Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Нелепые отголоски прошлого

Словно громом пораженный юнец безмолвно уставился на собеседника и лишь спустя немало времени наконец заикаясь произнес: - Это… это… это просто… Не успел он сформулировать мысль, как был оттолкнут в сторону. Рассвирепев, юнец хотел начать возмущаться, но обнаружил: его собеседник уже лежит на полу. А на его грудь наступает нога высокого худощавого мужчины. Последний в ярости воскликнул: - Что ты сказал?! Здоровяк с зычным голосом с трудом разглядел нависающего над ним и мгновенно побледнел. - Юнь Се?! Когда это имя эхом облетело постоялый двор, все до единого смолкли от удивления. Кто-то из посетителей тоже узнал стоящего перед ними. Они словно попали под ледяной дождь в разгар зимы – их моментально прошиб озноб, пробирающий до самых костей. Еще один мужчина из той же компании, который до этого не проронил ни слова, наконец подал дрожащий от страха голос: - Юнь… глава Юнь, несмотря на наши оскорбительные слова, мы… мы всей душой уважаем вас. И просто считаем Цзян Сюньи крайне презренным человеком, который за ваше добро отплатил злом. Пожалуйста, сжальтесь, простите нас. Цзян Сюньи сжал губы. Он давно привык к подобному. Сперва Юнь Се смотрел на здоровяка под ногами, но быстро перевел не предвещающий ничего хорошего взгляд на просящего и размеренно спросил: - Ты говоришь о Цзян Сюньи? Мужчина отчаянно закивал. - Да-да! Верно! О бессовестном Цзян Сюньи, хуже которого нет никого на свете! Даже если у вас были те самые отношения… Хехехе… Наверняка все случилось лишь потому, что этот прохвост тщательно скрывал свои дурные помыслы и намеренно вас соблазнил, будь он неладен… Голос внезапно оборвался, на пол брызнула кровь. Даже когда мужчина упал замертво, в его широко распахнутых глаза ясно читались удивление и неверие. Казалось, он и подумать не мог, что Юнь Се способен с такой легкостью убить человека. Стоящий перед трупом глава Юнь равнодушно взмахнул Ме Хуа, стряхнув с клинка алую кровь. - Сам напросился! «Два нефрита» на стадии Духа славились твердостью и непреклонностью в ведении дел, но они всегда применяли свой необычайный талант во благо людей и ради справедливости, к тому же оба родом из именитых семей. До измены Цзян Сюньи у них была отличная репутация. Никто бы никогда не подумал, что Юнь Се убьёт кого-то с одного удара всего лишь из-за нескольких слов. Окружающие замерли в сильнейшем шоке. Спустя минуту гробовой тишины разгневанные и напуганные спутники убитого с криками окружили Юнь Се. А Сюньи тем временем равнодушно взирал на происходящее со стороны. Хотя нападавшие не выглядели слабаками, их лица были ему незнакомы. А значит, среди них точно не окажется умелых мастеров. Судя по способностям Юнь Се, вероятно, ему понадобится всего несколько минут, чтобы с ними расправиться. Только вот он ранен и не может биться в полную силу, а ему к тому же нужно сражаться с несколькими противниками. Спустя некоторое время его быстрые изящные движения существенно замедлились. Цзян Сюньи украдкой вздохнул, схватил со стола фарфоровую чашу и с размаху швырнул ее на пол с криком: - Да ну, ни капельки не интересно! Скука смертная! Тот юнец, которого ранее оттолкнуть Юнь Се, обнаружил слабое место врага. Но когда он уже собирался нанести удар, почувствовал жгучую боль: его лицо в кровь расцарапал отскочивший от пола осколок разбитой чаши. Юнца тотчас захлестнула ярость: - Идиот, тебе точно жить надоело! Его меч изменил направление, нацелившись аккурат в голову Сюньи. Молниеносным безжалостным движением он явно хотел убить юношу. Цзян Сюньи развернулся и побежал, с ужасом крича: - Ааа, мамочки!!! Акробаты людей убивают! Поддавшийся эмоциям взбешенный юнец совершенно не волновался о том, как умалишённый смог избежать смертельного удара. С мечом наперевес он погнался за Сюньи, и они моментально оказались втянуты в общую драку. Заметив нацеленное на него сияющее лезвие, Цзян Сюньи просто нырнул вниз. Оружие юнца поразило воздух. Он быстро изменил направление удара и вновь попытался атаковать. В то же время мужчину в темной монашеской рясе, находящегося позади Сюньи, крайне разозлил мешающийся под ногами дуралей. Поэтому он решил сперва избавиться от юноши, применив против того удар ладони. Цзян Сюньи обхватил руками голову, опустился на пол и с притворным страхом в голосе закричал: - Двое против одного! Где ваши принципы?! Усмехнувшись, юнец уже собирался ответить, когда почувствовал: его левая нога полностью онемела. Он мгновенно потерял равновесие, завалившись набок. В действительности Цзян Сюньи прикрылся руками лишь для отвода глаз: в тот самый момент он локтем поразил акупунктурные точки Цзе-си и Тай-чун [1] на лодыжке юнца. И пока последний еще ничего не понял, его голову уже разбила ладонь. Ладонь его собственного спутника, направленная на Цзян Сюньи. Юноша безошибочно рассчитал угол атаки, соотнес его с позициями оппонентов и выступил в качестве приманки. В результате, юнец погиб от руки своего же товарища. У него даже не было времени закричать: смерть наступила мгновенно [2]. Мужчина в рясе замер от шока. Он еще даже не опустил руку, когда Юнь Се воспользовался случаем и пронзил основание его черепа [3]. Тот сразу же упал замертво. За мгновение пали два врага. Лицо Сюньи мельком осветила едва заметная улыбка. Он тут же сделал вид, что в панике поднимается с пола. Но этот человек всегда любил чистоту: хотя его одежда потрепана, а местами даже изорвана, он невольно встряхнул рукавами. _______________________ [1] Китайская народная медицина / Чжень-цзю терапия. [2] 七窍流血 – еще одно значение «кровь хлынула из всех отверстий головы». [3] В оригинале 穴 枕 穴 – «Чжэнь-сюэ», опять же акупунктурная точка.