Ruvers
RV
vk.com
image

Долг персикового цветка

Глава 7

Реферальная ссылка на главу
<div>&nbsp;Я опасался, что Тяньшу снова будет биться о стену, поэтому лег на край его кровати, проспав кое-как всю ночь. Второй день я был немыт, растрепан, выглядел неряшливо и был изможден. Несколько служанок пришли и уговорили меня умыться, почистить зубы и принять пищу. С некоторым трудом они привели меня в порядок, и я стал походить на человека.</div><div><br></div><div>В первой половине дня я снова пришел, чтобы напоить Тяньшу лечебным отваром. Когда я делал это, он очнулся и обнаружил, что я использую такой подлый способ. От стыда и гнева он вознамерился прикусить себе язык, чтобы покончить жизнь самоубийством. В тот момент я как раз передавал ему лекарство из уст в уста и еще не успел поднять голову. В спешке я зафиксировал его челюсть, пытаясь заблокировать ему рот рукой. От волнения моя кисть соскользнула, его зубы сомкнулись и крепко вонзились в мой язык. Хлынула алая кровь, и я ощутил душераздирающую боль.</div><div><br></div><div>Язык этого бессмертного владыки оставался опухшим в течение нескольких дней, моя речь была невнятной, я даже не мог употреблять в пищу горячий бульон, все что мне оставалась — это пить холодный чай. После того как Тяньшу укусил этого бессмертного владыку, он, вероятно, выплеснул свой гнев и, возможно, прикусив несколько раз самого себя, понял, что этот метод не работает. Он больше не совершал никаких попыток.</div><div>&nbsp;</div><div>В тот момент, когда я тайно радовался в душе, пришла служанка и доложила, что молодой господин Ян не принимает лекарства, отказывается от еды и даже капли воды в рот не берет.&nbsp;</div><div><br></div><div>Небеса, впридачу он объявил&nbsp; голодовку!</div><div><br></div><div>Я помял виски и, ворочая большим языком, сказал:</div><div><br></div><div>— Пусть не ест, все равно он не умрет от голода.</div><div><br></div><div>Хоть я и произнес такие слова, однако у Му Жояня и так были&nbsp; кожа да кости — стоит ему поголодать несколько дней, он превратиться в скелет — боюсь, если он как-нибудь захочет проветриться и выйдет прогуляться среди ночи, он напугает своим видом других людей.</div><div><br></div><div>Этот бессмертный владыка наложил на язык лекарство и снова направился в восточную пристройку.</div><div><br></div><div>Му Жоянь дышал на ладан, его лицо побледнело еще больше, став похожим на лист белой бумаги. Он как раз сидел, когда увидел, как я вхожу в комнату, весь сжался и сомкнул глаза, притворившись, что погрузился в медитацию&nbsp;</div><div><br></div><div>Я, ворочая языком, изо всех сил старался произнести отчетливо:</div><div><br></div><div>— Ты непрестанно помышляешь о самоубийстве, но какой бы способ ты ни выбрал, ни один не сработал. Ты объявил голодовку, не так ли? Я слышал, что тот, кто умирает от голода, не попадает в загробный мир, а становится бесприютной блуждающей душой, которая пожирает людей или души других умерших. Твое желание после смерти воссоединиться со своими родными и впридачу с генералом Шанем останется просто несбыточной мечтой.</div><div><br></div><div>Я круто развернулся, собираясь уйти, когда Тяньшу внезапно подал голос:</div><div><br></div><div>— У господина Ли обширные познания о душах покойников.</div><div><br></div><div>Я обернулся и растянул рот в улыбке.</div><div><br></div><div>— Ходят слухи, что я звезда Тигра, сошедшая в суетный мир, естественно, что звезда Тигра много знает об удивительных и чудесных вещах, — от взгляда на выражение лица Тяньшу мой язык снова разболелся. Бессмысленно было много говорить, я бросил еще лишь одну фразу, прежде чем&nbsp; покинуть комнату: — Если не веришь моим словам, можешь попробовать умереть от голода.