Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

В жизни слишком много компромиссов

<div>Глава 74. В жизни слишком много компромиссов</div><div>&nbsp;</div><div>Вновь войдя в комнату для записи, Сун Вэньнуань выглядела крайне неприглядно.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Её недавно нанесённый прекрасный макияж испортился во время только что пережитого. Чёрная подводка для глаз потекла, смешавшись со слезами, образовав тёмные круги под обоими глазами.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Длинные вьющиеся волосы женщины беспорядочно рассыпались по плечам. Юбка тоже помялась и запылилась, поскольку она долго сидела на полу.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Среди всего этого беспорядка больше всего бросались в глаза полоса крови на губах и отпечатки ладоней на побелевших щеках.</div><div>&nbsp;</div><div>Однако её пострадавший внешний вид совершенно не затронул Юй Юньтяня, который не беспокоился ни о чём, кроме собственной ситуации.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Его внимание полностью сосредоточилось на том, как убедить её вырезать часть записи.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Наполовину умоляюще, наполовину угрожающе он описал последствия трансляции записи в том виде, как она есть, без надлежащего редактирования. Он использовал личные отношения между семьями Юй и Сун, а также репутацию Сун Бэйни как козырную карту для защиты своих интересов.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Перед лицом этого огромного кризиса, который неумолимо надвигался и грозил разрушить его карьеру, он, наконец, окончательно сорвал с себя маску великого и великодушного художника, открыв своё самое уродливое и истинное «я».</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань взяла салфетку, которую ей передал двоюродный брат, и молча промокнула пятно крови в уголке рта.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Было больно, но её лицо оставалось жёстким.</div><div>&nbsp;</div><div>Насколько же она слепа, чтобы общаться с таким человеком? Она стояла перед ним с кровью на губах, но он легко закрыл на всё это глаза.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Это что, тоже любовь?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Двоюродный брат – бессердечный человек, но, по крайней мере, он знал, как утешить её, когда она рухнула. Этот человек и в подмётки не годится её брату!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Нежность, внимательность, внимание и страсть, которые он проявлял всё это время, были всего лишь маскировкой.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но затем, внезапно вспомнив некоторые моменты их истории, Сун Вэньнуань почувствовала себя так, словно её ударила молния.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Да, местом, где они впервые встретились, была школа Нини. Нини танцевала на сцене, а Юй Юньтянь сидел в аудитории, внимательно наблюдая за представлением.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Под покровом темноты и в слабых лучах со сцены Сун Вэньнуань сразу же была очарована его великолепной улыбкой и нежными глазами.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Теперь, подумав об этом, она засомневалась – кому на самом деле была адресована эта улыбка? Кто объект его любви?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Только узнав, что она – тётя Нини, он воспользовался ситуацией и начал страстное преследование.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Какая грязная цель скрывалась за этим стремлением?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Действительно ли это «любовь с первого взгляда», как он сказал? Или она стала для него просто мостом, предоставляющим ему возможность и средства приблизиться к Нини и погубить её?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Эти шаги, полные скрытых мотивов, предпринимались почти три года с момента их первой встречи! Что случилось бы в будущем, если бы она продолжала игнорировать эту его привязанность или даже подлила масла в огонь?</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань больше не смела думать об этом.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Её желудок бурлил, желудочная кислота и желчь смешивались, образуя густую тошноту горького раскаяния, настолько сильную, что, казалось, ещё немного, и она хлынет из горла.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В этот момент «Юй Юньтянь» в её глазах полностью утратил свою сияющую ауру и тёплую натуру, и всякая похвала, которую она чувствовала к нему, исчезла, когда он превратился в настоящего зверя. