Ruvers
RV
vk.com
image

Разработка реформационной стратегии злодея

Первое проявление истинной натуры

Неожиданно, услышав самую первую фразу, Цзян Сюньи едва ли не подпрыгнул на месте. До него донёсся хрипловатый мальчишеский голос: «В моем понимании, глава Цзян действительно не может мыслить глобально! Этот Цзян Сюньи явно пожал то, что сам и посеял. Он получил заслуженное наказание за свои грехи, так какое это имеет отношение к нашему мастеру? Но глава Цзян все равно никак не оставит его в покое! В этот раз мы поднялись на гору, чтобы предотвратить воскрешение Верховного демона. Но нас слишком мало. А он, вместо того чтобы помочь, поднимает шум и ругается, требуя передать ему тело Цзян Сюньи. Да неужели он всерьез считает, что кто-нибудь будет хранить у себя труп? От него наверняка уже давно ничего не осталось!». Вышеупомянутый глава Цзян - это Цзян Молоу, шиди [1] Цзян Сюньи. Еще детьми их подобрал бессмертный мастер Ти Мин, впоследствии ставший для них шифу. А позже они оба взяли себе ту же фамилию, что носила мирская семья их шифу. После своего восстания до Цзян Сюньи дошли слухи, что Цзян Молоу захватил Восточное ответвление секты Лин Инь и все время продолжал без устали его искать. Но, чтобы не запятнать имя шиди своей скверной репутацией, юноша до самой смерти избегал Цзян Молоу. И, конечно, он не ожидал, что тот тоже окажется здесь. Нахмурившись, Цзян Сюньи услышал, как какая-то девушка полушепотом возразила: «Нет ничего плохого в том, что глава Цзян хочет позаботиться о теле своего старшего брата. Кроме того, если Цзян ши... Я имею в виду, если Цзян Сюньи действительно был таким плохим, как о нем говорят, почему тогда мастер секты был крайне опустошен после его смерти? Может быть, здесь не все так просто, как кажется на первый взгляд?…». Молодой человек был полон юношеской бравады [2] и, казалось, являлся одним из слепо верующих поклонников Юнь Се. Слова девушки задели его за живое и он тут же язвительно ответил: «Что ты хочешь этим сказать? У нашего мастера просто слишком доброе и сострадательное сердце, поэтому он так огорчен случившимся. Или последовательница секты Ян Сянь решила встать на сторону злодея? Хмпф, это все из-за его несравненно прекрасного лица, не так ли?!». «Ты! Что за чушь ты несешь?!». В их спор поспешно вмешался еще один молодой человек: «Ну, ну, не ссорьтесь. Смотрите, наш мастер и глава Цзян уже там. Нам тоже следует поторопиться!». Цзян Сюньи бросил взгляд туда, куда указал молодой человек, после чего поднялся и пошел прочь. При этом, он мимоходом стряхнул со своего рукава цветочный лепесток. Первый говоривший не желал закрывать тему и уже собирался сказать пару неласковых слов о «Главе Цзяне, который не может мыслить глобально», когда внезапно ощутил жгучую боль. Он дотронулся до своего лица и обнаружил на нем капли крови. Шокированный молодой человек замер на мгновение, когда кто-то рядом с ним удивленно воскликнул, указав на землю: «Шисюн, только что тебя поранил… Лепесток!». Юнь Се и Цзян Молоу – талантливые совершенствующиеся, и с ними Цзян Сюньи уже, конечно, не мог вести себя так небрежно, как с детишками. Заметив их издалека, он остановился. Скрыв духовную силу, юноша слился с толпой и незаметно приблизился к ним как самый обычный человек. Они оба довольно известны в этом мире, поэтому вокруг них сразу столпилось немало зевак, желающих понаблюдать за представлением со стороны. Цзян Сюньи не составило труда к ним приблизиться – окружающие настолько увлеклись их спором, что никто не обратил на него внимания. Он укрылся за спиной крупного мужчины и молча наблюдал за происходящим. Хотя Цзян Молоу стал главой секты, он по-прежнему носил все ту же одежду последователей Лин Инь: светло-голубую мантию с вышивкой в виде морских волн. Прямо сейчас он с трудом стоял на ногах, опираясь на свой меч. Да и выглядел неважно: казалось, он даже немного похудел. А его прекрасные глаза мрачно и отчужденно смотрели на Юнь Се: «Ты отдашь его или нет?!». С другой стороны, состояние Юнь Се оказалось еще более плачевным. Этот человек больше напоминал мертвого, чем живого: он заметно похудел и теперь выглядел крайне истощенным и изнуренным. Если бы в этом мире существовали