Ruvers
RV
vk.com
image

Бесконечные царапины божественного древа

Совершенствование

Глава 21. Совершенствование Свет во внутренней комнате был тусклым и едва мог показать, что находилось внутри. Просторная комната оказалась покрыта светлыми подушками, и идти по ним было немного сложно. Мо Тяньляо чуть не упал, как только вошел, перевернулся в воздухе, приземлился и стабилизировал свое положение. Он посмотрел вниз, человек в его руках все еще крепко спал. С тайным облегчением Мо Тяньляо огляделся. Огромное окно было наполовину открыто и завешено нежнейшей снежной вуалью, которая мягко покачивалась на ночном ветерке. Посреди комнаты стояла большая кровать, с четырех углов которой свисали шторы, и под лунным светом переливались простыни из парчи. Он медленно подошел и нежно положил красавца в своих руках на постель. Легкое дыхание на шее взволновало его. Мо Тяньляо глубоко вздохнул и переложил голову с груди на мягкую подушку. Холодный лунный свет освещал сквозь оконный экран несравненную красоту. Мо Тяньляо не мог не взглянуть снова. Красивые нежно закрытые глаза, которые рисовали грациозную линию, тонкие розовые губы, идеально изогнутый подбородок, белая шея и ниже этой шеи… Неправильно! Неправильно! Мо Тяньляо насильно оторвал взгляд от красавца и правильно уложил человека на кровать. Стройное тело погрузилось в мягкий матрас. Вытащив тонкое одеяло, он осторожно накрыл своего Учителя. Мо Тяньляо только выпрямился и повернулся, чтобы уйти, когда почувствовал, как его дернули за рукав. – Куда ты идешь? – мягкий, мелодичный голос звучал нежно, затянувшаяся сонливость придала ему слегка игривый и детский тон. Мо Тяньляо с трудом оглянулся и обнаружил, что часть его рукава попала в руку Мастера, и эти красивые глаза медленно открылись, когда он говорил. – Если Учитель устал, ученик вернется завтра, – Мо Тяньляо зажег лампу Люли рядом с кроватью, потирая пальцы, присел на корточки и посмотрел на Учителя, лежащего с краю кровати. Белая рука медленно поднялась, чтобы прикрыть нежные розовые губы. Цин Тун слегка зевнул. Он не вставал, просто лежал на постели и смотрел на него. – Нет необходимости приходить завтра. Это Превосходительство будет медитировать в уединении. Мо Тяньляо ясно понимал, что его Учитель имел в виду: «Если тебе есть что сказать, то поторопись и скажи это», – поэтому он быстро поднял вопрос о Мо Сяочжао: – Ученик действительно хочет этого белого котенка. Что касается того, мог ли личный ученик получить Демонического зверя, Мо Тяньляо уже проконсультировался с Ян Ле, и никаких ограничений не было. Все зависело от того, хочет ли твой Мастер иметь его или нет. Он не мог потерять Мо Сяочжао. Его не волновало, что кошка не сопровождает его. Его единственное беспокойство состояло в том, что Учитель отдаст Мо Сяочжао кому-то еще. – Я никому его не отдам, – просто и ясно ответил Цин Тун, отгоняя его рукой. – Тогда как я могу получить его? – с заверением своего Учителя Мо Тяньляо почувствовал, как огромный камень упал с его сердца. Но когда он смотрел на эти прекрасные глаза, влажные со сна, как обсидиан, омываемый дождем, он не мог не спросить еще, используя это как оправдание, чтобы продолжать смотреть на них. Глаза, которые сверкали, как свет, отраженный от волны, взглянули на него и медленно закрылись: – Посмотрим на твое поведение. Мо Тяньляо не мог удержаться от улыбки до ушей и вытащил шпильку Люли. Это была та самая, которую он купил на городском рынке. Тем не менее, резьба была переделана. Скрывающаяся луна была теперь заключена в облака. Простая форма противоречила сложному и великолепному дизайну, который, казалось, двигался при