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она скрипнула зубами, сжала кулак и не смогла удержаться от мощного удара, когда он произнёс:&nbsp;</div><div>– Если ты заупрямишься, Нини пригвоздят к столбу позора.</div><div>&nbsp;</div><div>– Столб позора? Не Нини должно быть стыдно, а тебе! Извращенец!</div><div>&nbsp;</div><div>Юй Юньтяня так сильно ударили, что в итоге он отшатнулся на несколько шагов. Затем он поднял кулак, чтобы вернуть удар.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Разве мог такой мужчина, как он, выглядеть джентльменом, если у него нет проблем с «избиением женщин»?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй, который чуть раньше молча встал позади него, заломил запястья мужчины ему за спину и не давал двигаться. Несмотря на то, что Юй Юньтянь поддерживал хорошую форму с помощью упражнений и потому обладал достаточной силой, он всё равно не смог вырваться из хватки Сун Жуя.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань ухватилась за этот шанс и ещё несколько раз ударила его по лицу, а затем быстро подняла колено и яростно ударила им в определённое место внизу живота.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло будто смутно услышал звук разбивающихся яиц. Он склонил голову, погладил уголки губ и тихонько рассмеялся.</div><div>&nbsp;</div><div>Он, казалось, чувствовал себя очень счастливым, прислушиваясь к хаосу, в котором шум и суета жизни живо описывались звуком этого одностороннего избиения.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Пронзительные крики Юй Юньтяня даже привели к тому, что пыль, скопившаяся в студии наверху, посыпалась вниз. Я Я боялась, что действия Сун Вэньнуань приведут к потере чьей-то жизни, поэтому толкнула дверь, чтобы проверить ситуацию.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она обнаружила, что Юй Юньтянь свернулся калачиком на полу, его ноги были крепко стиснуты вместе, а руки зажаты между колен, и он бился в конвульсиях.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она молча удалилась, подумав: «От этого ты не умрёшь. На самом деле ничего страшного не произошло. Тогда всё в порядке…»</div><div>&nbsp;</div><div>– Хорошо, хватит драться. Сядьте и спокойно поговорите, – сказал Сун Жуй, подводя черту и тем самым завершая бой, и отпустил Юй Юньтяня. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Затем он вытащил стерильную салфетку из кармана костюма, медленно, осторожно и тщательно вытерев руки.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он был склонен к чистоте и не любил прикасаться к незнакомцам, не говоря уже о таких людях, как Юй Юньтянь, от которого несло зловонием зверя.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань тяжело дышала, её глаза сияли безжалостным светом.</div><div>&nbsp;</div><div>Она из тех людей, кто испытывает сильные чувства. Она могла отдать всё для тех, кого любила, и могла разрушить всё, что касалось тех, кого она ненавидела. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если бы у неё в руке оказался нож, она без колебаний избавилась бы от греховного дела Юй Юньтяня!</div><div>&nbsp;</div><div>Эта когда-то золотая пара, демонстрировавшая несравненную любовную привязанность, теперь стала яростными врагами.</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты хочешь, чтобы я удалила запись, сделав вид, будто ничего не произошло, просто чтобы сохранить твою репутацию?! – Сун Вэньнуань стиснула зубы и усмехнулась. Однако она также знала, что если её старший брат и невестка приедут сюда лично, они тоже согласятся с предложением Юй Юньтяня.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Поскольку слава Юй Юньтяня была слишком велика, аудитория, несомненно, заинтересуется его личной жизнью, как только этот вопрос попадёт в публичное пространство. Они приложат все усилия, чтобы исследовать правду и ложь, скрытую в этих словах, выявить невежественного ягнёнка, упомянутого Фань Цзяло, и затем разоблачить все эти уродливые преступления.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если для Юй Юньтяня это просто катастрофа, то для Нини – сокрушительный удар.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она слишком мала, чтобы нести такое бремя, и её жизнь, которая ещё даже не расцвела, будет уже полностью разрушена взглядами и критикой со стороны других людей.