Девятихвостый лис. Когда эти слова были произнесены, шепот зазвучал повсюду. Хотя эти шепотки не могли проникнуть в комнату Му Чэня, с его уровнем совершенствования, он, естественно, почувствовал то, что обсуждалось снаружи. Хотя большинство из них обсуждали, по какой стоимости окажется продана девятихвостая лиса, многие молодые люди интересовались очаровательной девушкой на сцене. Му Чэнь склонил голову к своему ученику. Видя, как Гу Юньцзюэ прямо сейчас смотрит наружу, лицо Му Чэня сразу стало безэмоциональным. Экран с лотами перед их глазами был таким большим, но юноша не смотрел на него, а все еще выглядывал наружу. Почему ты стал таким поверхностным? Чувствуя вокруг убийственную ауру, Гу Юньцзюэ удивленно обернулся назад. Увидев недовольное лицо Му Чэня, он сразу же растерялся. Кто на этот раз спровоцировал его? – Хммм! – издал недовольный гул Му Чэнь. Он так долго и с огромным трудом учил его, чтобы, наконец, позволить ему превратиться в хорошего человека, какими он был сейчас. Если теперь он будет жаждать красавиц и превратится в развратника, он убьет его, чтобы тот не навредил другим. Гу Юньцзюэ был ошеломлен. Он сам это вызвал? Юноша думал о том, что сделал не так и разозлил Учителя? Но как бы он ни думал, он не мог понять причину и стал куда более любопытным. Он снова посмотрел наружу. Ранее он выглянул, потому что почувствовал след демонической Ци. Му Чэнь поднял ногу и пнул задницу своего ученика, ругая: – Юнь’эр! Такой развратник! Гу Юньцзюэ посмотрел на след на заднице и не знал, смеяться ему или плакать. Теперь он знал, что Му Чэнь неправильно понял его, но нынешний внешний вид мужчины выглядел так, как будто тот ревновал из-за него, поэтому ему не хотелось ничего объяснять. Как будто он не понимал, что думает Му Чэнь, Гу Юньцзюэ нарочно взглянул на женщину на сцене. Му Чэнь: «……» Как и ожидалось! Ему действительно нужно преподать тщательный урок! Каждый раз, когда на аукцион выставлялся очередной предмет, Гу Юньцзюэ нарочно выглядывал наружу, словно не видел ледяного взгляда Му Чэня. Глядя на ученика, все больше и больше злости накапливалось в сознании Му Чэня, и когда он, наконец, не сумел ее подавить, то хлопнул по столу с лицом, полным холодной ярости. Он даже не знал, что продавалось в этот момент, но когда услышал, как кто-то предложил цену в пятьсот камней среднего качества, он холодно сказал: – Тысяча! После его заявления между людьми поднялся вздох, и через минуту все погрузились в тишину, в которой можно было услышать даже падение иглы. Кто-то в Небесной Комнате повысил ставку вдвое за печь двойного совершенствования [1], и даже сделал это в такой властной манере. Лицо Гу Юньцзюэ полностью помрачнело: – Учитель! Я перестарался, и он действительно разозлился. Му Чэнь холодно посмотрел на него, полностью раскрывая всю мощь Учителя перед своим учеником. Он мысленно нес властное выражение «ты можешь попытаться не слушать меня», и думая про себя, что он немедленно накажет своего позорного ученика, как только они вернутся, заставив встать его на колени. Если он не поймет свои ошибки, то может оставаться на коленях вечно! После некоторого времени молчания девушка, ведущая аукцион, лучезарно улыбнулась: – Тысяча духовных камней среднего класса, есть ли другие предложения? В зале стояла абсолютная тишина. Пятьсот духовных камней среднего качества для печи двойного самосовершенствования уже были самой высокой разумной ценой. С другой стороны, тысяча духовных камней среднего ранга… Никто даже не станет пытаться перебить эту ставку, если только это не будет настоящая любовь к продаваемому человеку. Му Чэнь осознал, что, возможно, допустил