Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Попка ученика не может быть ощупана

Глава 13. Попка ученика не может быть ощупана Так и эдак Mу Чэнь крутил добытое из тайника пространственное кольцо, осматривая его со всеx сторон. Этот тип артефакта был самым простым и распространенным. Используя божественное чувство, совершенствующийся исследовал предмет в своих руках. Пространство внутри кольца оказалось не слишком большим и содержало только небольшую нефритовую пластинку, оказавшуюся картой. На оборотной стороне нефрита было криво выведено несколько иероглифов: «Когда отправишься ко мне, не забудь взять с собой двух карпов с чешуей дракона, приготовленных с небольшим количеством соли и перца». Му Чэнь: «……» Карта не указывала ему, куда он должен был отправиться. На ней вообще не было никакой полезной информации. Учитель просто хотел, чтобы Му Чэнь принес ему две соленые рыбины, когда вознесется… Что тут скажешь? Очень хорошо, этот подарок действительно очень ценный! Поскольку он не смог понять смысл послания, это означало, что для понимания время еще не пришло. Мужчина внимательно рассмотрел карту и поместил ее в свое сознание. Крепко сжав зубы, Му Чэнь раздавил кусок нефрита в руках, и тот превратился в мелкий порошок. Да, время еще не пришло! Ему все еще нужно было приготовить эту рыбу и принести ее Учителю, а для этого нужно более ста лет! B случае, если он умрет раньше, уже его ученик сможет передать соленую рыбу своему гроссмейстеру. Легкий румянец постепенно разлился по лицу Му Чэня. Он безумно злился на все это! Гу Юньцзюэ пришлось прождать до вечера, прежде чем попытаться незаметно выяснить, что же находится внутри фарфоровой бутылки. Однако мальчик лишь обнаружил ее стоящей на столе Му Чэня, с распустившимся цветком внутри. Сейчас у Юньцзюэ немного болела голова. Ему пришлось использовать божественное чувство своей Стадии бессмертия, чтобы найти эту бутылку. Ведь в ней явно было что-то очень важное. Учитель уже забрал этот предмет, не оставив никаких подсказок. Если в оставленной вещи есть что-то опасное, сейчас он не сможет его защитить. Тогда, возможно, единственным решением останется искать душу Учителя? Гу Юньцзюэ придерживал лоб рукой. Ему казалось, что он сошел с ума! Когда Му Чэнь вернулся в комнату, он обнаружил, что его маленький ученик «чесал голову». При этом он выглядел как непослушная маленькая обезьянка. С равнодушным выражением лица Му Чэнь спросил: – Что ты делаешь? Уже закончил свои письменные упражнения? – Я закончил писать, – взгляд Гу Юньцзюэ быстро изменился. Он послушно вытащил свои письменные упражнения из пространственного кольца. Черточки в его словах были настолько кривыми, что напоминали ростки фасоли. Они ни капли не были симпатичными. Му Чэнь посмотрел на написанные слова и сразу вспомнил письмо, оставленное для него Дан Янцзы. Когда он взглянул на маленького ученика, в его глазах было некоторое пренебрежение. Это действительно ужасно! IQ его Учителя и Гу Юньцзюэ должны быть одинаковыми, так как их написание иероглифов было близко своим уродством. Улыбка Юньцзюэ несколько застыла. Его маленький Учитель не был склонен скрывать свои эмоции. Презрение мужчины не могло быть более очевидным. Выражение лица Му Чэня стало совсем уж безразличным, когда он посадил Гу Юньцзюэ на колени. Затем он приказал принести чернила, кисточку и бумагу. Мужчина передал кисть, смоченную чернилами, мальчику. Он поправил положение руки ученика так, чтобы тот правильно держал кисть. Затем мужчина, положив свою руку на маленькую ладошку Гу Юньцзюэ, написал три символа «Гу Юньцзюэ» (顾 云 玦). Иероглифы Му Чэня были такими же, как его характер: сильными, отчетливыми и строгими. В них чувствовался высокомерный и упорный характер, который было трудно описать. – Это твое имя. Напиши его еще раз, – Му Чэнь