Ruvers
RV
vk.com
image

Ежедневное предотвращение перехода моего ученика на темную сторону

Beтеp дует, хризантема и шарики остывают, никуда не годится

Глава 12. Beтеp дует, хризантема и шарики остывают, никуда не годится Перед открывшим глаза Гу Юньцзюэ показалось великолепное дерево холодных ароматных цветов. Настолько огромное, что взор ребенка не сумел охватить его целиком. Крона дерева, напоминающая раскрытый зонтик, сплошь была покрыта розовыми цветочными бутонами, свободно колышущимися от легкого дуновения ветерка. C их появлением тысячи и тысячи цветов расцвели в один миг. Свежий утонченный аромат, наполняющий пещеру, стал еще более ярким и насыщенным. Одновременно с этим, отовсюду вылетели бесчисленные бабочки и другие яркие насекомые. Они порхали между деревьев, перелетая с цветка на цветок, и танцевали в воздухе. Вся сцена казалась прекрасным и необыкновенным сном. Уголки губ Му Чэня слегка приподнялись вверх. Он погладил Гу Юньцзюэ по волосам и мягко произнес: – Ты им нравишься, Юнь’эр. Ты рад? Удивленный Гу Юньцзюэ не спускал глаз с происходящего перед ним действа. У цветов и растений есть дух, и, казалось, они приветствуют его. Но мальчик знал, что человек из-за которого они расцвели, это тот кто посадил их и с которым была связана их судьба – его Учитель. Му Чэнь считал, что Юньцзюэ – ребенок, и ему должно нравиться одобрение других. Вот почему он сплел для него сказочную ложь. Гу Юньцзюэ поднял голову и посмотрел на утонченное лицо Му Чэня, а затем улыбнулся. – Нравится. Мне это очень нравится. Его маленький Учитель привлекал к себе не только животных, но даже цветы. Он всегда должен хорошо защищать чистоту его белой души, будь она хоть благословлением, хоть проклятием. Напряженные плечи Му Чэня после слов ребенка наконец расслабились. Шагнув вперед, он собирался посадить в землю небольшую ветвь, которую все это время держал в руках. Гу Юньцзюэ последовал за ним и присел рядом. – Учителю нравятся эти цветы? В ответ Му Чэнь лишь кивнул. Дан Янцзы, его учитель, любил эти цветы. Он чувствовал бы себя как дома в местах, где было посажено множество холодных ароматных цветов. Возле них его настроение было куда спокойнее. Из-за чего Му Чэнь сажал ветвь этих цветов каждый день после вознесения своего Учителя. Некоторые из них приживались, другие умирали. Он не настаивал на том, чтобы все они жили. Вместо этого он позволял природным событиям идти своим чередом. Когда Му Чэня одолевало беспокойство, он приходил сюда, чтобы посмотреть на цветы. Вопросы, которые Юэ Минцзэ упомянул ранее, несомненно, взволновали его. Улыбающийся Гу Юньцзюэ помог Му Чэню подтянуть рукава, а затем серьезно пообещал: – Ученик будет сажать холодные ароматные цветы в каждом месте, которое понравится Учителю. Так что они будут цвести только для Учителя. Услышав торжественное обещание маленького ученика, Му Чэнь почувствовал, как его сердце оттаивает. Юньцзюэ в настоящее время был похож на милого и пушистого детеныша. Му Чэнь кивнул, благодаря ребенка: – Хорошо. Хотя он и знал, что далеко не каждый мог посадить их, потому как этот вид цветов был особенно капризным. Некоторые из них не распустились бы, даже если бы прошли тысячи лет. Однако, поскольку ученик сказал, что посадит цветы для Учителя, Му Чэнь не хотел подрывать уверенность ребенка. Гу Юньцзюэ с сияющей улыбкой смотрел на Му Чэня. Его Учитель верит в него, что бы он ни говорил. Такое искреннее доверие, оказанное ему, полностью удовлетворяло властную сторону Юньцзюэ. Смотря на довольный вид маленького ученика, Му Чэнь вздохнул в глубине своего сердца. Вероятно, в прошлый раз мальчик вырос искаженным из-за печального детства. Ребенок в этом возрасте все еще нуждается в постоянной похвале. После окончания посадки будущего