Ruvers
RV
vk.com
image

Не подбирайте парней из мусорного ведра

<div>Глава 03. Записи ответного удара талантливого пушечного мяса (03)</div><div>&nbsp;</div><div>Через сорок минут Чи Сяочи прибыл к пункту назначения.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Из машины были отчётливо видны три больших слова «Общественное кладбище Бэйман». Когда система ещё раз оглядел тёмное, ветреное окружение в безлунной ночи, Чи Сяочи выключил фары, погрузив всё во тьму.</div><div>&nbsp;</div><div>Система осторожно спросил: «Что вы планируете?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи опустил ручной тормоз и заглушил двигатель. Он посмотрел на спящую фигуру Ян Байхуа, отражённую в зеркале заднего вида, и угрожающе рассмеялся: «Хе-хе-хе».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи спросил: «Прости, а сколько стоит лезвие бритвы?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система невыразительно ответил: «Отчёт в полицию бесплатный».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи продолжил: «Если нет бритвенных лезвий, провода тоже подойдут».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи взглянул в сторону входа на кладбище: «Забудь, в этом нет необходимости».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи на самом деле ничего не сделал бы с Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Он вылез из машины и застыл на резком холодном ветру, глядя на кладбище, как будто глубоко задумался.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Конечно, это место не было тем самым знаменитым «рождённый в Сухане, похороненный в Бэймане» драгоценным кладбищем фэн-шуй [1]. Это всего лишь яркий пример выражения «на вывеске – баранья голова, а в лавке – собачье мясо» [2]. На воротах висел гигантский ржавый замок. Сорняки обильно росли густыми непролазными пятнами. Половина огромного бронзового символа «邙 (máng)» упала, оставив только одинокое правое ухо (阝).</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи снял пуховик и кинул его на капот машины. Затем он отступил от ворот на несколько больших шагов. Оставив достаточно места для разбега, он бросился прямо к железным воротам.</div><div>&nbsp;</div><div>Казалось, ему хорошо знаком способ взбираться на стены. Находясь примерно в трёх шагах от железных ворот, он прыгнул. Одна нога приземлилась на ржавый железный цветок, вырезанный между прутьями железных ворот. Правой рукой он плавно схватился за бронзовую букву «北 (běi)», чтобы не упасть. Другая нога немедленно ступила на перекладину прямо над железными воротами. Ловким прыжком он успешно спустился на землю по ту сторону.</div><div>&nbsp;</div><div>После приземления Чи Сяочи пошевелил лодыжкой.</div><div>&nbsp;</div><div>Система спросил: «Вы в порядке?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи нахмурил брови: «Немного онемело».</div><div>&nbsp;</div><div>Система ничего не сказал. Он соединил нейроны Чи Сяочи, молча восстановив сухожилия и мышцы, чтобы сгладить онемение от удара, мгновенно снимая болезненность и скованность.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи издал удивлённое «И». Он испытал свой вес на повреждённой ноге, думая, что та очень быстро восстановилась.</div><div>&nbsp;</div><div>Он не особо много думал об этом. Убедившись, что всё в порядке, он ступил в гущу сорняков, достигавших высоты надгробий.</div><div>&nbsp;</div><div>Система спросил: «Зачем вы пришли сюда?»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он очень боялся, что Чи Сяочи скажет: «Я здесь, чтобы выбрать место для могилы Ян Байхуа».</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью, ответ Чи Сяочи всё ещё можно было считать нормальным: «Я ищу кое-кого».</div><div>&nbsp;</div><div>Системе стало любопытно: «Кого?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи не ответил, просто наступил на траву, выросшую в трещине между кирпичами.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Зимой трава была очень сухой. Под ногами она хрустела, издавая необычайно громкий звук в гулкой тиши кладбища.</div><div>&nbsp;</div><div>Он использовал фонарик телефона, чтобы осветить дорогу. Не обращая внимания на ряды надгробий, уложенных плотно, как соты, он направился прямо к запланированному месту.</div><div>&nbsp;</div><div>Вскоре он остановился.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Луч света от телефона падал на дешёвое каменное надгробие. На надгробии значилось имя Ван Цзяньго. Он родился в 1949 году и умер в 1989 году в возрасте сорока лет.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи смахнул траву и пыль, прилипшие к надгробной плите, поклонился ей, а затем повернулся, чтобы уйти тем же путем, которым пришёл.