Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Я должен несколько раз бросить Учителя на постель и дать почувствовать ему, каково это на вкус

Глава 15. Я должен несколько раз бросить Учителя на постель и дать почувствовать ему, каково это на вкус Цзин Mин и Чу Цяньшуан всегда вели себя очень по-детски. Встретившись, они тут же направились в зону сражений секты Чунюнь, взяв с собой и Гу Юньцзюэ. Так как в битвах с другими учениками подросткам не удалось полностью растратить свою неуемную энергию, то далее они повели мальчика на вершину, на которой специально содержали духовных зверей. Они планировали выбрать нескольких и забрать их на свои вершины, чтобы вырастить. Непонятно почему так произошло, но многие из послушных ранее духовных зверей внезапно взбунтовались. Те, кто еще не заключили контракт, отчаянно пытались убежать. Гу Юньцзюэ также очень не повезло, его зацепило ударом крыла свирепого снежного орла. Хотя Цзин Мин в последний момент и защитил его, мальчик все же получил травму. Когда Му Чэнь увидел раненное плечо Гу Юньцзюэ, то очень огорчился и взял ребенка на руки. Мужчина молча наблюдал, как мальчик ухватил прядь его волос и прислонился к груди, словно избалованное дитя. Из-за чего Му Чэнь опять начал беспокоиться. Маленькому ученику нравилось вести себя испорчено, и его характер не казался сильным. Hе приведет ли это в будущем к издевательствам над ним? – Учитель! – позвал Гу Юньцзюэ. Му Чэнь положил подбородок на голову маленького ученика и издал тихий вопросительный гул. Просто услышав это, Гу Юньцзюэ улыбнулся: – Конечно же, со мной всегда случается что-то плохое, стоит мне только покинуть Учителя. Му Чэнь похлопал Гу Юньцзюэ по спинке и утешил: – C тобой ничего больше не случится. Все еще улыбаясь, мальчик поднял голову вверх. Гу Юньцзюэ посмотрел на щеку Му Чэня и ткнул пальцем в его подбородок. Маленький мастер действительно не был милым. Разве он не должен был сейчас сказать, чтобы я держался ближе к нему в будущем? Кажется, только за один раз Учитель ничего не поймет. Му Чэнь почувствовал себя немного беспомощным, когда схватил шаловливого ребенка за руку. Маленький ученик был трусливым, зависимым и очень непослушным. Что тут может быть хорошего?? В течение нескольких следующих дней Му Чэнь не позволял Гу Юньцзюэ не по делу выходить за пределы дворца. Их жизнь начала следовать устоявшемуся распорядку. Он будил мальчика утром, чтобы тот приступал к совершенствованию. Затем кормил его, после чего давал задание по изучению лекарственных трав. Примерно в полдень мужчина снова кормил ребенка, прежде чем отправлял его к Цзин Тину практиковать техники меча. Или же ученик следовал за Цзин Мином во Дворец Ханьян, чтобы учиться бою на мечах с Чу Цяньшуаном. Вечером он лично кормил мальчика, а затем отправлял его практиковать каллиграфию. Только после того, как ребенок засыпал ночью, совершенствующийся сам приступал к медитации. Возможно, то, что ранее Му Чэнь неосознанно сильно ударил ученика, оставило некоторую психологическую травму в сердце ребенка. Но с тех пор Гу Юньцзюэ никогда больше не говорил, что боится оставаться в своей комнате один и хочет спать вместе с ним. Му Чэнь был этим немного разочарован. В последнее время цвет лица маленького ученика стал лучше, а тело гораздо здоровее, чем раньше. Он также немного подрос. Волосы стали более гладкими и на ощупь становились все приятнее. Однако почему ученик больше не зарывается в его объятия, как раньше? Гу Юньцзюэ также чувствовал противоречивость. Демоническое совершенствование, которое он поглотил в прошлый раз, почти полностью усвоилось, и все прошло очень гладко. Если бы он смог поглотить новую порцию энергию, то сумел бы уже заложить Основание. Тем не менее, как он мог попасть в постель Учителя? Если бы совершенствующийся снова уснул, то, вероятно, начал бы подозревать его. В тот вечер Му Чэнь лежал на боку на мягком диване в комнате Гу Юньцзюэ. Подперев рукой голову, он наблюдал, как ребенок читает. Мужчина снял свое великолепное одеяние и теперь находился только в белой внутренней одежде. Он также снял корону для волос, которая сразу лишила его обычной холодной и строгой атмосферы. Совершенствующийся