Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Третий… и четвертый

Глава 11. Третий… и четвертый Машина давным-давно припарковалась в гараже, но руки Бай Му все еще крепко сжимали руль. Тяжело дыша, он прижал кончик языка к нёбу и наслаждался острыми ощущениями от поездки. Слабый запах бензина просочился в окна машины, проникая в его нос и стимулируя перегруженные виски. Ему потребовалось много времени, чтобы оправиться от этого головокружительного ощущения, и его сердце, которое оставалось спокойным на протяжении всего путешествия, наконец отреагировало на задержку выброса адреналина и начало дико стучать, воодушевленное обилием силы, которую он чувствовал. «Ах!» С легкой улыбкой он прижался лбом к рулю, источая энергию и бодрость. Однажды, в прошлом, из-за того, что Бай Линь покинул его без предварительного уведомления, Бай Му попал в очень серьезное дорожно-транспортное происшествие. Ощущение, что его тело раздроблено на куски, было все еще глубоко запечатлено в сердце. Он думал, что никогда больше не сможет ездить самостоятельно, потому что воспоминания о том, как он почти умер, стали его вечным кошмаром, обвивавшим руки и ноги. Однако, только сейчас, когда молодой человек вернулся на максимально возможной скорости, он почувствовал, что оставил все свои заботы позади, осознав, насколько счастливой и свободной может быть жизнь! Тревога, печаль, боль и чувство вины, которые накапливались в глубине его сердца, рассеялись этим резким и ярким потоком. Это был, несомненно, самый счастливый день, который Бай Му пережил со времени смерти деда и родителей. Его глаза покраснели, но он улыбался. Синие вены выступили на его руках – свидетельство чрезмерной силы, с которой Бай Му ухватился за руль. Пожилой мужчина медленно подошел к машине и заглянул внутрь, прежде чем увидел и узнал водителя. Он не мог не запаниковать. – Сяо Му, ты сам приехал обратно? Что-нибудь случилось на дороге? Бай Му поспешно поднял голову. Нежная улыбка сменила грусть и радость, которые оставались на его лице. – Дядя Ли, все в порядке. Я сам вел машину, и по дороге не было дорожно-транспортных происшествий. В этот момент его глаза вспыхнули, и он почувствовал, что все еще находится в легком трансе. Этот вид успеха был за гранью его воображения и был совершенно неожиданным результатом после того, как он так решительно расстался с Бай Линем. – В самом деле? Выходи сейчас же, быстро! – дядя Ли, управляющий, торопливо и с тревогой открыл дверь, опасаясь, что в следующий момент с его молодым хозяином что-то случится. Он наблюдал за Бай Му с детства и, естественно, знал о его странной судьбе. Бай Му отклонил протянутую руку, когда начал выходить из машины, и ответил немного хриплым от волнения и радости голосом: – Дядя Ли, я действительно в порядке. Ты не должен касаться меня. Будь осторожен с невезением. – Хорошо, я не буду прикасаться к тебе. Быстро выйди из машины, – лицо дяди Ли было полно душевной боли и беспомощности. Чтобы не влиять на окружающих людей, молодой мастер всегда сознательно держался на определенном расстояние от других, пока это не стало бессознательной привычкой. Станет ли он все более и более одиноким в будущем? Придется ли ему жить так всегда? Бай Му хотел похлопать дядю Ли по плечу, чтобы утешить его, но, в конце концов, все же сумел удержаться от прикосновения к другому человеку. Как только он поставил правую ногу за порог двери гаража, роскошный автомобиль, который славился высокими техническими требованиями безопасности, рухнул на землю, накренившись – все его четыре шины лопнули. Ноги дяди Ли задрожали от страха, в то время как Бай Му также недоверчиво наблюдал за происходящим, сразу понимая, что ценность его удачи сегодня, вероятно, выше, чем у людей, которые выиграли миллиарды в лотерейные билеты. Если бы он вернулся домой всего на несколько минут позже, ужасное ДТП было