Ruvers
RV
vk.com
image

Бесконечные царапины божественного древа

Пеньковая веревка

<div>Глава 31. Пеньковая веревка<br><br>Хуа Цин чувствовал, что самым подозрительным из всех был вновь принятый младший брат Чэн Си. Каждый раз, когда тот видел Мо Тяньляо, его лицо просто кричало «я не признаю».<br><br>Сюань Цзи счел разумным то, что сказал второй ученик, и вызвал Чэн Си, чтобы задать ему несколько вопросов. <br><br>Чэн Си не появлялся перед ними довольно долго, заставляя подозрение в сердцах каждого углубиться. Они прождали еще некоторое время, прежде чем увидели человека в черном плаще, который двигался со скоростью улитки.<br><br>– Чэн Си, как ты можешь приходить к Учителю, одевшись подобным образом? – Хуа Цин выглядел очень недовольным и тряс свою красочную одежду. При встрече с Мастером он должен носить что-то получше!<br><br>– Нехорошо быть слишком экстравагантным, – не мог не пробормотать Шиди Юй Ли. Он стоял рядом с Хуа Цином и при взгляде на его, похожую на радугу, одежду у него закружилась голова.<br><br>– Да что ты знаешь! – Хуа Цин поднял руку и ударил Шиди по голове. – Это называется Цайи Юйцинь [1].<br><br>Этот взрослый мужчина каждый день одевался, как дива, из-за чего его уже несколько раз ошибочно принимали за «сестру». Юй Ли хотел плеснуть в него водой, но, поскольку сейчас он был человеком, то мог только притвориться мертвой рыбой и проигнорировать его.<br><br>Юань Хай медленно огляделся, посмотрел на двух ссорящихся младших братьев и неспешно повернулся обратно. В любом случае он говорил слишком медленно. Ему лучше даже не пытаться стать посредником.<br><br>В этот момент к ним подошел человек в черном плаще. Широкий капюшон укрывал его лицо так тщательно, что они даже не могли понять, кто это.<br><br>– Ученик приветствует Учителя, – тихо поздоровался он. Голос звучал знакомо, но действительно ли это юный Чэн Си, который всегда так презрителен?<br><br>– Шиди Чэн Си?! Почему ты так одет? – это очень расстроило Хуа Цина. Зачем ему приходить к Учителю в простыне? Он подошел и снял с него капюшон.<br><br>В зале воцарилось мертвое молчание, когда все присутствующие увидели, что у первоначально красивого молодого человека теперь зеленые волосы и зеленые брови. Даже несколько видимых волосков на носу тоже были зелеными. Его некогда яркий и чистый лоб также покрылся слоем короткого зеленого пуха. Весь человек выглядел немного заплесневевшим.<br><br>– Э-э… Шиди? Что с тобой случилось? – с беспокойством спросил Хуа Цин, скрытно ущипнув себя за бедро, чтобы не рассмеяться.<br><br>– Я… не знаю… – юный Чэн Си чуть не плакал.<br><br>Вчера Мо Тяньляо ослепительно сиял перед всеми. Кто-то, кто начал совершенствоваться только год назад, смог не только сам достичь Заложения Основания, но и победить совершенствующегося на средней стадии Заложения Основания. Как только он ушел, все, присутствовавшие во время того боя, разразились шумом.<br><br>Вернувшись в Обитель Восюань, Чэн Си чувствовал, что все смотрят на него свысока. Кто-то с двойным духовным корнем может достичь Заложения Основания в течение одного года. Его собственный небесный духовный корень на этом фоне выглядел как шутка. Как он мог с этим смириться? Проклятый Мо Тяньляо, должно быть, принял какие-то секретные пилюли… секретные пилюли… Вот оно что!<br><br>Чэн Си достал флакон с пилюлями, который он получил от Хуа Цина, и вспомнил, что Мо Тяньляо получил точно такой же. Чтобы суметь достичь стадии Заложения Основания за такой короткий промежуток времени, это должны были быть таблетки божественного уровня, которые могут мгновенно улучшать совершенствование! Юноша собрал все мужество, проглотил лекарство, собрал Ци в своем Даньтяне и стал ждать, пока оно впитается.<br><br>Однако ничего не произошло, он не ощущал даже малейшего следа духовных колебаний. Юный Чэн Си почувствовал, что что-то не так, и попытался использовать Ци, чтобы запустить процесс, однако ночь уже закончилась, но так ничего и не произошло.<br><br>Когда вошел Шисюн, который вызвал его в главный зал, он был так напуган, что долго не мог говорить: <br>– Как… Как ты стал таким? – Чэн Си уже понимал, что допустил ошибку в своей практике.<br><br>«……» Люди в зале потрясенно молчали некоторое время.<br><br>Юань Хай медленно подошел и похлопал мальчика по плечу: <br>– Твои зеленые волосы выглядят очень красиво.<br><br>Из глаз Чэн Си мгновенно пролилось несколько слез. Старший брат был очень хорошим человеком.