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>То, чего с ней никогда не случалось на самом деле, превратится в нечто уродливое в воображении других, а затем – и в неизлечимые раны.</div><div>&nbsp;</div><div>Её тётя может помочь ей не получить ту травму, которую нанесло бы разоблачение этого инцидента. Если она отредактирует эти записи и отдаст приказ о запрете на трансляцию, Нини останется в безопасности.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Подумав об этом, Сун Вэньнуань поняла, что её гнев и сожаление перекрыла более глубокая привязанность, которую она испытывала к своей племяннице. Ей пришлось вести себя рационально и проглотить всю эту ненависть просто ради защиты будущего племянницы, даже если она действительно не хотела этого.</div><div>&nbsp;</div><div>Но это не тот вопрос, который она могла бы решить самостоятельно. Как второстепенная сторона, непосредственно вовлечённая в этот вопрос, Фань Цзяло также имел право высказаться об этом решении.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Его способности настолько мощные, что он определённо будет оценен начальством, как только они будут раскрыты. Если бы он не захотел, чтобы этот раздел отредактировали, все усилия были бы бесполезны, даже если бы она использовала репутацию семьи Сун, чтобы оказать на него давление.</div><div>&nbsp;</div><div>Более того, разве в прошлом Фань Цзяло оказался человеком, который склонил голову перед лицом притеснения? &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он явно не такой!</div><div>&nbsp;</div><div>Все присутствующие чётко понимали, что стоит этому видео появится в интернете, оно потрясёт всё общество.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Это было бы катастрофой для Нини и Юй Юньтяня, но при этом стало бы благословением для Фань Цзяло.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он станет знаменитым, все запомнят его, начнут поклоняться и верить в него. Он снова станет ещё популярнее, а также получит богатство, славу и власть, которые обычные люди даже представить себе не могли.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он поднимется на вершину общества с его непредсказуемыми, но удивительными способностями, сокрушит семью Фань, которая когда-то бросила его, и быстро изменит судьбу, которая когда-то предсказывала его падение.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>У него есть тысяча причин отклонить предложение Юй Юньтяня, и никто не посмел бы сказать, что он сделал что-то не так, если бы он захотел, чтобы видео транслировалось. Всё, что он сделал – это просто обнажил истинное лицо зверя.</div><div>&nbsp;</div><div>Даже если бы сегодняшний аргумент был выдвинут в пользу общественной оценки, сколько сторонних наблюдателей подумали бы, что сотрудники программы поступили правильно?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Это оправдание преступления! Педофилия – это отвратительное злодеяние, которое всё общество стремится искоренить!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Да, Фань Цзяло так нуждался в этой возможности. Он мог вернуть всё, что когда-то потерял, одним только выходом в эфир этого отрывка!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Юй Юньтянь упал прямо к его ногам и стал для него самой сильной и привлекательной ступенькой.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если он упустит эту возможность, второй может и не представиться. В чём ценность репутации ребёнка? Можно ли сравнить это с тем светлым будущим, которое представало перед ним?</div><div>&nbsp;</div><div>Пока мысли Сун Вэньнуань бурлили, она не могла не смотреть на Фань Цзяло глазами, полными мольбы и слабого чувства беспомощности. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>У неё в руках нет никаких козырей, чтобы убедить его. У него нет причин помогать, поскольку Нини не имела к нему никакого отношения. Его способности позволяли ему быть бесстрашным.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Если подробности этого ужасного преступления будут раскрыты, Фань Цзяло получит в будущем бесчисленные льготы, ресурсы и личные связи, возможно, имеющие даже большее значение, чем семья Сун!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>По какой причине он должен позволить команде программы сделать то, что они хотят?</div><div>&nbsp;</div><div>Если дело дойдёт до ушей Чжао Вэньяня, этот человек также легко может по-своему получить копию оригинального видео, пользуясь своим влиянием и связями.