Ruvers
RV
vk.com
image

Перемещение во второстепенного персонажа для реабилитации злодея

На следующий день Сун Сяоху и остальные вновь встретились с хранителем Закона Белой Бездны Мин Цзэ. Лин Ся немного волновался, ведь реальность расходилась с сюжетной линией романа: в оригинале Хозяин марионеток вообще не участвовал в сражении. Голограмма отражала все такого же сурового и безэмоционального Мин Цзэ. Он поднял руки, и его мгновенно окружила сильнейшая убийственная аура. Как только энергетические нити в его руках задрожали, без каких-либо дополнительных заклинаний около десяти марионеток окружили пятерых молодых людей. Сун Сяоху с громким криком выстрелил из рук десятками молний в двух ближайших марионеток, поджарив и разорвав их на куски. Но оставшиеся от них руки и ноги по-прежнему могли двигаться, будто призрачные конечности, к тому же их атаки стали еще отчаяннее. А’Ли быстро принял истинную форму и пришел на помощь Сяоху, мощным алым пламенем испепелив трех-четырех марионеток. А тем временем Сяо Хунъюй и Су Мучжэ защищали девушек, отражая вражеские атаки. Мин Цзэ ухмыльнулся: его усовершенствованные марионетки обладают энергией различных элементов. Он едва шевельнул мизинцем, как вдруг из-под земли вырвалась белая рука, схватила Мужун Сюэ за лодыжку и потащила вниз. Девушка закричала от страха. Услышав ее, Сяо Хунъюй отреагировал незамедлительно, попытавшись поразить руку острием меча, но было уже слишком поздно - Мужун Сюэ скрылась под землей. - Защищай Шуй Лин! – тут же повелел Су Мучжэ, а сам вызвал контрактного зверя и не раздумывая погнался за рукой. Используя летательное орудие, Шуй Лин поднялась в воздух. Отвлекая на себя марионеток и мастерски уклоняясь от их атак, девушка крикнула: - Сяоху, ловишь бандитов - начинай с главаря! Сун Сяоху сразу все понял. В высоком прыжке он обошел марионеток на пути и устремился к Мин Цзэ, намереваясь поразить того мечом. Но хранитель предвидел его приближение: меч Сун Сяоху не успел коснуться мужчины, так как был заблокирован рукой его драгоценной марионетки, тело которой прочнее металла. Взгляд Мин Цзэ изменился за долю секунды, став глубоким и пронзительным. Он протянул правую руку и пятью острыми ногтями резко пронзил живот противника. Хотя повзрослевший герой уже научился создавать вокруг себя мощный защитный барьер, у него все равно выступила кровь. Сун Сяоху мгновенно среагировал и с лету пнул Мин Цзэ, метя в голову. Тот блокировал удар руками, но был отброшен на три метра. Набрав полную грудь воздуха, Сяоху разрубил металлическую марионетку, но на лезвии его меча образовалась трещина. Неожиданно из-под земли показалась та марионетка, что утащила за собой Мужун Сюэ. Ее длинные, острые, светящиеся синие когти сомкнулись на шее девушки. С наслаждением во взгляде Мин Цзэ негромко произнес: - Остановитесь, или я убью ее! Полученные в стычке с Кэлань Миньэрбай тяжелые травмы Су Мучжэ до сих пор давали о себе знать, да и лапа его зверя, покалеченная Юй Чжицзюэ, еще не полностью восстановилась. Поэтому они оказались на шаг позади и не смогли догнать марионетку. Все разом замерли, не смея шелохнуться. Пристально наблюдавший за битвой Лин Ся до ужаса испугался, у него на лбу выступила испарина. Темп сражения оказался слишком быстрым для юноши – его глаза попросту не могли уследить за их скоростью, поэтому он порой не успевал реагировать на происходящее. Мужун Сюэ пребывала без сознания. Марионетка Мин Цзэ держала ее в руках, как крохотного цыпленка. Сун Сяоху