Ruvers
RV
vk.com
image

Ныряя в синеву небес, не забудь расправить крылья

Лязг металла

Реферальная ссылка на главу
<div>Очнувшись, Лю Синь, едва разлепив глаза, осознал, что перевёрнутая комната странным образом покачивается из стороны в сторону.<br><br></div><div>– Проснулся? – тихо спросил кто-то сбоку, и волос коснулась худосочная рука, поглаживая словно в утешительном жесте и почти сразу же отстраняясь.<br><br></div><div>– Где я... – смотря на покачивающееся пространство, простонал юноша.<br><br></div><div>Лязг металла был ему ответом.<br><br></div><div>Чуть повернув голову на звук, Лю Синь увидел перевёрнутого человека, который держал в руке мясницкий нож. Осознав, что он подвешен за ноги под потолком, со связанными руками за спиной, будучи одетым только в нижние одежды, юноша вмиг распахнул глаза и принялся вырываться, что есть сил.<br><br></div><div>Мужчина в ответ на его трепыхания только отстранённо посмотрел на него и продолжил перекладывать ножи. Он вёл себя так, словно впервые оказался в этом месте и не знал, где что лежит. Сидя на стуле и перебирая ножи, он глухо сказал:<br><br></div><div>– Ты не должен был проснуться, тогда и больно бы не было, – он опустил голову и некоторое время молчал, глядя в пол.<br><br></div><div>Лю Синь проследил за его взглядом и опустил глаза.<br><br></div><div>Весь пол был в засохших пятнах крови. Кому она принадлежала – не сложно было догадаться.<br><br></div><div>– По крайней мере, так они мне говорили... – продолжил мужчина.<br><br></div><div>– Не... не надо, прошу... – взмолился юноша, чувствуя удушающий страх, подкативший к горлу.<br><br></div><div>В воздухе пахло железом.<br><br></div><div>– По жеребью, следующим должен был быть я... – мужчина поднял на него свои тусклые глаза, – но кто тогда позаботится о моей Жулань?<br><br></div><div>– Я прошу вас, я могу взять вас с собой, – юноша не прекращал попытки вырваться и раскачивался из стороны в сторону.<br><br></div><div>Везде – на стенах и на полу были пятна крови. Не вынося этой картины, Лю Синь зажмурился, судорожно выдыхая:<br><br></div><div>– Пожалуйста...<br><br></div><div>Мужчина встал со стула, подходя ближе.<br><br></div><div>– Никто не покидает эти земли. Здесь наш дом. И твой теперь тоже... – костлявая рука осторожно дотронулась его волос. Столь мягкий жест никак не вязался с намерениями мужчины и его словами. И от этого становилось ещё страшнее. Лю Синь чувствовал себя ягнёнком, которого мясник успокаивает перед забоем, проводя по нежной шерстке напоследок.<br><br></div><div>– Гу Юшэнг! Помогите! Кто-нибудь, прошу! – распахнув искрящиеся страхом глаза, юноша кричал изо всех сил во всю мощь своих лёгких, глотая слёзы и глядя на своего палача, в руке которого был зажат большой острый нож.<br><br></div><div>– Каждый из нас после смерти отправится в Диюй¹ на поклон к царю Яме² и будет ожидать десяти судилищ, отплачивая за свои грехи в надежде на перерождение... – тихо произнёс мужчина, вновь посмотрев на юношу, словно не замечая его трепыханий. – Мой сын всё ещё где-то там. Если встретишь его, передай, что отцу жаль... Отцу так жаль... – слёзы потекли по лицу мужчины, – мой бедный Ши-эр, папе так жаль...<br><br></div><div>Лю Синь замер, трясущимися губами коротко хватая воздух, во все глаза глядя на остановившегося мужчину, боясь спровоцировать его своими движениями. Видя, что тот остановил руку с занесённым ножом и пребывал где-то далеко в своих мыслях, он сглотнул, считая удары своего сердца, что сходя с ума билось в груди.<br><br></div><div>Прошло некоторое время, а мужчина так и продолжал неподвижно стоять, что-то тихо шепча. Мутная дымка, что клубами воспоминаний застилала ему глаза, сделала юношу перед ним словно невидимым. Висящий на волоске от смерти Лю Синь бросил взгляд на дверь, не слыша заветных тяжелых шагов, и вновь перевёл глаза на мужчину:<br><br></div><div>– Господин, – тихо позвал парень, решив не дожидаться, пока безумец выйдет из транса, придя к однозначному решению, окончательно лишившись рассудка, – расскажите, что здесь случилось. Я же должен знать, что передать вашему сыну, когда его встречу.