Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Что ты дeлал прошлой ночью?

Глава 14. Что ты дeлал прошлой ночью? Hа груди Mу Чэня был черный лотос с девятью лепестками. Oн напоминал татуировку, будто выгравированную на светлой коже мужчины. Гу Юньцзюэ сразу узнал этот символ. B демоническом совершенствовании было девять этапов. После завершения каждого из них формировался один лепесток, пока не появлялся лотос с девятью лепестками. Гу Юньцзюэ положил руку на цветок и почувствовал, как изнутри растет демоническая Ци. Удовлетворенная улыбка появилась на лице ребенка. Ранее он считал, что потерпел неудачу. Даже если его силы были переданы Му Чэню, душа Учителя все равно в конечном итоге могла исчезнуть. Юньцзюэ не ожидал, что не только защитит дух Учителя, но и сумеет перенести его вместе с собой на сто лет в прошлое. Как только демоническая Ци почувствовала приближение Гу Юньцзюэ, из лотоса начали изливаться черные шелковистые нити. Глаза ребенка потемнели, когда он начал поглощать появляющуюся энергию. Демоническая Ци впитывалась в тело и проходила через его меридианы. Пришедшая от Му Чэня энергия вела себя так, как будто только что вернулась домой, и поэтому с радостью бросилась в Гу Юньцзюэ. Мальчик вошел в состояние медитации и приступил к поглощению и очищению Ци. Изначально она принадлежала ему, поэтому процесс шел очень плавно, не было никаких препятствий. Юньцзюэ сумел достичь девятого уровня стадии Конденсации Ци в демоническом совершенствовании менее чем за ночь. Он уже находился на грани Заложения основания. Гу Юньцзюэ не был уверен, была ли причина в том, что на него повлияла чистая бессмертная Ци Му Чэня или в чем-то другом, но поглощаемая его телом демоническая Ци, казалось, несла в себе какую-то огненную духовную силу. Его духовный корень огня также получил некоторое очищение, позволяя ему совершенствоваться до девятой стадии Конденсации Ци. Скорость этого процесса шокировала мальчика. Гу Юньцзюэ опустил голову, чтобы посмотреть, как Му Чэнь спит рядом с ним. Выражение в глазах ребенка стало совсем нежным, и он аккуратно вернул на место одежду Му Чэня, прежде чем поправить растрепавшиеся волосы мужчины. Затем он взял учителя за руку, восхищенно наблюдая, как тот спит. Во сне Му Чэнь больше не выглядел так холодно, как всегда. Вместо этого, утонченность черт его лица проявилась куда ярче. Гу Юньцзюэ оставался рядом с ним и смотрел на занавески из хлопка, пока небо не начало светлеть. Даже тогда мальчик по-прежнему не хотел отпускать тепло, которое находилось в его руке. _________________ Му Чэнь открыл глаза и в шоке уставился на занавески. Что случилось прошлой ночью? Заснул? Он на самом деле уснул? Му Чэнь почувствовал что-то теплое в своих объятиях. Повинуясь сформированным годами условным рефлексам, Му Чэнь, который в течение многих лет жил один, поднял ногу и без всяких колебаний пнул это. Гу Юньцзюэ, который все еще спал, пнули до самого выхода. Его голова врезалась в дверь, и в этот момент ребенок проснулся. Му Чэнь также внезапно полностью проснулся… У мужчины не было времени чувствовать себя виноватым, когда он моментально появился рядом с Гу Юньцзюэ. Он поднял своего худенького и слабого ученика и осмотрел его лоб. Там уже появилась большая фиолетовая шишка. Му Чэнь открыл рот, не зная, что сказать. Его мучили некоторые страхи. К счастью, он не использовал духовную силу. Иначе как его ученик мог остаться в живых? Цзин Тин и Цзин Мин ворвались, когда услышали непонятный шум. За ними следовали восемь служанок и восемь детей Дао. Все они в шоке уставились на сидящих у двери Учителя и ученика. Они не могли понять, что тут случилось. – Учитель, ты… – Гу Юньцзюэ держался за голову, не зная, что сказать. Если бы не демоническое совершенствование, защитившее его, тогда от одного этого удара Му Чэня его бы вырвало кровью. С заледеневшим выражением лица Му Чэнь поднял Гу Юньцзюэ, прежде чем положить его на кровать. Мужчина достал из ящика лекарство, чтобы разогнать появившуюся гематому. Он намазал немного мази на лоб ребенка. Возникшее ранее чувство парализующего страха, наконец, отступило, когда Му Чэнь увидел, как исчезает большая фиолетовая шишка. Было бы большой трагедией, если бы этот милый и умный ученик был забит им до смерти. – Xм? – его взгляд некоторое время блуждал по Гу Юньцзюэ, прежде чем он наконец заметил, что с ним что-то не так. – Что ты делал прошлой ночью? Гу Юньцзюэ моргнул с застывшим выражением в глазах. Му Чэнь схватил запястье мальчика и пораженно воскликнул: – Девятый уровень Конденсации Ци и уже даже на пике? – Так быстро! – влетел в комнату Цзин Мин. Он вложил свой меч