вложил меч в ножны: - Что ты задумал? Используешь беззащитную девушку, чтобы заставить нас сдаться? Все такой же мрачный Мин Цзэ равнодушно проигнорировал его вопрос. Он знал, что за ними наблюдают с вершины пагоды. Поэтому стремился выглядеть тем, кто хочет поскорее закончить бой. - Вам лучше просто признать поражение и уйти. В противном случае я задушу ее. Мужун Сюэ пришла в себя и застонала от боли. До ужаса бледная девушка обратилась к Сяоху: - Не беспокойся обо мне, братец Сун. Что бы со мной ни случилось, умоляю, спаси старейшин Пика… Не успела она договорить, как Мин Цзэ приказал марионетке еще глубже впиться когтями в ее хрупкую шею. Лин Ся и Сун Сяоху одновременно воскликнули: - Нет! Юноша сжал кулаки. Со слов Мужун Сюэ он догадался: должно быть, Юй Чжицзюэ захватил старейшин Пика Святой Девы. По роману это произошло сразу после становления Юй Чжицзюэ Верховным демоническим лордом. Неужели из-за Лин Ся все случилось раньше положенного? Его разум погрузился в хаос, он никак не мог понять мотивы Юй Чжицзюэ. Пик Святой Девы - одна из самых известных и обсуждаемых ортодоксальных сект, даже если на их территории повсеместно царит произвол. На самом деле, положение Юй Чжицзюэ тоже не слишком стабильно… А ведь изначально юноша предполагал, что сможет предотвратить все это… Он прикусил губу. Юй Чжицзюэ окинул внимательным взглядом своего спутника. Глядя на побледневшее лицо Лин Ся, молодой человек осудил Мужун Сюэ за ее слова. В его глазах тут же вспыхнула жажда крови: как и ожидалось, нельзя было впускать их сюда! Мин Цзэ холодно проговорил: - Еще не сдались? Когти марионетки покрывал сильнодействующий яд. Кровоточившая шея девушки уже побагровела, а тело содрогалось от боли. Мин Цзэ знал: Сун Сяоху и Великий Глава – друзья детства. Разумеется, этот юнец так просто не отступит. К тому же, Юй Чжицзюэ наверняка наблюдает за происходящим, поэтому Мин Цзэ пока не может их убить. Но ни один из них точно не покинет территорию секты Темных Искусств живым! Любой, кто может хоть как-то повлиять на Великого Главу, будет стерт с лица земли! - Я обязательно спасу старейшин, - пообещал Сун Сяоху, сияющими глазами пристально уставившись на Мин Цзэ, - как и Мужун Сюэ. А также верну А’Цзюэ! Договорив, он слегка наклонился. От его тела полился мягкий белый свет, постепенно обретший форму дракона. Любой, кто ненароком попадал под лучи света, практически терял способность двигаться. Лин Ся был поражен. Очевидно, это одна из мощнейших финальных атак главного героя - кто бы мог подумать, что он уже научился использовать силу Дракона Восходящего Солнца! Благодаря данной способности можно идти против воли небес, но у нее есть существенный недостаток: к ней можно прибегнуть лишь раз, а затем Сяоху впадет в глубокий сон на несколько дней. Вот почему без крайней необходимости ее использовать не стоит. В романе герой применял эту силу только два или три раза. Сперва злодей становится сильнее намного быстрее, чем в романе, а теперь еще и герой! Вот это поворот! Идущее от молодого человека колоссальное давление почти лишило Мин Цзэ возможности дышать. Каждого, находящиеся в пагоде, охватила дрожь. Сун Сяоху закрыл глаза и погрузился в медитацию. Все вокруг озарил белый свет. Многократно обострившееся восприятие Сяоху охватило окружающее пространство, а каждое движение в его поле зрения замедлилось в сотни раз. До того, как когти окончательно вопьются в шею Мужун Сюэ, он определенно ее вытащит! Юй Чжицзюэ нахмурился и выругался