<br><br></div><div>Мужчина медленно поднял голову, кивая и усаживаясь обратно на стул.<br><br></div><div>Невидящим взором он упёрся в стену.<br><br></div><div>Двенадцать лет назад, когда полчище демонов вырвалось из преисподней, города были не готовы к такому вторжению. Город Хуфэй отбивал атаки и держал оборону два дня. За счёт большого количества оружия и местных мастеров меча, атаки беснующихся тварей удавалось отбрасывать, но по итогу, всё было тщетно. Демоны сражались без устали и истощившимся людям в конце концов пришлось отступить, прячась в подвалах под защитой немногочисленных мастеров. Немногим удалось пережить ту кровавую резню. Осознав потери и разрушения, люди вознамерились просить князя о помощи, но так и не смогли покинуть этих земель. Любой, кто выходил за черту города, сгорал в считанные секунды. Без провианта с больших полей и фруктовых угодий, по городу прокатилась волна голода, сметающая всё на своём пути. Первым в ход пошел крупный скот, который без возможности выходить на пастбища начал медленно погибать. Следом, скот поменьше, а через пару месяцев местные не чурались отлавливать кошек и собак, лишь бы утолить сводящий с ума голод.<br><br></div><div>Никто не хотел умирать, все ждали помощи князя или столицы. Все ждали, что императорская гвардия вот-вот пересечёт серые пески и вызволит их, поможет. Денно и нощно, из года в год они всматривались в горизонт, ожидая на самой границе города, толпясь у ворот в ожидании помощи, но кроме испещренной серой земли ничего больше не было. Пришедшая ярость на проклятое племя была второй волной, нашедшей на этот город. Все люди жаждали мести демонскому отродью и без устали ковали мечи, готовясь к ответной битве.<br><br></div><div>Время всё шло, но никто не приходил.<br><br></div><div>Никто не помнил, когда всё зашло настолько далеко, что местные с холодным сердцем тянули жребий, решая, кто будет следующим под мясницким ножом.<br><br></div><div>Третья волна стала безумием.<br><br></div><div>Мысли и разум людей затуманило горе. Долгие годы они даже не разговаривали друг с другом, не смотрели в глаза и сторонились, бесцельно шатаясь, словно тени по такому же призрачному городу.<br><br></div><div>Си Бохай не мог вспомнить, как бы ни пытался, как отреагировал на то, что его пятнадцатилетний сын вытянул жребий. Он не помнил то время, словно израненный разум просто скрыл ужасающие воспоминания. Дочь, которую он спрятал в подвале с самой первой ночи нападения демонов, так и не покинула его пределы ни на день, выращивая и подкармливая крыс из оставшегося мешка семян в подполе. Это было самым верным решением, принятым в его жизни.<br><br></div><div>– Мы не можем покинуть этот город... – тихо выдохнул мужчина, переводя взгляд на пленника, – потому что он наш подвал.<br><br></div><div>– Всё княжество подверглось атаке. Не уцелел ни один город. Вторжение длилось двенадцать дней, – решил рассказать Лю Синь, немного успокоившись и видя, что мужчина не собирается нападать.<br><br></div><div>– А наш князь...<br><br></div><div>Лю Синь сокрушенно покачал головой, прикрывая глаза.<br><br></div><div>– Почему же Император не пришел? – Си Бохай говорил медленно и слабо, еле ворочая языком, словно держась из последних сил.<br><br></div><div>Голова юноши кружилась от долгого пребывания в подвешенном состоянии. Помолчав некоторое время, собираясь с мыслями, он продолжил:<br><br></div><div>– Император отрёкся от этих земель провозгласив их проклятыми.<br><br></div><div>– Вот оно как... – шепнул Си Бохай, горько приподнимая уголок губ и опуская слезящиеся покрасневшие глаза.<br><br></div><div>Боясь спровоцировать мужчину лишним звуком, Лю Синь осторожно принялся потирать занемевшие руки друг о друга, как вдруг внезапно воскликнул, напуганный грохотом распахнувшейся двери.