Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Осторожность

<div>Глава 13. Осторожность<br><br>Несмотря на то, что связи вокруг дела о падении Гао Ицзэ с крыши теперь были выяснены, специальная целевая группа снова оказалась в тупике. Так получилось только потому, что у них слишком мало улик, полное отсутствие доказательств в сочетании с небольшим количеством информации о том, как эти четыре человека связаны между собой, и отсутствием знаний о том, что послужило причиной их убийства или кого еще можно заподозрить. <br><br>Гао Ицзэ и Ван Вэй выпускники одной и той же школы, но, помимо совместной игры в баскетбол, между ними нет никакого другого взаимодействия, и при этом у них не было никаких отношений вне школы. Один из них – отличник из богатой семьи, другой – плохой ученик со сложным семейным прошлым. После окончания школы они окончательно разошлись. Различия между их жизненным опытом, образованием и социальным статусом настолько велики, что после окончания учебы они больше не имели друг с другом ничего общего. После того, как Гао Ицзэ стал известным, Ван Вэй часто заходил на его Weibo, но это все, что он делал, ничего больше.<br><br>А Чжао Кай и Мао Сяомин еще меньше связаны с Гао Ицзэ. После окончания школы они вступили в общество. Они занимали деньги у ростовщиков, становились сутенерами, а также проводили время в тюрьмах для несовершеннолетних. Эти двое долгое время жили на нижних ступенях общества. Между их социальным кругом и уровнем жизни Гао Ицзэ почти нет совпадений, и, разумеется, то же самое можно сказать об их межличностных отношениях.<br><br>Целевая группа считала, что, если эти четыре человека когда-либо пересекались в прошлом, это должно было произойти в школьные годы. В это время, вероятно, случилось нечто неожиданное, событие, которое свело их вместе и привело к потоку серийных убийств несколькими годами позже. Но что же могло случиться? В конце концов, кто являлся убийцей?<br><br>Чтобы найти ответ на эти вопросы, следственная группа провела многочисленные посещения и опросы. Члены команды задали вопросы людям, связанным с этими четырьмя жертвами – их учителям, одноклассникам, друзьям и любым родственникам, с которыми они смогли связаться, но все же так и не нашли каких-либо полезных подсказок. <br><br>Ответы, которые они получили из этих опросов, были одинаковыми – Гао Ицзэ и Ван Вэй просто «кивающие при встрече друзья», которые иногда вместе играли в баскетбол. Гао Ицзэ, Чжао Кай и Мао Сяомин вообще не знали друг друга и никогда не встречались на публике. Видно, что Гао Ицзэ – очень умный и сообразительный человек, и он был таким со школьных времен. Он хорошо учился, был явно одаренным учеником, имел очень гармоничные отношения со своими одноклассниками, никогда не ссорился ни с кем, и при этом не участвовал ни в каких аморальных действиях, таких как запугивание или другие подобные злодеяния.<br><br>Хотя у Ван Вэя была плохая успеваемость, он являлся веселым и жизнерадостным учеником, популярным среди своих сверстников и не имел за плечами каких-либо плохих поступков. В то время Чжао Кай и Мао Сяомин уже прекратили посещать школу. Несмотря на то, что их часто видели возле здания этой школы, никто не мог вспомнить, появлялись ли они когда-либо вместе с Гао Ицзэ и Ван Вэем. <br><br>В то время, когда Гао Ицзэ ходил в эту школу, не было ни одного ученика, который бы внезапно бросил школу, и также не было зарегистрировано никаких несчастных случаев. Вся школьная партия того года благополучно закончила учебу, прежде чем пойти по разным путям.<br><br>Нет абсолютно никакой точки соприкосновения между этими четырьмя людьми, а события и обстоятельства, окружавшие эти годы, стали неразрешимой загадкой.<br><br>– Теперь Фань Цзяло – единственный, кто сможет помочь нам найти убийцу. Даже если он не участвовал в самом убийстве, он явно знает внутреннюю историю! – заявил с большой уверенностью Чжуан Чжэнь.