деревца, Му Чэнь повел Гу Юньцзюэ в глубину сада. Взмахнув рукой, он снял невидимый полог. И внезапно перед их глазами появилась простая деревянная хижина. Домик был не слишком большим, всего несколько квадратных метров. Было видно, что человек, создавший его, не слишком умел в этом виде работ. Куски дерева были разбросаны тут и там, а в единственной комнате не было даже окна. – Учитель, это?.. – Этот домик лично построил твой гроссмейстер, прежде чем вознестись. Он сказал мне, что я могу прийти сюда медитировать, если начну скучать по нему, – в глазах Му Чэня промелькнула ностальгия, но рот изрек далеко не приятные слова. – Слишком уродливо! Открыв, скрипнувшую от простого прикосновения, деревянную дверь, они увидели, что в доме было довольно чисто. Даже можно было смело сказать, что обстановка была очень простой и грубой. Потому как внутри находился лишь коврик для молитвы. Похоже, Дан Янцзы действительно хотел, чтобы Му Чэнь приходил сюда только для того, чтобы медитировать. В домике не оказалось даже стула. С нежным выражением лица Му Чэнь поднял коврик, стряхнул с него немного пыли и осторожно положил обратно. Затем достал шарик защиты от пыли и положил его на подстилку. Му Чэнь вспомнил времена, когда впервые попал в секту Чунюнь. По пути с ним произошло несчастье и, когда он сумел добраться, день испытания уже прошел. Двери в секту закрылись. Он не мог даже подойти к ним ближе. В то время у него не было других путей будущего. К счастью, в предгорьях он встретил своего Учителя. Мастер сказал, что его лицо соответствует стандартам Дворца Яньян. И таким образом, Учитель взял его с собой в секту, принял в качестве личного ученика и научил алхимии. Он заботился о ребенке, как будто тот являлся его родным отцом. Когда Учитель собирался вознестись, его очень беспокоило, что над Му Чэнем могут издеваться, потому что уровень его совершенствования был достаточно низким. Таким образом, он усовершенствовал бесчисленные пилюли для Му Чэня на случай крайней необходимости. Му Чэнь не знал, как поживает его Учитель в Небесных пределах. В прошлой жизни он не сумел приложить все усилия в совершенствовании и вознестись через сто лет, чтобы найти своего Учителя. Да к тому же, он оказался достаточно неудачлив, чтобы погибнуть из-за несчастья, поэтому не смог прийти к своему старому Учителю и выполнить свой сыновний долг. – Учитель, – воспоминания Му Чэня были нарушены призывом Гу Юньцзюэ. Мужчина опустил голову и увидел, что ребенок с несчастным видом дергает его за рукав. Решив, что его ученик, вероятно, устал, Му Чэнь нагнулся, чтобы взять того на руки. Он беспомощно осмотрел короткие ножки мальчишки. Гу Юньцзюэ совсем не обратил внимания на взгляд Му Чэня и указал на потолок над ними. С любопытством в голосе он спросил: – Учитель, это ты оставил бутылку там? Му Чэнь посмотрел вверх и обнаружил голубую фарфоровую бутылку, зажатую между двумя деревянными досками. Выражение лица Му Чэня стало неоднозначным, когда он посмотрел на Гу Юньцзюэ в своих объятиях. Его Учителю всегда нравилось играть с ним, пряча что-то в разных труднодоступных местах. Поэтому, в свое время, он уже исследовал этот дом, но так ничего и не нашел. Он не сумел почувствовать нефритовую бутылку даже со своим уровнем совершенствования. Как мог такой ребенок, как Гу Юньцзюэ, обнаружить ее, когда он только недавно начал совершенствоваться? С яркой улыбкой ребенок смотрел на Му Чэня. Гу Юньцзюэ испытывал мужчину, пытаясь определить границу доброты Учителя по отношению к нему. Как бы он поступил, если бы однажды почувствовал все отклонения ученика? Взгляд Му Чэня, направленный на Гу Юньцзюэ, стал противоречивым. Атмосфера вокруг становилась все холоднее и холоднее. Температура настолько опустилась, что и Гу