ошибку. С равнодушным лицом он поднял чашку с уже холодным чаем, его пальцы дрожали. Через минуту служитель принес Му Чэню контракт, похожий на контракт между хозяином и слугой. Все, что нужно сделать, это вписать свое имя, заплатить духовные камни, и человек, который был продан, будет принадлежать вам. Лицо Му Чэня было таким же холодным, как и всегда, но у него появилось желание просто бросить рукава и уйти. Но как только он увидел симпатичного подростка, его охватило чувство сочувствия. Этот ребенок был примерно того же возраста, что и его ученик, но мальчика поймали и выставили на аукцион, как предмет. С мрачным лицом он взял контракт, подписал его и бросил в служителя мешок, полный духовных камней, произнеся равнодушным голосом: – Мне он не нужен. Отпустите его. – Отпустить… его? – служитель никогда не слышал, чтобы кто-то отказывался от товара после его оплаты. Наблюдая за лицом Му Чэня, Гу Юньцзюэ намеренно сказал громче: – Использование кого-то в качестве печи для совершенствования слишком жестоко. Учитель – добрый человек и хотел спасти его жизнь. Просто следуйте словам Учителя и отпустите его. Услышав это, служитель с благоговением посмотрел на Му Чэня и сразу же ответил: – Этот слуга сделает, как вы говорите. Гу Юньцзюэ громко произнес эти слова, чтобы окружающие прекрасно могли все услышать. Это было сделано не только для того, чтобы очистить репутацию Му Чэня, но и в качестве предупреждения для всех не захватывать подростка снова, когда того освободят. Увидев плохое настроение Му Чэня, сердце Гу Юньцзюэ смягчилось, и он налил чашку чая своему Учителю, утешая его: – Я слышал, Второй старший брат продал сюда новую порцию чая, и он должно быть такой же, как тот чай, который мы обычно пьем. Выпей чашку, чтобы успокоить свой… гнев, – он хотел сказать: «Выпей чашку, чтобы успокоить свою тревогу», но знал, что, если он скажет такое, человек перед ним определенно будет раздражен. Тогда Му Чэнь не только может его ударить, но и несколько дней также будет чувствовать смущение. Это было бы слишком тяжелой потерей для него. Му Чэнь взял чашу, понюхал чай, прежде чем покачать головой. – Этот чай грязный. Видя, что Гу Юньцзюэ не понимает, Му Чэнь объяснил: – Не ешь вещи, которые продает твой Второй старший брат. Только те, что он посылает нам в подарок, чисты. Гу Юньцзюэ вспомнил, как дети Дао во Дворце Циян сметали опавшие лепестки метлами и использовали их для приготовления вина на заднем склоне горы. Итак, Гу Юньцзюэ забрал чашку из рук Му Чэня и достал собственный чайный сервиз и чайные листья из своего пространственного кольца, чтобы приготовить чай. Гнев Му Чэня немного утих. Когда он пил чай, он также больше не интересовался аукционом, его настроение казалось немного подавленным. Гу Юньцзюэ делал ставки на все те вещи, на которые ранее указал Му Чэнь, зная, что Учителя поразило то, что сейчас произошло. Ему нравилось выражение невыразительного лица Му Чэня, красивые глаза мерцали время от времени, словно он паниковал и не решался. Гу Юньцзюэ тихо прижал руки к щекам, немигающе глядя на него. Его маленький мастер выглядел так мило, хотя время от времени показывал только эти небольшие изменения выражения. Он уже был очарован Учителем, но тот вообще ничего не знал. Быть таким несправедливым нечестно. Как он собирался это компенсировать? Наконец, последний лот – Девятихвостый лис. Только к этому моменту в глазах Му Чэня вспыхнул интерес. Хотя его лицо все еще оставалось равнодушным, и он сидел совершенно прямо с холодным, как мороз благородным, бессмертным видом, вспышки света, которые проходили через его глаза, не могли быть упущены Гу Юньцзюэ. Изогнув