<br><br>В тот же день, во второй половине, Чжуан Чжэнь лично посетил Фань Цзяло в его квартире.<br><br>– Офицер Чжуан, мы снова встретились, – Фань Цзяло только что очнулся ото сна и был одет в белый халат, с его волос все еще стекала вода. Поток холодного воздуха хлестал из его полуоткрытой входной двери, заставляя членов целевой группы дрожать.<br><br>Чжуан Чжэнь не стал утруждать себя приветствием и прямо сказал:<br>– Господин Фань, пожалуйста, пройдите с нами. Наше расследование дела Гао Ицзэ требует вашего сотрудничества.<br><br>– Хорошо, одну минуту, пожалуйста, – Фань Цзяло вежливо кивнул, прежде чем вернуться в дом, чтобы переодеться в черную рубашку и брюки. Черная ткань плотно облегала его стройное тело, контрастируя с нежной и бледной кожей. Когда Фань Цзяло уже собрался направиться обратно к входной двери, он на мгновение остановился и усмехнулся про себя, покачав головой. – Я чуть не забыл взять с собой подарок.<br><br>Фань Цзяло вернулся в спальню, чтобы забрать бумажную коробку, а затем неторопливо последовал за полицейской командой, чтобы сесть в их машину.<br><br>Тем временем в полицейском бюро Ляо Фан беседовала с несколькими своими коллегами. <br>– Лето почти наступило, я хочу купить зонт, но не могу найти дизайн, который хочу.<br><br>– Я слышала о двух магазинах, которые известны своими особенно красивыми зонтиками. Я пришлю тебе ссылки. <br><br>– О, я уже посмотрела на зонтики из этих двух магазинов. Они довольно красивые, но у них нет такого, о котором я думаю.<br><br>– Разве их зонтики недостаточно красивы? Какой конкретный стиль ты ищешь?<br><br>– Я хочу купить зонт с рисунком звездного неба, лучше всего, если на рисунке будет изображен Лев, мое созвездие. Черное небо с серебряными звездами, немного сияющими и сверкающими под солнцем, – глаза Ляо Фан были полны тоски.<br><br>– Позволь мне помочь найти. Солнцезащитный зонт, звездный узор, Лев, – другая женщина-полицейский достала свой мобильный телефон и ввела эти ключевые слова в строку поиска. <br><br>– Бесполезно. Я пыталась найти его несколько раз, используя множество подобных вариантов, но до сих пор ничего не нашла, – Ляо Фан с сожалением взмахнула рукой в ответ. Как только ее голос затих, она увидела, как Лидер вошел в кабинет, в сопровождении Фань Цзяло, который следовал за ним. Сегодня на мужчине был надет черный комплект одежды, состоящий из рубашки и брюк. От этого сочетания его кожа выглядела белее снега, а губы стали ярко-красными, как будто они были испачканы алым. С того момента, как он вошел внутрь, он как будто излучал мерцающий свет, и казалось, что он сам поглощал солнечный свет.<br><br>Ляо Фан и несколько других женщин-полицейских могли только безмолвно пялиться на него с открытыми от удивления ртами. Несмотря на то, что все они знали, что этот человек подозревался в соучастии по делу о серийном убийстве, они все еще не могли связать с ним жестокость, беспощадность, кровавость или любые другие негативные черты.<br><br>Чжуан Чжэнь отвел Фань Цзяло прямо в комнату для допросов и назначил Ло Хуна записывать допрос. Одна за другой, женщины-полицейские чувствовали, как их эмоции пробуждаются. Казалось, что лицо Фань Цзяло стало еще более смертоносным, чем полмесяца назад. Если бы Чжуан Чжэнь не послал кого-то следить за его деятельностью 24/7, он мог бы заподозрить, что Фань Цзяло сделал косметическую операцию.<br><br>Глаза Фань Цзяло слегка опустились, его губы были мягко поджаты, и все поведение было расслабленным. <br><br>Чжуан Чжэнь переместил свет лампы так, чтобы она светила только на него. Даже после того, как внезапно оказался под таким ярким светом, Фань Цзяло не вздрогнул и даже не моргнул, а вместо этого коротко рассмеялся. Его чистый смех эхом разнесся по узкой комнате для допросов, и Ло Хун не мог не задрожать. Смех этого человека похож на смех дьявола!