Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Битва с достойным соперником

Когда Сюньи отразил пальцами меч Цзян Молоу, у него онемела рука от кисти до плеча. Ведь последний ничуть не уступал ему в мастерстве: если бы не ранение Молоу и не знания Сюньи о его манере ведения боя, c ним было бы не так легко справиться. Не говоря уже о настырном Сюань Ли. По неизвестной причине верховный демон безостановочно атаковал, словно бешеная собака. Изначально Цзян Сюньи хотел «осуществить задуманное и уйти, скрыв свою истинную силу и личность» [1]. Но, неожиданно, эти двое объединились против него. И теперь уже он сам попал под собственное надменное высказывание о том, что «в мире больше не осталось способных героев». Мысли Сюньи молниями мелькали в сознании. Но заметив, как Сюань Ли вновь поднял ладонь, юноша выругался про себя. В его душе поднялась волна гнева. Сжав правую руку в кулак, он быстро выставил ее навстречу врагу. Только вот мощная ударная волна от кулака, сопровождающаяся порывом ветра, поразила пустоту. Цзян Сюньи резко развернулся и увидел: удар ладони Сюань Ли направлен прямо на Юнь Се, который до сих пор медитировал, сидя на земле! На самом деле, когда верховный демон услышал о произошедшем, его захлестнула лютая ненависть к Юнь Се. Поэтому, даже сражаясь с Сюньи, он не мог упустить возможность раз и навсегда уничтожить столь ненавистного ему человека. Юноша не знал, как Юнь Се получил такие травмы и какую практику сейчас применял для восстановления. Перед его глазами разворачивалась удручающая сцена: молодой человек спокойно сидел на прежнем месте и не думая уклоняться, будто ему жизнь не дорога. Сюньи сразу же запаниковал. Он не знал, вызвана ли паника его твердым намерением помочь главному герою или же спустя долгие годы, проведенные вместе, уже стала условным рефлексом. В любом случае, его тело в обход сознания бросилось к Юнь Се. Схватив молодого человека, Сюньи откатился вместе с ним от того места, куда пришелся удар раскалывающей горы и дробящей камни ладони Сюань Ли. Но их все же задело ударной волной: прижав к себе Юнь Се, Цзян Сюньи кубарем слетел с обрыва. Однако все понимали: простое падение с горного утеса не сможет убить двух мастеров боевых искусств. Поэтому Сюань Ли упорно рванулся вперед, намереваясь нанести еще один удар ладонью. Цзян Сюньи даже не успел сказать «Черт»; ему оставалось только мрачно сконцентрировать свою энергию и попытаться отразить удар. Неожиданно, Юнь Се в его руках прекратил притворяться мертвым и развернулся, заслонив собой юношу. Ускоренные мощной силой удара они упали со скалы в плотный туман. Шок, удивление, оскорбления, обвинения и смех – все смешалось воедино на вершине горы. Видя, что они стремительно приближаются к долине Плененных Демонов, Цзян Сюньи инстинктивно вынул меч Ме Хуа с пояса Юнь Се. Сперва он просто намеревался взлететь на мече [2], но в тот момент ему пришла другая идея. Обнажив оружие, он осветил долину пурпурным сиянием. Интенсивно струящаяся из меча духовная энергия на мгновение создала брешь в барьере долины. Юноша крепко прижал к себе раненого и лишившегося чувств Юнь Се, попытавшись прорваться через образовавшийся разрыв. Как только они проникли внутрь, барьер моментально восстановил свою целостность. Говоря о долине Плененных Демонов, люди отзывались о ней не иначе, как о месте скопления абсолютного зла и безграничных опасностей, из которого за последние несколько тысячелетий никто так и не смог выбраться живым. Однако с точки зрения Цзян Сюньи ничто не могло поймать его в ловушку. Сложившаяся на горе неразбериха с врагами и друзьями, которых он предпочел бы пока не встречать, на его взгляд была куда хуже. В свою очередь Юнь Се – главный герой, без которого не обходится ни одно крупное событие в этом мире. К тому же, без него Сюньи не сможет достигнуть своей главной цели – возвращения домой. Поэтому ему всегда приходилось брать с собой Юнь Се якобы для «совместного обучения». Глаза молодого человека оставались закрытыми. Цзян Сюньи быстро дотронулся до запястья Юнь Се, проверив пульс [3]. Юноша сразу определил: хоть его рана не из легких, он не умрет. Убедившись, что для беспокойства нет повода, Сюньи побежал к реке неподалеку, чтобы умыться. Когда чистая проточная вода смыла пыль и кровь, на поверхности реки отразилось красивое и утонченное лицо. Видимо, подобная маскировка делала его похожим на старшего брата этого нового тела – Ду Ли. Лишь сейчас Цзян Сюньи обнаружил – до сих пор он постоянно носил маску. На удивление, этот Ду Ли на самом деле довольно красив. Но, будучи замаскированным под Ду Ли, как Ду Хэн умудрился так уродливо перепачкаться? Такое чувство… Будто он намеренно хотел что-то скрыть. Цзян Сюньи нахмурился. Он оглянулся назад и убедился, что Юнь Се еще не очнулся. И лишь затем начал снимать маску. Ранее он слышал, что Чэн Дань – мать Ду Ли – невероятно талантливый мастер маскировки. Наверняка эта маска – ее рук дело. Поистине изумительно выполненная работа: если бы маска не находилась на его собственном лице, Сюньи бы и не заметил ее существования. Потратив огромное количество времени и усилий, ему наконец удалось снять маску в целости и сохранности. Юноша взглянул на свое отражение, и тут же был шокирован до глубины души. Из отражения на него смотрел юноша с красивыми прямыми бровями и прекрасными живыми глазами, создающими впечатление мягкой утонченности. Нефритовая кожа, бесподобно изысканные черты лица, выдающийся героический дух – это явно его собственное лицо!!! Ду Хэн на самом деле выглядит точно так же, как Цзян Сюньи?! Тогда почему он никогда об этом не слышал? Может именно поэтому он возродился в теле этого человека? Все это совпадение или же... Спланированный сценарий? У Сюньи было сто вопросов, и ни одного ответа. Он сердито надел маску обратно. Но, даже снова став похожим на Ду Ли, юноша все равно чувствовал: этого недостаточно. Он схватил горсть земли и размазал ее по лицу, чтобы вернуться к первоначальному диковинному виду. _____________________ [1] 事 了 拂衣 去 , 深藏 功 与 名 буквально означает что-то вроде: «сдержав слово, он поправляет одежду и уходит; глубоко схоронив деяния и славу» - строка из «Оды галантности» поэта династии Тан Ли Бая. [2] 御剑 «управлять мечом». В романах о совершенствовании мечники нередко могут летать на мече, контролируя его. [3] В традиционной китайской медицине можно оценить состояние здоровья человека, просто изучив его пульс.