<br><br>– Ты можешь идти, – сказал Сюань Цзи с сухим кашлем, указывая рукой, чтобы Чэн Си удалился. Он также освободил его на несколько дней от занятий по утрам [2].<br><br>– Мастер, почему вы не допросили его? – Хуа Цин с любопытством моргнул.<br><br>– Это с такими-то низкими умственными способностями… – Юй Ли покачал головой. Он никогда не слышал, чтобы кто-то настолько глупый мог быть шпионом.<br><br><br>Мо Тяньляо только ступил на зигзагообразный мост, когда Чэн Си столкнулся с ним. Чэн Си ударился об его твердое тело из божественного древа и оказался немедленно сбит с ног, капюшон соскользнул с головы юноши.<br><br>Прямо как в сборнике рассказов, бесподобно красивый молодой мастер наткнулся на юношу, который спешил. Наивный и невинный молодой человек поспешно попытался поймать капюшон, но не смог остановить его и позволил тому соскользнуть, открывая то, что юноша не хотел показывать… Лицо, покрытое зелеными волосами.<br><br>«……» Рот Мо Тяньляо дернулся.<br><br>Этот доверчивый ребенок действительно съел те таблетки?! <br><br>«Уваа-ваа…» Заклятый враг увидел его позор! Юный Чэн Си заплакал еще горше, вскочил и убежал, безутешно рыдая.<br><br>В центре зигзагообразного моста находился главный зал Обители Восюань, Дворец Сюаньнин. Его внешний вид был совершенно нормальным, но внутри как будто открывалась другая вселенная.<br><br>Пол зала был выложен чем-то вроде прозрачного хрусталя. Когда появился солнечный свет, под полом становилась видна прозрачная вода озера. Вода отражала солнечный свет, мерцающие волны заставляли и весь пол мерцать. Это действительно было очень красиво.<br><br>– Приветствую Второго дядю, – Мо Тяньляо вышел вперед, чтобы засвидетельствовать свое почтение.<br><br>Сюань Цзи кивнул: <br>– Что я могу для тебя сделать?<br><br>– Я хочу спросить дядю кое о чем, – прямо сообщил цель визита Мо Тяньляо.<br><br>– Ах, хорошо, давай пойдем в задний зал, – сказал Сюань Цзи, глядя на своих трех учеников.<br><br>– Мастер, я только что вспомнил, что оставил лекарство в печи. Ух ты, сколько времени. Если я не вернусь, оно сгорит. Извините меня! – Хуа Цин хлопнул себя по лбу и поспешно удалился.<br><br>– Сегодня ученики второго поколения будут изучать магию воды. Я должен пойти и проконтролировать, – Юй Ли посмотрел на Мо Тяньляо и слегка встряхнулся. Он ускользнул, не дожидаясь, пока его Учитель заговорит.<br><br>Юань Хай уже выходил из зала в мучительно медленном темпе, когда Учитель схватил его за воротник: <br>– Юань Хай, я знаю, ты сегодня свободен.<br><br>Сюань Цзи потащил Мо Тяньляо в задний зал, который оказался великолепно украшенной комнатой, также вымощенной прозрачным хрусталем. Повсюду стояло множество несоответствующих внешнему виду зала деревянных полок, заваленных различными видами шпагата.<br><br>Длинные пеньковые веревки проходили через балки и тянулись по деревянным полкам, перекрещиваясь, как змеи, ползающие по всей комнате. <br><br>– Вчера я видел твой удар, полный лоз. Как он называется? – Сюань Цзи вытащил из угла корзину с сушеным конопляным волокном и небрежно сел на пол.<br><br>– Бесчисленные лозы из одной, – Мо Тяньляо последовал его примеру и тоже сел на пол. Он хотел задать вопросы, поэтому, естественно, находясь во Дворце Сюаньнин, он должен делать то, что делают местные обитатели [3].<br><br>У Юань Хая не было иного выбора, кроме как тоже сесть и помочь своему Мастеру плести веревку.<br><br>Сюань Цзи кивнул. <br>– Это хороший прием.<br><br>«Бесчисленные лозы из одной» – заклинание дерева высокого уровня. Мо Тяньляо в прошлой жизни видел, как его использовали. Оно показалось ему очень мощным, поэтому он запомнил. Вчера его использовал и старейшина Юнь Сун, только по сравнению с Мо Тяньляо у него вышло гораздо мощнее. Сюань Цзи тоже изучал его?<br><br>– Поскольку тебе нравятся такие типы заклинаний, ты должен любить веревки и тому подобное, – глаза Сюань Цзи светились при взгляде на него.<br><br>– … А? – Мо Тяньляо был ошеломлен. Какое отношение это имеет к веревкам?<br><br>– В таком случае, приходи плести со мной пеньковые веревки, когда у тебя будет время. Это хорошо помогает улучшить настроение, – Сюань Цзи вручил Мо Тяньляо горсть конопляного волокна и жестом предложил ему начать.