Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Наставники

Реферальная ссылка на главу
<div>Лю Синь чуть отстранился и прижался сухими губами ко лбу мальчика, который тут же замер, прикрывая глаза и переводя быстрое дыхание.<br><br></div><div>Подняв лицо на юношу, он растерянно приоткрыл рот, подмечая нездоровый блеск его глаз, в которых плескалась не только радость от встречи, но и безумный страх с кипой переживаний, что копились в его сердце все эти дни.<br><br></div><div>– Ифу, всё в порядке, – протянул к его лицу руку Тан Цзэмин, желая утешить и прогнать тревогу.<br><br></div><div>Лю Синь перевёл взгляд на троих мужчин у костра и стиснул зубы, видя отрешенное спокойное выражение лица Гу Юшэнга, которого, казалось, вообще не интересовало происходящее. Мужчина спокойно пил чай и курил свою трубку.<br><br></div><div>– А'Мин, – Лю Синь вновь повернулся к мальчику, ощупывая его плечи и осматривая его сверху донизу, – ты не ранен?<br><br></div><div>Увидев, как Тан Цзэмин отрицательно качает головой, юноша перехватил его лицо ладонями, внимательно всматриваясь:<br><br></div><div>– Расскажи мне, как именно ты потерялся.<br><br></div><div>Тан Цзэмин моргнул.<br><br></div><div>Глаза Лю Синя смотрели на него с нежностью, похожие на два весенних цветка, опутанные сейчас уродливой чёрной лозой, которую нужно было сорвать.<br><br></div><div><em>Необходимо.<br></em><br></div><div>– Я и господин Гу убирали ловушки, – начал он, – поднялся сильный ветер, и меня снесло в сторону...<br><br></div><div>Лю Синь машинально кивнул и едва уловимо напрягся, чувствуя, как в позвоночник словно вонзают металлический прут. Тан Цзэмин мягко перехватил его руки и продолжил:<br><br></div><div>– Я скатился с небольшого холма. Я не мог ничего рассмотреть перед собой, поэтому просто побежал наугад к первой горе, которую видел. Она была дальше, чем я предполагал, поэтому я просто шел к ней и в итоге заблудился. Я спрятался в одной из пещер, а утром побрёл дальше, но чем дольше я шел, тем глубже, казалось, я ухожу в горы, поэтому я просто забрался на одну из скал в пещеру и принялся ждать. Я пробыл там несколько дней, а после нашел путь обратно, когда буран улёгся.<br><br></div><div>Негромкий четкий голос мальчика всё рассказывал и рассказывал, а Лю Синь смотрел на него и пытался подметить в его взгляде то, что утвердило бы его догадки в виновности мужчин в его исчезновении. Но взгляд мальчика был ясным и чистым; Тан Цзэмин без примеси страха и запуганности поведывал о своей пропаже.<br><br></div><div>Переведя взгляд на Гу Юшэнга, который выпустил струю дыма и принялся ворошить костёр, Лю Синь вновь обернулся на Тан Цзэмина. Помолчав с пару мгновений, он резво поднялся с земли, накинул на плечи свой плащ и, взяв мальчика за руку, повёл из пещеры.<br><br></div><div>– Не ходи за нами, – сухо остановил он подорвавшегося следом Сяо Вэня.<br><br></div><div>Отойдя подальше к скалам, у которых росли цветущие деревья, Лю Синь опустился на одно колено перед мальчиком:<br><br></div><div>– Это Гу Юшэнг? Он что-то говорил тебе?<br><br></div><div>Тан Цзэмин тут же вскинулся и положил его руки себе на щеки:<br><br></div><div>– Нет, ифу, он пытался найти меня. Я слышал его голос, но ветер тогда был слишком сильный, поэтому мы разминулись.<br><br></div><div>– Здесь никого нет, ты можешь сказать мне правду, – не сдавался Лю Синь.<br><br></div><div>По его мнению, Гу Юшэнг всегда был холоден и отстранён в отношении ребёнка, поэтому он в тот вечер не проявил должного внимания и позволил тому затеряться в снегах. Лю Синь иногда раздумывал в эти два месяца: если бы Гу Юшэнг знал, что Тан Цзэмин – сын его погибшего друга, то как бы относился к нему? Явно не как к чужому ребёнку, не проявляя к нему ни толики нежности и сострадания. И если бы знал, кто этот мальчик на самом деле, то первым бы понёсся искать его, опережая Лю Синя. Отрешенное выражение лица мужчины в тот вечер было свидетельством для Лю Синя лишь одного – Гу Юшэнгу плевать на этого ребёнка.