губы, Гу Юньцзюэ подумал про себя: «Маленький мастер такой милый. Почему бы не спрятать его от других в будущем?» Не имея ни малейшего представления об опасных мыслях своего ученика, Му Чэнь просто сосредоточился на экране. После выступления ведущей был слышен звук цепей, и на сцене появилась клетка, покрытая черной тканью. Убедившись во всеобщем внимании, два служителя сняли черную ткань и выставили напоказ демонического зверя в цепях. В клетке бессильно лежал белый лис длиной в один метр, три хвоста были вытянуты позади него, лапы оказались скованы духовными замками. Кольцо контроля зверей было на его шее. Независимо от того, насколько мощным он был прежде, он должен был служить другим, как только заключит контракт. Как только его жизнь переходила в руки хозяина, он мог быть только рабом. Беспомощно осмотрев людей под сценой, белый лис стал выглядеть еще безжизненнее, но следы кровожадной свирепости были глубоко скрыты в его глазах. Вспышка жалости опять промелькнула в глазах Му Чэня, когда он смотрел на лиса. В прошлой жизни, когда Цзин Мин ушел в мир, то тоже оказался пойман каким-то человеком. К счастью, Гу Юньцзюэ удалось вернуть его обратно. Независимо от того, как Юньцзюэ поступал с другими людьми, его маленький ученик действительно заботился обо всех во Дворце Яньян. Думая об этом, Му Чэнь протянул руку, чтобы стереть отпечатавшийся на заднице Гу Юньцзюэ след, вынужденно прощая этого избалованного ребенка и думая про себя: «Я должен хорошо его учить и помочь избавиться от похотливых мыслей». Гу Юньцзюэ быстро перехватил Му Чэня за запястье и сжал светлую ладонь в своих руках, на его лице появилась улыбка: – Учитель, почему вы потерли задницу ученика? Затем Му Чэнь просто поднял ногу, чтобы пнуть его еще раз! Будучи настолько темпераментным и бьющий ногами, когда чувствовал желание избить ученика, такое отношение Му Чэня к Гу Юньцзюэ, кажется, вошло в привычку. Гу Юньцзюэ увернулся от удара и обнял мужчину за плечи, ярко улыбаясь. Му Чэнь холодно выдохнул: – Вести себя мило – бесполезно! Улыбка задержалась в глазах Гу Юньцзюэ, когда его губы слегка коснулись лба Му Чэня. Его руки вокруг мужчины постепенно сжались: – Учитель уже избаловал меня. Даже если бы я хотел измениться, то не могу. Поэтому Учитель должен взять на себя ответственность за ученика. Услышав это, Му Чэнь поднял руку и щелкнул по лбу Гу Юньцзюэ. Он также был довольно беспомощен перед своим учеником, который с детства цеплялся за него: – Ты действительно научился быть таким бесстыдным. Разве я учил тебя этому? – Я самоучка. – Бесстыдный ребенок, естественно, ты самоучка, – снаружи уже начались торги, поднявшись с тысячи высококачественных духовных камней до пяти тысяч, и, похоже, стоимость продолжала расти. Отругав Гу Юньцзюэ, Му Чэнь наконец сделал ставку. – Десять тысяч. Эта сумма заставила всех замолчать. Затем внезапно раздался женский голос: – Десять тысяч сто. Гу Юньцзюэ использовал свое божественное чувство, чтобы найти того, кто говорил, и слегка прищурился. На его лице появилась слабая улыбка. Демоническая Ци, которую он ранее ощутил, исходила от нее. Затем, Гу Юньцзюэ ощутил сильное намерение убить! __________________ [1] Здесь относится к человеку со особым свойством, которое может улучшить совершенствование любого, кто занимается с ним сексом. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Му Чэнь: «Кажется, мой ученик стал развратным, что мне делать?» (Вздыхая с тревогой o (︶︿︶) o ) Черная кошка, смотрящая искоса: «Кастрируй его! Кастрируй его! Кастрируй его! Кастрируй его!» (Возбужденная по неизвестным причинам ╰ (*. ︶. *) ╯) Гу Юньцзюэ умер _ (: 3 」∠) _