Ruvers
RV
vk.com
image

Симпатичный мальчик на пути к бессмертию

Теперь мы уйдем

Глава 05. Теперь мы уйдем После того, как Лин Фэнсяо дала им указание привести жителей деревни в префектуру Hинань, она ушла, используя Цин Гун [1]. Eе красные одежды развевались в воздуxе, прежде чем исчезнуть из поля зрения людей. К сожалению, темперамент этой юной мисс был еще более раздражительным и нетерпеливым, чем они думали. До такой степени, что она даже не хотела идти вместе с ними. – Юная мисс специально приехала в город Минчжоу и не ожидала, что это приведет к такому результату, – сказала Лин Баочэнь. – После сегодняшнего дня, даже если юная мисс выйдет замуж за другого мужчину, она больше не сможет выбрать лучшего из кандидатов, – сказала Лин Баоцзин. Лин Баоцин холодно фыркнула. – Этот проклятый призрак был бесполезен с самого начала! Учителя этого бездельника звали Таоюань Цзюнь [2]? Позвольте мне спросить вас, вы когда-нибудь слышали о таком человеке в Цзянху? Как мог кто-то, кто не более, чем безымянный юноша, воспитать хорошего ученика? Лин Баочэнь вздохнула. – Человек, которого наш Учитель предопределила для юной мисс, естественно, не был бы таким плохим. Имя «Таоюань Цзюнь» звучит очень сокровенно, возможно, он таинственный отшельник с большими способностями, который живет в полном уединении. К сожалению, восстание было настолько всепоглощающим и вовлекло так много людей. Даже отшельники с большими способностями не могли оставаться в стороне и сосредоточиться на собственном стремлении к добродетели. Иначе, если Таоюань Цзюнь все еще жив, как не могло быть никаких известий о нем в течение десяти лет? Линь Шу и двое других последовали за ними так же тихо, как и мыши. Oни слушали страдания девушек по поводу брака их юной мисс в течение всего пути. Исчерпав список талантливых молодых людей из Цзянху, они пришли к выводу: никто не достоин юной мисс. Bсе они были очень взволнованы, и Ли Цзимао и Ли Ямао также выразили сочувствие. Тем не менее, Линь Шу не мог по-настоящему понять этого чувства. Во-первых, он не очень хорошо знал обычаи этого мира. Насколько ему известно, вдова после замужества не считалась постыдной, не говоря уже о таком обручении в детстве, когда две стороны никогда раньше не встречались лицом к лицу. И, во-вторых, девушка такого типа, привыкшая угрожать людям сдиранием кожи и ломанием их костей, была по-настоящему жестокой и беспощадной. Порочные и беспощадные люди обычно хладнокровны и бессердечны. Но независимо от того, каким человеком была юная мисс, это не имело никакого отношения к нему. Он и юная мисс были просто незнакомцами, объединенными судьбой, и после сегодняшнего дня они, вероятно, расстанутся навсегда. Прямо сейчас его единственной заботой было найти способ начать совершенствоваться и преодолеть свою слабую конституцию. Думая о совершенствовании, он вдруг вспомнил свою прошлую жизнь. Каждую день он наблюдал за закатом и входил в медитативный транс. В утренние часы он практиковал меч. На рассвете он собирал рюкзак и ходил в школу. В классе было много людей. Он всегда сидел в углу последнего ряда. Толстые учебники были сложены перед его лицом, как будто изолируя его, создавая пространство вдали от беспокойств других. Однажды все это было сметено на пол. Несколько человек окружили его, издеваясь и высмеивая его словами, которые он уже забыл. Вероятно, они были чем-то вроде «псих» или «немой» – эти виды порочных слов. Еще больше людей просто смотрели. Он присел на корточки и собрал книги, положив их обратно на стол. Но все они снова были сбиты на пол. Он опустил голову и продолжил поднимать их. Вероятно, потому что такие действия, как издевательства над слабоумным, были бессмысленными, и наблюдать за ними тоже было неинтересно, после нескольких раз скидывания его вещей этим людям стало скучно. В тот день он пришел домой и сказал своему Учителю: – Я хочу умереть. Тогда старик сказал: – Нет, ты должен практиковать меч. После достижения Махаяны ты сможешь свободно бродить по небу и земле и делать все, что пожелаешь. Если ты