наркотики, Цзян Сюньи бы даже подумал, что тот впал в зависимость. Юнь Се пристально посмотрел на Цзян Молоу, как будто хотел прочитать что-то в его глазах. И через мгновение опустил свой взор: «Никогда». Цзян Молоу смахнул с губ алую кровь и решительно обнажил меч. Рядом стоящий ученик тут же воскликнул: «Глава секты, шисюн, вы…». Но Цзян Молоу прервал его, махнув рукой, и зловеще произнес: «Тогда я убью тебя!». На изможденном лице Юнь Се не отразилось никаких эмоций, когда он медленно и апатично произнес: «Делай, что хочешь». Убрав руки за спину, он повернулся и пошел прочь. Казалось, в этом мире его больше уже ничего не интересует. Цзян Молоу собрал свою энергию: «Юнь Се! Думаешь, я шучу?! Тебе лучше взглянуть на это!». Юнь Се не оглянулся, но стоящий рядом ученик пораженно воскликнул: «Это запечатывающий мешок с мириадами душ! Мастер, глава Цзян действительно…». Его прервал ледяной голос Цзян Молоу: «Все верно. Под этой горой пленен Верховный демон. И если я открою этот мешок, его яростная аура незамедлительно отреагирует, сломав сдерживавшую печать. А вырвавшись на свободу, он убьёт здесь всех присутствующих. Юнь Се, перед смертью Цзян Сюньи прислал мне письмо, в котором просил не мстить за него, если он однажды падет от твоей руки. Но если ты не пойдешь мне навстречу, у меня не останется иного выбора». Юнь Се быстро обернулся: «Он послал тебе письмо? Где оно? Отдай его мне!». Цзян Молоу: «Я разорвал его в клочья». Юнь Се захлестнула ярость: «Что ты сказал?!». Когда Цзян Молоу увидел столь бурное и неожиданное проявление эмоций, его собственное настроение немного улучшилось: «Он уже мертв, какой смысл хранить его письма? Юнь Се, не заставляй меня напоминать тебе... Именно ты его убил. Так почему сейчас строишь из себя пострадавшего?». Словно получив тяжелый удар, Юнь Се отступил на два шага назад. Его красивое лицо внезапно помрачнело, а изо рта внезапно хлынула кровь. «Мастер!». «Шисюн!». Несколько человек тут же бросились к нему на помощь. Цзян Сюньи невольно слегка нахмурился. Его смерть от рук Юнь Се была предначертана сюжетом романа. Да и он сам хотел умереть. Конечно, учитывая, что они выросли вместе и относились друг к другу как братья, пронзив мечом грудь Сюньи, Юнь Се неизбежно почувствовал бы тоску и печаль. Но его нынешнее состояние выходит далеко за пределы возможных ожиданий. И это очень нехорошо как для Цзян Сюньи, решившего следовать за главным героем, так и для всего этого мира. Безграничная ненависть захлестнула сердце Цзян Молоу, и он, не обращая внимания на состояние Юнь Се, поднял мешок с мириадами душ: «Мастер Юнь, почитаемый за свою праведность... Раз уж ты убил моего старшего брата ради мира во всем мире, разве ты можешь просто стоять и смотреть, как все на этой горе превращаются в пыль лишь из-за того, что ты отказался отдать мне одного мертвеца?». Юнь Се оттолкнул людей, поддерживающих его на ногах, и, выслушав слова Цзян Молоу, внезапно рассмеялся: «Думаешь, мне есть дело до других? А’Сюня больше нет. В этом мире уже не осталось ничего, что стоило бы моего времени. Хочешь уничтожить его – вперед! Если все здесь умрут – так тому и быть!». Стоило этим словам сорваться с его уст, как вокруг раздались шокированные возгласы. В мире не было никого, кто не знал бы об истинной силе магического оружия секты Лин Инь. И Цзян Молоу славился непоколебимым упрямством. Кто бы мог подумать, что перед лицом опасности Юнь Се действительно скажет нечто подобное? Окружающие немедленно подняли шум. Кто-то отчаянно умолял Цзян Молоу одуматься, кто-то бросился к Юнь Се, намереваясь его переубедить. Цзян Сюньи глубоко вздохнул. Но, стоило ему сделать всего шаг, как он услышал неприятную музыку, звучащую у подножия горы. Сюань Ли! _________________________________ 1. 师弟 (шиди) - «ученик / младшй брат» = младший соученик мужского пола. 2. 凤眼 дословно - «глаза феникса» = изящные миндалевидные глаза, у которых внутренний уголок направлен вниз, а наружный - вверх. 3. 噬魂 万 魄 囊 噬 = «пожрать», 魂 = «бессмертная / ян / мужская часть души, которая оставляет после смерти», 万 = «десять тысяч», 魄 = «смертная / инь / женская часть души, которая остается с телом после смерти», 囊 = «сумка, мешок, кошелек».