свечах. Это было очень красиво. – Я купил ее на рынке и хотел подарить Учителю, – тихо сказал Мо Тяньляо, как будто усыплял его. Не заботясь о том, слышал ли Мастер или нет, он тихо положил шпильку Люли рядом с подушкой и задул свечу. – Ученик уходит. Дверь во внутренний зал медленно закрылась, полоска света постепенно исчезла, и в комнате стало тихо. Красивые глаза медленно открылись и посмотрели на шпильку. Эти глаза могли ясно видеть даже ночью, и они могли различить каждую отметину от поделочного ножа. «Сяочжао, твои глаза действительно красивые, цвета полупрозрачного Люли». «Сяочжао, смотри, я ношу шпильку Люли. Мы очень хорошо подходим друг другу, тебе не кажется?» «Я выгляжу слишком властно, это нехорошо. Этот полупрозрачный Люли лучше соответствует красоте». Бледные, тонкие губы слегка изогнулись. Цин Тун положил шпильку под подушку и устало закрыл глаза. ___________________ Когда Мо Тяньляо проснулся на следующий день, маленький шарик не появился у его кровати, как обычно. Он был немного удивлен, поэтому встал, чтобы посмотреть кругом. – Шишу, что ты ищешь? – несколько учеников второго поколения, которые отвечали за различные задания, пришли, чтобы отчитаться, и увидели, как Мо Тяньляо бродил по двору, поэтому они пришли предложить помощь. – Ничего, – Мо Тяньляо поднял голову и указал толпе идти в комнату. Об обременительных повседневных делах быстро позаботились. Мо Тяньляо постучал двумя пальцами по поверхности стола: – Общие дела обители многочисленны и разнообразны. Вы все заботитесь о них каждый день без какой-либо компенсации и, в свою очередь, откладываете совершенствование. Я обсудил этот вопрос с Учителем и создам административный зал в Обители Воцин. Построить административный зал было несложно, потому что уже был один такой для всей секты – им просто нужно было создать его уменьшенную версию. Позиции в зале чередовались между учениками с высокими достижениями и хорошим характером. Ученики, чья очередь работать наступала, получали компенсацию в виде дополнительных духовных камней. С созданием административного зала свободное время Мо Тяньляо сразу увеличилось. Вопрос, который не мог быть решен и нуждался в его участии, возникал только каждые пару дней. Учитывая появившееся дополнительное свободное время, было вполне естественно, что Мо Тяньляо сосредоточился на совершенствовании. Теперь, когда у него было достаточно духовных камней, прогресс был гарантирован. Согласно руководству «Техника воспламенения дерева», Мо Тяньляо вырубал все виды духовных деревьев на заднем склоне гор. Дерево было наполнено духовной силой, и огненная Ци также появлялась, когда его сжигали. Таким образом, при многократном выполнении этих двух действий, его совершенствование быстро развивалось. Только… Мо Тяньляо посмотрел на жареную холодную весеннюю рыбу, которая испускала аппетитный аромат, и вздохнул. В последнее время Мо Сяочжао редко появлялся. Он не мог есть все, что требовалось для запекания в соответствии с «Техникой воспламенения дерева». Холодная весенняя рыба, упомянутая в этой главе, была любимой едой маленького парня. Мо Тяньляо сам не любил рыбу. Эту драгоценную холодную весеннюю рыбу было нелегко поймать, и было бы жалко ее выбрасывать. Он встал, обернул еду большими чистыми листьями и направился ко Дворцу Циннин. Если котенка не было на заднем склоне горы, возможно, он был с Мастером. Перед главным залом Дворца Циннин была зона, заросшая бамбуком. Среди рощи стояли кушетки, кресла-качалки, шахматные доски и другое. Сделанные из того же растения, они были очень элегантными. Солнечный свет сиял сквозь тонкие стебли, не ослепительно, но