позволил своим черным длинным волосам разметаться по вышитой белыми облаками ткани. На его прекрасном лице была нега, которую никто никогда ранее не видел. Рядом с ним находилась пара освещающих все вокруг лунных ламп. Нежный свет окутывал его тело и подчеркивал этот непринужденный вид. Когда Гу Юньцзюэ читал книгу, его глаза, не поддаваясь контролю, постоянно скользили в сторону дивана. Должно быть, он был единственным человеком, который видел эту сторону Учителя. Неосознанные, чуждые ему эмоции снова появились в его сердце. Юньцзюэ отложил книгу и молча уставился на Му Чэня. Как будто он пытался накрепко запечатлеть все это в своей душе. Ребенок не решался отвести взгляд. – Что случилось? Ты чего-то не понимаешь? – Му Чэнь приподнялся и прислонился к спинке дивана. Он помахал Гу Юньцзюэ, чтобы тот подошел к нему. Губы Гу Юньцзюэ изогнулись в слабой улыбке. Он взял книгу и зарылся в объятия Му Чэня. Мальчик почувствовал чистый аромат тела Учителя и притиснулся к нему еще ближе. – Вот, твой ученик не понимает этого. Му Чэнь взглянул на страницу. На ней была изображена длинная колючка с тремя маленькими желтыми плодами. Му Чэнь произнес: – Это стебель холодной травы. Какую часть ты не понимаешь? – Как так возможно, что мы можем использовать его корень, но листья ядовиты? – Все живое содержат в себе химические вещества. Вокруг многих ядовитых трав растут антидоты, которые могут противостоять действию их токсинов. Некоторые яды даже можно победить при помощи другого яда. Подобно этой холодной траве, корень и стебель можно использовать в лечебных целях. Она может облегчить кашель, улучшить кровообращение и расслабить мышцы. Тем не менее, собирать ее очень хлопотно. С ядом листьев на самом деле очень легко справиться. Просто нужно выжать сок из его фруктов на руку, и не нужно больше беспокоиться об отравлении. Кроме того, если приготовить листья и фрукты вместе, это станет незаменимым препаратом высокого класса с детоксицирующим эффектом. Вероятно, из-за хорошего настроения Му Чэнь рассказал куда больше, чем обычно, и объяснил все очень понятно. Гу Юньцзюэ просто лежал в объятиях мужчины, положив голову тому на грудь. Ребенок продолжил спрашивать: – А вот это? – Это растение называется Красный цветок Девятого месяца. Как только он вырастает до десяти лет, он может очистить яд. Когда ему исполняется двадцать – это яд. Через тридцать лет его красные цветы приобретают багровый оттенок, и он становится Кровавым охотником. – Что насчет этого? – Это… …… В этой паре учителя и ученика один спрашивал, а другой отвечал. Теплая и уютная атмосфера распространилась вокруг них. Что заставляло других не мешать им. Когда Гу Юньцзюэ закончил задавать свои вопросы, Му Чэнь проверил его. Мужчина выяснил, что ученик запомнил все услышанное ранее. Только тогда совершенствующийся встал, совершенно довольный собой и учеником. Он отправил Гу Юньцзюэ умыться и идти отдыхать. Сам же Му Чэнь уже направился на выход из комнаты, когда почувствовал, как его рукав схватили. Мужчина посмотрел вниз и увидел, что ученик смотрит на него «застенчиво и с некоторой робостью». Ребенок «осторожно» спросил: – Учитель, можно мне снова спать с тобой? – Хорошо, – мгновенно согласился Му Чэнь. Та психологическая травма, которую получил ученик от удара ногой, наконец исчезла. Это просто замечательно! Темные глаза Гу Юньцзюэ загорелись трудно скрываемой жадностью, когда он смотрел на исчезающую фигуру Му Чэня. Совершенствующийся как будто внезапно что-то почувствовал и оглянулся. Маленький ученик улыбался ему так же невинно, как и раньше. Он машинально улыбнулся в ответ и увидел, что его маленький ученик застыл полностью ошеломленный этим. Му Чэню было забавно, что каждый раз, просто видя его улыбку, эта мелочь становилась такой глупой. Если в будущем он будет больше улыбаться, станет ли ребенок более открытым с ним? Му Чэнь улыбнулся чуть сильнее при этой мысли, и его улыбка стала куда заметней. Гу Юньцзюэ приложил руку к груди. Внезапно он почувствовал, что ему стало душно. Даже его дыхание сбилось. Заметив реакцию Гу Юньцзюэ, Му Чэнь рассмеялся. Он надел свою внешнюю одежду прежде, чем уйти. Когда мальчик пришел