Юньцзюэ ощутил, как и его собственное настроение начало медленно ухудшаться. – Иногда IQ вашего гроссмейстера действительно похож на пятилетнего ребенка, – наконец, после долгого молчания, изрек Му Чэнь, одним предложением сломав все беспокойство Гу Юньцзюэ. Учитель имел в виду, что гроссмейстер и Юньцзюэ были одинаковыми? Что у них обоих пятилетний IQ, и поэтому он смог легко найти спрятанную вещь? Что он хотел этим сказать? Это принижало его IQ или IQ гроссмейстера? Хотя реакция Му Чэня удовлетворила его, Гу Юньцзюэ все еще злился, услышав такой вывод. Потому что смысл заключался в том, что они оба глупы, поэтому у него легко вышло найти спрятанное. Как Гу Юньцзюэ мог принять такую причину? Му Чэнь смотрел на ученика, который напомнил ему Учителя. Затем убрал найденную бутылку в свое пространственное кольцо. Вытащив из него же два стула Му Чэнь с учеником немного посидели в маленькой деревянной хижине. А некоторое время спустя мужчина вывел Гу Юньцзюэ из пещеры за водопадом. Неподалеку, на ветке дерева, сидела толстая черная утка. Когда она заметила, что Му Чэнь выводит из пещеры ребенка, то подняла крылья и несколько раз сильно захлопала ими, прежде чем дважды крякнуть, а затем попыталась слететь. Не справившись с полетом, птица умудрилась врезаться в землю. Несколько раз перекувыркнувшись, она быстро встала и стряхнула траву и сор, налипшие на перья. Крича проклятия хриплым голосом, толстая утка побежала к ним на коротких лапках: – Больше всего я люблю есть детей в возрасте до десяти лет! Когда Гу Юньцзюэ увидел раскачивающийся толстый зад, он приподнял бровь. Посмотрев на Му Чэня с самым искренним выражением на лице, ребенок попросил: – Учитель, я хочу съесть жареную утку. Ученик не часто говорил, что хочет что-нибудь съесть. Из-за этого Му Чэнь почувствовал себя очень счастливым. – Когда вернемся, ее обязательно приготовят. Смешная пушистая утка перестала бежать к ним на всех парах, когда услышала этот обмен репликами. Наклонив голову, она внимательно вглядывалась в Гу Юньцзюэ. Единственное, что было видно, это то, как лучезарно улыбается Гу Юньцзюэ, продолжающий говорить: – Я видел раньше, как повара готовили жареную утку. Процесс очень сложный. Сначала нужно перерезать утке шею и дай крови стечь. После этого необходимо закачать в нее воздух, чтобы заполнилось все тело. Утка должна выглядеть как шарик, белый и толстый. После, используя крюк для подвешивания, утку опускают в кипящую воду, чтобы воздух внутри расширился. Затем тушку сбрызгивают подслащенной водой и оставляют сохнуть на воздухе. Потом в задницу вставляют деревянную палку, после чего утку помещают в горячую печь и обжаривают, пока тельце не станет золотисто-желтым. Как только птица приготовиться таким образом, ее вкус становится особенно великолепным и ароматным. Сильнейшая боль пронзила сердце Му Чэня, когда он услышал описываемый Гу Юньцзюэ процесс. Огорчен он был вовсе не из-за смерти утки. На самом деле, это было из-за его несчастного маленького ученика. Он так юн. Неужели его отправляли работать на кухню, потому что совсем не любили? В противном случае, он не был бы настолько хорошо знаком с процессом приготовления! В воображении Му Чэня предстал образ маленького худенького Юньцзюэ, в обычной одежде из конопли, орудующего ножом и убивающего кур и рыб. Когда наступала холодная зима, маленькая рука Гу Юньцзюэ, должно быть, замерзала от пронизывающего ветра и становилась ярко-красной. Если мальчик умудрялся в чем-то провиниться, то ему вообще не доставалось еды… Со злостью в сердце мужчина решил, что когда в будущем встретит отца Гу Юньцзюэ, то обязательно жестоко изобьет его, чтобы тот пожалел о том, что совершил! Обеспокоенный Му Чэнь крепче обнял Гу Юньцзюэ и похлопал по спине. Он нежно