обратно в ножны и забегал вокруг Гу Юньцзюэ, восхваляя того. – Ты на самом деле достоин быть учеником Хозяина дворца! Прошло всего пару дней, а ты уже достиг девятого уровня. Гений духовного корня молнии также из твоего поколения, но он только-только вошел в стадию Конденсации Ци. Он также получил высокую оценку своего Хозяина дворца и был вознагражден многими вещами. Му Чэнь поднял бровь, когда Цзин Мин сказал про вознаграждение. Он также знал о гении духовного корня молнии. Этот ребенок действовал немного надменно. По сравнению с его собственным учеником, он был не таким уж выдающимся. – Цзин Тин, иди и принеси мне Пагоду с семью драгоценными камнями. Золотая пагода «Семь сокровищ», также известная как «Золотая королевская пагода семи сокровищ», имела семь уровней и восемь сторон. Она была сделана из золота, серебра, керамики, стекла, кораллов, агата и жемчуга, благодаря чему стала называться семью драгоценностями. Она использовалась в качестве «миниатюрной пагоды» и когда-то была реликвией, посвященной Будде. Было трудно найти такой инструмент духа среднего ранга. Как только он признает хозяина, этот человек не встретит дьявола сердца в своем совершенствовании. Если бы это сокровище было вывезено из секты, то заставило бы всех в Бессмертном Царстве сражаться за него. Му Чэнь не помнил, кто обменял эту реликвию на таблетки, или, может быть, она была получена еще при Дан Янцзы. Даже просто оставить пагоду в качестве украшения было бы очень хорошо. На башне даже было много маленьких дверок, которые позволили бы ученику прятать там разные вещи. Му Чэню казалось, что она идеальна как игрушка для детей того же возраста, что и его маленький ученик. – Хозяин дворца… – Цзин Тин хотел убедить Му Чэня, что дарить такую ценную вещь ребенку было не очень умно. Это может привлечь зависть и ненависть других. Люди часто убивали других и забирали их сокровища. Многие гении встретили такой конец. Если он хотел, чтобы Гу Юньцзюэ мирно рос, то воспитывать его с меньшим материальным благосостоянием было бы куда лучше. Однако, как только Цзин Тин заметил, с каким выражением Му Чэнь смотрит на Гу Юньцзюэ, то сразу почувствовал, что все, сказанное сейчас, будет совершенно напрасным. Такого рода вещи… Му Чэню было невозможно понять. Может быть, это будет лучше сказать потом. Вероятно, в будущем он обдумает это все еще раз. Махнув рукой, чтобы слуги ушли, Цзин Тин удалился с безэмоциональным выражением на лице, чтобы принести необходимый предмет. В своем сердце он чувствовал себя глубоко уставшим. Старший из близнецов продолжал испытывать ноющее чувство, что в будущем появятся бесконечные проблемы. Му Чэнь с довольным видом гладил голову Гу Юньцзюэ, все еще вздыхая. Как и ожидалось, его маленький ученик по-прежнему был гением, даже когда он шел по праведному пути. Цзин Мин оглянулся и заметил, что ему нечего тут больше делать, поэтому развернулся и собрался было убежать. Он хотел найти друга, которому мог бы похвастаться. Ему не терпелось немедленно рассказать, что зрение его Мастера было настолько замечательным, что он сумел найти ученика, который являлся абсолютным гением. Когда Му Чэнь заметил это, он поднял палец и надавил в воздухе, в результате чего Цзин Мина прижало прямо к полу. Несмотря на то, что ему дали таблетку, чтобы скрыть демоническую Ци, и вся секта Чунюнь знала, что он был последователем Му Чэня, все же могли найтись люди, которые могли доставить неприятности. Цзин Мин почувствовал себя обиженным и повернулся, чтобы посмотреть на Му Чэня. Это было так подло! Мужчина, чувствуя себя беспомощным, подтолкнул Гу Юньцзюэ к подростку. – Возьми его с собой на некоторое время. Вам разрешено пойти только во Дворец Ханьян. Не останавливайтесь в других местах. Гу Юньцзюэ еще раз взглянул на Му Чэня. Му Чэнь же в ответ нежно погладил голову ребенка. Дети должны иметь возможность завести пару друзей. Он не может быть эгоистичным и постоянно держать его при себе. Цзин Мин был живым и активным ребенком, а Чу Цяньшуан очень прост. Они также были на несколько лет старше Гу Юньцзюэ, поэтому могли бы позаботиться о нем. Мальчик держал в руках «Пагоду семи драгоценностей», когда его утащил Цзин Мин. Му Чэнь все еще не был уверен в том, что все будет хорошо, и попросил Цзин Тина сходить к ним позже, чтобы предотвратить возможные несчастные случаи. Реальность доказала, что опасения Му Чэня оказались небеспочвенны. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Черная кошка, смотрящая искоса: «Что ты думаешь о том, чтобы быть активом, которого чуть не забил до смерти маленький пассив?» Сделав глубокий вдох, Гу Юньцзюэ воскликнул: «Иди умри!»