хочешь избежать общения с людьми, просто избегай общения с людьми. Живи свободно. – Да, – ответил Линь Шу. Таким образом, он не умер и продолжал практиковать меч. В практике с тех пор, как текущая вода, прошло несколько лет, и Учитель умер. Ничего не изменилось в его жизни. Он продолжал практиковаться, как и должен был, и попутно сдал экзамены в колледж. Затем постепенно пришло время Махаяны, и ему пришлось пережить скорбь. Позже, он оказался здесь. Для Линь Шу этот мир не казался таким уж иным, кроме того, что в нем, возможно, было больше совершенствующихся и не было молниеотводов – корня всех зол. Он планировал провести эту жизнь так же, как провел предыдущую: практикуя меч. Будучи человеком, которым он был, если он хотел чувствовать себя комфортно, ему нужно было либо умереть, либо войти в Махаяну. Тем не менее, может быть слишком трудно совершенствоваться до бессмертия, используя это тело с его странно ужасными духовными корнями. Он был немного растерян и неосознанно его шаги замедлились. Лин Баоцин призвала его: – Поспеши! Он мысленно подготовился, прежде чем открыть рот, чтобы спросить свирепо выглядящую Лин Баоцин: – Много ли людей совершенствуются до бессмертия? – Что? – Лин Баоцин косо посмотрела на него. – Ты тоже хочешь совершенствовать бессмертие? Линь Шу: – Хм. – Это очень просто, – Лин Баоцин не стала особо задумываться. – Конфуцианцы и даосы любят говорить, что образование предназначено для всех, независимо от их происхождения. Мы из бессмертного пути одинаковы. Пока у человека есть талант, любой может взрастить его до бессмертия. Линь Шу чувствовал, что, поскольку один из них был выбран на основе таланта, он не мог сказать, что «образование было для всех, независимо от их происхождения». Этот уровень образования младшей сестры Лин Баоцин немного беспокоил. Но здравомыслие заставило его не упоминать этот вопрос, таким образом вместо этого он спросил: – Как это? – Например, через два месяца будет проведен «экзамен на Шанлин [3]». Любой из Южной Cя может принять участие, – сказала Лин Баоцин. – Если кто-то сдает ежегодный экзамен на Шанлин, он может поступить в «Академию Шанлин» в Шучжоу независимо от того, является ли он конфуцианским ученым, воином, совершенствующимся, буддистом и так далее. Бесчисленные знаменитые мастера преподают в Академии Шанлин, и пока ты хочешь учиться, ты, естественно, получишь некоторые достижения. Помимо Академии Шанлин, есть еще несколько академий. Хотя они немного уступают Шанлин, они все хороши. После того, как закончила рассказ, она оценила Линь Шу с головы до ног, а затем сказала: – Но маленький нищий, я вижу, что твое тело слабое и не может даже противостоять порыву ветра – ты не можешь изучать боевые искусства. Естественно, у тебя также нет никакого потенциала для конфуцианства или даосов. Боюсь, это невозможно для тебя! Линь Шу почувствовал слабый удар в своем сердце, но он молча записал этот «экзамен на Шанлин». Вернувшись в деревню, Лин Баоцин и ее группа сообщили жителям деревни о намерениях юной мисс. Им сказали, что их благополучно сопроводят в сравнительно шумный Нинань, где они могут остаться на некоторое время. Естественно, жители деревни были тронуты до слез этой добротой и, поблагодарив их всеми возможными способами, сразу же начали собирать свои семейные пожитки. Они выбрасывали каждый тяжелый и громоздкий предмет, сохраняя при этом те несколько вещей, которые стоили денег. Они закрепили их на небольших тележках, которые тащили исхудавшие, слабо выглядящие ослы или мулы. Девушки из Усадьбы Феникса не отворачивались с отвращением от их бедности и помогали им от начала и до конца. Линь Шу остался в своей соломенной хижине. Комната была пуста, и брать было нечего. Таким образом, все, что он делал, это смотрел на крышу и молча произносил слова «печати и пения» для умственного совершенствования, чтобы не забыть их в будущем. Он не знал, сколько времени прошло, пока не услышал звук приближающихся шагов. Это была та пожилая женщина. Она держала маленький черный ящик в своих руках. Из-за двери