<br><br></div><div>– Ты говоришь мне правду?<br><br></div><div>– Да, ифу, – мягко улыбнулся ему Тан Цзэмин, видя, как уродливые страшные тени расплетаются вокруг его глаз, отступая.<br><br></div><div>Лю Синь осел на пятки, опустив голову.<br><br></div><div>– В тот вечер я порывался пойти на твои поиски, а они не позволили... – тихо сказал он. – Я злился и до сих пор злюсь на них за это.<br><br></div><div>– Возможно, они хотели дать тебе возможность выплеснуть хотя бы злость на них? – осторожно предположил Тан Цзэмин.<br><br></div><div>– Не оправдывай их, – поднял голову юноша и провёл рукой по отросшим волосам мальчика. – Я уже всё решил.<br><br></div><div>– Ифу, тебе не нужно так переживать. Всё это время я просто находился в пещере, и был в безопасности. Я ел фрукты и ягоды, что росли возле неё. Смотри, я цел и не ранен, на мне ни царапины, – покружился мальчик вокруг себя.<br><br></div><div>Тан Цзэмин и впрямь не выглядел так, словно находился в опасности или голодал. Розоватый здоровый цвет его щёк, казалось, стал ещё ярче за эти дни. Он даже немного вытянулся в росте, чего не было уже очень давно.<br><br></div><div>Лю Синь слабо улыбнулся, чувствуя наконец-то покой и умиротворение внутри. Рассказ Тан Цзэмина прогнал всю тревогу, что душила его, не давая вздохнуть и терзая его тело день ото дня, подгоняя страшные картинки того, в какой ситуации мог находиться этот ребёнок. Он и в самом деле предполагал, что если бы Тан Цзэмин был в опасности всё это время и если бы был ранен, это свело бы его с ума и поглотило под тяжестью вины.<br><br></div><div>Притянув Тан Цзэмина в крепкие объятия и уперевшись головой в его грудь, он глухо произнёс:<br><br></div><div>– Держись рядом, понял?<br><br></div><div>Тан Цзэмин улыбнулся и, обхватив его голову, потёрся лицом о макушку.<br><br></div><div>Они вернулись в пещеру, набрав несколько яблок и груш. Лю Синь всё также не обращал внимания на троих мужчин, слушая Тан Цзэмина.<br><br></div><div>Мальчик рассказывал, как смотрел на северное сияние по ночам, находил звёзды и созвёздия, о которых ему рассказывал Лю Синь; видел парящих ледяных рыб, что выныривали и застывали на некоторое время над водой по ночам, словно тоже любуясь звёздами; он рассказывал о ягодах и диковинных растениях, некоторые из которых он принёс Лю Синю, не став упоминать, что чуть не сорвался на острые камни с высокого утёса, на котором те самые растения и росли.<br><br></div><div>Он рассказывал лишь отчасти, что с ним происходило в те дни, видя, что с каждым его словом страх и отчаяние внутри юноши отступает, а губы так знакомо складываются в нежную улыбку.<br><br></div><div>– Ифу, а где ты был? Мы искали тебя, – спросил он и тут же пожалел, видя, как глаза Лю Синя вмиг застекленели и начали блестеть от непролитых слез.<br><br></div><div>Переведя дыхание, Лю Синь через силу улыбнулся и сглотнул тяжелый ком, притягивая мальчика к себе.<br><br></div><div>– Я просто помог кое-кому найти путь домой. Оставим этот разговор до следующего раза, хорошо? Я тоже был в порядке.<br><br></div><div>Слова давались с трудом, но, взяв себя в руки, он посмотрел на спящего Ван Цзяня за спиной Тан Цзэмина и поднял глаза к своду пещеры, не давая слезам пролиться.<br><br></div><div>Всё наконец-то закончилось.<br><br></div><div>Все эти дни без сна, отдыха и нормальной еды сказались на его здоровье. Требовалось ещё пару дней, чтобы Лю Синь перестал чувствовать слабость в теле, нормально отдохнув.<br><br></div><div>Сяо Вэнь, которому всё ещё было запрещено приближаться, видя состояние юноши и раненого мужчины, предложил остаться ещё на пару дней, в которые он также планировал поймать хоть пару цветков. Лю Синь не стал возражать, а Ван Цзянь, который приходил в себя урывками на несколько минут, и подавно.<br><br></div><div>Ближе к обеду юношу снова начало клонить в сон. Держа за руку мальчика, который сидел рядом с ним, Лю Синь слабо моргал, едва удерживаясь от сна.