бы неизбежным! По пути домой он бессознательно играл со смертью бесчисленное количество раз и успешно избежал ее бесчисленное количество раз. Если это назвать неудачей, то кто в мире может быть счастливее его? – Сяо Му, в будущем ты не должен ездить один. Ты хочешь напугать своего дядю Ли до смерти? Разве ты не знаешь, как тебе не везет? – голос дяди Ли резко оборвался от шока, а затем он быстро изменил свой вопрос. – Нет, нет! Сяо Му, каким образом тебе сегодня так повезло? Шины лопнули только после того, как ты благополучно добрался домой, не слишком ли это ненормально? После ухода Бай Линя Бай Му пережил все виды несчастных случаев. Он был сбит машиной, сталкивался со случайными предметами, падающими на его голову сверху, был зарезан грабителем… Короче, он столкнулся с девятью смертельными случаями, но все еще оставался живым [1], живя каждый день, как готовый к бою солдат, сражающийся на войне. Естественно, он знал, что все, произошедшее сегодня, было ненормальным, поэтому начал вспоминать события дня одно за другим. Это не Бай Линь, он не был рядом с ним во время поездки. Это не те подчиненные, в конце концов, они встречались каждый день, если бы один из них мог повлиять на его жизнь, она давно бы улучшилась. Это не Мастер Чжоу, который давно сказал, что невозможно изменить его судьбу, не говоря уже о том, чтобы найти другую человеческую опору, потому что жизненная карта каждого человека уникальна [2]. Другими словами, в этом мире никто не мог заменить Бай Линя. Тогда кто еще это мог быть? Что именно на него повлияло? Когда Бай Му отчаянно перерывал свои воспоминания, лицо, с сиянием, похожим на блеск окружающего его лунного ореола, непреднамеренно сформировалось в его уме, прежде чем быстро исчезнуть. ____________________ Фань Цзяло спал в ванной три дня и три ночи, пока полиция ждала его следующего шага. Прошло почти две недели с тех пор, как он выпустил уведомление о смерти на Weibo, однако Сунь Ин, Фань Лошань, Чжао Вэньянь и Цао Сяофэн, которые были главными кандидатами в списке смертных, все еще были живы и здоровы. Нахождение под круглосуточной охраной полиции серьезно мешало повседневной жизни и работе этих людей. Раздражение, с которым они столкнулись из-за ограничений, заставило их усомниться в подлинности уведомления о смерти. – Пожалуйста, не следуйте за мной больше! Хотя я и знаменитость, мне также нужна конфиденциальность! Уведомление Фань Цзяло о смерти – просто шутка! Так много дней уже прошло. Если бы он хотел убить меня, то уже сделал бы это! – Сунь Ин случайно сбил что-то рукой с туалетного столика, выражая свое растущее недовольство этим действием. – Что, если это самый момент, которого он ждет? И начнет действовать сразу после того, как мы уйдем? – Чжуан Чжэнь заблокировал дверь, показывая, что не собирается сходить с места. Лицо Сунь Ина побелело. Его, очевидно, беспокоило та же мысль, но, вынув мобильный телефон и несколько секунд пролистывая свой Weibo, он снова закричал: – Посмотрите на это! Я уже говорил, что Фань Цзяло играет с нами! Поторопитесь и уходите. Мне не нужна ваша защита. У меня есть собственные телохранители! Чжуан Чжэнь бросился проверять, на что Сунь Ин смотрит в своем мобильном телефоне, и, увидев содержимое на экране, его глаза сузились. Всего минуту назад Фань Цзяло написал на своем Weibo новый пост, который содержал только одно слово – «третий». Однако все люди, которых он мог ненавидеть, строго охранялись полицией, а вторая жертва еще не появилась. Почему в сообщении говорилось о третьем? В этот момент мозг Чжуан Чжэня стал совершенно пустым, и только спустя долгое время ему удалось снова начать нормально думать. Он немедленно связался с несколькими другими группами мониторинга, чтобы узнать, что защищаемые люди все еще живы и не столкнулись с какой-либо опасностью. – Лидер, эти «второй» и «третий» действительно относятся