</div><div><br></div><div>Вечером служанка по имени Лоюэ доложила мне, что господин Ян поел.</div><div><br></div><div>Я как раз принимал пищу, когда услышал эту радостную весть, и, совершенно забыв подуть на горячий бульон, чтобы охладить его, положил ложку в рот, отчего все мое лицо исказилось от боли. У Лоюэ, стоявшей рядом, покраснели глаза, она сказала:</div><div><br></div><div>— Хозяин, вы хорошо относитесь к господину Яну, все вокруг видят это. Господин Ян не бессердечный человек, ваша покорная слуга верит, что он непременно поймет, как хорошо вы к нему относитесь.</div><div><br></div><div>Этот бессмертный владыка от ее слов чуть ли не пролил горькие слезы.</div><div><br></div><div>Я отношусь к нему хорошо. Нефритовый император, ты действительно послал меня мучить Тяньшу?</div><div><br></div><div>Молодой господин Ян стал есть, пить лекарства, мой язык зажил, и раны господина Яна затянулись.</div><div><br></div><div>Тяньшу находился в положении, когда хочется жить, но не выжить, хочется умереть — тоже никак*, он был похож на ходячего мертвеца, его взгляд был пустым, лицо лишено какого-либо выражения. Он не плакал, не смеялся, не издавал ни звука, позволяя другим распоряжаться им. Я перенес его в спальню в своей половине дома, вместе с ним ел и спал. Он не мог съедать много, и я его не заставлял. Вечером мы ложились на одну кровать, каждый на своей половине, он лежал на боку абсолютно неподвижно, я также не обращал на него никакого внимания. Таким образом, через несколько дней Му Жоянь стал очень спокойным, словно водоем со стоячей водой без ряби и волн. Некогда я заметил, как он вынимает нефрит на груди, чтобы посмотреть на него. И только когда он глядел на нефрит, его глаза загорались слабым блеском.</div><div><br></div><div>[*хочется жить, но не выжить, хочется умереть – тоже никак (<em>обр. в знач.</em> находиться в очень мучительном положении)].</div><div><br></div><div>Он спокоен, однако мне нужно немного всколыхнуть его. Нефритовый император отправил этого бессмертного владыку в суетный мир, чтобы вместо него я принес Тяньшу любовные страдания, а не ухаживал за ним, когда он просыпается, ложится спать и принимает пищу. В последнее время я также часто крепко приобнимал Му Жояня и произносил несколько слащавых, фривольных фраз. Однако Му Жоянь, похоже, раскусил меня, что я только говорю, но не совершаю никаких действий.</div><div><br></div><div>Однажды я принес Му Жояня в сад на заднем дворе, чтобы посидеть в&nbsp; беседке на озере Инсюэ. Я знал, что он не любит, когда посторонние смотрят на него, поэтому распорядился, чтобы никто к нам не приближался, если не случилось ничего важного.</div><div><br></div><div>Му Жоянь сидел, словно бревно, какую бы чушь я ни нес, он с равнодушным видом молчал. Я долгое время говорил с этим застывшим столбом, пока не пересохло в горле. Вокруг нас не было никого, кто бы мог прислуживать, мне только и осталось что самостоятельно отправиться на поиски чая.</div><div><br></div><div>Возвращаясь назад с чайником в руках через цветущие клумбы вдоль дорожки, я взглянул вдаль на беседку и издали заметил, что Му Жоянь держит в руках нефрит и, погрузившись в свои думы, оцепенело смотрит в одну точку.&nbsp;</div><div><br></div><div>У этого бессмертного владыки наступило радостное событие: пришло время помучить Тяньшу.