она сказала: – Юный господин, в тот год ваш Учитель просил нашу семью охранять это. Он сказал, что это для тебя. Линь Шу взял его и несколько сухо сказал: – Спасибо. Женщина несколько раз посмотрела на него и сказала: – Я действительно не ожидала, что ты действительно будешь довольно красив после умывания. Языковые способности Линь Шу не могли справиться с ответом на ее предложение. Он посмотрел на маленькую коробочку в своей руке и подумал, что, поскольку его тело все еще обладает последовательностью учений от учителя к ученику, лучше было иметь четкое понимание вещей. Он спросил: – Мой Учитель… Почему он оставил меня здесь? Тетушка вздохнула: – Как мы можем знать, что думают бессмертные? Когда встретишься с ним в будущем, просто спроси его сам. Он боялся, что не сможет узнать его, когда они встретятся. Или, может быть, его дешевый Учитель сможет узнать его, но он точно не сможет узнать своего мастера. Он мог только повторить: – Я не помню, как он выглядит. – Я тоже помню смутно, – на лице женщины появилось восхищенное мечтательное выражение. – Очень юной, одетый в белое и очень красивый. На самом деле, это было все равно что ничего не сказать, потому что бессмертные предпочитали белую одежду, а молодые люди в белых одеждах обычно были красивыми. Линь Шу решил задать вопрос. – Как его зовут? – Этого я не знаю, – сказала пожилая женщина. – Как могут такие люди, как мы, легко узнать имя бессмертного? Линь Шу: – Большое спасибо. Поблагодарив ее, его языковые резервы иссякли, и он замолчал. Атмосфера внезапно стала неловкой. К счастью, тетушка взмахнула рукой. – Я должна пойти и собрать свои вещи. Я сначала уйду. Линь Шу расслабился, а затем открыл маленькую коробочку. Внутри коробки было два предмета. Первым был юйхуан [4] из дымчатого нефрита. Он был очень маленьким и изящно вырезанным. Держа его в ладони, холодное, освежающее ощущение пронзило его от центра ладони. Этот нефрит был насыщен духовной энергией. Маленький дракон, вырезанный из нефрита, был изысканным, ярким и реалистичным. Часть его тела была свернута, образуя маленькое отверстие, через которое проходил тонкий черный шнур. Линь Шу некоторое время размышлял над этим. В конце концов, он взял тонкий черный шнур с нефритовым украшением и надел его на шею. Каким бы ни был источник юйхуан, он был хорошего качества, а хорошая духовная энергия могла согреть тело и помочь меридианам. Хотя эффект был небольшим, он все же был лучше, чем ничего. Он не мог сказать, из какого материала был сделан второй предмет. Это было похоже на нефрит, но не нефрит. Он был как золото, но не золото. Его форма была цилиндрической, а поверхность была украшена праздничными и благоприятными узорами. Линь Шу поднял его и встряхнул. Конечно же, во время тряски раздался шум. Он надеялся, что в нем содержится секретная книга о бесподобных приемах боевых искусств, переданная Учителем. После того, как он изучит ее, это смоет загрязнения с его меридианов и костного мозга и превратит бесполезный мусор в гения [5]. Это было прекрасное желание, но он не знал, произойдет ли это на самом деле, потому что не сумел его открыть. Цилиндр имел чрезвычайно жесткую структуру. Юноша не мог его сломать. А на самом цилиндре не было ни щелей, ни трещин, и было непонятно, как его открыть. Линь Шу благочестиво убрал его. Он полагал, что тот должен содержать какую-то исключительную, секретную книгу и что он сможет открыть ее когда-нибудь. Через полдня все было собрано и подготовлено. Около дюжины мулов и ослов, тянущих тележки, величественно отправились в путь. Ли Цзимао и Ли Ямао вели по ослу, в то время как Линь Шу посадили на тележку, которую тянули эти два осла. Из всех его вещей у него было только одно сокровище: «цилиндр Шредингера», который мог содержать либо исключительную секретную книгу, либо кусок мусора. Беспричинно Линь Шу почувствовал зловещее дыхание из цилиндра Шредингера, вероятно потому, что современная физика, казалось, всегда несла ему гибель. Покинув деревню, все люди, ослы и мулы повернули головы, чтобы в последний