<br><br></div><div>– Спи, ифу, тебе нужно отдохнуть, – тихо произнёс Тан Цзэмин, укрывая его белым плащом плотнее.<br><br></div><div>– Ложись рядом, – пробормотал Лю Синь, на что мальчик только отрицательно покачал головой.<br><br></div><div>– Я приготовлю тебе кашу, я не хочу спать. Не переживай, я буду рядом.<br><br></div><div>Лю Синь смежил веки и провалился в сон, видя улыбку мальчика напоследок.<br><br></div><div>Которая тут же угасла, когда он обернулся за спину, сверкая мрачными глазами.<br><br></div><div>В пещере был только спящий Ван Цзянь и карауливший его клюющий носом Пэй Сунлинь.<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>༄ ༄ ༄<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>Гу Юшэнг медленно шел вдоль скал, смотря на высокие горы впереди.<br><br></div><div>Они находились в ущелье, рядом с тем местом, где должны были появиться парящие лотосы. Сяо Вэнь и Цзин уже расставили ловушки для них по указаниям лекаря, который что-то ворчал себе по обыкновению под нос. Ван Цзянь, чьи раны были серьёзными, вряд ли смог бы преодолеть путь с горы без возможности потерять свою чудом сохранённую жизнь, поэтому им предстояло обдумать и это решение.<br><br></div><div>Темная макушка, с двумя мерцавшими глазами следом, показалась с одной из скал за спиной Гу Юшэнга, когда он вдруг остановился и чуть повернул голову, вскидывая уголок губ.<br><br></div><div>В следующее мгновение он был снесён на снег ударом тела мальчика, который напрыгнул на него со спины.<br><br></div><div>Мигом вскочив, двое уставились друг на друга, словно два бешеных диких пса.<br><br></div><div>Тан Цзэмин, держа в руках кинжал Лю Синя, провернул его в руке, чуть склоняя голову к плечу, видя, что мужчина не спешит снимать со своего пояса клинок, уже сверкающий и отчищенный от крови.<br><br></div><div>– Очень неплохо, – усмехнулся Гу Юшэнг, ступая по кругу. – Но всё ещё слишком громко для тебя. Все эти дни ты несколько раз выслеживал меня. Пять или шесть попыток нападения ты планировал предпринять?<br><br></div><div>– Одиннадцать, – тяжело ответил Тан Цзэмин, не сводя с мужчины взгляда.<br><br></div><div>Гу Юшэнг приподнял брови и коротко одобрительно кивнул:<br><br></div><div>– Лучше, чем я предполагал. Я заметил тебя только пять раз.<br><br></div><div>– Да, я знаю, на это и был расчет, – криво усмехнулся Тан Цзэмин.<br><br></div><div>Гу Юшэнг осмотрел мальчика с головы до ног, подмечая изменившуюся поступь его шагов. Он ступал осторожно, почти не оставляя следов на снегу, словно крадущийся зверь.<br><br></div><div>– Вы даже не удивились, что я не рассказал ифу правду! – Тан Цзэмин атаковал первым, занося кинжал с боку, но тот мгновенно был перехвачен рукой Гу Юшэнга.<br><br></div><div>Перчатки из кожи черного тигра, которые было не так-то просто пробить, со скрипом сжали сталь. Несколько капель крови пролились на снег, но мужчина даже не заметил этого.<br><br></div><div>Легко оттолкнув лезвие, Гу Юшэнг с довольством подметил, что удар мальчика стал стремительней и сильнее.<br><br></div><div>– Не шуми. Звук сражения может спровоцировать лавину, – мужчина указал на заснеженные шапки пиков, окружающих ущелье.<br><br></div><div>Тан Цзэмин поджал губы и отступил. Они молчали долгое время, осматривая друг друга, прежде чем Гу Юшэнг первым нарушил их безмолвное противостояние:<br><br></div><div>– Я не только не удивился, я знал, что так будет, – рассмеялся он тихим грудным смехом, останавливаясь напротив мальчика. – Знаешь почему? – завидев тень любопытства в глазах напротив, он ответил: – Потому что мы с тобой похожи.<br><br></div><div>Тан Цзэмин тоже остановился, всё ещё зло и непонимающе смотря на мужчину:<br><br></div><div>– Что?