</div><div>&nbsp;</div><div>Система с любопытством спросил: «Кто он для вас?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи ответил: «Я его не знаю».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Затем Чи Сяочи снова произнёс: «К счастью, я его не знаю».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «???»</div><div>&nbsp;</div><div>Чтобы облегчить преодоление ворот, Чи Сяочи снял пуховик. Его облегающий чёрный свитер подчёркивал красивые линии тонкой талии и живота.</div><div>&nbsp;</div><div>Руки молодой человек засунул для тепла в карманы брюк, и когда он заговорил, его дыхание слетало с губ в виде белого облачка: «… Ты упомянул ранее, что для того, чтобы облегчить выполнение задания, первый мир будет похож на тот мир, в котором я жил».</div><div>&nbsp;</div><div>… Система, казалось, что-то понял.</div><div>&nbsp;</div><div>И вспомнил, что, просматривая информацию о новом хозяине, он увидел тогда, что место рождения Чи Сяочи имеет то же название, что и этот город.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи продолжал: «… Они оба называются общественным кладбищем Бэйман, и планировка тоже точно такая же. Какое совпадение!»</div><div>&nbsp;</div><div>… Но человек, похороненный там, не тот человек, которого он искал.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи вытащил из кармана сигареты, достал зажигалку и предположил: «В этом мире брат Лоу может быть ещё жив».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система не знал, кто такой «брат Лоу», но, поразмыслив, не стал расспрашивать, а только предложил: «Хотите пойти его поискать?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система немного беспокоился о том, позволит ли Чи Сяочи своим личным делам отвлечь его от основной задачи.</div><div>&nbsp;</div><div>В конце концов, только в обучении главная система назначит для практики хозяину мир, похожий на его собственный.</div><div>&nbsp;</div><div>После этого урока их в будущем ожидает множество странных миров. Если кто-то хочет кого-то найти, то «за этой деревней вы не найдёте этот магазин» [3].&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Нет», – мысли Чи Сяочи всё ещё можно было считать ясными.&nbsp; – «Он живёт хорошей жизнью и не знает меня, зачем мне его искать?»</div><div>&nbsp;</div><div>Сказав это, Чи Сяочи не стал вдаваться в подробности. Система тоже решил ничего не спрашивать.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи поднял руку, пытаясь прикрыть ладонью огонь от ветра и зажечь сигарету. Но едва сигарета затлела, как он убрал зажигалку.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система спросил: «Не будете курить?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Чэн Юань так долго хранил свой голос. Я не могу позволить себе уничтожить его».</div><div>&nbsp;</div><div>Система не стал ничего говорить, просто включил режим обогрева, который он только что купил ещё за полочка.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда Чи Сяочи вернулся в машину, держа во рту так и не зажжённую сигарету, он почувствовал, что его тело не проморозило холодным ветром, и оно всё ещё оставалось тёплым.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он подумал, что тело этого маленького юного хозяина вполне неплохое, и обладает действительно высокой морозостойкостью.</div><div>&nbsp;</div><div>Подумав об этом, Чи Сяочи прикусил сигаретный фильтр и завёл машину. Он покинул кладбище и неторопливо поехал домой.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда они проезжали мимо магазина соевого молока, Чи Сяочи остановил машину и спрятал сигарету обратно в карман.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Перед тем, как поехать за Ян Байхуа, Чи Сяочи намеренно взглянул на расписание Чэн Юаня на сегодня. В частности, он отметил, что ему нужно зайти в магазин соевого молока «Сунь Цзи», чтобы купить соевое молоко для своего Лао Яна.</div><div>&nbsp;</div><div>Соевое молоко ручной работы в этом магазине изготавливают при помощи каменной мельницы, что придаёт ему изысканный вкус. Ян Байхуа это очень нравилось.</div><div>&nbsp;</div><div>После того, как Чэн Юань и Ян Байхуа стали парой, он сопровождал его во множество магазинов для завтраков и определил его любимый вкус соевого молока, постепенно забывая, что сам он изначально не любил пить соевое молоко.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи тоже не любил соевое молоко и, естественно, не собирался заставлять себя.</div><div>&nbsp;</div><div>Он купил себе порцию каши из маша и две чашки соевого молока для Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Ожидая упаковки своего заказа, Чи Сяочи спросил систему голосом, полным ожидания: «Когда он выпьет эти две чашки соевого молока, сколько очков доброжелательности я получу?