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Пока Сун Вэньнуань напряжённо размышляла о том, какие слова ей следует подобрать, чтобы убедить Фань Цзяло помочь ей, Юй Юньтянь молча проследил за её взглядом и понял, что он – тот самый человек, чей рот нужно закрыть прежде всего.</div><div>&nbsp;</div><div>Он немедленно достал чековую книжку и смело заявил:&nbsp;</div><div>– Сколько денег вы хотите, чтобы уладить это дело? Достаточно пяти миллионов? Брошенный сын семьи Фань, не стоит относиться к этому вопросу слишком серьёзно.&nbsp;</div><div>Связи, которыми я обладаю, превосходят ваше воображение. Вы не поверите, но одно моё слово может заставить вас исчезнуть из индустрии развлечений.</div><div>&nbsp;</div><div>Он протянул чек Фань Цзяло, сидящему с завязанными глазами, но тот отказался даже прикоснуться к этому листку бумаги. Он поднял руку, чтобы прикрыть нос, как будто от него шёл неприятный запах, от которого его затошнило. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло улыбнулся и произнёс:&nbsp;</div><div>– Хотите верьте, хотите нет, но если я позвоню прямо сейчас, вы исчезнете первым. Кажется, ваши секреты не ограничиваются только этим?</div><div>&nbsp;</div><div>Эта непринуждённая и легко произнесённая фраза заставила Юй Юньтяня мгновенно испугаться. Он снова запаниковал. Сжатый между кончиками пальцев чек задрожал, как опавший лист, уносимый осенним ветром, шелестя, покачиваясь и представляя собой острую иронию.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй с самого начала ожидал именно такого исхода. Как забавно.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Когда Фань Цзяло молчал, он был очень тихим, но рассердившись, он прямо показывал, что действительно зол.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Услышав, что между двумя людьми возникло явное противостояние, Сун Вэньнуань поняла, что Фань Цзяло, похоже, не желает скрывать этот вопрос.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Её сердце ухнуло в бездну.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Но в следующую секунду она услышала, как юноша мягким голосом сказал:&nbsp;</div><div>– Измените видео ради ребёнка.</div><div>&nbsp;</div><div>… Что?&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань не могла поверить своим ушам и нетерпеливо посмотрела на него, боясь, что слова, которые она сейчас услышала, возникли только в её воображении.</div><div>&nbsp;</div><div>– Отредактируйте его. Не транслируйте. Будущее ребёнка – важнее всего, – терпеливо повторил Фань Цзяло.</div><div>&nbsp;</div><div>Только тогда Сун Вэньнуань напряжённо кивнула.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Слёзы одна за другой капали из её глаз и никак не останавливались. У неё не было возможности выразить свои смешанные эмоции, отчасти потому, что она увидела как уродство человеческих желаний, так и красоту и доброту человеческого сердца. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>В этом мире, конечно, нет недостатка в плохих людях, но при этом встречается много хороших людей, таких как человек, сидящий перед ней!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она будет испытывать благодарность к Фань Цзяло всю свою жизнь за его предупреждение и за его своевременную амнистию!</div><div>&nbsp;</div><div>– Спасибо! Спасибо! Большое спасибо, господин Фань!&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Вэньнуань, утирая слёзы, отправила сообщение персоналу программы с просьбой не упоминать этот вопрос прямо сейчас и удалить весь записанный контент, связанный с ним.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Никто не возражал. Уловки, рейтинги и популярность – всё это ничто по сравнению с будущим ребёнка.</div><div>&nbsp;</div><div>Увидев, что вопрос полностью решён, и при этом ему не пришлось заплатить ни единого юаня, Юй Юньтянь, наконец, удовлетворённо рассмеялся.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Он встал, поправляя свою сильно помятую одежду, и сказал как победитель:&nbsp;</div><div>– Сун Вэньнуань, давай расстанемся. Отныне «мост вернётся к мосту, и дорога вернётся к дороге» [1], и мы больше не будем иметь ничего общего друг с другом.&nbsp;</div><div>Если ты не хочешь, чтобы последующая жизнь Нини полностью разрушилась, тебе лучше вести себя прилично, а также убедиться, что и он делает то же самое. Я держу кисть в руке. Даже если вы заберёте одну из этих картин, я без труда смогу снова нарисовать ещё сотни таких же.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>– Ты, чёрт возьми, не человек! – заливаясь слезами, Сун Вэньнуань снова бросилась к нему, но её оттолкнули. Сун Вэньнуань не смогла бы победить его без помощи Сун Жуя.