<br><br></div><div>Гу Юшэнг выдохнул и осмотрелся по сторонам, словно вспоминая и чуть прикрывая глаза:<br><br></div><div>– Когда я был в твоём возрасте, мой наставник – Сяо Вэнь должно быть упоминал о нём, – ударом ноги в грудь отправил меня со скалы в огненный разлом, кишащий демонами и дикими тварями, не считаясь с моими просьбами оставить меня рядом с братом, – переведя внимательный взгляд на мальчика, Гу Юшэнг продолжил: – Первые полтора месяца, что я провёл там, я каждый день и минуту вынашивал план отмщения. Я засыпал и просыпался с мыслью о том, как вернусь и нашпигую наставника его же коротким клинком, который он скинул вслед за мной. Раздумывал, куда лучше ударить, чтобы он помучился перед смертью.<br><br></div><div>Тан Цзэмин понимающе кивнул и вскинул подбородок.<br><br></div><div>– Но с каждым днём, когда я сражался с лютыми тварями и мертвецами в огне, я чувствовал, как моё тело становится сильнее, выдержка мощнее, а разум яснее. Я чувствовал силу в себе, способную помочь мне не только выжить, но и победить всех в том месте.<br><br></div><div>– У вас была ци! – выступил вперед Тан Цзэмин с обвинением.<br><br></div><div>– Верно, я сражался не только с помощью клинка, в отличие от тебя. Так что ты чувствуешь сейчас, скажи мне, – вскинул бровь Гу Юшэнг.<br><br></div><div>Тан Цзэмин прислушался к себе и почувствовал рычащее довольство внутри, что задрало голову, смотря сейчас на мужчину сверху вниз в превосходстве.<br><br></div><div>Уловив его эмоции, Гу Юшэнг опустил глаза на капли крови на снегу и кивнул. В следующее мгновение он обернулся на подходящих Сяо Вэня и Цзина и вновь посмотрел на ребёнка перед собой:<br><br></div><div>– Выпусти ци сейчас. Давай.<br><br></div><div>– Нельзя! – запротестовал Цзин, ускоряя шаг. – Это может навредить ему.<br><br></div><div>– Кому ты веришь, ему или мне? – Гу Юшэнг продолжал возвышаться над мальчиком, широко расправив плечи и заведя руки за спину.<br><br></div><div>Тан Цзэмин опустил глаза, вспоминая тот последний взгляд мужчины на скале. Он не видел в нём злости и ненависти, лишь уверенность в своих действиях и толчок, побудивший его первым разжать руку. Точно такой же взгляд он кидал на него во время их тренировок, когда Тан Цзэмин сражался на пределе своих возможностей, как ему казалось, словно говоря ему, что тот может больше.<br><br></div><div>Прикрыв глаза, Тан Цзэмин опустил барьеры, сдерживающие ци, чувствуя, как горячая сила хлынула в меридианы, согревая тело. Он готовился к небольшой боли, что всегда следовала за этим. Но что-то определённо изменилось.<br><br></div><div>Цзин сделал шаг вперед, готовый остановить ребёнка, когда тот вдруг открыл глаза, чуть потемневшие, теперь напоминающие звёздное небо, с кружащимися в нём всполохами звёзд.<br><br></div><div>– Уже не больно, верно? – тихо спросил Гу Юшэнг, выступая вперёд и протягивая руку, беря мальчика за запястье, прислушиваясь. – Твоё тело – это твоё самое сильное оружие, которое необходимо подготовить. Подобно раскалённой стали опускаемой в ледяную воду, чтобы она стала крепче. Сила, что есть в тебе, никогда не сравниться ни с божественным оружием, ни с духовным.<br><br></div><div>Гу Юшэнг опустил его руку, глубоко втягивая воздух, и отошел на несколько шагов, равняясь с мужчинами.<br><br></div><div>– Вы сказали, что мы с вами похожи, – задумчиво протянул Тан Цзэмин, делая шаг вперёд. – Тогда вы знаете, что меня лучше не злить.<br><br></div><div>В воздухе появились несколько духовных клинков и зависли за спиной мальчика, направленные на мужчин. Они были тонкими, словно сверкающие на солнце иглы, но от того не менее смертоносными.<br><br></div><div>– И тем более разлучать меня и ифу.<br><br></div><div>Два клинка ринулись к Гу Юшэнгу и зависли по бокам от его лица.<br><br></div><div>Мужчина отвёл двумя пальцами один из клинков и сказал:<br><br></div><div>– Не переусердствуй, малец.<br><br></div><div>– Цзэмин, – спокойно выступил вперёд Сяо Вэнь. – Я могу тренировать тебя сам, если ты выберешь меня своим наставником. Тебе необязательно выносить всю жестокость таких тренировок, я обучу тебя всему.<br><br></div><div>Тан Цзэмин скрыл ци, уже не запирая её так глубоко в теле, а позволяя той мягко кипеть за небольшими створками.