Ruvers
RV
vk.com
image

Бесконечные царапины божественного древа

Злой ученик

<div>Глава 30. Злой ученик<br><br>Температура тела человека в его объятиях была немного низкой, Мо Тяньляо вытащил тонкое одеяло и обернул вокруг них обоих. Спящий мужчина почувствовал знакомое тепло и бессознательно расслабился.<br><br>Снаружи небо все еще было ярким, солнце светило сквозь тонкие занавески, освещая изысканную и безупречную красоту. Мо Тяньляо протянул палец и осторожно обрисовал брови и глаза Цин Туна. Даже если он догадался, все равно это невероятно. Триста лет назад это был маленький меховой шарик, который даже не мог создавать заклинания высокого уровня. За короткий промежуток в триста лет он достиг стадии Полубога. Однако его душа была повреждена…<br><br>Прогрессирование Демонических зверей медленнее, чем у людей, потому что им не хватало духовной мудрости, по крайней мере, на первых порах. Поэтому они не могли выучить какой-либо метод совершенствования, и им оставалось только медленно поглощать окружающую Ци. Низкоуровневые Демонические звери также не очень полезны для совершенствующихся высокого уровня, поэтому они не столь желанны. Как только совершенствующийся достигнет стадии Зарождающейся души, он поймает для себя более сильного Демонического зверя.<br><br>Мо Тяньляо медленно накрутил мягкие белоснежные пряди на кончик пальца, его глаза наполнились тьмой и мраком. В его прошлой жизни почти у каждого сильного демонического совершенствующегося был Демонический зверь высокого уровня. Из тех, кто уже мог принять человеческий облик, каждый оказался потрясающе красив. Цвет волос всегда соответствовал цвету меха, поэтому, когда он увидел, как чернильные волосы Цин Туна стали белыми, он начал подозревать.<br><br>– Моему Сяочжао не нравится козье мясо, и его любимое занятие – играть со стеклянными шариками… – тихо сказал Мо Тяньляо, его сердце пульсировало от боли. Он не знал, как Мо Сяочжао узнал секретную технику расщепления души, или как он обернул его ею в момент смерти, но кроме могущественной души Демонического зверя, ничто другое не могло удержать его душу от уничтожения в течение этих трех сотен лет.<br><br>Мэн Ху, преодолев предыдущее раздражение, бросился назад, но был остановлен во внешнем зале.<br><br>Во внутреннем зале стоял барьер, Цин Тун слишком быстро потерял сознание, чтобы активировать массив, поэтому Мо Тяньляо смог войти. Однако теперь, когда вошел, он, естественно, не позволил бы ненужным людям, тиграм и любому другому войти и нарушить сон Учителя.<br><br>Некоторое время старший брат скребся в дверь снаружи, но потом неохотно ушел. Он собирался пойти и найти своего Шиди. Обыскав большую площадь, но так никого и не найдя, он не мог не почесать голову. Где может находиться этот ребенок?<br><br>Солнце снова взошло, Цин Тун проспал целый день и ночь.<br><br>Утреннее солнце светило сквозь тонкие занавески, заставляя длинные ресницы дрожать, и глаза медленно открылись. Когда-то чернильные зрачки стали прозрачными кристаллами Люли, яркими и чистыми в утреннем свете, почти болезненно прекрасными [1].<br><br>Мо Тяньляо посмотрел на него и ничего не сказал, лишь слабо улыбнулся.<br><br>Цин Тун только что проснулся и все еще был немного сонным. Ему не показалось странным увидеть перед собой лицо Мо Тяньляо, он наклонился поближе и, как обычно, потерся лицом о грудь перед собой.<br><br>Мо Тяньляо на секунду перестал дышать, он почувствовал, как перо пощекотало его сердце. У него не только чесалось сердце, но и засвербело в носу…<br><br>Мягко трущийся о него Цин Тун внезапно напрягся.<br><br>Почему так странно?.. Я в человеческой форме!<br><br>Мо Тяньляо вышвырнули из постели прежде, чем он успел открыть рот.<br><br>– Ты злой ученик, почему ты здесь?! – Цин Тун приподнялся на локтях и уставился на человека на полу. Черт возьми! Он даже снял внешнюю одежду и смотрел, как его Учитель спит только в нижней рубашке. Такая непристойность!<br><br>Мо Тяньляо поднял свое тело с пола, устеленного мягкими подушками, ухватился за край кровати и поверх нее с дерзким выражением лица посмотрел на Мастера: <br>– Учитель вчера потерял сознание, я не знал, что делать…<br><br>Цин Тун замер и посмотрел вниз на волосы, свисающие на его грудь, они были белоснежными! Он запаниковал, но тут же почувствовал головокружение и упал назад на постель, когда его тело обмякло.<br><br>Мо Тяньляо поспешно снова забрался на кровать, обнял мужчину, протянул палец и нежно помассировал лоб красавца на его руках.<br><br>Головокружение не уменьшалось, в голове пульсировала боль. Цин Тун хотел протянуть руку и ударить, но не мог собрать силы. Он закрыл глаза и заскрежетал зубами: <br>– Что ты делаешь, злой ученик?<br><br>– Ты мой кот. Почему я не должен обнимать тебя? – Мо Тяньляо говорил это как само собой разумеющееся, без малейшего намерения отпустить.<br><br>На мгновение Цин Тун растерялся, он медленно открыл глаза, в его полупрозрачных радужках Люли было отражено спокойное и нежное улыбающееся лицо Мо Тяньляо. Точно такое же выражение, с каким он смотрел на Мо Сяочжао.