Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Падаль, скрытая под Божественным светом

<div>Глава 73. Падаль, скрытая под Божественным светом</div><div>&nbsp;</div><div>Спокойная и неторопливая улыбка, которую Юй Юньтянь сумел сохранить на протяжении всего испытания, начала рассыпаться.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он запаниковал.</div><div>&nbsp;</div><div>Объективу камеры удалось чётко уловить холодный пот, стекавший со лба, даже с расстояния в несколько метров.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он попытался отступить и отбиться от невидимой силы. Однако несмотря на все его усилия, всё, что ему удалось сделать, это только дважды дёрнуть мышцами икры. Юй Юньтянь выглядел очень жалко, и это показывало, насколько он бессилен в своём желании вырваться на свободу.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Попав в такое затруднительное положение, он не мог не обернуться, чтобы посмотреть на свою девушку. Его глаза излучали призыв о помощи. Как только он обретёт свободу, он немедленно прервёт эту «экстрасенсорную» оценку.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань ясно видела, что что-то не так. Она хотела выбежать на сцену и остановить процесс «чтения» Фань Цзяло, но Сун Жуй схватил её за плечо и остановил.&nbsp;</div><div>– Тебе нужно просто сидеть и смотреть. Не забывай, всё это – твоя собственная идея.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань заколебалась и посмотрела на Фань Цзяло, который не вернулся на своё прежнее место, и при этом нисколько не ослабил контроль над добровольцем после окончания «считывания». Это прямой контраст с предыдущими двумя людьми.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Вместо этого Фань Цзяло продолжал удерживать другого человека силой собственного магнитного поля, прежде чем начал медленно говорить:&nbsp;</div><div>– Мужчина, около тридцати, окружённый аплодисментами, цветами, похвалами и великолепными пейзажами. Цветные блоки вымостили землю под вашими ногами, сопровождая вас при подъёме на вершину.&nbsp;</div><div>Нет никаких сомнений в том, что вы человек, добившийся больших успехов в реальном мире. Как и у первого добровольца, у вас пара красивых глаз, и вы любите все цвета мира.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань успокоилась, услышав эти слова, и кивнула в камеру. Всего в нескольких предложениях Фань Цзяло правильно описал возраст, пол, профессию и достижения Юй Юньтяня. Его восприятие было действительно сильным.</div><div>&nbsp;</div><div>С другой стороны, Юй Юньтянь продолжал тщетно бороться.</div><div>&nbsp;</div><div>Нынешняя поза Фань Цзяло создавала впечатление, будто он смотрит на него сверху вниз, а тон его голоса немного изменился, когда он продолжил оценку.&nbsp;</div><div>– Но, несмотря на блеск, проявляемый перед другими, вы всё равно скрываете гнилую сторону. Ваше лицо кажется разделённым на две части: на одной стороне изображена правильная улыбка, а на другой – свирепая усмешка. Ваше тело окружено сияющим ореолом, но из-под внешнего покрытия вы отбрасываете ещё более сильную и глубокую тень.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Расслабленное выражение лица Сун Вэньнуань мгновенно застыло, и руки всех операторов не могли не задрожать.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Два лица, свирепая улыбка, гнилая сторона, тень…&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Это явно слова, которые ничего хорошего не предвещают!</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй закрыл лицо рукой и тайком рассмеялся. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Толкнуть Юй Юньтяня к Фань Цзяло было, безусловно, самым интересным ходом, который эти люди сделали сегодня.</div><div>&nbsp;</div><div>Ладонь Фань Цзяло зависла над головой Юй Юньтяня.</div><div>&nbsp;</div><div>– Я увидел незаконченную картину, помещённую в узкую комнату, стоящую на севере и обращённую к югу [1]. Божественный свет любящей доброты подавляет скрытые под ним грязные желания.</div><div>Вера, изображенная на ней, – это не вера, это заблуждение, и это грязно. Это иллюзия, что скипидарное масло и красочные блоки покрывают и украшают. Вы хотите скрыть это, но вы также хотите проповедовать это.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав эти слова, Юй Юньтянь внезапно перестал сопротивляться. Он поднял голову и уставился на Фань Цзяло. Этот человек был подобен зеркалу, ясно отражавшему тайну, скрытую в его сердце.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Это ужасно!