увещевал ребенка: – Мы сделаем так, как ты хочешь. Весь стол будет заставлен блюдами из утки. Ты можешь есть все, что захочешь! Гу Юньцзюэ улыбнулся, крепко обнимая шею Му Чэня. Он потерся о него личиком и, указывая пальцем на толстую утку, безмятежно произнес: – Вот эта действительно толстая. Пушистая утка мгновенно почувствовала, что оказалась в чрезвычайно опасной ситуации. Ее сердце заледенело. Убийственное чувство витало вокруг. Особенно ярко это чувствовалось позади. Ощущение холода поднялось вдоль позвоночника до самой макушки, в результате чего три золотых пера на голове встали дыбом. Дул холодный ветер, хризантема и шарики птицы похолодели и поджались. Ах, это совсем никуда не годиться! Почувствовав что-то ужасающее в Гу Юньцзюэ, смешная утка тут же развернулась и побежала прочь, думая про себя: «Это демон! Он должно быть демон! Му Чэнь ослеп! Откуда он взял этого ребенка?» Слегка прищурившись, Гу Юньцзюэ наблюдал за побегом противника. Ворон бездны с тремя золотыми рогами обладал глазами, способными увидеть чужую душу. Если бы он приблизился еще немного, вполне вероятно, сумел бы обнаружить душу взрослого человека в теле ребенка. Хотя все равно эта птица уже должна была обнаружить аномалии в нем. Когда будет свободное время, он обязательно должен найти ее снова. Прибыв во Дворец Яньян, они увидели, как Цзин Мин, избитый братом, грустно сидел в углу. Принесенную ему ранее книжку с картинками отобрали и превратили в мусор. Сей факт очень опечалил подростка. Му Чэню даже показалось, что он видит сидящую у стены крупную белую собаку с опущенными ушами и хвостом. – Цзин Мин, иди сюда. Свесив голову, Цзин Мин уныло побрел ближе к хозяину. Его шаги были куда медленнее, чем обычно. Му Чэнь погладил подростка по волосам и с холодным лицом похвалил того: – Ты умнее, чем Цзин Тин. Цзин Мин поднял голову, а затем удивленно моргнул: – Ээ… Хозяин дворца! Я всегда знал, что у вас прекрасное зрение! В этот момент он наполнился безудержной энергией и даже его зад затрясся, как будто он радостно замахал хвостом. Гу Юньцзюэ, как мог, сдерживал свой смех. Всякий раз, когда его Маленький мастер лгал, он выглядел слишком мило и восхитительно. Успокоив и приободрив удрученного щенка, Му Чэнь отправил Гу Юньцзюэ поиграть с Цзин Мином. Также он выбрал утку на ужин. Вернее, он заказал целый стол блюд из утки. Цзин Мин был счастлив отправиться с Гу Юньцзюэ на прогулку. Оставшийся же в одиночестве Му Чэнь установил в комнате барьер, намереваясь посмотреть, что именно оставил ему Дан Янцзы. Бутылка была изготовлена из самого распространенного фарфора. Тем не менее, Му Чэнь с самого начала знал, что внутри бутылки была не пилюля. Он вытряхнул предмет и обнаружил бесхозное пространственное кольцо. Что несло в себе кольцо, оставленное Дан Янцзы в таком месте? _________________ Небольшое безответственное шоу от автора: Гу Юньцзюэ: «Я буду сажать холодные ароматные цветы везде, куда бы ты ни пошел, чтобы они цвели только для тебя. Также я буду держать тебя в самом роскошном дворце и нежно любить, как если бы ты был принцессой». Му Чэнь спросил людей вокруг: «Ребята, как вы его называете?» Прислуга: «Маленький хозяин дворца (Маленькая принцесса)». Ребенок Дао: «Маленький хозяин дворца (Маленькая принцесса)». Цзин Мин: «Маленький хозяин дворца нашей семьи (Маленькая принцесса)». Му Чэнь → _ →: «Маленькая принцесса». Гу Юньцзюэ: «Иди умри…» [1] _________________ [1] Автор использовал символы 狗带 (gǒudài), что означает «собачий ремешок». Это звучит как «иди умри» на английском языке. Кроме того, ранее, в этой истории упоминалось, что принцесса и хозяин дворца звучат одинаково, но используют разные иероглифы. Они говорят: «Хозяин дворца», но в скобках показывается, как это звучит на самом деле.