к объектам мести? Могли ли мы неправильно что-то истолковать? – каждый член целевой группы начал высказывать свои мысли и испытывать беспокойство в групповой дискуссии, проводимой в их чат-группе. – Может, в этом списке кого-то пропустили? – Продолжайте исследовать социальные отношения Фань Цзяло! Возможно, мы не включили в список некоторых важных людей! – Невозможно. Его жизненный опыт очень прост. Есть только несколько человек, с которыми он поддерживал связь! – Лидер, ты думаешь, это шутка? В наши дни кумиры делают все ради популярности. Видите ли, до того, как он опубликовал уведомление о смерти, у него было всего около 10 миллионов поклонников. Сейчас их более 60 миллионов. Быть печально известным – это еще и путь к славе, не так ли? – Возможно! – Возможно, Гао Ицзэ не был убит, но на самом деле случайно наступил на что-нибудь и, к несчастью, упал с крыши. Должны ли мы сделать так, чтобы Департамент судебной экспертизы снова исследовал место преступления? Чем больше они анализировали это, тем больше казалось, что Фань Цзяло блефует. Чжуан Чжэнь только хмурился, вообще не отвечая в группе. Когда обсуждение прекратилось, он проанализировал глубоким голосом: – Можно сказать, что уведомление о смерти шутка, но как вы объясните этот набросок? Если бы сцена не была разработана заранее, он не смог бы проиллюстрировать смерть Гао Ицзэ с такими подробностями. Пошлите еще двух мужчин, чтобы присмотреть за Фань Цзяло. Обязательно внимательно следите за ним. Другие могут продолжать проверять его социальные отношения, чтобы увидеть, не пропустили ли мы что-нибудь. В настоящее время ситуация очень неясна, и Фань Цзяло – наш единственный ключ к разгадке. Не удивляйтесь его странному поведению, нам просто нужно проверять снова и снова. Ускорьте ход социального расследования Гао Ицзэ. Нам нужно больше улик. – Да, шеф! – Понял, Лидер! – Приказы получены! Все быстро покинули групповой чат и разошлись. Несмотря на сильное сопротивление Сунь Ина, Чжуан Чжэнь проводил его до машины и последовал за ним к нему домой. В глубокой ночи его все еще можно было увидеть внизу квартиры Сунь Ина, он постоянно дежурил там, ни разу не покидая своего поста и не осмеливаясь упускать из виду какие-либо движения. Откинувшись на заднее сиденье машины, он достал мобильный телефон, чтобы прочитать все посты, опубликованные Фань Цзяло на Weibo. Как бывший член известной группы кумиров, Фань Цзяло был чрезвычайно выдающимся внешне, по семейному происхождению и популярности. Раньше, как только его поклонники врывались в раздел комментариев Weibo, они начинали плакать: «Братик, я люблю тебя; Братик такой милый; Братик мой» и так далее. Но теперь его область комментариев Weibo была полна кровавых проклятий, вонючих словесных оскорблений и бездонной ямы унизительных оскорблений. До какой степени может дойти порочность человеческого сердца? Ответ на этот вопрос можно найти, просто взглянув на страницу Фань Цзяло, и нет необходимости искать это в другом месте. Чжуан Чжэнь, который видел в своей жизни сражения и смерть, пережил бесчисленные безвыходные ситуации, и считал, что его сердце сильное, как железо, все еще почувствовал удушье на секунду или две, когда увидел эти сообщения и комментарии. Он вынул сигарету из портсигара и прикурил ее зажигалкой, врученной ему одним из членов команды. Глубоко вздохнув, он почувствовал, как дым заполнил его в горло и нос. Это оказалось немного резким, но рассеяло зловоние, оставленное оскорблениями, ругательствами и унизительными словами, написанными на странице Weibo Фань Цзяло. Член команды взглянул на экран своего телефона и вздохнул: – Этот Фань Цзяло действительно непрост. Если бы я поменялся местами с ним, я бы уже давно рехнулся при виде этих сообщений. – Слова как ножи, – Чжуан Чжэнь медленно выдохнул струйку дыма. Каким-то образом он даже обнаружил, что восхищается