Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

<div>Лин Ся оказался прижат к холодному полу. В тот же миг лампа выпала из руки Юй Чжицзюэ и откатилась в сторону. Утратив возможность поглощать духовную силу молодого человека, магическое устройство потеряло источник энергии и сразу угасло.<br><br>Все вокруг мгновенно окутала тьма. От неожиданности Лин Ся инстинктивно закрыл глаза и внезапно ощутил резкую боль в шее - Юй Чжицзюэ укусил его!<br><br>Причем не нежно и ласково, как обычно. Словно обезумев, он вгрызся в плоть юноши, заставив того задрожать от боли.<br><br>Лин Ся понял: Юй Чжицзюэ наверняка подвергся воздействию той треклятой штуковины. Изо всех сил пытаясь оставаться спокойным, юноша постарался его вразумить:<br><br>– А’Цзэю, прекрати. Прошу, отдай мне эту штуку...<br><br>– Так вкусно…<br><br>Пурпурные глаза Юй Чжицзюэ заволокло туманной дымкой. Будто в трансе, он слизывал струящуюся по плечу Лин Ся теплую кровь. Но ему казалось мало: он укусил вновь, на этот раз глубже. Из раны обильно хлынула кровь с легким привкусом лекарственных трав. Сделав еще глоток, но по-прежнему не утолив сводящую с ума жажду, Юй Чжицзюэ неистово разорвал зубами мягкую кожу на шее жертвы.<br><br>Лин Ся закричал от невыносимой боли, все его тело покрылось холодным потом. Собравшись с силами, он постарался оттолкнуть мужчину, но с таким же успехом муха может пытаться передвинуть дерево. Заметив его сопротивление, Юй Чжицзюэ зафиксировал руки юноши над головой.<br><br>В кромешной тьме складывалось впечатление, что перед Лин Ся уже вовсе не знакомый человек, а необузданный голодный зверь. Тяжелое дыхание и звук жадно сглатываемой слюны вызвали у юноши панику: кажется, еще секунда, и он будет съеден живьем!<br><br>Юй Чжицзюэ почувствовал, как жертву в его руках бьёт крупная дрожь. Взор молодого человека быстро переместился на бледные дрожащие губы Лин Ся. Его тут же захлестнуло желание окрасить их в кроваво-красный… Облизнувшись, он принялся целовать и кусать желанные губы, которые в мгновение ока покрылись кровью. Не сдержавший болезненный стон юноша отчаянно попытался отстраниться, но его руки по-прежнему были крепко зажаты над головой.  <br><br>Губы, язык – ничто не избежало жестких укусов, а шея пульсировала от жгучей боли… Лин Ся испытывал нестерпимые муки, в то время как глубокие поцелуи Юй Чжицзюэ почти лишили его возможности дышать. Собрав волю в кулак, он безжалостно прикусил язык молодого человека, пытаясь тем самым привести того в чувства. Но Юй Чжицзюэ лишь на секунду отпрянул, мягко щелкнул языком и невозмутимо вывихнул юноше челюсть. Через мгновение Лин Ся с тревогой обнаружил, что больше не может ею пошевелить и, как следствие, проглотить слюну, стекающую по уголкам губ.<br><br>Когда юноша осознал происходящее, он уже не мог говорить. Юй Чжицзюэ быстро поразил акупунктурные точки по всему телу жертвы, от чего Лин Ся тут же ощутил внезапную резкую боль в конечностях. Спустя минуту он полностью потерял способность двигаться и лежал на полу, словно деревянная кукла.<br><br>Заметив, что жертва наконец-то перестала сопротивляться, довольный Юй Чжицзюэ разорвал одежду Лин Ся и осыпал его ожесточенными укусами, оставив след на каждом сантиметре бледной кожи.<br><br>Ужас в сердце юноши достиг своего пика. Но, как бы ни старался, он не мог ничего произнести, а из его парализованных уст вырывались только нечленораздельные всхлипывания, напоминающие скулеж маленького зверька, что еще сильнее распаляло Юй Чжицзюэ.<br><br>Когда Лин Ся почувствовал, как ко внутренней стороне бедра прикоснулось нечто твердое и обжигающе горячее, у него внутри все перевернулось.<br><br>Он все еще мог шевелить поясницей, поэтому тут же приложил усилие, чтобы отодвинулся. Но Юй Чжицзюэ быстро поднял обессиленные ноги юноши и расположил их на своих плечах со вполне очевидными намерениями.