<br><br></div><div>В пороге возникла высокая фигура Гу Юшэнга. В следующую секунду мужчина бросился к так и сидевшему спиной ко входу несостоявшемуся мяснику, который даже не обратил внимания на шум.<br><br></div><div>– Стой! – крикнул Лю Синь уже замахнувшемуся мечом Гу Юшэнгу.<br><br></div><div>– Я уже устал тебя слушать! – разгневанно рыкнул мужчина, всё же чуть опуская лезвие.<br><br></div><div>– Когда это ты меня слушал?! – крикнул в ответ Лю Синь.<br><br></div><div>– А ведь и правда! – хмыкнул Гу Юшэнг, вновь замахиваясь.<br><br></div><div>– Сначала развяжи меня, мне больно! – жалобно сказал юноша и принялся дёргаться в путах.<br><br></div><div>Шикнув, мужчина перерубил верёвку, на лету подхватывая Лю Синя на руки и ставя на землю.<br><br></div><div>– Ох... голова кружится, – парень прислонился к плечу мужчины, кладя свою руку поверх его, надавливая и вынуждая того опустить меч.<br><br></div><div>– С ума меня сведёшь... – закатил глаза Гу Юшэнг.<br><br></div><div>– Ага, – усмехнулся Лю Синь и тут же почувствовал, как в него что-то врезалось налету.<br><br></div><div>Опустив глаза, он увидел Тан Цзэмина, который запыхавшись и тяжело дыша, вжимался в него, крепко обхватив руками за пояс.<br><br></div><div>– Ну, ну... – погладив мальчика по голове, юноша приподнял его лицо, оглаживая заплаканные щеки большими пальцами, – всё в порядке. Я же говорил тебе, всё будет хорошо.<br><br></div><div>Тан Цзэмин смотрел на него снизу вверх огромными глазами, из которых не прекращаясь текли горячие слёзы.<br><br></div><div>Не удержавшись, юноша наклонился и чмокнул несколько раз пыльную макушку, на что получил объятья крепче предыдущих.<br><br></div><div>– Многих ты..? – выразительно взглянув на мужчину, спросил юноша.<br><br></div><div>– Только тех, кто нападал на нас. Этот старик знатно погонял меня по городу, путая следы, – хмыкнул он.<br><br></div><div>– Ну, – Лю Синь указал подбородком на Си Бохая, что всё также сидел на стуле с отрешенным выражением лица, – он не нападает. Нет нужды его убивать.<br><br></div><div>– Да он же... как и они все, – Гу Юшэнг поджал губы в отвращении.<br><br></div><div>– Нет, это не так.<br><br></div><div>– Тогда как бы он выжил в этом месте?<br><br></div><div>Погладив Тан Цзэмина по голове, юноша мягко отстранил его от себя, беря за руку. Указав Гу Юшэнгу следовать за ним, он схватил свой халат и вышел из амбара. Оглянувшись по сторонам, он увидел тот дом, в который ранее его затащил Си Бохай.<br><br></div><div>Узнав всю правду, Гу Юшэнг лишь покачал головой и бросив сухое:<br><br></div><div>– Уходим.<br><br></div><div>Двинулся к центральной площади.<br><br></div><div>Люди, жавшиеся к стенам разрушенных домов, провожали его глазами, но не смели приближаться. Только сейчас Лю Синь заметил пятна крови на подоле тёмных одежд мужчины.<br><br></div><div>Уже подходя к площади, юноша оглянулся и увидел в толпе, бредущей за ними на расстоянии, Си Бохая, что всё также был отстранён.<br><br></div><div>Мужчина поднял на него глаза, на дне которых впервые за долгое время, блеснуло осознание.<br><br></div><div>Окинув взглядом людей, которые, едва дыша что-то бессвязно шептали и мотали головами, цепляясь то за свои волосы, то за одежду, Лю Синь отвернул голову. Посмотрев на раскинувшийся маленький городок, парень не увидел ничего, кроме разрухи и пепла. Здесь не было ни зелени, ни водоёмов. Лишь покосившийся старый колодец посреди площади, что был сделан из камня, пережил бедствие.<br><br></div><div>– У них действительно нет ничего, чтобы выжить, – тихо сказал Лю Синь.<br><br></div><div>– Даже не начинай, – сквозь зубы процедил Гу Юшэнг.<br><br></div><div>– Чем промышлял этот город?<br><br></div><div>– Они кузнецы. Их ремесло – металл, вот почему здесь ничего нет. Когда торговые пути были разорваны, всё, что у них осталось, – это железо и кузни. Раньше это был один из городов, в котором ковалось лучшее оружие и доспехи во всей империи.<br><br></div><div>Кивнув, Лю Синь шагнул сквозь толпу, которая мигом расступилась перед ним. Пришедшие люди словно заставили безумцев увидеть проблески в своём сознании, которые теперь тяжестью и виной ложились на их сердца, прижимая к земле.