</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань постепенно осознала, что ситуация начала развиваться не лучшим образом. Но ей оставалось только сжать кулаки и ждать.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>На данный момент она хотела услышать больше. По выражению лица и реакции своего парня она поняла, что всё сказанное Фань Цзяло, оказалось правдой. Её парень пытался скрыть желание, которое было грязным, и которое невозможно подавить. Но что именно?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Юный ничего не подозревающий ребёнок – это цветок, на который вы забираетесь по своему желанию.</div><div>&nbsp;</div><div>Слова Фань Цзяло напоминали бомбу, которая взорвалась без предупреждения в студии и в комнате для записи. Все были ошеломлены, и даже руки операторов, державших камеру, сильно задрожали.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй на мгновение задумался, прежде чем молча кивнул.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он давно знал, что с Юй Юньтянь есть проблема, но ему никогда не было интересно узнать, в чём именно заключается проблема этого человека. Фань Цзяло смог разглядеть такие вещи с первого взгляда.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Брат, что именно означают слова Фань Цзяло? Это не то, что я думаю, верно?</div><div>&nbsp;</div><div>У Сун Вэньнуань не хватило духу встретиться лицом к лицу с такой внезапной и жестокой реальностью. Она должна найти кого-то, кто поможет ей опровергнуть её догадку.</div><div>&nbsp;</div><div>Но жаль, что она спросила именно «бессердечного» Сун Жуя. Другой человек просто прямо посмотрел на неё и сказал:&nbsp;</div><div>– К сожалению, это именно то, о чём ты думаешь.</div><div>&nbsp;</div><div>– Нет-нет-нет! Я этому не верю. Он, должно быть, неправ! – Сун Вэньнуань чуть не заплакала. Она крепко сжала кулаки и сопротивлялась открывшейся ей правде.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло продолжил раскрывать результаты своей оценки.&nbsp;</div><div>– Вы очень хорошо умеете скрывать безобразие красотой и заманивать невежественных ягнят обещанием художественной самоотдачи. Вы абсолютно уверены, что можете получить то, что хотите, поэтому каждый раз, когда вы делаете шаг в этом направлении, каждый ваш нерв трепещет от перспективы попробовать грядущие деликатесы, которые вам могут предложить. Грешник – это вы…</div><div>&nbsp;</div><div>Кончики пальцев Фань Цзяло медленно двинулись от лица Юй Юньтяня, которое теперь покрылось холодным потом, к Сун Вэньнуань.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он сказал с ударением:&nbsp;</div><div>– … И вы. Вы также грешница, которую влечёт к нему на основании легковерия, слепоты и увлечения. Если вы не проснётесь в ближайшее время, останется только раскаяние.</div><div>&nbsp;</div><div>Это последнее обвинение было слишком серьёзным, чтобы Сун Вэньнуань могла проглотить его. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Раскаяние? Почему раскаяние? Что случится в будущем?</div><div>&nbsp;</div><div>Все в студии были захвачены мыслями о всевозможных догадках, но ни одна из них не была чем-то положительным или многообещающим.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы это «обвинение» прозвучало ещё до оценок Цзе Фужуя и Я Я, они бы просто выгнали Фань Цзяло из студии и поиздевались над ним.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но теперь, испытав его таинственные способности и точный анализ, который он дал двум людям раньше, никто из них не осмелился встать и сказать, что Фань Цзяло просто говорит чушь.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань тоже была в числе этих людей.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>То, что только что произнёс Фань Цзяло, было беспочвенным и необоснованным, но она не осмелилась спросить его, прав он или нет.</div><div>&nbsp;</div><div>Она отчаянно пыталась подумать и соединить воедино свои разрозненные воспоминания. Она должна понять, что означала эта последняя фраза!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Почему я тоже грешница? Что я такого сделала, что заставит меня раскаяться? &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Значение слова «раскаяние» гораздо жёстче, чем «сожаление»!</div><div>&nbsp;</div><div>– Есть ли в семье ребёнок, который особенно близок с Юй Юньтянем? – у Сун Жуя не было выбора, кроме как направить её внимание в правильное русло. В конце концов, его фамилия тоже «Сун».&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Нини! Это Нини! – Сун Вэньнуань не могла не закричать, а потом схватила свой мобильный и выскочила из студии звукозаписи.