Фань Цзяло. Только те, у кого сильные психологические качества, могут спланировать убийство без проблем, верно? В тот же момент Фань Цзяло лежал без сна в ванной, играя со своим мобильным телефоном. Холодные лучи лунного света лились через окно, освещая нежные брови, изгибы глаз и тело, которые в какой-то момент времени стали пухлыми и мягкими. Огромные фиолетовые синяки на его спине и плечах исчезли. Руки, которые когда-то были такими тонкими и выглядели так, как будто их легко сломать, теперь были покрыты тонким слоем мышц. Линии его тела стали плотными и гладкими, такими же красивыми, как у скульптуры. Глубоко выступавшие ребра теперь были покрыты нежной плотью и кожей. Это тело уже нельзя назвать тонким, но редко можно найти настолько хорошо сбалансированную структуру костей и кожу с такой тонкой текстурой. Длинными кончиками пальцев он осторожно щелкнул, чтобы перейти на следующую страницу раздела комментариев, и усмехнулся. Для других просмотр чего-то подобного, возможно, был бы равносилен столкновению с резким ветром, дождем и снегом, либо ножами и мечами или даже словесными атаками, наполненными суровой критикой и оскорблениями. Но для него это была просто шутка, над которой можно посмеяться некоторое время. Мало того, что это забавляло его, но к тому же он мог также поглощать изобилие пищи от этого, чтобы заполнить тело. [Все, пошли. Не ругайте его больше. Я только что спросил и узнал, что люди, которых ненавидит Фань Цзяло, все еще живы и здоровы. Они вообще не были в опасности. Все его извещения о смерти опубликованы только для того, чтобы создать волну популярности. Чем больше вы приходите сюда и ругаете его, тем больше вы попадаете в ловушку! Он хочет быть популярным, так что не обманывайте себя! По моему мнению, эти уведомления о смерти являются ложными!] [Да, я тоже думаю, что они подделки! У него нет мужества, чтобы убивать!] [Пошли. Не добавляйте трафик этому паршивому человеку.] [Собака, которая может кусать, никогда не лает. Это самый подходящий способ описать его. Он просто бешеный пес, который любит лаять. Он выглядит жестоким. Но на самом деле его можно убить палкой.] Более разумные люди отступили от его Weibo, оставив позади некоторых, которые приходили, чтобы просто где-нибудь выплеснуть свои отрицательные эмоции. Фань Цзяло облизнул губы и покачал головой. Он был разочарован. Без той суматохи, которую наблюдал, он вскоре потерял интерес, поэтому положил свой мобильный телефон и продолжал спать в ванной. Сильные и густые черные миазмы текли со всех сторон, постепенно проникали и распространялись в воде в ванне, тихо питая его все более гибкое и сильное тело [3]. Три дня спустя он снова проснулся. Когда-то его костлявое лицо было таким же нежным, как белый нефрит Янчжи [4]. Его чрезмерно острые черты лица полностью исчезли, оставив только нежную, тихую красоту, которая украсит каждую улыбку и недовольство его волнующе глубоко проникнет в сердце зрителей [5]. Фань Цзяло вошел в свой Weibo и медленно набрал слово «четвертый». ____________________ [1] 九死一生 [jiǔ sǐ yī shēng] – «на девять шансов умереть лишь один – остаться в живых». Образно в значении: подвергаться смертельной опасности; чудом остаться в живых; спастись от верной гибели; заглянуть смерти в лицо. [2] 命盘 [mìng pán] – карта рождения: восемь символов рождения человека (год, месяц, день и час), которые расположены в четырех столбах и, таким образом, образующих «диаграмму». [3] 柔韧 [róurèn] – гибкий, упругий, эластичный. [4] 羊脂白玉 [yángzhī báiyù] – белый нефрит цвета овечьего жира. Тип нефрита, который после полировки, выглядит белым, как сало овцы. Этот белый нефрит всегда считался лучшим и самым дорогим среди всех видов нефрита из-за его полупрозрачного качества, гладкой текстуры и приглушенных тонов и, конечно же, его редкости. [5] 沁人心脾 [qìnrén xīnpí] – волнующий до глубины души; освежающий.