<br><br></div><div>Отстегнув от седла лошади Гу Юшэнга мешок, Лю Синь бросил его перед толпой, ползающей на коленях.<br><br></div><div>Грохот заставил их поднять головы и уставиться на юношу. Трясущиеся и жалкие, они ободранными руками убирали спутавшиеся волосы с лица, подползая ближе.<br><br></div><div>– Это – чёрный металл. Его мало, но, полагаю, вы знаете, что с ним делать, – Лю Синь кинул взгляд на Гу Юшэнга. Мужчина глубоко втянул воздух и одобрительно кивнул головой, вонзая свой меч в ножны.<br><br></div><div>Кто-то подполз ближе к мешку, дрожащими руками развязывая бечевку и высыпая на землю плоские куски чёрного железа, что со звоном рухнули под ноги людям.<br><br></div><div>Задыхаясь, толпа приподнялась, подходя ближе.<br><br></div><div>Лю Синь, подойдя к сидевшему на земле Си Бохаю, опустился перед ним на колено. Подняв мутные глаза на человека перед собой, мужчина, чуть покачивая головой, хрипло произнёс:<br><br></div><div>– Я не х...хотел... не хотел... я не... – по щекам потекли горячие слёзы, смывая пыль и грязь.<br><br></div><div>Лю Синь протянул руку и взял кулон, зажатый в ослабевших пальцах Си Бохая.<br><br></div><div>– Мне не удастся передать извинения твоему сыну, – тихо сказал Лю Синь. – Возможно, однажды вы свидитесь, и ты передашь их сам, а до тех пор, – юноша сжал его плечо и заглянул в глаза, – хорошо заботься о своей дочери. Вы не виноваты в том, что случилось двенадцать лет назад, но сейчас, сделайте правильный выбор. Время выйти из подвала, – крепче зажав подвеску в руке мужчины, юноша поднялся с земли и обернулся, сразу же встречаясь с внимательными синими глазами, что следили за каждым его движением, не выпуская из виду. Слабо улыбнувшись, Лю Синь подошел ближе к ребёнку.<br><br></div><div>– Поехали, – кивнул он Гу Юшэнгу и, обняв мальчика за плечи, пошел к лошадям.<br><br></div><div>Уже выезжая из города, Лю Синь вдруг подумал о том, какую ошибку совершил князь этих земель: он разделил область на сегменты, где каждый, занимался отдельным ремеслом. Делая ставку на торговлю меж городами, он не учел, что делать людям и как выживать, если в случае чего, связь между городами будет разорвана. Почему князь не подумал о такой очевидной вещи, Лю Синь не знал, но вот что он знал наверняка – это было неправильно. Думая о том, сколько ещё таких городов попадётся им на пути, остаток дороги он провёл в молчании, низко опустив голову.<br><br></div><div>Лишь зайдя в подлесок и сидя у дерева рядом со спящим Тан Цзэмином, который удобно расположился на его плече, юноша подал голос:<br><br></div><div>– Куда мы теперь? – спросил он Гу Юшэнга, который возился с лошадиными подковами.<br><br></div><div>– Ещё пять дней пути, а затем перейдём границу.<br><br></div><div>– Ясно.<br><br></div><div>– Никого не впускают с проклятых земель, это будет нелегко.<br><br></div><div>– Ну, придумаем что-нибудь, – легкомысленно отмахнулся юноша, прикрывая глаза.<br><br></div><div>– Может, подскажешь, что конкретней?<br><br></div><div>– Почему я?<br><br></div><div>– Ну, я даже не знаю... – Гу Юшэнг оторвался от своего занятия и, развернувшись, пристально посмотрел на юношу, – может потому что ты каким-то образом очутился за тысячи ли от города под столицей, из которого прибыл, миновав пограничные отряды и перейдя серые пески?<br><br></div><div>&nbsp;<br><br></div><div>_________________________<br><br></div><div>1. 地獄 Диюй – буквально, «земная или подземная тюрьма, узилище», царство мёртвых или «ад», преисподняя в китайской мифологии. Представления о Диюе основываются на сочетании буддийской концепции «Нараки» с традиционными китайскими верованиями о загробной жизни, а также множестве популярных дополнений и новых интерпретаций этих двух традиций.<br><br></div><div>2. 閻羅王 Яньло-ван. В китайской мифологии Бог Смерти называется Яма, он является правителем царства мертвых со столицей в подземном городе Юду.<br><br></div>