считал, что, как Учитель, должен быть очень строг. Юньцзюэ послушно снова написал иероглифы. Хотя он по-прежнему специально писал криво, это все же было намного лучше, чем ранее написанное. Му Чэнь погладил ученика по волосам, чтобы показать свое удовлетворение от приложенных мальчиком стараний. – Очень хорошо. Ты делаешь успехи. Му Чэнь слышал, что лучшей стратегией с ребенком, который легко мог стать причиной большого несчастья, являлось достаточное терпение. Как он и ожидал, маленький ученик счастливо прислонился к его груди после того, как его похвалили. Хотя спина мальчика все еще была худой и слабой, это уже не было похоже на то хрупкое состояние, когда он впервые увидел ребенка. Му Чэнь не знал, было ли это из-за того, что он все же хорошо растил своего ученика или по каким-то другим причинам. Тем не менее, мужчина чувствовал, что ученик набрал чуть-чуть веса, особенно в области попы. Потянувшись ощупать ее, Му Чэнь с уверенностью подтвердил, что ученик нарастил немного мяса на костях. Завтра он с новыми силами продолжит кормить своего подопечного. Му Чэнь почувствовал, как маленький человечек на его ноге немного привстал. Несколько недовольный мужчина ощупал его еще раз. – Все же подрос? – … Учитель! – Гу Юньцзюэ произнес это сквозь стиснутые зубы. Му Чэнь посмотрел на него в полном замешательстве. Выражение его глаз было самым честным и ясным. Гу Юньцзюэ молча сел обратно на ноги Му Чэня и улыбнулся. – Как пишется имя Учителя? Му Чэнь крепче обнял ребенка. Он чувствовал, что его маленький ученик все-таки очень сильно напоминал непослушную обезьянку. Мужчина продолжил удерживать ладошку Юньцзюэ с зажатой в ней кистью и использовал ее, чтобы записать свое имя. – Иероглифы в имени Учителя выглядят действительно прекрасно. Я хочу повесить их на стену, – маленькая ручка все еще продолжала движение. Рот Му Чэня дернулся, когда он услышал эти слова. Он больше не заботился о непослушной ладошке. Мужчина мягко сказал Юньцзюэ: – Если ты будешь усердно тренироваться, то научишься писать намного красивее этого. В прошлой жизни стиль письма Гу Юньцзюэ был смелым, суровым и выдающимся. Неудивительно, что его маленький ученик был номером один в своем поколении. Он был несравненным во всех отношениях. Если бы только его не изгнали из Бессмертного Царства, он стал бы лидером того поколения. Ход мыслей Му Чэня плавал вокруг прошлого. Чтобы Гу Юньцзюэ стал таким, его, должно быть, заманили на путь демонического совершенствования. Му Чэнь вспомнил, что тогда рядом с Юньцзюэ был чертовски обворожительный человек. Должно быть, именно он и являлся частью ловушки, устроенной, чтобы избавиться от его ученика. В будущем Му Чэню нужно было строго проверять людей, находящихся рядом с его маленьким учеником. Гу Юньцзюэ низко склонил голову, а улыбка, которую он не мог скрыть, озаряла его лицо. – Учитель, что оставил для вас Гроссмейстер в той бутылке? – спросил Юньцзюэ, рисуя символы имени Му Чэня. Мужчина придерживал подбородок и наклонил тело, чтобы смотреть, как ученик выписывает иероглифы. Когда он услышал заданный Гу Юньцзюэ вопрос, он сощурился и буднично произнес: – Ничего интересного. Такие дети, как ты, не должны об этом беспокоиться. – Ученик любопытен. – Тебе любопытно? Если люди слишком любопытны, они могут потерять свою жизнь. Ты должны иметь это в виду на будущее. Если что-то тебя не касается, тогда тебе не о чем беспокоиться. Вместо того, чтобы получить информацию от Учителя, он получил выговор. У Гу Юньцзюэ не было иного выбора, кроме как продолжать писать. Его освободили только после того, как он заполнил весь лист и тот был проверен. Му Чэнь посмотрел на символы на бумаге, оставленной на столе. Его плохое настроение немного развеялось. Иероглифы его ученика были действительно безобразными. Даже если писать ногами, то такого уродства