<br><br>Мо Тяньляо использовал свою Ци огня на кончике пальца и мягко положил его на гладкий лоб, чтобы облегчить головную боль. Он вздохнул: <br>– Ты был тем, кто мешал моей душе рассеиваться все эти годы, верно? Глупый кот…<br><br>Холодные глаза медленно опустились, белые руки с почти прозрачной кожей неторопливо поднялись, затем хорошо ухоженные ногти превратились в прозрачные когти. Цин Тун поднял руку и шлепнул Мо Тяньляо по лицу.<br><br>Злой ученик, к чему ты прикасаешься?!<br><br>Прежде чем смог сказать что-то еще, Мо Тяньляо был выброшен из главного зала Дворца Циннин по обвинению в «сексуальном домогательстве к Учителю».<br><br>Учитель несколько дней отказывался видеть его, и Мо Тяньляо, который не мог войти внутрь, чувствовал себя очень беспомощным.<br><br>Он посетил Рай Бесконечного Знания в поисках нефритовых свитков. Мо Тяньляо даже обыскал этаж со знаниями для стадии Полубога, но все еще не мог найти способ вылечить Цин Туна. Как только душа совершенствующегося будет повреждена, он не проживет долго. Что касалось Демонического зверя, записей совсем немного. В конце концов, не было Демонических зверей, которые расщепляли бы собственную душу.<br><br>Мо Тяньляо отложил нефритовые свитки и пошел навестить Главу секты, надеясь получить от него хоть какую-то информацию. Согласно словам старшего брата, Глава секты на протяжении многих лет давал Цин Туну всевозможные небесные материалы и земные сокровища, поэтому он должен знать о произошедшем. Ему должна быть ясна степень ущерба для души Учителя.<br><br>В результате, когда он прибыл в Обитель Вотянь, ему сказали, что Главы секты там нет, Мо Тяньляо должен был развернуться и отправиться в Обитель Восюань.<br><br>Трое старейшин являлись собратьями по секте, хотя он не знал, как котенок Мо Сяочжао сформировал такие отношения с остальными. Но в конце концов, раз они были вместе много лет и пережили ужасный характер его кота, они должны быть хорошими людьми.<br><br>В Обители Восюань, в главном зале, расположенном посреди озера, Мастер Сюань Цзи сидел на главном месте и без выражения слушал медленный доклад Юань Хая.<br><br>– Глава секты попросил каждую Обитель искать шпионов. Ученик обдумал это и пришел к выводу, что самые подозрительные в нашей Обители – это обычные ученики первого поколения, – Юань Хай показал своему Учителю список.<br><br>На континенте Тайсюань все желали иметь Демонического зверя, что было не очень хорошо для самих Демонических зверей. Секта Воюнь была единственным местом, которое могло их укрыть. Большинство совершенствующихся зверей, которые пришли в качестве учеников, уже могли превращаться в людей. Иногда было трудно разглядеть их истинную природу, поэтому Глава секты отправлял их к Сюаньцзи для наблюдения. Если бы он обнаружил, что это простые люди, их приняли бы как обычных учеников.<br><br>Что касается того, почему эта ответственность также не перешла к Мастеру Цин Туну…<br><br>__________________<br><br>Обитель Воцин, Дворец Циннин.<br><br>Серо-белый волк бегал вокруг котенка. Видя, что его игнорируют, он припал к земле и шаг за шагом подполз ближе сквозь подушки. Своим большим носом он толкнул белоснежный меховой шарик. Затем, как и ожидалось, он получил удар когтями.<br><br>– Ау! – волк подпрыгнул на метр и прикрыл морду: – Цин Тун, разве ты не можешь проявить минимальное уважение к своему старшему брату?<br><br>Белый котенок открыл глаза и взглянул на него. Он выплюнул два тихих слова: <br>– Глупый пес.<br><br>«?!…» Услышав эти два слова, волк вконец разозлился. Он оскалил зубы и пригрозил: <br>– Я дам тебе еще один шанс признать, что я волк, иначе… – он ощерился, обнажив два ряда белоснежных клыков, которые холодно мерцали.<br><br>Мо Сяочжао сел и махнул хвостом.<br><br>– Глава секты, пожалуйста, успокойся! – внезапно полосатая фигура вспыхнула перед его глазами, появился огромный и великолепный тигр, который бросился на рычащего волка и прижал его к земле.<br><br>«У-у-у-у-у-у!» Волк, которого обездвижили, боролся изо всех сил, но большой тигр не собирался двигаться и все еще пытался убедить его.<br><br>– У Мастера плохой характер, пожалуйста, будь терпелив с ним.<br><br>Котенок с радостью подошел и похлопал лапой по голове собаки:<br>– Разве ты не утверждал, что произошел от Тяньгоу [2]?<br><br>– Да! – серый волк, которого придавил большой тигр, торжествующе помахал хвостом.<br><br>– И ты говоришь, что ты не собака? – котенок лениво потянулся, развернулся и прыгнул на кровать, игнорируя его.<br><br>Глава секты поспешно сказал: <br>– Но мои предки также включают Сириуса [3]! Если я солгу, я собака!<br><br>__________________<br><br>[1] 美不胜收 [měi bù shēng shōu] – «быть праздником для глаз». Образно: неописуемо прекрасный; больше красоты, чем можно поглотить; так много прекрасных вещей, которые просто невозможно принять.<br>[2] 天狗 [tiāngǒu] – «Небесный пес», легендарное существо из Китая. Тяньгоу имеет облик чёрной собаки, обитает на Луне и пожирает солнце во время затмения.<br>[3] 天狼星 [tiān láng xīng] – Сириус, звезда созвездия Большого пса.</div>