к нему в комнату, Му Чэнь просматривал медицинский рецепт. Он подозвал Гу Юньцзюэ и указал, чтобы тот спал с внутренней стороны кровати, чтобы не быть больше случайно выкинутым посреди ночи. Гу Юньцзюэ прищурился и быстро забрался на постель. Он как раз собирался обнять Му Чэня за талию, когда услышал стук в дверь. – Хозяин дворца, Глава секты передал сообщение. Му Чэнь нахмурился. Сообщение? Ночью? Что-то настолько важное? Гу Юньцзюэ уже исчерпал все сегодняшнее терпение Му Чэня. Очевидно, что Учитель уже много говорил этим вечером, поэтому явно больше не хотел ничего произносить вслух. Гу Юньцзюэ, не дожидаясь вопроса мужчины, спросил за него: – Какое послание хочет передать Глава секты? Ребенок Дао немного помолчал. Однако, затем, продолжил: – Посланник Главы секты сообщил, что совершенствующийся секты Ванцзянь Син Сюань уже прибыл в город Циян. Визитная карточка уже доставлена нам. Он будет здесь завтра утром, чтобы обратиться к вам за лечением. Совершенствующийся искренне желает, чтобы Хозяин дворца не отказывал ему. Гу Юньцзюэ прищурился. Казалось, он подумал о чем-то, но все же спросил: – С кем пришел Даос Син Сюань? – Я слышал, что это младший брат Главы секты Юй, Цзи Цинюань. – Цзи Цинюань! – выражение лица Му Чэня мгновенно заледенело. От ненависти, он еле выплюнул это имя сквозь сжатые зубы. Взяв магическое одеяние с ширмы, он быстро накинул его. Белые одежды были созданы из первоклассного шелкового бамбука. До обработки ткань уже была прекрасной, но после ее текстура стала еще мягче. Сейчас же в воздухе послышалось потрескивание, а по одеждам побежало белое пламя. Гу Юньцзюэ понял замысел Учителя и бросился к нему. Однако, прежде чем он успел протянуть руку, его схватили за воротник и бросили обратно на кровать. В следующее мгновение Му Чэнь уже исчез из Дворца Яньян. Цзин Тин и Цзин Мин, находящиеся в медитации, почти одновременно открыли глаза. Их силуэты превратились в белую линию, когда близнецы последовали за Му Чэнем. Неожиданно, но они совсем не отставали. Гу Юньцзюэ посмотрел на занавеску над ним, и выражение лица мальчика стало совсем мрачным. Он чувствовал, что Му Чэнь бросил его на кровать как мешок с песком. И это чувство ему совсем не понравилось. Мальчик записал этот пунктик в глубине своего сердца. Когда, в будущем, у него появится такая возможность, он несколько раз бросит Учителя на кровать и даст ему понять каково ощутить такое. Гу Юньцзюэ молча установил барьер, чтобы никто не вошел. Затем вынул нефритовый талисман из пространственного кольца. Он раздавил нефрит, и моментально перед ним предстал образ старика. Человек заметил мрачное выражение лица Гу Юньцзюэ и почтительно поклонился ему, согнувшись в поясе, несмотря на то что у собеседника был вид пятилетнего ребенка. Затем старик с уважением произнес: – Приветствую Молодого господина. Ласковая улыбка Гу Юньцзюэ давно исчезла. В особенности изменились его глаза, становившиеся темными и бездонными в тот момент, когда он покидал область видимости Му Чэня. Когда мальчик смотрел на других, в этих глазах не было чувств. Хотя он был молод, от него исходила пугающая сила. Ребенок равнодушно спросил: – Где поселились люди из секты Ванцзянь? Старик поспешно ответил: – Отвечая Молодому господину, они остановились в Таверне Бессмертных, принадлежащей секте Чунюнь. Гу Юньцзюэ взял свою одежду и не спеша оделся. Его тон изо всех сил пытался скрыть порочность. – Отправь пару человек присмотреть за ними. Если кто-нибудь осмелится тронуть хотя бы один волосок на голове Учителя, убейте их, что бы ни случилось. Гу Юньцзюэ подождал, пока исчезнет фигура старика. След раздражения промелькнул в его глазах. Это тело было еще слишком юно, и его совершенствование тоже было на слишком низком уровне. Ему нужно было наращивать силу. Только тогда он сумеет защитить Учителя. Также, тогда он сможет бороться против своего отца и противостоять собственной судьбе. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «Мне нужно несколько раз бросить Учителя на кровать и показать ему, каково это». Гу Юньцзюэ дюжину лет спустя: «Первый раз!», «Второй раз!», «Третий раз!», «Четвертый раз!» и «…. Бесчисленное количество раз!»