Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Верховный демон Сюань Ли

<div>Заложив руки за спину, Цзян Сюньи устремил свой взор к облакам, полностью игнорируя молодых людей. Тем временем добросердечный Сюэ Инчжи, который как раз только что вернулся к товарищам, подошел к Юнь Се и прошептал: «Шисюн, это старший юный господин семьи Ду, Ду Ли. Насколько мне известно, не так давно его внезапно сразила болезнь, затуманившая разум. Вот почему... Он ведет себя... Немного странно».<br><br>Сюэ Инчжи не стал бы ему лгать. Ситуация прояснилась, и свет в глазах Юнь Се вновь померк. Покачав головой, с болью в сердце и рябью в глазах он горько рассмеялся над самим собой. Вонзив меч в землю, молодой человек опустился рядом с ним.<br><br>В последние несколько дней его состояние было крайне нестабильным. А произошедшая прямо сейчас эмоциональная вспышка вызвала нарушение циркуляции энергии и чувство тошноты. К тому же, у него появились слабые признаки отклонения Ци [1]. Юнь Се окончательно пал духом и жаждал лишь скорейшей смерти. Но, к сожалению, он не может позволить себе умереть. Скрестив ноги и закрыв глаза, Юнь Се сразу же начал восстанавливать свою духовную силу, полностью отстранившись от окружающего мира и разворачивающейся вокруг битвы.<br><br>А тем временем на лице Цзян Сюньи играла едва заметная презрительно-пренебрежительная улыбка. Это выражение с самого начала являлось его отличительной чертой. И красуйся оно сейчас на прежнем бесподобно прекрасном лице, большинство женщин-совершенствующихся, минуту назад упрекавших его на этой горе, наверняка «перешли бы на сторону врага». К сожалению, сейчас столь великолепный и горделивый вид выглядит слишком креативно. Обычные люди не только не восхитятся, но еще и найдут его, мягко говоря, довольно странным. Некоторые из ранее ругавших юношу, глядя на двух лежащих на земле братьев, неосознанно отошли назад на несколько шагов.<br><br>Цзян Сюньи наконец-то осознал ситуацию и понял, как выглядит в настоящий момент. Но, поскольку он все-таки не лишен совести и добродетели, ему остается только собрать волю в кулак и мужественно это пережить. Благо, он не снял с себя маскировку под старшего брата. Ведь если окажется, что истинное лицо Ду Хэна еще безобразнее, как ему тогда быть?<br><br>С грустью на сердце он склонил голову, вздохнул и негромко продекламировал: «‘Каждый ушедший год напоминает нам о нашем коротком веке и быстротечности жизни’ [2]. Когда-то на вершине этой горы стояли трое всем известных мудрецов. Они были замечательными и выдающимися личностями. А сегодня моя скромная персона [3] всего лишь хочет спросить: есть ли еще герои в этом мире?»<br><br>Договорив, он покачал головой и спрятал за пазуху пожирающий души мешок.<br><br>Какой бы искаженной и темной не являлась эта вещь, она - сокровище секты Лин Инь, передаваемая из поколения в поколение. Как можно позволить другим на нее посягнуть? Цзян Молоу стремительно наполнил свой меч энергией и с криком «Отдай!» в молниеносной атаке бросился к Цзян Сюньи.<br><br>В то же время стоящий неподалёку и пребывающий далеко не в лучшем расположении духа Верховный демон поднял ладонь, намереваясь поразить Сюньи, и усмехнулся: «Откуда взялся этот сумасшедший? Совсем зазнался!»<br><br>Они оба - могущественные мастера в мире совершенствования. И еще даже не достигнув Цзян Сюньи, меч и ладонь уже были окружены колоссальным количеством энергии. Камни, растения и даже попавшие под удар совершенствующиеся оказались сметены энергетической волной. У Сюньи почти не осталось путей к отступлению.<br><br>Он легко оттолкнулся от земли пальцами ног и, несмотря на занятость, успел бросить яростный взгляд на Цзян Молоу. Этот раздолбай! Он сделал все возможное, чтобы принудительно ускорить свое совершенствование, при этом абсолютно не считаясь с внутренними травмами. Да еще и умудрился спеться с Верховным демоном против собственного шисюна! Открой он собственное дело – наверняка бы без штанов остался.