<br><br>Чжуан Чжэнь не обращал никакого внимания на Фань Цзяло, просто решил медленно расправить рукава, закатанные до локтя, и аккуратно застегнуть манжеты на запястьях. Таким образом, никто не заметил многочисленные мурашки, которые уже побежали по его рукам.<br><br>Лю Тао и двое других членов следственной группы находились в соседней комнате и наблюдали за действиями Фань Цзяло через одностороннее зеркало. У этого человека такое безграничное самообладание, что они совершенно не могли предсказать ни следующее действие, ни даже слова, которые покинут его рот.<br><br>Не стоит считать, что у этих полицейских не было оснований для надзора за этим процессом [1]. Даже Чжуан Чжэнь, который имел большой опыт ведения допросов и обладал отличными способностями, не мог гарантировать, что ему удастся прорваться сквозь линию психологической защиты Фань Цзяло. С этой целью он даже заранее сделал некоторые приготовления к этому допросу. <br><br>Стул в комнате для допросов был специально создан для подозреваемых. За исключением спинки и сидения, покрытых тонким слоем кожи, оставшиеся части изготовлены из стальных стержней, что полностью нарушало принцип эргономичного дизайна изделия и заставляло потенциального преступника чувствовать себя некомфортно, холодно и тяжело. Без сомнений такое ощущение увеличит психологическое давление на подозреваемого, что будет очень полезно во время допроса.<br><br>Тем не менее, Чжуан Чжэнь чувствовал, что такой стул все еще слишком удобен для Фань Цзяло, поэтому он заменил его на стальной стул без кожаных покрытий. Комната для допросов была узкой и душной, и температура в ней, естественно, была намного ниже, чем за пределами помещения. Как только кто-то входил, он начинал чувствовать себя неуверенно в холодной комнате. Затем, пока он сидел на холодном металлическом стуле, дискомфорт мгновенно усиливался.<br><br>Лампа накаливания на столе также была более мощной, чем стандартные лампы накаливания, которые они обычно используют. Бледный свет сгущался в один широкий луч, который, попадая прямо в лицо, пронзал глаза подозреваемого, заставляя его щуриться. В то же время это заставляло их почувствовать, что они ничего не могут скрыть. На самом деле, ощущать себя таким образом тоже нехорошо. При ярком свете все мельчайшие изменения выражения лица подозреваемого будут запечатлены и проверены полицией, находящейся за односторонним зеркалом. Даже если подозреваемые не произнесут ни единого слова, подергивание губ, расширение зрачков, фокус их взгляда и даже частота дыхания могут дать полиции много подсказок.<br><br>Однако в отношении Фань Цзяло все эти приготовления были равны нулю. Он сидел прямо на холодном и жестком стальном стуле, скрестив длинные ноги, образовывая очень красивую дугу, демонстрируя пару белых рук, также перекрещивающихся на его колене, отражающих свет лампы и неуклонно привлекающих внимание окружающих. <br><br>Он сидел в комнате для допросов как подозреваемый, но при этом выглядел элегантно, благородно и мирно, как будто его просто пригласили на встречу с друзьями.<br><br>За одну минуту Ло Хун тайно посмотрел на Фань Цзяло более десяти раз. Он действительно был впечатлен удивительно высоким психологическим качеством этого человека.<br><br>Чёрные густые брови Чжуан Чжэня сильно искривились, образовав в центре лба тяжелый овраг. У него появилось предчувствие, что этот допрос будет очень трудным. Даже если первые два предмета, которые он подготовил, не работали на Фань Цзяло, он все равно проведет допрос в своем собственном темпе. Чжуан Чжэнь молча смотрел на Фань Цзяло и не говорил, а Ло Хун продолжал смотреть на документы перед собой, как будто он обладал множеством улик.