<br><br>Когда тот поднял обездвиженные ноги, Лин Ся в страхе уставился на зверя в человеческом обличье с пурпурными глазами. Казалось, у него вот-вот сердце из груди выпрыгнет. С самого первого дня в этом странном мире с какой бы опасностью он ни сталкивался, юноша еще ни разу так не боялся. Внезапное осознание того, что именно Юй Чжицзюэ причинил ему боль, разбило сердце Лин Ся на куски.<br><br>Его стремительно вздымающуюся грудь болезненно сдавило. Он уже догадывался, что произойдет дальше.<br><br>Раз уж все дошло до такого, Лин Ся обреченно закрыл глаза. Бессилие и боль, тревога и паника – все невыраженные эмоции пролились крупными слезами, бесшумно скатившимися из уголков глаз.<br><br>Возможно, из-за чрезмерной потери крови у него началось головокружение, а тело сковал холод.<br><br>Тяжело дышавший Юй Чжицзюэ больше не мог ждать. Жар внизу живота достиг своего апогея и причинял практически физическую боль. Желание войти полностью пленило разум: молодой человек был опьянён мыслями о том, как же приятно и тепло может быть внутри человека в его руках.<br><br>Но в непроглядной тьме звук капающих на пол крошечных слез, казалось, усилился в тысячи раз. Юй Чжицзюэ неожиданно замер. Его все еще затуманенный взгляд тотчас привлекли прозрачные сверкающие слезы.<br><br>В этот момент в сознание молодого человека сплошным потоком хлынули бесчисленные картины произошедшего и его наконец достиг голос, так отчаянно умолявший остановиться.<br><br>Этот человек помог ему стать сильнее, всегда поддерживал и защищал…<br><br>Юй Чжицзюэ любит этого человека всей душой, больше всего на свете желает его защитить и никогда никому не позволит ему навредить.<br><br>Он через силу пытался выровнять учащенное дыхание, ногтями царапая пол вплоть до того, что оставил десять глубоких борозд на каменной плите. Пурпурный свет в глазах постепенно угас, и взор наконец прояснился.<br><br>У Юй Чжицзюэ сузились зрачки. Он отказывался поверить в увиденное. Осторожно опустив ноги юноши, молодой человек прикоснулся к коленным суставам, намереваясь вернуть им подвижность, отчего Лин Ся задрожал еще отчаяннее.<br><br>Грудь молодого человека сковал такой холод, что дыхание перехватило. Он молча снял напряжение с акупунктурных точек на ногах и руках обездвиженного, а после осторожно вправил ему челюсть.<br><br>Всю верхнюю часть тела Лин Ся покрывали зверские укусы, а самые страшные раны располагались на шее. Весь пол вокруг был залит алой кровью. Недолго думая Юй Чжицзюэ принялся с досадой и сожалением облизывать раны. Но от прикосновений чужих губ Лин Ся судорожно вздрогнул, поэтому молодому человеку пришлось отстраниться.<br><br>– Лин, не бойся…<br><br>Юй Чжицзюэ ласково погладил дрожавшее тело в объятиях, которое едва ли не забывало дышать от страха.<br><br>Услышав знакомый голос, Лин Ся медленно открыл глаза. Спустя какое-то время его рассредоточенный взгляд наконец вновь стал осмысленным. Он пристально посмотрел в искренние, заботливые и виноватые глаза феникса. Казалось, случившееся – всего лишь дурной сон.<br><br>Но, увидев бесчисленное множество бордовых синяков и кровавые отпечатки зубов на теле, он тут же пришел в себя и рассвирепел, нещадно впившись зубами в руку Юй Чжицзюэ... Черт! На сей раз это перешло все границы, гррр. Ты действительно ужасен!<br><br>Однако челюсти еще не могли сжиматься с должной силой из-за недавнего смещения сустава. Жадно втянув в себя воздух, юноша наконец немного расслабился и излил страх и панику в проклятье:<br><br>– Ублюдок!<br><br>Лин Ся ведь в самом деле решил, что будет до смерти замучен орудием Великого злодея! Умри он таким образом, стыд уже никогда не позволил бы ему вернуться вновь.