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Рука, держащая телефон, дрожала, когда она звонила Сун Бэйни, дочери её старшего брата, но последняя не ответила. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она должна быть на уроке.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Однако то, о чём Сун Вэньнуань хотела спросить, было срочным, и она не осмелилась остановиться. Она продолжала набирать номер снова и снова в панике, ожидая соединения.</div><div>&nbsp;</div><div>Холодный пот выступил у неё на лбу и испортил макияж, но у неё не было времени об этом думать.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она просто хотела знать, не пострадали ли Нини…&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Как она могла представить Нини Юй Юньтяню в качестве модели? Тем более, учитывая, насколько красивым был ребёнок!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Румяное лицо девочки было похоже на прикосновение рассвета на горизонте, а её милая улыбка ярче, чем солнечный свет.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Поскольку ей нравились танцы, её тело было особенно гибким, поскольку она прекрасно растягивалась и прыгала, как виноградная лоза. Когда она вертелась на гладком деревянном полу, её юбка казалась распустившимся цветком.</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы она была ангелом, она была бы самым красивым ангелочком в мире! &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Как я могла доверить её Юй Юньтяню?</div><div>&nbsp;</div><div>Ах да, картина! Картина, которую Фань Цзяло увидел во время оценки!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Свет, вера, незавершенность… Да, похоже, там была картина под названием «Свет веры», которую нарисовал Юй Юньтянь, и она даже видела её собственными глазами. В настоящее время её разместили на чердаке виллы, где они вместе жили.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>На картине отчётливо изображена Мария, излучающая Божественный свет. Это очень обычная картина, в чём тут проблема?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В течение следующего периода Сун Вэньнуань размышляла над множеством вещей. Как только она избавилась от своих чувств к Юй Юньтяню и начала объективно смотреть на вещи со стороны, в её мозгу сработал переключатель, который позволил глазам ясно видеть ситуацию.</div><div>&nbsp;</div><div>В этот момент те крошечные детали, которые она всё это время игнорировала, начали увеличиваться одна за другой.</div><div>&nbsp;</div><div>Юй Юньтянь очень беспокоился о Нини. Он как-то взял на себя инициативу, чтобы забрать Нини из школы, а затем отвести её в удалённый ресторан на обед. Только в середине трапезы, он вспомнил, что нужно позвонить своей девушке и сообщить об их местонахождении.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он покупал дорогие подарки Нини по различным праздникам и даже лично создавал для Нини костюмы, которые она надевала во время выступлений.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он оставался у постели всю ночь, когда Нини тяжело заболела, и ласкал лоб Нини ладонью.</div><div>&nbsp;</div><div>Эти чрезмерно интимные действия сочли естественными и разумными, поскольку они происходили из его личности как «дяди». Настолько, что все в семье Сун просто подумали, что он действительно влюблён в свою девушку и её семью!</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань была до смерти напугана своим воображением и поспешно набрала другой номер телефона.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Здравствуй, невестка, ты в восточном пригороде? Ты там? Хорошо, не могла бы ты отправиться на мою виллу и помочь мне найти картину? Ты можешь увидеть её на чердаке, Дева Мария. Она находится на самом видном месте. &nbsp;</div><div>Как только ты получишь картину, пожалуйста, отнеси её кому-нибудь, кому полностью доверяешь, и посмотри, есть ли другая картина, спрятанная под первым слоем краски. Помни, ты должна найти надёжного человека, у которого крепкий рот.&nbsp;</div><div>Не разглашай этот вопрос. Чем меньше людей узнают об этом, тем лучше!</div><div>Невестка, я знаю, что это очень неприятное дело, но я могу рассчитывать только на то, что ты съездишь. Правда, никто другой не сможет этого сделать. Пожалуйста, иди скорее, жду от тебя новостей!</div><div>&nbsp;</div><div>Повесив трубку, Сун Вэньнуань упала на пол и прислонилась к стене. Никто не знал, насколько виноватой она себя чувствовала, когда звонила своей невестке, и какие страдания она переживала сейчас. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы это было возможно, она действительно не хотела бы сталкиваться со всем этим, но у нее нет иного выбора, кроме как противостоять и исправлять эти ошибки, иначе она никогда не смогла бы простить себя!</div><div>&nbsp;</div><div>В то же время в ней всё ещё сохранялся намёк на сомнение, вроде одной из десяти тысяч вероятностей – что, если Фань Цзяло ошибался? Что, если с этой картиной нет проблем? Что, если отношения между Юй Юньтянем и Нини были просто отношениями нормального дяди и племянницы?</div><div>&nbsp;</div><div>Но все её заблуждения были в конце концов разрушены звонком Нини.</div><div>&nbsp;</div><div>– Тётя, ты меня искала?</div><div>&nbsp;</div><div>– Нини, скажи тёте, если твой дядя сделал с тобой что-нибудь странное! Это очень важно. Подумай об этом внимательно!</div><div>&nbsp;</div><div>Нини долго молчала, прежде чем прошептала:&nbsp;</div><div>– Он всегда хочет, чтобы я помогла ему с такой живописью. Он говорит, что это искусство…</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань чуть ли не сурово закричала:&nbsp;</div><div>– Нини, ты согласилась?</div><div>&nbsp;</div><div>Ей не нужно было спрашивать, что это за картина.</div><div>&nbsp;</div><div>Нини была шокирована и быстро отказалась:&nbsp;</div><div>– Нет, нет, я не согласилась! Я думаю, что рисовать в таком стиле – это странно!</div><div>&nbsp;</div><div>– В самом деле? Не лги тёте. Что бы ни случилось, ты можешь сказать тёте. Ты самый важный человек в сердце тёти, понимаешь? Юй Юньтянь просто чужак!</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань неоднократно спрашивала, произошло ли что-нибудь. Если бы у неё была возможность, ей бы очень хотелось физически проследить за телефонным сигналом до другого конца провода и проверить Нини собственными глазами.</div><div>&nbsp;</div><div>Этот день был самым несчастным и пугающим днём, который она когда-либо переживала в своей жизни. Она была крайне обеспокоена и ошеломлена тем, что те ужасные вещи могли случиться с её семьей.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло был прав. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она тоже была грешницей, сообщницей! Именно её доверчивость, слепота и увлечение привели Юй Юньтянь, злого волка, прямо к Нини.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Эта ситуация длилась почти два года. Что, если бы это продлилось ещё дольше? Неужели его энтузиазм и доброта заставили бы Нини что-то сделать?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она такая маленькая. Что она знала?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Всё, что она могла видеть, это ореол, сияющий на теле Юй Юньтяня, и ничего из той злой природы, которую он спрятал в себе! Разве не обманул Юй Юньтянь даже взрослую?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Думая об этом, Сун Вэньнуань не могла не задрожать от страха.</div><div>&nbsp;</div><div>К счастью, Нини никогда не лгала. Она снова и снова клялась, что всегда защищала себя.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань чуть не потеряла сознание после того, как повесила трубку, но ей всё ещё приходилось ждать звонка невестки, и всё это время она чувствовала себя заключённой, ожидающей приговора судьи.</div><div>&nbsp;</div><div>Она даже не знала, сколько прошло времени – десять минут? Двадцать минут? Полчаса? В любом случае, сколько бы минут ни прошло, для неё это показалось целой жизнью. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Наконец, зазвонил мобильный телефон, крепко зажатый между её вспотевшими руками.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Резкий голос невестки раздался из телефона, когда она кричала:&nbsp;</div><div>– Сун Вэньнуань, что происходит? Я доверила тебе Нини. Это то, что ты с ней сделала? Я уже позвонила твоему брату, подожди! Если ты не дашь мне надлежащего объяснения, я никогда не позволю этому так просто закончиться!</div><div>&nbsp;</div><div>Это первый раз, когда её невестка, которая всегда была нежной и любила смеяться, проявила такую ​​злость по отношению к Сун Вэньнуань.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Её голос был разорван гневом, и можно было смутно расслышать несколько приглушённых звуков плача.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Вскоре после того, как этот звонок закончился, раздался ещё один, на этот раз от брата Сун.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он спросил:&nbsp;</div><div>– Сун Вэньнуань, я чем-то обидел тебя, чтобы ты захотела вот так навредить моей дочери?