Ruvers
RV
vk.com
image

Ты помнишь мое имя?

Глава восьмая В субботу утром Хай Сю открыл дверь комнаты Цзян Юймань и прошептал: – Мама… – Да? – Цзян Юймань быстро набрала сообщение до конца и отложила свою работу. Улыбнувшись, она закрыла ноутбук: – Что случилось? Хай Сю поджал губы и тихо сказал: – Могу ли я… Можно мне выйти? Цзян Юймань улыбнулась, немного удивившись: – Конечно! Чем ты планируешь заняться? Хочешь, чтобы я пошла с тобой? Хай Сю покачал головой: – Я пойду в гости к однокласснику. Цзян Юймань удивилась ещё больше, улыбка на её губах исчезла. – Ты пойдёшь домой к своему однокласснику? Что это за одноклассник? – … Мой сосед по парте, – ответил Хай Сю с улыбкой. – Недавно познакомились… Скрыв удивление, Цзян Юймань мягко спросила: – Новый друг? Хай Сю еле слышно вздохнул, в глазах читалось небольшое волнение. Морщинки в уголках глаз Цзян Юймань выдавали улыбку, когда она в шутку спросила: – Это девочка? Хай Сю быстро покачал головой: – Одно… одноклассник. Цзян Юймань рассмеялась: – Хорошо. Когда ты выходишь? Маме подвезти тебя? Цзян Юймань сказала, что собирается переодеться, тогда Хай Сю быстро остановил её: – Нет-нет-нет! Он зайдёт за мной. – Тебя заберут? – спросила Цзян Юймань. Он кивнул: – Ну… Он сказал, что боится, что я не смогу найти его дом, если пойду один. Цзян Юймань теперь стало очень любопытно. Два мальчика будут играть вместе, а также один зайдёт за другим? У нее ещё оставались утром дела в компании. Услышав эти слова, Цзян Юймань задумалась: – Ну, тогда я порежу фрукты. Пригласи его и поешьте, прежде чем уйти. Хай Сю колебался, они с Фэн Фэем об этом не договаривались. Поэтому было бы лучше вначале позвонить ему. Он вышел из комнаты вместе с матерью: – Сначала я позвоню ему и спрошу. Цзян Юймань кивнула: – Конечно. Хай Сю вернулся в свою комнату, взял телефон и нажал кнопку вызова. Скоро на звонок ответили, и, судя по голосу парня на другом конце, он улыбался: – Не можешь больше ждать? Я сейчас же приеду. Хай Сю покраснел, услышав голос Фэн Фэя. Он понизил голос: – Моя мама… хочет пригласить тебя зайти. Ничего… если ты зайдешь? Фэн Фэй на секунду замолчал, затем сказал с лёгкостью: – Конечно… А что? Изначально ты не собирался меня немного развлечь? В это время, в районе, где жил Хай Сю, Фэн Фэй снял свои солнцезащитные очки. Его машина, только-только заехавшая в жилой район, очень быстро развернулась. Он одновременно вёл машину и разговаривал с Хай Сю по телефону: – Что нравится твоей маме? Хай Сю с другой стороны линии оказался ошеломлён, он невинно сказал: – Ей нравлюсь я. Фэн Фэй громко рассмеялся, поглядывая на улицу. Его глаза загорелись, и он припарковал машину на обочине. Вынул ключ зажигания, вышел из машины и продолжил: – Помимо того, что ей нравишься ты, какие цветы она больше всего любит? – Белые гортензии… Почему ты спрашиваешь об этом? – Просто так, – Фэн Фэй улыбнулся: – Я буду через десять минут. Вешаю трубку. После чего он сказал продавцу: – Один букет белых гортензий. Десять минут спустя в доме Хай Сю раздался дверной звонок. – Ой, – Цзян Юймань посмотрела на Фэн Фэя, который протянул ей букет цветов. – Зачем быть таким вежливым? Тебе пришлось потратить свои деньги. – Я не тратил деньги. Это выращено моей семьёй, – сказал Фэн Фэй с улыбкой. – Я слышал от Хай Сю, что вы любите гортензии. Мне нечего было принести в подарок, поэтому я подумал о том, чтобы срезать их и принести вам, тётя. Цзян Юймань улыбнулась Хай Сю, затем Фэн Фэю и