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Этот звучало так, как если бы он исследовал с научной точки зрения способ выращивания свиней.</div><div>&nbsp;</div><div>Тем не менее, Чи Сяочи довольно хорошо скорректировал своё настроение, поэтому казалось, что произошедшее на кладбище не оказало на него большого влияния.</div><div>&nbsp;</div><div>К тому времени, как Чи Сяочи вернулся в машину, действие карты «Гипноз» прошло, и Ян Байхуа уже проснулся. Он сидел на заднем сиденье и возился со своим телефоном.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань широко улыбнулся, махая чашками соевого молока, которые держал в руках:&nbsp;</div><div>– Я подумал, что ты проголодаешься после пробуждения, поэтому купил тебе эти две чашки. Через некоторое время я схожу куплю тебе булочек на пару, чтобы ты наелся досыта.</div><div>&nbsp;</div><div>Пока Ян Байхуа спал, они потратили 13 очков его доброжелательности, так что на данный момент его отношение к Чэн Юаню было довольно прохладным, но, уловив аромат соевого молока, он почувствовал, что на сердце у него потеплело. А когда он увидел чистую улыбку Чэн Юаня, его доброжелательность увеличилась на три пункта:&nbsp;</div><div>– Хорошо.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал системе: «Видишь, 62 очка. Я прошёл».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Система «…… Как мужчина, ты должен быть более амбициозным».</div><div>&nbsp;</div><div>Он чувствовал себя старым отцом, который старательно давал советы своему сыну-идиоту, который уже был невероятно доволен своими едва проходными оценками.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Давай устроим ещё один фейерверк, чтобы отпраздновать это событие».</div><div>&nbsp;</div><div>Система буркнул: «Не суетитесь».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Хорошо. Тогда можно добавить немного сахара в мою кашу? Я только что забыл его положить».</div><div>&nbsp;</div><div>Система почувствовал лёгкое отчаяние: «Господин Чи, как вы оцениваете доброжелательность цели?»</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи уверенно ответил: «Конечно, по очкам. Я обналичиваю их только потому, что ты сказал, что я могу это делать».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……»</div><div>&nbsp;</div><div>Он внезапно почувствовал небольшое сожаление, что сообщил Чи Сяочи о существовании системного магазина.</div><div>&nbsp;</div><div>Система обменял 1 очко доброжелательности на половину ложки сахара. А потом поместил ложку в упаковку с горячей кашей и даже послушно высыпал сахар.</div><div>&nbsp;</div><div>Сидящий на заднем сиденье Ян Байхуа наблюдал за Чэн Юанем в зеркало заднего вида. Он начал говорить, потом замолчал, затем попытался заговорить ещё раз, прежде чем снова остановить себя.</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи позволил ему немного помучиться, прежде чем изобразить озабоченный вид.&nbsp;</div><div>– Лао Ян, что случилось? Укачало?</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа принял решение.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он наклонился вперёд и спросил:&nbsp;</div><div>– Ты был занят в последнее время?</div><div>&nbsp;</div><div>– Ага, я был занят. Очень занят.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань сказал это голосом, полным энергии и кокетливого очарования.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа спросил его:&nbsp;</div><div>– Как продвигается твоё сочинение песен?</div><div>&nbsp;</div><div>У Чэн Юаня никогда не было недостатка в словах по этому поводу, но зная, что Ян Байхуа был стойким приверженцем науки и техники, который не проявлял особого интереса к этой области, он подавил свой энтузиазм:&nbsp;</div><div>– Я сейчас пишу тексты.</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа сказал:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, я хотел кое-что обсудить с тобой.</div><div>&nbsp;</div><div>– Продолжай.</div><div>&nbsp;</div><div>– Мои мама, папа и третья сестра приедут в гости на следующей неделе. Ты сейчас занимаешься сочинением музыки, а моя третья сестра может взять с собой ребёнка, так что будет плохо, если они тебе помешают.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В приподнятом настроении Чи Сяочи поделился с системой своим анализом: «Ты видишь это? Он пытается меня прогнать».</div><div>&nbsp;</div><div>Система не ответил.</div><div>&nbsp;</div><div>Слова Чи Сяочи не были необоснованными. В то время Ян Байхуа ещё не открылся своей семье.