<br><br>Сердце Юй Чжицзюэ безудержно билось в груди. Он крепко обнял юношу. К счастью, в последний момент ему удалось вернуть над собой контроль... В свое время он поклялся, что никто не причинит вред этому человеку, в том числе и он сам.<br><br>Содрогнувшись от воспоминаний, молодой человек осыпал нежными поцелуями лоб и нос Лин Ся, а после крайне мягко прикоснулся к его губам. Но даже так, юноше по-прежнему было больно - он возмущенно фыркнул и отвернулся.<br><br>Юй Чжицзюэ подготовил лекарство и повязки, тщательно вытер кровь с кожи Лин Ся и обработал раны, после чего вынул из пространственной сумки комплект сменной одежды и переодел юношу. А пока он все это делал, его сердце терзало безграничное сожаление.<br><br>Лин Ся обессиленно лежал в объятиях Юй Чжицзюэ. Возможно, из-за чрезмерного испуга и обильной кровопотери его мучила непроходящая давящая боль в груди, а обмякшие руки и ноги почти онемели.<br><br>Он вспомнил о той чертовой штуковине и слегка потянул Юй Чжицзюэ за рукав:<br><br>– А’Цзюэ, что с тем магическим устройством? Эта вещь слишком странная, тебе не следует к ней прикасаться.<br><br>Юй Чжицзюэ поцеловал его в лоб и заверил:<br><br>– Хорошенько отдохни. Не волнуйся о ней, я знаю, что делать.<br><br>Мягкий тон молодого человека подействовал на Лин Ся расслабляюще: он прошептал «Да», а его натянутые нервы наконец окончательно расслабились. Вскоре на него накатила усталость и юноша быстро заснул.<br><br>Удостоверившись, что Лин Ся крепко спит в его объятиях, Юй Чжицзюэ постепенно изменился в лице, став невозмутимым и собранным.<br><br>В его ясных глазах мелькнула вспышка пурпурного света, а уголки губ приподнялись в пренебрежительной усмешке.<br><br>Из-за морока Му Сяо он потерял над собой контроль?<br><br>Что ж, еще посмотрим, чья сила больше и кто в конце концов одержит верх.<br><br>По пробуждении Лин Ся обнаружил, что по-прежнему лежит на руках Юй Чжицзюэ. Тот находился в сидячем положении с тех пор, как юноша уснул и, кажется, даже не шелохнулся за все это время.<br><br>Лин Ся поспешно изо всех сил попытался подняться. Хотя он все еще ощущал слабость и головокружение, его раны были не слишком серьезными.<br><br>– А’Цзюэ, сколько времени прошло?<br><br>Юй Чжицзюэ быстро остановил его и поднял на руки.<br><br>– Два часа. Я понесу тебя, пока мы их ищем.<br><br>Перед ними простирались все те же бесчисленные тропы. Лин Ся хотелось вырваться из объятий молодого человека и пойти самостоятельно. Разве он может позволить Сяоху увидеть, как Юй Чжицзюэ несет его на руках?<br><br>Но тот крепче прижал его к себе и предупредил:<br><br>– Они совсем рядом.<br><br>И вправду, совсем скоро до них донеслись отзвуки битвы. Взгляд Юй Чжицзюэ тут же посуровел - Мин Цзэ сражался с Сяо Хунъюй и Су Мучжэ, а Снежная Фламма защищала Шуй Лин, а также пребывающих без сознания Сун Сяоху и Мужун Сюэ.<br><br>– Хранитель Закона Белой Бездны, тебе было приказано признать поражение. Почему ты все еще сражаешься?<br><br>Казалось, голос Юй Чжицзюэ пронизывал до костей и парализовал мысли.<br><br>Изумленный Мин Цзэ незамедлительно отозвал марионеток, встал на колени и произнес:<br><br>– Подчиненный ослушался приказа и немедленно направляется в дисциплинарную палату, где будет ожидать наказания.<br><br>Заметив неожиданно появившегося Юй Чжицзюэ, все остальные потеряли дар речи.<br><br>Тот окинул присутствующих безразличным взглядом, а Лин Ся тем временем быстро вырвался из его рук и встал на ноги. Когда он оказался в поле зрения А’Ли, янтарные глаза зверя расширились от неверия и удивления. Он со всех ног в слезах бросился к юноше. Поймавший его Лин Ся едва устоял на ногах, но при этом был несказанно рад снова встретить давнего друга. Он от души погладил пушистую голову зверька и спросил:<br><br>– Потеряшка А’Ли, скучал по мне?