<br><br>Цзян Сюньи не мог и дальше продолжать возмущаться и решил действовать рационально. Изменив угол наклона, он пролетел по воздуху, устремив кончики пальцев аккурат между бровей Цзян Молоу.<br><br>Это место - ахиллесова пята Молоу [4]. В голове молодого человека тут же прозвенели тревожные колокольчики, и он подсознательно уклонился, мгновенно создавая брешь в своей атаке.<br><br>Цзян Сюньи быстро развернулся, парировав надвигавшуюся со спины ладонь Сюань Ли. После чего воспользовался силой инерции удара, плавно и грациозно, словно лист на ветру, покинув зону атаки через образовавшуюся брешь. Встряхнув рукавами, он мягко приземлился на землю.<br><br>Во время обмена ударами в шокированной толпе наблюдающих то и дело раздавались потрясенные возгласы. Кто-то крикнул: «Это не старший молодой господин Ду! Его прием – не что иное, как обтекающий солнечный палец секты Ян Сянь!»<br><br>Другой мужчина возразил: «Тьфу! Ты слепой? Судя по всему, этот сумасшедший использует секретную технику [5] Чистых ив Дукана!»<br><br>Еще один человек поспешно произнес: «Не спорьте, лучше смотрите! Те несколько ударов, которыми он обменялся с главой Цзяном... Разве они не похожи на Сумеру [6] - метод ладони [7] из Храма Цветочной Луны [8]?»<br><br>В мгновение ока Цзян Сюньи применил многочисленные боевые практики. И вскоре пораженная толпа уже не могла различить используемые методы. Отражая меч Цзян Молоу, Сюньи выкроил момент и краем глаза взглянул на наблюдающих за битвой совершенствующихся. В его душе сразу зародилось сладкое чувство превосходства, которое можно выразить словами: «вы все лишь глупые и невежественные смертные».<br><br>Кто он такой? Цзян Сюньи - читатель этой книги! Даже не дочитав ее до конца, он все равно обладает поистине божественными знаниями. В частности, он был чрезвычайно увлечен различными движениями в книге, поэтому внимательно изучил и проанализировал их еще при чтении. Затем, после переселения, Сюньи с самого детства совершенствовался и заложил основу для этих движений. Боевые искусства нескольких сект теперь находились в его руках. Всего за несколько минут он смог применить движения семи или восьми сект - как они могут узнать их все?<br><br>Кучка идиотов.<br><br>________________________________<br><br>1. 走火入魔 - «Загореться и быть одержимым дьяволами». Состояние, при котором основание культивирования становится опасно нестабильным, вызывая внутренние повреждения организма и симптомы психоза. Люди, которые поддаются своим Внутренним Демонам, неправильно практикующие совершенствование / боевые искусства или опрометчиво использующие запрещенные виды искусства, рискуют попасть в это состояние.<br><br>2. Оригинал «一年又过一年春,百岁曾无百岁人», взятый из поэмы династии Тан Сун Чживэнь. В более буквальном смысле означает что-то вроде: «после того, как пройдет один год, скоро наступит весна другого года; люди всегда жаждут жить сто лет, но вы никогда не слышали о том, чтобы кто-то действительно так долго жил».<br><br>3. Цзян Сюньи называет себя здесь как 杜某 - «Некий Ду». Это скромный способ ссылаться на себя (конечно, вводя свою фамилию вместо Ду), фактически лишая себя всяких претензий на звания или почести. <br><br>4. 练门 (liàn mén) - «Тренировочные врата». По сути, по мере того, как практикующие боевые искусства становятся все сильнее, у них повышается выносливость... Однако всегда останется одна область, которая будет относительно слабой по сравнению с остальным. Здесь использовано выражение Ахиллесова пята, так как это довольно удачная аналогия.<br><br>5. 身法 (shēn fǎ) - «Техника/метод тела». Это метод боевых искусств, который использует мышцы талии, живота, груди, плеч и спины; основное внимание уделяется тому, как правильно бегать / стоять на месте / прыгать / приседать / уклоняться / крутиться / сталкиваться и т. д.<br><br>6. 须弥 (xū mí) = гора Меру или Сумеру, священная гора в буддийской и индуистской традициях.<br><br>7. 掌法 (zhǎng fǎ) - «Метод движения ладоней». Это метод боевых искусств, который фокусируется на ударе и защите ладонью (в отличие от кулака).<br><br>8. 月华 寺: 月 = «луна», 华 = «великолепный, экстравагантный, цветочный», 寺 = буддийский храм.</div>