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если быть точным, до того момента, как он женился на красивой женщине смешанной крови, за исключением родителей Ян Байхуа и его двоюродной сестры Сяоянь, никто никогда так и не узнал, что Ян Байхуа когда-то был геем.</div><div>&nbsp;</div><div>В исходной временной шкале даже истинный владелец тела понял, что это всего лишь поверхностное оправдание.</div><div>&nbsp;</div><div>Чуть раньше они поссорились из-за того, что старший брат Чэн Юаня прислал машину, поэтому пребывали не в лучшем настроении. Чэн Юань пожаловался: «Неужели тебе так стыдно за меня?», и это привело к спорам, которые затем переросли в ожесточённую ругань. В ту ночь Ян Байхуа даже ушёл спать на диван.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью (для Ян Байхуа), Чэн Юань был великодушным и незлопамятным. На следующий день рано утром он пришёл на диван, завернутый в одеяло, и первым помирился с Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Держа телефон, он прижался к груди Ян Байхуа и сказал:&nbsp;</div><div>– Послушай, на следующей неделе я могу остаться в доме моего одноклассника. Так что не злись больше, хорошо?</div><div>&nbsp;</div><div>После того, как Чи Сяочи получил информацию об этом мире и прочитал эту часть, он подумал: маленький друг, а не слишком ли ты наивен?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если ты недоволен, тебе, конечно, следует это выразить. Но это требовало более тщательного исполнения.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань замер и не ответил сразу.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Обеспокоенный, Ян Байхуа посмотрел на выражение лица Чэн Юаня через зеркало заднего вида.</div><div>&nbsp;</div><div>Очень быстро Чэн Юань открыл рот в улыбке, обнажив ряд маленьких белых зубов.&nbsp;</div><div>– Хорошо.</div><div>&nbsp;</div><div>Его мизинец слегка погладил кожаный чехол руля.&nbsp;</div><div>– Мама и папа определённо не захотят останавливаться в отеле, потому что это слишком дорого. Гостевой дом рядом с нами тоже довольно паршивый. Когда они отправились в такую даль на старости лет, заставлять их пользоваться общественной уборной, которая не может гарантировать даже 24 часа горячей воды, было бы не очень хорошо.</div><div>&nbsp;</div><div>Сказав так много сразу, он поднял глаза и одарил Ян Байхуа лёгкой успокаивающей улыбкой в ​​зеркало заднего вида.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Затем он опустил длинные ресницы, тёплый жёлтый свет уличного фонаря за окном скользнул по его щеке.</div><div>&nbsp;</div><div>– Но наш дом – это всего лишь спальня и гостиная, поэтому, когда придёт время, мама и папа будут спать в спальне, а ты – на диване. Ты, наверное, также хочешь приготовить два надувных матраса для третьей сестры и её ребёнка, верно?</div><div>&nbsp;</div><div>Закончив своё выступление, он ещё раз поднял глаза, вопросительно взглянув на Ян Байхуа в зеркало заднего вида.</div><div>&nbsp;</div><div>Но после этой единственной фразы уголки глаз Чэн Юаня слегка покраснели. Его глаза наполнились подступающими слезами, выглядя поразительно яркими в свете уличных фонарей.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Обнаружив, что потерял самообладание, Чэн Юань немедленно отвернулся и закашлялся, словно пытаясь что-то скрыть.</div><div>&nbsp;</div><div>Сердце Ян Байхуа дрогнуло.&nbsp;</div><div>– … Сяо Чэн.</div><div>&nbsp;</div><div>Понимая, что его разоблачили, Чэн Юань снова беспомощно посмотрел на Ян Байхуа. Он скривил губы в нежной улыбке, пытаясь показать, что с ним всё в порядке.</div><div>&nbsp;</div><div>Когда на него посмотрела такая пара глаз, сердце Ян Байхуа растаяло.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>… Чэн Юань понимал его собственные трудности и знал, что он пока не был готов открыться родителям. Несмотря на явное расстройство, он всё же изо всех сил старался подстроиться под него.</div><div>&nbsp;</div><div>Нить вины обвила сердце Ян Байхуа.</div><div>&nbsp;</div><div>Он сказал:&nbsp;</div><div>– Сяо Чэн, я найду для тебя отель, в котором можно остановиться.</div><div>&nbsp;</div><div>Чэн Юань не отказался, лишь кокетливо ответил слегка сдавленным голосом:&nbsp;</div><div>– Да. Я хочу остановиться в хорошем. Пусть это будет пять звёзд.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ян Байхуа был удивлён, но последовал его словам, сказав:&nbsp;</div><div>– Да, да, да, пять звёзд.</div><div>&nbsp;</div><div>Система поразился.</div><div>&nbsp;</div><div>Этот спектакль был абсолютно идеальным.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Каждая микроэмоция на лице Чи Сяочи была удивительно выверенной, и даже изменения света и тени за окном он использовал в полной мере.