у него не получилось бы. Как этот ребенок улучшил свои навыки письма в прошлой жизни? – Учитель. Когда Му Чэнь услышал зов ученика, он собрал «заветные письмена» Гу Юньцзюэ и обернулся. Мужчина увидел, что маленький ученик стоял у дверей комнаты, держа подушку. – Учитель, я могу поспать с тобой? – спросил Юньцзюэ с надеждой в глазах. Му Чэнь слегка колебался, прежде чем спросить: – Боишься? Гу Юньцзюэ мило кивнул. Му Чэнь сел на кровать и похлопал рядом с собой. Мужчина увидел, как маленький ученик радостно подбежал и забрался на кровать прежде, чем снять обувь. Затем он бросился на Му Чэня, чтобы обнять того за талию, будучи очень приставучим по отношению к мужчине. – Ты не можешь намочить кровать, – выражение на лице Му Чэня было нежным, когда он напомнил своему ученику. Гу Юньцзюэ снова «мило» кивнул. Взгляд Му Чэня стал мягче, когда он осмотрел мягкие черты мальчика под светом лампы. Ученик был таким маленьким. Ему нужно было воспитывать ребенка, пока он не вырастет хотя бы до двадцати лет. Для многих совершенствующихся такой период был ничем иным, как простой вспышкой во времени. Сможет ли он превратить Гу Юньцзюэ в скромного благородного юношу за такое короткое время? Му Чэнь поднял одеяло из шелка и мягко укрыл им Гу Юньцзюэ. Мужчина похлопал маленькую спинку ученика с нежным выражением лица. После того, как дыхание мальчика замедлилось, Му Чэнь наконец приступил к медитации и совершенствованию. В полночь яркий лунный свет проникал в окно, и его блики отражались на белоснежной занавеске. Гу Юньцзюэ, спавший ранее, незаметно открыл глаза. Его душа, почти достигшая Стадии Вознесения, окутала божественное чувство Му Чэня и заставила того погрузиться в спокойный глубокий сон. В это же время информация о Гу Юньцзюэ попала в руки Юй Тяньи. Поскольку Му Чэнь отказался от его просьбы из-за ребенка, это заинтересовало многих. Будучи Главой секты Ванцзянь, он был известен не только как очень сильный, но и как самый талантливый совершенствующийся за последние несколько сотен лет. Неважно, было ли это из-за его непревзойденной силы или совершенствования, все еще было много людей, которые хотели получить его покровительство. Даже найти спутника Дао было бы очень легко, но ему было отказано. Причиной этого был слишком юный вновь принятый ученик, который не мог быть разделен со своим Учителем. Поэтому у Му Чэня не было возможности покинуть собственную секту и встретиться с ним. Чтобы предотвратить утечку новостей о состоянии Юй Тяньи, Му Чэнь не общался с ним напрямую. Он только сказал, что когда отправится в путешествие, то сообщит ему что-то важное. Раньше Му Чэнь часто путешествовал в поисках лекарственных трав, когда ему нечего было делать. Удивительно, что на самом деле наступило такое время, когда он не мог выйти Под лунным светом аура совершенствующегося, одетого в черное, стала еще более властной и суровой. Его лицо помрачнело, когда он раздробил нефритовый талисман на куски. Более важной, чем сообщение о ребенке, была вторая часть письма. Му Чэнь не хотел покидать гору, потому что Цзи Цинюань оскорбил его. Когда Юй Тяньи увидел эту строчку, он крайне удивился. Алхимик всегда был слишком откровенен. Он также был очень холоден и не показывал много чувств. Его вообще не волновали другие люди. Что сделал Цзи Цинюань, чтобы заставить Му Чэня ненавидеть его? Что вызвало у него такую реакцию на его младшего брата? В этот момент прибыл молодой человек с мечом в руках. Когда он издалека увидел Юй Тяньи, то радостно засмеялся. – Ха-ха-ха! Старший брат, я так и знал, что ты будешь здесь! – Младший брат Цинюань, – голос Юй Тяньи звучал немного низко. Вероятно, это было связано с тем, что он сохранял свои позиции круглый год. Все, что он говорил, несло давление лидера и заставляло других неосознанно хотеть избежать его