раз взглянуть на полуразрушенные руины деревни перед тем, как с радостью уйти. Хотя они были рады, темп ослов и мулов все еще был довольно медленным. Таким образом, они достигли Нинань только через шесть дней. Как и ожидалось, этот человек уже исчерпал свое терпение и стал очень темпераментным. Когда они встретились в гостинице, юная мисс пила чай без какого-либо выражения на втором этаже. Когда она увидела, что их прибытие, то угрюмо бросила кучу вещей на стол внизу, создав огромную трещину… Это оказались документы на землю, куча документов от чиновников и несколько серебряных банкнот. Оказалось, что причина, по которой юная мисс не пошла с Лин Баоцин, была не в том, что она была слишком возмущена своим мертвым женихом, а в том, что девушка направилась к феодальным властям Нинань, чтобы дать отчет. В течение нескольких дней юная мисс не только решила проблему жителей деревни, но и купила им участок земли на южной окраине. Жители деревни не осмеливались принять это, но Лин Баочэнь вложила в их руки земельный договор и банкноты. Нежным голосом она сказала: – Как вы думаете, нашей Горной усадьбе не хватит этого серебра? Pассматривайте это в качестве нашей благодарности юному мастеру Линь и братьям Ли за то, что они направили нас. – Юная мисс, как всегда, добросердечна, – сказала Лин Баоцин так, что сельские жители не могли ее расслышать. – Считайте это накоплением хорошей кармы со стороны того проклятого призрака. Жители деревни были так благодарны, что почти начали громко восхвалять юную мисс как богиню милосердия, Бодхисаттву Сострадания Гуаньинь. Богиня Милосердия Гуаньинь никак не отреагировала на их благодарность и даже холодно фыркнула. Она спустилась на первый этаж и, выводя белоснежного коня, сказала: – Я ухожу. Лин Баочэнь воскликнула: «Ай!», и быстро сказала жителям деревни: – Все, наше время вместе подошло к концу, и теперь мы уходим. Вид юной мисс, сидящей на лошади – красный муслин и золотая нить на ее одежде, падающей на белоснежную лошадь – был чрезвычайно надменным и благородным. Она подождала, пока девочки догонят ее, прежде чем они все отправились на своих лошадей, их фигуры постепенно исчезли в заходящем солнце на горизонте. Сельские жители посмотрели земельный документ, официальные документы и банкноты. – Она оказалась действительно хорошим человеком, ах! Линь Шу почувствовал себя немного сложнее. Казалось, что юная мисс не была абсолютно хладнокровным, бесчувственным человеком, и оказалась действительно даже немного доброй. В конце концов, они встретились случайно, поэтому выведение жителей из деревни-призрака уже демонстрировало невероятную добродетель и внимание к долгу. Женщины были действительно непостоянными. Он решил переименовать «цилиндр Шредингера» в «цилиндр Лин Фэнсяо». Таким образом, название не только соответствовало природе цилиндра, но и избавилось от тени, нанесенной современной физикой. ___________________ [1] Цин гун, или навык легкости, – когда совершенствующийся делает свое тело легким и способным легко двигаться с небольшим сопротивлением. [2] Таоюань (桃源 [táo yuán]) – «Земля персиковых цветов» – сказочная страна мира и счастья, свободная от катастрофы войны. Поэтому имя мастера означает нечто вроде лорда / джентльмена из Таоюаня. [3] Шанлин (上 陵 [shàng líng]) – «подняться на вершину / гору». [4] Юйхуан – это полукруглые нефритовые украшения, часто с вырезанными на их поверхности богами и животными. Они часто одевались на украшения вместе с круглыми и / или цилиндрическими нефритовыми бусинами и носились во время проведения религиозных церемоний. Шаманы и религиозные лидеры носили их, чтобы показать свой таинственный статус. Также эти украшения обычно ассоциировались только с женщинами и символизировали их подчиненный статус для мужчин. Вероятно, это украшение нашей юной мисс, которое было сделано в качестве обручального подарка. [5] Буквально «пустая древесина (бесполезный человек, неудачник) превращается в гения». Эти слова несколько рифмуются на китайском (廢 柴 [fèi chái] и 天才 [tiān cái], соответственно).