<br><br>Зверь рыдал горючими слезами, напоминая несправедливо обиженное дитя. Лин Ся с болящим сердцем осмотрел его раны и не сдержался, несколько раз поцеловав пушистую макушку Фламмы.<br><br>Пройдя через множество битв вместе с главным героем, А’Ли стал намного сильнее, но и ранен был не раз и не два.<br><br>Ошеломленные молодые люди глазам не верили: за исключением Сун Сяоху, А’Ли никогда ни к кому не проявлял столь нежных чувств. Как правило, он смотрел на других свысока, а то и вовсе игнорировал. Су Мучжэ в шоке уставился на Юй Чжицзюэ, не смея даже слова вымолвить.<br><br>Лин Ся толком не был знаком с присутствующими, поэтому кивнул им и упрощенно пояснил:<br><br>– Я друг Сун Сяоху и Мужун Сюэ. А’Цзюэ, давай выведем их отсюда, ладно?<br><br>Юй Чжицзюэ впился в А’Ли ледяным взглядом. Но тот, не обратив на него никакого внимания, ловко перебрался с рук юноши на плечи и обвился вокруг его шеи.<br><br>Все это время Мин Цзэ внимательно за ними наблюдал, причем с каждой секундой обращенный на Лин Ся взор становился все мрачнее. Мужчина не ожидал, что тот окажется связан с нарушителями.<br><br>Встревоженные Су Мучжэ и остальные недоверчиво переглянулись. Но у них все равно не было иного выбора, кроме как поднять своих бессознательных спутников и последовать за вновь прибывшими.<br><br>Полагаясь на духовное чутье, Юй Чжицзюэ уверенно шел вперед. И уже спустя полчаса они добрались до выхода из лабиринта, где их встретил ослепительно яркий солнечный свет. Лин Ся какое-то время не мог открыть глаза, а когда зрение прояснилось, внезапно кое о чем вспомнил и нерешительно проговорил:<br><br>– А’Цзюэ, раз пагода рухнула, состязание…<br><br>Юй Чжицзюэ не дал ему закончить:<br><br>– Они достигли только шестого уровня. Разумеется, они не справились.<br><br>Услышав его заключение, Су Мучжэ хотел с усмешкой возразить. Однако, опасаясь вызвать гнев темного владыки, он лишь молча сокрушался про себя, идя чуть поодаль от остальных с Сун Сяоху на спине.<br><br>На устах Лин Ся играла полуулыбка: когда Сяоху очнется, он наверняка будет против такого решения и, скорее всего, потребует встречи с Юй Чжицзюэ.<br><br>Но это случится позже, а пока Юй Чжицзюэ быстро отдал подчиненным приказ позаботиться о Сун Сяоху и остальных. Юноша знал: герой не проснется в течение десяти дней, поэтому сильно о нем не переживал. Но вот остальные получили довольно серьезные ранения, а Мужун Сюэ была отравлена.<br><br>Лин Ся хотел незаметно влить ей свою кровь, но Юй Чжицзюэ сразу раскусил его намерение. Окинув юношу ледяным взглядом прекрасных безукоризненных глаз, молодой человек быстро пресёк эту попытку. Лин Ся пришлось отказаться от подобной идеи. Он ведь и сам ранен, да и лучше лишний раз не провоцировать Юй Чжицзюэ.<br><br>Поскольку они так давно не виделись, А’Ли не желал расставаться со старым другом, поэтому последовал за ним во дворец. В тот вечер Лин Ся и Юй Чжицзюэ спали на разных кроватях.<br><br>Из-за разрушения пагоды у Верховного главы появилось много дел. Каждый день ни свет ни заря он целовал Лин Ся в лоб и уходил. У него даже не было времени, чтобы ревновать к А’Ли.<br><br>Но и столь невинный жест вызывал у Лин Ся крайнее смущение, ведь отдыхающий рядом А’Ли всегда с любопытством смотрел на них большими янтарными глазами, а его пушистые ушки слегка подрагивали.<br><br>Хотя раны на шее Лин Ся выглядели ужасно, они представляли собой всего лишь повреждение кожных покровов. Поэтому уже через несколько дней юноша полностью поправился, а от кровавых укусов остались только еле заметные синяки. У него не было особо важных дел, поэтому он ежедневно навещал Сун Сяоху и Мужун Сюэ. Разумеется, юноша довольно быстро познакомился и сдружился с остальными молодыми людьми.</div>