приятно. Там же стояло кресло-качалка, покрытое толстыми мягкими подушками. Белокожий красавец лежал в нем, красивые глаза были нежно закрыты. Солнечный свет, сопровождаемый слабым запахом бамбука, сиял на его тонкой одежде, тепло и мягко. Когда Мо Тяньляо подошел, он увидел такую томную картину своего Учителя. Тот с сузившимися глазами и довольным видом грелся под теплым полуденным солнцем, которое золотило его белые одежды, и заставило его выглядеть немного менее равнодушным, немного неописуемо… заманчивым. По совпадению Мо Тяньляо увидел эту самую сцену, неся жареную рыбу. Длинные ресницы слегка задрожали, пара красивых глаз медленно открылась и холодно посмотрела на него. – В чем дело? – неторопливо спросил Цин Тун. – Ученик поджарил холодную весеннюю рыбу и хотел… – увидев эти прекрасные глаза, слегка просветлевшие при слове «рыба», Мо Тяньляо резко проглотил слова «накормить кота». – Я хотел пригласить Учителя попробовать. Цин Тун фыркнул: – Мое Превосходительство уже давно практикует отказ от пищи. Мо Тяньляо улыбнулся и подтащил маленький бамбуковый табурет, чтобы сесть рядом с креслом-качалкой. – Это не означает, что нельзя наслаждаться вкусной едой. Начав практиковать в своей предыдущей жизни, ученик еще много ел. Дорога к бессмертию длинна. Отказаться даже от вкусной еды, не будет ли это слишком скучным? Пока говорил, он раскрыл листья, открыв взгляду ароматную жареную рыбу. Мясо холодной весенней рыбы было свежим и нежным. При жарке на дровах, богатых духовной силой, требуется лишь незначительное количество приправы. Это было очень вкусно. Цин Тун посмотрел на жареную рыбу, которая выглядела очень аппетитно, протянул руку и отломил кусочек. Он медленно положил его в рот: – Как проходит совершенствование? – Я уже на восьмом уровне Очищения Ци и достигну Заложения основания через несколько дней, – честно сказал Мо Тяньляо. «Ммм», – Цин Тун проглотил кусок рыбы и слегка поднял подбородок. Мо Тяньляо посмотрел в том направлении, увидел на столе рядом чайный сервиз и сразу понял намек. Он оставил рыбу возле Мастера и встал, чтобы перетащить чайный столик ближе. Люди праведного пути были абсолютно целеустремленными. У большинства не было других увлечений, кроме совершенствования. Демонические совершенствующиеся были разными – они посвящали себя следованию своим собственным желаниям и склонностям. Требовалось много времени, чтобы совершенствоваться до бессмертия. Помимо ремесел, Мо Тяньляо также изучал много разных вещей, таких, например, как чайная церемония. По его мнению, жить свободно [1] – значит совершенствоваться. Улучшение духовной силы было, конечно, важно, но и жизненно важно умерить сердце и разум. Вымойте, налейте, замочите, взбейте, обоняйте – множество действий, текущих как вода, праздник для глаз. Ароматный чай налили в почти прозрачную белую нефритовую чашку и передали Мастеру. Светлые руки держали белую нефритовую чашу, граница между ними была почти не различима. Край белой нефритовой чаши коснулся бледных, тонких губ и был мгновенно отстранен. Цин Тун поднял глаза и холодно посмотрел на Мо Тяньляо. – Ты пытаешься убить своего Учителя таким горячим чаем? ___________________ Примечание автора: Глаза Учителя черные в человеческом обличье, иначе его секрет будет раскрыт. В предыдущей главе говорилось, что его глаза похожи на Люли, что говорит об их прозрачности, а не о цвете. _ (: з 」∠) _ ___________________ [1] 一饮一啄 [yīyǐn yīzhuó] – «раз глотнуть да раз клюнуть». Образно в значении: жить в соответствии с природой и быть неторопливым и беззаботным; невозможно получить то, в чем ему отказано судьбой, как бы он ни старался.