сказала: – Садитесь и ешьте фрукты. Хай Сю, принеси напитки своему однокласснику. Мне нужно найти вазу, чтобы поставить цветы. Цзян Юймань отправилась на поиски вазы. Хай Сю неверяще посмотрел на Фэн Фэя: – Ты… почему ты… Фэн Фэй поднял брови и вполголоса проговорил: – Я действительно ничего не приготовил заранее, давай поговорим об этом позже, – Фэн Фэй не знал, предложат ли ему подняться наверх, ему на самом деле не хотелось встречаться с Цзян Юймань. Пусть он принёс подарок, но он приехал на машине. Если мама Хай Сю узнает об этом, то начнёт беспокоиться. К счастью, Фэн Фэй не садился за руль в этом районе после того, как купил цветы, и весь путь прошёл пешком. Хай Сю было нечего сказать в ответ. Он был удивлён: – Цветы… Фэн Фэй приложил палец к губам с «тссс» и подал знак, чтобы Хай Сю подошёл ближе. Он съел два кусочка фрукта питахайя, прежде чем продолжить: – Ты сделал домашнюю работу? Хай Сю кивнул: – Сделал вчера ночью. Так как он думал, что пойдёт играть к Фэн Фэю, Хай Сю как можно раньше закончил с домашним заданием. – Так быстро? – Фэн Фэй наклонил голову: – Возьми с собой, я перепишу сегодня вечером. Хай Сю нахмурился: – Опять списываешь… – Тц… – Фэн Фэй с сожалением произнёс. – Я спишу только китайский язык, хорошо? Это было приемлемо. И для того, чтобы Фэн Фэй закончил всё, Хай Сю пошёл упаковать всю свою домашнюю работу. – Хай Сю? – Цзян Юймань внесла вазу с цветами. Она извинилась, когда увидела только Фэн Фэя: – Этот мальчишка… почему он оставил тебя здесь? Фэн Фэй улыбнулся: – Всё в порядке. Он… Он пошёл, чтобы взять свой учебник. Он сказал, что хочет позаниматься вместе сегодня вечером, – затем он искренне посмотрел на Цзян Юймань. – Может ли он остаться у нас на ночь? Цзян Юймань была удивлена: – На ночь? – Да. Он ещё не сказал вам? – Фэн Фэй был спокоен, продолжая: – Мы пойдём ко мне домой, днём поиграем в приставку, а вечером вместе будем учиться. Если завтра будет хорошая погода, поиграем в баскетбол. Он улыбнулся: – Хотя, боюсь, вам не понравится, если я отвлеку его от учёбы. – Да разве может такое быть? – раз уж Хай Сю способен играть со своим одноклассником и нормально общаться, то это стоило того, чтобы отложить учёбу. Цзян Юймань искренне этого хотела, хотя у неё и были некоторые опасения. – Наш Хай Сю с детства немного замкнутый. Так что я волнуюсь за него… Кроме того, я слишком строго относилась к нему и контролировала, так что до сих пор у него даже не было друзей. Фэн Фэй понимал, что Цзян Юймань не хотела, чтобы он узнал о болезни Хай Сю. – Он немного замкнутый, а я общительный, наши характеры вроде как хорошо подходят друг другу. Фен Фэй был одет в белую рубашку, свободные повседневные брюки бежевого цвета, на ногах – совершенно чистые кеды, это заставляло людей чувствовать себя одновременно тёплыми и счастливыми. После того, как они поговорили ещё немного, Цзян Юймань стала относиться к однокласснику сына с ещё большей доброжелательностью. – Хорошо. Развлекайтесь, хотя боюсь это доставит хлопот твоим родителям. Фэн Фэй не стал говорить, что его родители даже не знали, что кто-то придёт к ним домой. Он отвечал с совершенно непринуждённым лицом: – Всё в порядке. Мы не доставим им хлопот. Стоило только Фэн Фэю закончить говорить, Хай Сю вышел из своей комнаты. Он тут же поднялся: – Готов? Хай Сю кивнул. Фэн Фэй не стал ждать, пока тот заговорит, и обратился к Цзян Юймань: – Тётя, мы пойдём. Цзян Юймань улыбнулась в ответ: – Передавай привет от меня