про себя. Когда он в прошлый раз сражался с Сун Сяоху, у того не было подобной силы. Главным образом пагоду поддерживало множество заклинаний темных искусств. Но, попав под воздействие техники Сун Сяоху, они медленно таяли, словно снежинки под лучами солнца. Молодой человек тут же забеспокоился, что вслед за разрушением заклинаний рухнет и вся башня. Если пагода, которая является самым важным символом секты Цянь Кунь, рухнет из-за нескольких новоявленных последователей ортодоксальных сект, они наверняка превратятся в посмешище. Да еще и у других сект темных искусств появится предлог для вторжения на их территорию… Когда свечение Сяоху достигло пика, раздался бесстрастный голос Юй Чжицзюэ: - Хранитель Закона Белой Бездны, ты проиграл. Позволь им пройти на следующий уровень. Мин Цзэ был ослеплен белым светом и почти полностью обездвижен. Услышав приказ Юй Чжицзюэ, он не осмелился ослушаться и отпустил ослабшую Мужун Сюэ, к которой тут же начали возвращаться жизненные силы. Сун Сяоху только-только овладел данной техникой, поэтому пока еще с трудом поддерживал над ней контроль. Он инстинктивно протянул руки, чтобы поймать девушку, и в тот момент доведенная до предела сила рванула, как ядерная боеголовка. После чего свет померк. Сун Сяоху тотчас потерял сознания. Су Мучжэ и Сяо Хунъюй вовремя подхватили его под руки. А уже в следующий миг пол и стены задрожали: пагода начала рушиться! Голограмма внезапно замерла. Юй Чжицзюэ прижал к себе шатающегося Лин Ся, обхватив того за талию, и вместе с ним направился к выходу. Юноша поспешно схватил его за руку: - Скорее спаси Сяоху! Юй Чжицзюэ помедлил секунду, а затем окружил обоих защитным барьером и обхватил Лин Ся со спины, намереваясь переместиться к Сун Сяоху. Но внезапно сверху на них посыпались бесчисленные огромные камни. Все погрузилось во тьму. Юноша не понимал – то ли он падает, то ли поднимается. А невозможность что-либо разглядеть сеяла настоящую панику в его сердце. Неожиданно наступила звенящая тишина, тряска прекратилась. Обнимающий Лин Ся Юй Чжицзюэ, твердо встал на ноги и нахмурился: - Что-то не так. Хоть кругом по-прежнему было довольно темно, молодые люди обнаружили, что пейзаж изменился. Теперь их окружало множество связанных между собой тайных извилистых ходов. Все это время в пагоде скрывалось еще одно пространство! И они уже внутри него. Возможно, Сун Сяоху, Мин Цзэ и остальные тоже попали сюда. Лин Ся не мог видеть в темноте, поэтому быстро достал небольшое осветительное устройство и озарил многочисленные зигзагообразные дорожки. Похоже, это какой-то лабиринт. Он с удивлением спросил: - Что здесь происходит? На лице задумчивого Юй Чжицзюэ, казалось, появился намек на радость: - Я читал о чем-то подобном в свитках по истории секты Цянь Кунь. В них говорилось, что один из основателей секты спрятал в пагоде нечто крайне ценное. Теперь понятно, почему сокровище так долго не могли найти – оно все это время было скрыто во внутренней области заклинания, поддерживающего башню. Кто бы мог подумать, что проход в эту область откроется после разрушения основного заклинания? Лин Ся внезапно все понял и застыл на месте. Конечно же, он знал, о чем идет речь! Эта вещь зовется Му Сяо[1]. На протяжении десятков тысяч лет в ней скапливались души последователей секты темных искусств. Сила Му Сяо чрезвычайно велика и порочна. К тому же, эта вещь способна зачаровывать и пленять сердца людей. По оригинальному сюжету, заполучив ее, Юй Чжицзюэ окончательно превратился