присутствия. Однако, человек, который появился, казалось, не ощущал этого давления и приблизился вплотную. В голубой развевающейся одежде он уверенно и грациозно приземлился рядом. Молодой совершенствующийся приподнял бровь, острую как меч, и сказал с заметными нотками смеха в голосе: – Старший брат действительно трудолюбив. Даже среди ночи ты совершенствуешься в горах. Его чистый и яркий голос явно поддразнивал. Юй Тяньи с любопытством посмотрел на Цзи Цинюаня. Этот младший брат действительно слишком хорошо его понимал. Цзи Цинюань заметил, как необычно ведет себя Юй Тяньи, и попытался пошутить, задавая вопрос. – Старший брат всегда приходит сюда, когда у него плохое настроение. Твое поведение все еще не изменилось за столько лет. Если старший брат действительно не может уйти, то почему бы не отправить меня в секту Чунюнь? Я могу взглянуть на этого человека, о котором ты беспокоишься, и посмотреть, действительно ли он прекрасен как бессмертный небожитель? Юй Тяньи ничего не говорил и не делал. Популярность Цзи Цинюаня росла с каждым днем. Молодой человек был заинтересован в том, чтобы занять должность главы после его ухода в уединение, поэтому уже сейчас начал завоевывать сердца людей. Однако теперь он осмелился вмешаться в его собственные дела. Обдумав все, глава секты ответил: – Так как ты уже все знаешь, тогда тебе следует взять с собой людей и отправиться туда. Не нужно сейчас беспокоиться о других вещах. Я обо всем позабочусь. Разум Цзи Цинюаня тут же застопорился. Он всего лишь шутил. В это время у Юй Тяньи было много дел в секте, поэтому он не мог уйти. Однако молодой человек совсем не ожидал, что тот согласится с ним так быстро. Сейчас глаза у Юй Тяньи были слегка мрачными. Однако он просто поднял руку, чтобы положить ее на плечо Цзи Цинюаня, как будто он его ободрял. Бросив последний взгляд на младшего брата, он повернулся и ушел. После того, как Цзи Цинюань наконец отреагировал, он улыбнулся. – Тогда я отправлюсь к нему вместо старшего брата. Глаза Цзи Цинюаня застыли в холодной усмешке, когда он смотрел на исчезающую фигуру Юй Тяньи. На его лице было мрачное и яростное выражение, которое разрушило его ранее ясный и яркий образ. Молодой человек так крепко сжал рукоять меча, что его плечи задрожали. Он не хотел этого! Что имел в виду Юй Тяньи? Хотел ли глава сохранить свою власть в секте? Тогда разве вся его тяжелая работа прошлых лет не пропадет даром? Однако Цзи Цинюань не смел отказаться. Если бы Юй Тяньи заметил его настоящие намерения, то обязательно убил бы его. Глава Юй определенно сможет сделать это… Как только он подумал о цели своего путешествия, Цзи Цинюань холодно рассмеялся. В его смехе была лишь ненависть. Кто бы мог подумать, что Юй Тяньи захочет связать свою жизнь с мужчиной? Тем более совершенствующимся, практикующим создание таблеток и не обладающим большой атакующей силой? Если тот алхимик не будет осторожен и случайно умрет, то Глава секты, вероятно, уйдет в уединение, чтобы исцелить свое разбитое сердце. Ведь так? Во Дворце Яньян. Как только мальчик раскрыл внутреннюю одежду Му Чэня, его зрачки сузились, увидев черный отпечаток на груди Учителя. _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «С тех пор, как Учитель потер мой зад, значит ли это, что ты заинтересован во мне?» Му Чэнь: «Ты ел так много, но нарастил только небольшое количество мяса. Ты имел ввиду этот интерес?» Гу Юньцзюэ: «Именно это». Му Чэнь: «Как будто я могу заботиться о чем-то другом». Гу Юньцзюэ нежно погладил грудь Учителя: «Что бы ни говорил Учитель, все в порядке. Ваш ученик не имеет ввиду никакого другого значения» [1]. Черная кошка, смотрящая искоса: «Ты настолько бесстыдный, что под небесами нет никого равного тебе!» _________________ [1] 意思 – может означать мысль, идеи, значения, смысл и т.д. Означает, что они не на одной волне…