</div><div><br></div><div>Я быстрым шагом подошел к беседке, поставил чайник на каменный стол и спросил ледяным тоном:</div><div><br></div><div>— На что ты только что смотрел?</div><div><br></div><div>Му Жоянь поднял на меня глаза, в них промелькнула тревога, но он, по-прежнему сохраняя равнодушный вид, невзрачным голосом произнес:</div><div><br></div><div>— Разглядывал пейзаж.</div><div><br></div><div>Я отвратительно улыбнулся, схватил его левую руку, с силой&nbsp; разжал ее и поднял за веревку нефритовую подвеску.</div><div><br></div><div>— Что это?</div><div><br></div><div>Му Жоянь ответил:</div><div><br></div><div>— Обычное семейное украшение.</div><div><br></div><div>Я взял нефритовую подвеску и приступил к делу:</div><div><br></div><div>— Обычное украшение? Обычное украшение, которое тебе подарил Шань Шэнлин, — я никогда не слышал, как кричит муж-рогоносец, поймавший свою жену на прелюбодеянии. Мне пришлось разыгрывать спектакль, основываясь на своих догадках.&nbsp;</div><div><br></div><div>Я схватил Му Жояня за худые плечи и горестно покачал головой.</div><div><br></div><div>— Неужели я, Ли Сымин, не могу превзойти этого Шаня! Я так отношусь к тебе, почему же в твоих душе и мыслях только Шань Шэнлин?!</div><div><br></div><div>Я признаю, эта фраза вышла несколько тошнотворной, однако в данную минуту этот бессмертный владыка не смог придумать ничего цветистее.</div><div><br></div><div>Я отпустил его, отступил на шаг и озлобленно произнес:</div><div><br></div><div>&nbsp;— Я действительно не знаю, что истина и что ложь из того, что ты сказал. Поскольку этот нефрит не более чем обычное украшение… — я поднял руку и сделал взмах в сторону озера, черное пятно описало дугу в воздухе и, рассыпав брызги, шлепнулось в воду.&nbsp;</div><div><br></div><div>Лицо Му Жояня стало белее мела, он поднялся и горько усмехнулся.</div><div><br></div><div>— Ваш покорный слуга тоже не знает, что истина, а что ложь в ваших словах. Вы захватили меня в плен, я не могу понять, в конце концов, каковы ваши намерения?</div><div><br></div><div>Я захватил тебя, чтобы мучить, но это небесная тайна, конечно, ты не сможешь ее разгадать.</div><div><br></div><div>— Одна моя догадка не совсем верная, как и другая. Ваш покорный слуга подобен гнилому дереву,* я крупный преступник, которого разыскивает вся страна,&nbsp; что во мне есть такого, что заслуживает вашей привязанности и вы не скупясь тратите свои силы.</div><div><br></div><div>[*безнадежный, испорченный человек].</div><div><br></div><div>Тяньшу, тот, кто лезет из кожи вон и не унимается — это почтеннейший Нефритовый император. Этот бессмертный владыка, получив высочайший приказ, всего лишь выполняет свою работу, мне тоже очень горько.&nbsp;</div><div><br></div><div>Му Жоянь посмотрел на меня и внезапно улыбнулся.</div><div><br></div><div>— Ли Сымин, ты не обрезанный рукав.</div><div><br></div><div>— А? Ты… —&nbsp; этот бессмертный владыка опешил, неужели он разглядел? Мои мысли застыли. Невозможно. Я хорошо отыграл свою роль, не допустив ни единой ошибки.</div><div><br></div><div>Му Жоянь, опершись на перила, смотрел на меня, его одежды и рукава развевались на легком ветру, как будто… как когда я впервые очутился на девятых небесах, среди ярких, пышных&nbsp; облаков в холодном серебристом сиянии высоко над другими возвышался Тяньшу Синцзюнь.</div><div><br></div><div>— Господин Ли, не знаете ли вы, что происходит с душами тех, кто умер под водой?</div><div><br></div><div>Не успел я опомниться, как Му Жоянь перешагнул через перила и прыгнул в озеро.