<br><br></div><div>Мальчик растянул губы в улыбку, которая не коснулась его глаз, и перевёл взгляд на лекаря, спрашивая серьёзным тоном:<br><br></div><div>– Вы сможете в бою победить господина Гу?<br><br></div><div>Глаза Сяо Вэня подернулись поволокой неуверенности и вины. Он никак не ожидал этих слов, поэтому сухо кашлянул и, немного помешкав, взвешивая свои силы, отрицательно мотнул головой. Пускай они все и проходили обучение в одном месте, его наставник никогда не видел в нём великого воина, в отличие от Гу Юшэнга, которому не давал спуска и тренировал его как проклятого. Сяо Вэня же обучали более щадяще, позволяя ему укорениться в призвании своей семьи – врачевательстве, а не воинском деле.<br><br></div><div>Тан Цзэмин вновь перевёл взгляд на Гу Юшэнга и Цзина за его плечом.<br><br></div><div>За долгие дни меж диких зверей, он ясно понял: если хочешь приручить стаю, нужно одолеть сильнейшего – вожака.<br><br></div><div>– Я хочу, чтобы меня тренировали все трое. Я слышал, как ифу однажды сказал на тренировочном дворе своего друга, что когда я вырасту и стану старше, то он найдёт учителя, способного обучить меня сражаться, чтобы в случае чего я смог себя защитить. Он много работает и устаёт, я не хочу, чтобы он тратил деньги на наставника для меня и тем более, я не хочу ждать, пока я вырасту, – помолчав немного, он перевёл дыхание и убрал кинжал, продолжая: – Не знаю, зачем вам это. Дело ли в ифу и вашей к нему привязанности или же в моём редком духовном корне – мне не важно. Если вы выбрали меня своим учеником, так учите.<br><br></div><div>– Когда твоя печать будет снята на втором этапе наших тренировок, ты поймёшь, – тихо произнёс Цзин. – И Лю Синь тоже.<br><br></div><div>Тан Цзэмин коротко кивнул и посмотрел прямо на Гу Юшэнга:<br><br></div><div>– Я хочу научиться сражаться как можно скорее, чтобы быть готовым защитить его. Я не позволю больше ни ему затеряться где-либо, ни себе проявить слабость. Это моя вина, что я недостаточно быстро вернулся, а он потерялся.<br><br></div><div>Мальчик опустил глаза, вспоминая, как рыскал по снегу два месяца, в безуспешных попытках найти Лю Синя и каждый раз корил себя за то, что был недостаточно силён.<br><br></div><div>– И я также не позволю вам больше применять ко мне тренировки, способные разлучить меня с ним. Я не желаю больше видеть страх в его глазах. Вы можете тренировать меня, но он не должен узнать об этом. В конце концов, я согласился на это только ради него, – серьёзным голосом произнёс Тан Цзэмин, предостерегающе метая молнии глазами в сторону троих мужчин.<br><br></div><div>Гу Юшэнг втянул в себя воздух, прикрывая глаза и раздумывая над сказанным некоторое время. Когда он снова опустил взгляд на мальчика, то лишь с ничего не выражающим лицом кивнул.<br><br></div><div>– И ещё... – продолжил Тан Цзэмин, и все трое обратились в слух. – Я хочу тренироваться не только с двумя мечниками, но и с двумя мечами.<br><br></div><div>Мальчик провёл большим пальцем по всем четырём. За всё это время в горах он понял, чего ему так не хватало во время боя – второго меча в руке.<br><br></div><div>– Хорошо, – согласился Гу Юшэнг и уже развернулся, чтобы уйти, как был остановлен вопросом в спину:<br><br></div><div>– Когда вы вернулись из огненного разлома, то как поступили со своим наставником?<br><br></div><div>Гу Юшэнг ухмыльнулся, чуть поворачивая голову и отвечая:<br><br></div><div>– Закатил ему знатную пирушку.<br><br></div><div>Тан Цзэмин заворчал, проносясь вперёд мужчин:<br><br></div><div>– Пирушки вы от меня не дождётесь.<br><br></div><div>Все трое усмехнулись и направились следом.<br><br></div><div>&nbsp;</div><div>Гу Юшэнг отставал на пару шагов, поэтому искр духовной энергии в его раскрытой руке никто из мужчин не увидел. Через мгновение генерал вновь сжал ладонь в кулак, рассеивая всполохи пламени, и приподнял уголок губ, вдыхая полной грудью.<br><br></div>