своим родителям. Затем она взглянула на Хай Сю и мягко сказала: – Когда идёшь в чужой дом, надо выказать уважение родителям. Просто посмотри на Фэн Фэя, ты должен учиться у него. Хорошо? Фэн Фэй улыбнулся и поклонился, Хай Сюй же просто тихо согласился. Цзян Юймань даже хотела передать что-нибудь родителям, но Фэн Фэй быстро отказался: – Вам не стоит беспокоиться. Мы поедем на метро, если взять много вещей, будет неудобно. Цзян Юймань было немного неловко, поэтому она ещё некоторое время инструктировала Хай Сю, прежде чем отпустить их вниз по лестнице. Спустившись вниз, Фэн Фэй вздохнул с облегчением. Он собирался что-то сказать, когда Хай Сю внезапно прервал его: – О нет! Я… я забыл взять проездной на метро. – Забудь об этом, – Фэн Фэй отчего-то всё ещё думал о том, что произошло: – Мне казалось, ты будешь максимально откладывать разговор с мамой. Ты решился спросить у неё только сегодня утром? Хай Сю кивнул: – Моя… моя мама согласилась. – Конечно, она не могла не согласиться. Посмотри какой я надёжный, – Фэн Фэй взял сумку Хай Сю и закинул её на спину, когда они наконец вышли из спального района. – Стой здесь. Не уходи никуда. Я подъеду сюда на машине. Дом Фэн Фэя находился довольно далеко, и он боялся, что Хай Сю заскучает, поэтому, когда они встали на светофоре, Фэн Фэй достал свою сумку с заднего сиденья и отдал её Хай Сю. – В сумке лежит планшет, можешь поиграть на нём, чтобы не скучать в дороге. Хай Сю достал планшет и был шокирован, увидев заставку. – Это… когда ты это сделал?! В качестве заставки стояла фотография, на которой Хай Сю лежал на столе и спал. Позади него находился Фэн Фэй, он улыбался, положив руку на голову Хай Сю. Должно быть фотография была сделана днём – свет на фото был мягким, а кроны деревьев окутывал золотисто-жёлтый солнечный свет. Вопреки ожиданиям это давало ощущение достижения успеха. – Ты заснул в полдень, – машины тронулись вперёд, Фэн Фэй завёл свою. – Как тебе? Хорошее фото у меня получилось? Хай Сю улыбнулся, ничего не ответив. Он снял блокировку с экрана, чтобы посмотреть, что было в планшете. Фэн Фэй повернул голову, чтобы взглянуть на него. На то, как мальчишка держит свой школьный рюкзак и смотрит в планшет. В машине было тихо и тепло, что создавало приятные ощущения. – Ли… Ли Бай… Фэн Фэй растерялся: – А? – В стихотворении «Посещение мечты на горе Тяньму» Ли Бай выразил… своё презрение к богатым людям… – Хай Сю нашёл тестовые вопросы по вступительным экзаменам и со всей серьёзностью начал с первой страницы: – Какой фразой? Фэн Фэй на мгновение закрыл глаза. Появившееся было тепло в его сердце полностью рассеялось, оставив после себя лишь печальное чувство. Он обогнал едущую впереди машину и ответил с лицом, которое ничего не выражало: – Почему я должен сгибаться в поклоне перед влиятельными и богатыми, и убирать мою радостную улыбку? Хай Сю был счастлив: – Ты сделал ошибку на экзамене в прошлом месяце. А теперь… наконец, запомнил. Следующий вопрос – «Восхождение на башню Юэяна» Ду Фу, какой фразой была описана история из личной жизни, рассказывающая о кризисе государства и сентиментальных слезах… Стиснув зубы, Фэн Фэй произнёс: – Я слышал, что в северной провинции продолжается война на границе раздела, опираясь на борт колесницы, текут мои слёзы и сопли! – Как пишется «слёзы и сопли» (涕泗 [tìsì]). – «Вода в три точки» (название графемы 氵) с добавлением одного «ди» (弟) из «младшего брата» (弟弟). Во втором она же с добавлением «четыре» (四)!