</div><div><br></div><div>Небесный император, старик Мингэ, неужто вы скрываетесь за моей спиной? Почему всякий раз, когда этот бессмертный владыка берется за дело, Тяньшу непременно пытается покончить с собой?&nbsp;</div><div><br></div><div>Я уставился на черные волосы, которые постепенно погружались под озерную гладь и думал, пусть он сначала помокнет. Когда он поймет, что не умер под водой, он не будет пытаться повторить это вновь. Даже если, предположим, Тяньшу Синцзюнь использует все способы покончить собой — перережет себе горло, прыгнет с отвесной скалы или выпьет яд — он все равно не умрет, а вот мои тело и душа, вероятно, рассыпятся.</div><div><br></div><div>Я обитал в небесных чертогах и первая секретная техника бессмертных, которой я овладел — это раздвигать воду.</div><div><br></div><div>Потому что на самом деле этот бессмертный владыка немного боится воды…</div><div><br></div><div>Я уставился на гладь озера, чувствуя легкую дурноту. Тяньшу не всплывал на поверхность, нельзя было это так оставлять.</div><div><br></div><div>Уж много лет как я обрел бессмертие, побывал на лазурном небосводе и спускался в загробный мир, как можно бояться озера?</div><div><br></div><div>Я сбросил халат и погрузился в него, вода бесцеремонно заливала мне нос и рот, отчего я почувствовал головокружение, размышляя, что лучше сделать в первую очередь: протянуть руку или ногу. Озеро такое огромное, я не знаю, где утонул Тяньшу.</div><div><br></div><div>В ушах шумело все громче, голова тяжела все сильнее. Нехорошо, Ли Сымин не в состоянии это выдержать!</div><div><br></div><div>В ушах слегка прозвенел голос:</div><div><br></div><div>&nbsp;— Сун Яо Юаньцзюнь, Сун Яо Юаньцзюнь, Тяньшу Синцзюнь здесь…</div><div><br></div><div>Внезапно тело стало легким, вода со всех сторон раздвинулась, образовав вокруг меня большой зазор.</div><div><br></div><div>Старая черепаха со дна озера поприветствовала меня, почтительно склонив голову:</div><div><br></div><div>— Младшее божество черепаха Чжэнь, заведующее всеми обитателями этого озера, приветствует Юаньцзюня.</div><div><br></div><div>Я никак не ожидал, что в озере в резиденции вана поселилось&nbsp; водное божество.</div><div><br></div><div>Еще более неожиданным стало то, что я, выдающийся Сун Яо Юаньцзюнь, после того как обрел бессмертие, едва здесь не утонул.</div><div><br></div><div>Рядом с черепахой лежал Му Жоянь, его глаза были плотно закрыты. Старая черепаха промолвила:</div><div><br></div><div>— Синцзюнь дважды глотнул воды и потерял сознание, он придет в себя, когда окажется на берегу. Младшее божество не успело вовремя его спасти. Юаньцзюнь, прошу простить меня.</div><div><br></div><div>Я сложил руки в приветственном поклоне и с извиняющейся улыбкой произнес:</div><div><br></div><div>— Почтенный Чжень слишком учтив, если бы не вы, боюсь, что даже этот бессмертный владыка мог скончаться в этом озере. Мне так неловко, извините.</div><div><br></div><div>— Юанцзюнь не может проявить свои божественные способности в полной мере, поэтому боится воды. У меня есть раздвигающая воду бусина, не побрезгуйте принять этот дар и тогда вы сможете здесь свободно передвигаться.</div><div><br></div><div>Я поблагодарил его, взял бусину, поднял на руки Тяньшу и, раздвинув перед собой воду, вернулся на берег. Обхватив голову Му Жояня, я снова использовал уже хорошо знакомый способ передачи воздуха.</div><div><br></div><div>В тот момент, когда я, разомкнув языком его челюсти, сделал второй вдох, рядом со мной неожиданно раздался голос:</div><div><br></div><div>— Дядюшка, что ты делаешь?&nbsp;</div>