<br><br>Мо Тяньляо поджал губы. Если бы он действительно являлся новичком, даже тогда его не сумели бы обмануть. Он никогда не слышал о плетении из конопли, как о способе улучшить настроение. Тем не менее, он не может сказать этого вслух. Мо Тяньляо взял коноплю, а затем быстро и умело начал сплетать веревку. Его, как мастера мирового класса, большинство людей не осмелились бы попросить выполнить такую маленькую задачу, как плетение пеньковой веревки.<br><br>Тонкие пальцы двигались вперед и назад между волокнами конопли, сплетая самый сложный тип восьминиточной веревки. Сюань Цзи смотрел на его руки огромными глазами, а затем хлопнул себя по бедру. Какой хороший саженец! Он оглянулся на своего старшего ученика, который все еще был таким медленным и не мог сплести даже трехниточную веревку. Он с отвращением махнул рукой: <br>– Ты здесь не нужен. Иди и поиграй сам.<br><br>Юань Хай встал, чувствуя, что его помиловали, и медленно вышел из заднего зала. Дело было не в том, что он не хотел бежать, а в том, что бежать он просто не мог. Войдя в главный зал, он увидел под полом серебряного карпа, машущего головой и хвостом. Тот выглядел очень счастливым. Юань Хай постучал по полу, и кристалл мгновенно разошелся в стороны. Он с брызгами упал в воду и превратился в большую черепаху, полутора метров в диаметре. Он счастливо начал преследовать карпа, чтобы поиграть.<br><br>Бог знал, какая это настоящая пытка от Учителя, чтобы черепаха плела шпагат! <br><br>Мо Тяньляо плел веревку и разговаривал с Сюань Цзи, сидящим рядом с ним: <br>– Учитель очень близок ко Второму дяде. Этот племянник время от времени думал о том, чтобы прийти отдать дань уважения дяде.<br><br>– Правильно, твой Мастер и я выросли вместе. Я сделал все веревочки, с которыми он играл, – Сюань Цзи был очень горд собой.<br><br>Придержав подергивающиеся уголки рта, Мо Тяньляо ненавязчиво спросил о душе Учителя.<br><br>Услышав об этом, Сюань Цзи сразу рассердился: <br>– Цин Тун, этот дурак! Даже я не знаю, из-за кого он расколол свою душу. Если я когда-нибудь увижу того ублюдка, то обязательно свяжу его и выброшу в море на корм черепахам!<br> <br>Говоря это, он похлопал по полу, и черепаха, которая, оказалось, плыла под ним, не могла не запнуться и не нырнуть глубже.<br><br>Услышав слово «расколол», Мо Тяньляо внезапно почувствовал боль в сердце и даже не заботился о том, что Сюань Цзи назвал его «ублюдком». Он искренне спросил: <br>– Тогда есть ли способ вылечить его?<br><br>Сюань Цзи медленно опустил голову и покачал ею. По прошествии стольких лет он боялся, что часть души давно слилась с тем, кого она защищает, не говоря уже о том, что ее даже не найти. Но даже если она будет найдена, как ее вернуть? Нет никакого способа.<br><br>Мо Тяньляо забрал изготовленный им шпагат и удрученно вернулся к Обители Воцин.<br><br>__________________<br><br>– Шиди вернулся! – большой тигр прибежал со двора в комнату, чтобы сообщить об этом играющим собаке и кошке.<br><br>Когда Глава секты вспомнил, что Мо Тяньляо бросил в него камень в прошлый раз, то был так зол, что не мог дышать. Он выпрыгнул из окна и стал человеком.<br><br>– Глава секты, почему вы здесь? – Мо Тяньляо очень удивился, увидев презентабельного Главу секты. Разве он не ушел?<br><br>– Кхе-кхе. Когда я вчера видел Цин Туна, он выглядел не очень хорошо. Я пришел навестить его, – Мастер Тянь Лан коснулся бороды и вошел в главный зал вместе с Мо Тяньляо.<br><br>Мо Тяньляо осмотрелся и быстро направился в сторону Цин Туна. Он прижал его к себе и закрыл белоснежные волосы широкими рукавами. Мо Сяочжао столько лет показывался людям с черными волосами, и он, конечно же, не мог дать узнать об этом Главе секты. Его неустойчивая душа в последнее время мешала изменить внешность, поэтому он не мог ни с кем видеться.<br><br>Глава секты, только что собиравшийся переступить порог, замер. Его нога все еще находилась в воздухе, и он чуть не споткнулся. Большой тигр стоял в стороне, а его рот был открыт достаточно широко, чтобы в него поместилась целая овца!<br><br>__________________<br><br>[1] 彩衣娱亲 [cǎi yī yù qīn] – в детской одежде забавлять родителей. По притче о Лао Лай-цзы, который в 70 лет наряжался в яркие одежды и играл как ребенок, чтобы доставить радость матери. Эта фраза стала символом сыновнего благочестия. <br>[2] 早课 [zǎokè] – пение сутр рано утром.<br>[3] 入乡随俗 [rù xiāng suí sú] – в чужой монастырь со своим уставом не ходят; въезжая в страну, следуй её обычаям; уважать обычаи тех мест, где приходится бывать.</div>