&nbsp;</div><div>Ты обманула её, заставив стать моделью для такой картины Юй Юньтяня? Ты всё ещё заслуживаешь называться человеком? Испытываешь ли ты к ней хоть какую-нибудь привязанность в своём сердце?&nbsp;</div><div>Отныне больше не приходи в мой дом! Я больше никогда не позволю Нини называть тебя тётей!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Старший брат, это не так. Пожалуйста, выслушай меня! – Сун Вэньнуань отчаянно крикнула в трубку, но человек на другом конце уже повесил её.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Спрашивать нет необходимости. Картина, которую её невестка обнаружила под оригиналом, должно быть, была уродливой и неприглядной.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но это не изображение чего-то реального, всё это только воображение Юй Юньтяня. И всё это время она находилась в неведении обо всём происходящем, не замечая ни намёка…</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань плакала от беспрецедентной волны замешательства, захлестнувшей её, но она также постепенно осознала – то, что сказал Фань Цзяло, было правильным. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если Юй Юньтянь считать грешником, то её снисходительность также была грехом.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она уже начала сожалеть об этом!</div><div>&nbsp;</div><div>Как может в этом мире существовать такая дура, как я?</div><div>&nbsp;</div><div>Как я могла быть такой слепой? Было ли моё сердце ослеплено его внешним видом?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Разве в этом мире нет мужчины лучше?</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань подняла руки и начала яростно хлопать себя по щекам, делая это непрерывно, пока несколько капель крови не скатились с уголков её губ.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Как только она собиралась снова хлопнуть себя по щеке, кто-то схватил её за запястье.</div><div>&nbsp;</div><div>Это был Сун Жуй.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Двое находились в коридоре всё время, но остальной персонал проявил такт, чтобы оставить их наедине.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Никто украдкой не взглянул на них из любопытства или беспокойства. В конце концов, это связано с репутацией маленькой девочки. Не участвовать, не спрашивать, не расспрашивать и не предавать огласке – лучшая защита, которую они могли дать Нини.</div><div>&nbsp;</div><div>– Довольно! Реши эту проблему, когда вернёшься домой позже. Юй Юньтянь всё ещё находится внутри. Тебе следует сначала поговорить с ним, – спокойное поведение Сун Жуй не поколебалось, даже когда дело дошло до такого.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань посмотрела на него и внезапно кое-что вспомнила. Мгновение спустя она не могла не закричать голосом, полным негодования:&nbsp;</div><div>– Брат, ты знал, что с Юй Юньтянем проблемы. Почему ты мне не сказал?</div><div>&nbsp;</div><div>– Почему я не сказал тебе, спрашиваешь ты? Сколько раз я говорил тебе расстаться с ним? Ты мне поверила? Ты слушала меня в то время?&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань, не вини других в своих ошибках или в возникновении проблемы. Никто больше не обязан учить тебя, что делать. Теперь ты уже взрослая.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй толкнул дверь и указал подбородком.&nbsp;</div><div>– Входи, Юй Юньтянь всё ещё ждёт тебя.</div><div>&nbsp;</div><div>К тому времени, как Сун Вэньнуань снова вошла в комнату для записи, весь присутствовавший там персонал уже ушёл. Остались только Фань Цзяло и Юй Юньтянь, сидящие лицом к лицу на двух диванах. Один был тихим и спокойным, как всегда, в то время как другой, казалось, немного запаниковал.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Чёрная тканевая повязка всё ещё закрывала глаза Фань Цзяло. Казалось, для него не имело значения, снял он её или нет. Так что он не возражал, что она закрывает ему глаза.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Холодный пот покрыл всё тело Юй Юньтяня, а его ранее опрятная одежда помялась. Паника в его глазах превратилась в почти осязаемую субстанцию.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Увидев свою девушку, он сразу же встал и начал умолять:&nbsp;</div><div>– Нуаньнуань, ты можешь удалить запись? Не транслируй это. И для сохранения моей репутации, и для твоей племянницы. Ты же не хочешь, чтобы она стала объектом клеветы?</div><div>&nbsp;</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] Относится к фэн-шуй. В основном дверь комнаты обращена на юг, а её задняя часть – на север. В таком помещении, выходящем на юг, тепло зимой и прохладно летом.</div>