<br><br>Молчание также было своего рода давлением. Больше всего люди боялись не нападения ужасных вещей, а ожидания, пока это не наступило. В этот пустой промежуток времени некоторые подозреваемые в конечном итоге думают о многих вещах. Чем больше они думают об этом, тем более не уверены они становятся в отношении того, какие подсказки полиция уже обнаружила, и того, есть ли у нее точные доказательства или нет, или как они должны себя объяснить, и если они признают доказательство или нет… <br><br>Такие дикие мысли сформировали бы поток, который сначала поразил бы линию психологической защиты подозреваемого, что сделало бы более плавными следующие шаги в допросе.<br><br>Чжуан Чжэнь очень хорошо разбирался в психологии подозреваемых в уголовных преступлениях, но он снова расстроился, обнаружив, что Фань Цзяло не боится тишины или ожидания. Его терпение даже лучше, чем у самого Чжуан Чжэнь. Даже если бы он весь день просидел в стрессовой комнате для допросов, для него это ничего не значило бы. Встретившись с ослепительно белым светом, Фань Цзяло открыл эти чрезвычайно яркие глаза, которые на удивление все еще оставались непостижимо темными, несмотря на полное поглощение плотных лучей лампы накаливания, чтобы молча взглянуть на Чжуан Чжэня. Взгляд был прямым и спокойным, без дрожи или намека на попытку избежать ответного взгляда, без радости или печали.<br><br>Чжуан Чжэнь ничего не видел на его лице, кроме ослепительной красоты и нежного безразличия. Фань Цзяло даже изогнул свои алые губы восходящей дугой, чтобы показать мысль «Я рад принять все меры, которые вы подготовили для меня» через свою внешность, тем самым полностью остановив ищущий взгляд Чжуан Чжэнь.<br><br>Чжуан Чжэнь отвел взгляд от улыбки сидящего напротив человека. Рябь появилась в его изначально спокойном сердце. Он был крайне расстроен, обнаружив, что Фань Цзяло уже одержал верх еще до начала допроса, и, кроме того, это его первое и, возможно, единственное время, когда он столкнулся с таким трудным противником. <br><br>Чжуан Чжэнь и Ло Хун относились к нему с осторожностью и постоянно были настороже, рассматривая этого человека как великого противника. Это контрастировало с неторопливым Фань Цзяло, который просто сидел там, как будто облака были тонкими и дул легкий ветерок [2]. Лю Тао и другие, стоящие перед односторонним зеркалом, чтобы наблюдать за Фань Цзяло, были несколько обескуражены.<br><br>– Не думаю, что результат этого допроса будет хорошим!<br><br>– Почему его психологические качества настолько хороши?<br><br>– У Лидера должны быть планы относительно него. Даже Тайбан, великий наркобарон в Юго-Восточной Азии, сломался, когда его допрашивал Лидер, а Фань Цзяло никогда не сможет быть хитрее, чем Тайбан. <br><br>– Думаю, что его разум более устойчив, чем у Тайбана. После входа в комнату для допросов он сидел тихо, как труп, более десяти минут, но изгиб его рта не изменился. У Тайбана не было такой силы.<br><br>– Вице-капитан, доктор Сун здесь! – полицейский постучал в дверь комнаты наблюдения и ввел человека, который имел грациозное и нежное поведение.<br><br>Лю Тао был вне себя от радости и поспешно провел человека в комнату, кратко рассказывая о ситуации. Человек не выглядел удивленным, когда услышал, что разум Фань Цзяло очень стабилен. Он только что подключился к Bluetooth-гарнитуре и сказал Чжуан Чжэню на другом конце:<br>– Лао Чжуан, ты можешь начать свой допрос, я помогу тебе проверить.<br><br>Этим человеком был Сун Жуй, всемирно известный психолог и консультант по криминальной психологии Министерства общественной безопасности. Из всех допросов, в которых он когда-либо участвовал, не нашлось ни одного подозреваемого, который не захотел бы признаться перед ним.<br><br>____________________<br><br>[1] Официальное рассмотрение доказательств в суде и, как правило, в суде присяжных, с целью определения вины в случае уголовного или гражданского судопроизводства.<br>[2] 云淡风轻 [yún dàn fēng qīng] – ветер дует, и облака тонкие. Образно о хорошей (солнечной) погоде. Также фраза известна как «лёгкие облака и ветерок» из Сун Чэнхао «Весенний случайный успех». Означает, что для него ничего не важно.</div>