в безумного демонического злодея. В конце концов Му Сяо стал его основным оружием для уничтожения мира! Похоже, из-за случайного обрушения пагоды эта вещь тоже появилась раньше времени! Лин Ся крепко сжал руку молодого человека и попытался его остановить. Несмотря ни на что, он никогда не допустит, чтобы эта вещь попала к Юй Чжицзюэ! Тот заметил его нервозность, но списал ее на беспокойство о Сун Сяоху и остальных. Он потянул Лин Ся вперед со словами: - Не волнуйся, просто следуй за мной. - Хорошо. Хотелось бы знать, где сейчас Сун Сяоху и другие. Они ведь ранены… Лин Ся внимательно изучил тропинки вокруг: на вид те казались совершенно идентичными, ни одна не выделялась. Юй Чжицзюэ ощутил, как из тьмы к нему взывает какая-то таинственная сила. Решив ответить на зов, он потянул Лин Ся за собой, при этом его глаза засветились слабым пурпурным светом. Юноша почувствовал, как обычно прохладная кожа Юй Чжицзюэ постепенно стала едва ли не обжигающе горячей. Он невольно забеспокоился: - А’Цзюэ? - Я в порядке, - ответил Юй Чжицзюэ, подавляя растущую жажду крови. Молодой человек слегка прищурился: - Впереди что-то есть. Идем. Сложно сказать, как долго они шли. С каждым шагом дыхание Лин Ся становилось все сбивчивее и тяжелее. Юй Чжицзюэ все это время ничего не говорил, лишь быстрее и быстрее стремился вперед. Сердце Лин Ся сковало холодом. Но когда он уже намеревался обратиться к Юй Чжицзюэ, тот неожиданно остановился. Перед ними откуда ни возьмись появилась стена. Их присутствие спровоцировало сильную вибрацию, и через мгновение на поверхности дрожащей стены обозначился силуэт двери. Юй Чжицзюэ неосознанно отпустил руку Лин Ся, а его глаза светились уже ярко-алым. Он открыл дверь и сразу же вошел: посреди небольшой комнаты стоял всего один стол, на котором располагалась с виду ничем не примечательная лампа. Лин Ся почувствовал что-то неладное. Он с тревогой заблокировал путь перед Юй Чжицзюэ: - А’Цзюэ, не трогай это! Но тот проигнорировал юношу и подошел к столу, взяв лампу в правую руку. От магического устройства исходило блеклое красное сияние, в лучах которого прекрасное лицо Юй Чжицзюэ казалось почти прозрачным. Молодой человек больше походил на призрака, нежели на живого. Бесчисленное количество мыслей, словно фейерверк, разом вспыхнуло в его сознании, явив спрятанные глубоко в душе тайные желания. Желание стать сильнее, желание контролировать… Желание уничтожить!.. Уничтожить тех, кто насмехался над ним. Уничтожить весь уродливый мир, который его унижал! Стереть с лица земли тех, кто причинил боль Лин Ся; сокрушить вечно мешающегося под ногами ежеголового вместе со Снежной Фламмой… Кто это рядом с ним? Соблазнительный запах этого человека способен свести с ума… Юй Чжицзюэ всей душой хотел прижать его к себе, поглотить целиком, смешать воедино их плоть и кровь… Лин Ся в ужасе наблюдал, как молодой человек медленно идет к нему с лампой в руке. Глаза Юй Чжицзюэ сияли насыщенным пурпурным светом. Он уставился на юношу, словно змея на жертву, гипнотизируя того жадным, леденящим душу взглядом. Очень пугающе. Лин Ся весь дрожал. Он поспешно подошел к Юй Чжицзюэ и попытался вырвать у него лампу: - А’Цзюэ, отдай… В следующий миг Юй Чжицзюэ уже сбил его с ног и обездвижил, а свет в лампе исчез без следа. Словно склонившийся над добычей зверь, Юй Чжицзюэ с жадностью упивался ароматом юноши в своих руках. И произнес почти безумным, но в то же время вкрадчивым голосом: - Ты мой!  __________ [1]木枭 – застывший повелитель