</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы это касалось киностудии, независимо от того, под каким углом велись бы съёмки, его мимика была бы идеальной.</div><div>&nbsp;</div><div>Система поспешно просмотрел информацию Чи Сяочи раньше и знал, что до того, как переселиться, тот был моделью, ставшей актёром, с бесконечным количеством чёрных фанатов.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи, двадцати шести лет, начинал как модель, глубоко погрузившись в трясину фанатов и анти-фанатов. Согласно различным анализам данных, Чи Сяочи можно считать звездой, которая привлекала поклонников своим лицом, а не талантом.</div><div>&nbsp;</div><div>Но, похоже, это не совсем так.</div><div>&nbsp;</div><div>Система решил высвободить некоторое время для тщательной проверки биографических данных Чи Сяочи, чтобы как можно скорее пройти период адаптации и повысить эффективность выполнения задач.</div><div>&nbsp;</div><div>По сравнению с другими системами, номер 061 всегда высоко ценил эффективность при выполнении задач.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>На этот раз выступление Чи Сяочи оказалось невероятно полезным.</div><div>&nbsp;</div><div>Удовлетворённый, он сказал: «Система, система, уровень его доброжелательности повысился на 15 очков, а уровень сожаления – на 6 очков».</div><div>&nbsp;</div><div>Система также получил эту строку уведомлений.&nbsp;</div><div>«Да, хорошая работа».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>«Давай, как обычно, купим карту».</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «……» С каких это пор подобное стало обычным явлением?..</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи: «Какие карты я могу получить в обмен на 15 очков?.. Нет, неважно, сегодня вечером, когда мы вернёмся, просто пришли мне информацию об ассортименте магазина, и я сам пролистаю её».</div><div>&nbsp;</div><div>Система «… Да.»&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Затем Чи Сяочи спросил:&nbsp;</div><div>«Могу ли я взять с собой в следующий мир неиспользованные карты?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система: «… Можете».</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи теперь почувствовал себя ещё счастливее: «Это здорово. Сколько карточек доступно в магазине? Если я соберу полный комплект, полагается ли за это какая-нибудь награда?»</div><div>&nbsp;</div><div>Система не мог не напомнить ему: «Господин Чи, мы серьёзные системы, а не игра для сбора карт».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чи Сяочи сказал: «Мне нравятся карточные игры. У меня на телефоне была игра по сбору карт под названием «Вызов Богов и Дьяволов». Из 513 героев мне осталось собрать ещё 6, чтобы завершить весь набор».</div><div>&nbsp;</div><div>Сказав это, Чи Сяочи затем с горечью продолжил:&nbsp;</div><div>«… Но теперь, когда произошло такое, я не знаю, сколько времени потребуется, чтобы это всё же осуществить».</div><div>&nbsp;</div><div>Для такого коллекционера, как он, это действительно слишком жестоко.</div><div>&nbsp;</div><div>Система проигнорировал его. Чи Сяочи тоже равнодушно пожал плечами.</div><div>&nbsp;</div><div>Они были почти на месте.</div><div>&nbsp;</div><div>В районе не было бесплатных парковочных мест, поэтому Чи Сяочи припарковал машину на обочине дороги за пределами района.</div><div>&nbsp;</div><div>Вытаскивая ключи от машины, Чи Сяочи повернул голову, его взгляд упал на отражение Чэн Юаня в окне машины.</div><div>&nbsp;</div><div>Уголки его рта естественным образом слегка приподнимались вверх, как маленький живой росток, взращённый любовью.</div><div>&nbsp;</div><div>Никто бы не подумал, что через три года такой счастливый и простой юноша покончит жизнь самоубийством из-за умеренной депрессии, перерезав себе запястья в маленьком заморском городке напротив воды.</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] «Рождённый в Сухане, похороненный в Бэймане» – люди из Сухана (Сучжоу и Ханчжоу), которые, как правило, были богатыми и имели статус, часто предпочитали быть похороненными в Бэймане, относящемуся к горе Ман в северном пригороде префектуры Лоян.</div><div>[2] 挂羊头卖狗肉 [guà yáng tóu mài gǒu ròu] – «на вывеске – баранья голова, а в лавке – собачье мясо». Образно в значении: заниматься надувательством, подсовывать одно вместо другого, лживая реклама. В данном случае они просто заимствуют известное имя, чтобы их место выглядело лучше.</div><div>[3] 过了这村没这店 [guòle zhè cūn méi zhè diàn] – букв. за этой деревней вы не найдёте этот магазин. Образно: последняя возможность, другого случая не будет; упустишь шанс, потом его может и не быть.</div>