</div><div>&nbsp;</div><div>Дверь студии звукозаписи открылась и закрылась, шаги уходящего мужчины были громкими и тяжёлыми, словно демонстрируя его способность выйти из ситуации невредимым.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Пока слава талантливого художника остаётся незапятнанной, пока семья Сун всё ещё учитывает необходимость сохранить репутацию Сун Бэйни, он мог продолжать свой собственный путь.</div><div>&nbsp;</div><div>Тело Сун Вэньнуань болело от жара и гнева, но она не могла справиться с этим человеком.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Технический продюсер высунул половину головы из щели в двери и прошептал:&nbsp;</div><div>– Сестра Сун, мы отредактировали эту часть, снятую только что, но у нас недостаточно материала, чтобы заполнить временной интервал для трансляции этого эпизода. Как ты думаешь, что нам следует делать?</div><div>&nbsp;</div><div>– Подожди. Я сейчас буду. У нас короткое совещание. Нужно вырезать не только предыдущую сцену, но и ту часть, где я заподозрила Фань Цзяло в жульничестве и изменила для него содержание первого теста.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Говоря об этом, Сун Вэньнуань почувствовала стыд, взглянула на Фань Цзяло, но обнаружила, что тот просто равнодушно изогнул губы.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Казалось, что все эти изменения и внутренние истории оправдали его ожидания.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Два человека быстро созвали сотрудников на экстренное совещание, в то время как остальные участники ждали в других комнатах, совершенно не подозревая о том, что произошло за прошедший час.</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло продолжал сидеть на диване, и хотя его глаза были прикрыты толстой чёрной тканью, он не пытался попросить команду программы развязать повязку.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Казалось, он привык к темноте, возможно, до такой степени, что чувствовал себя в ней даже более непринуждённо.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй придвинул стул поближе, а затем сел напротив него и сказал низким голосом:&nbsp;</div><div>– Фань Цзяло, однажды я описал вас.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло слегка наклонил голову, этим жестом предлагая ему продолжить.</div><div>&nbsp;</div><div>– Я думал, что вы практикующий, у которого нет семи эмоций и шести желаний [2]. Что вы тот, кто, стоя над небом этого мира, смотрит свысока на все живые существа. Что в ваших глазах все люди равны и незаменимы. И что в каком-то смысле мы с вами люди одного типа.</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло слушал спокойно и не высказывал своего мнения.</div><div>&nbsp;</div><div>Сун Жуй тихонько рассмеялся, прежде чем продолжить:</div><div>– Но я только что обнаружил, что мой анализ оказался неправильным с самого начала. Вы – не человек без эмоций. Напротив, именно потому, что ваши рассуждения и чувствительность острее, чем у кого-либо другого, вы кажетесь таким тихим и спокойным. &nbsp;</div><div>Мой подход склоняется больше к тому, чтобы быть врагом миру, а вы примиряетесь с ним. Ваш путь – это множественность путей и гармония. Ваш способ существования – погрузиться в пыль, а не подняться на вершину горы. Я был так неправ!</div><div>&nbsp;</div><div>Затем Сун Жуй очень живо рассмеялся. Любой ответ и реакция Фань Цзяло на это не смогли бы нарушить его хорошее настроение в тот момент.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Ему даже не нужен ответ. Потому что, когда он мог просто стоять сбоку и наблюдать за этим человеком, его сердце, которое всегда чувствовало ярость и давно уже разрушалось пошлостью и глупостью мира, могло обрести покой.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Мир, который он глубоко ненавидел и который заставлял его погружаться в скуку, становился всё более и более интересным из-за одного только существования в нём Фань Цзяло.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Фань Цзяло приложил руку к подбородку и неторопливо заговорил:&nbsp;</div><div>– Даже я не знаю, что я за человек, откуда же вы могли узнать?</div><div>&nbsp;</div><div>– Я узнаю это постепенно, – тихо вздохнул Сун Жуй, но при этом был полон удовлетворения.</div><div>&nbsp;</div><div>Пока двое людей разговаривали, Сун Вэньнуань уже завершила импровизированную встречу.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Она решила позволить всем участникам пройти тест на оценку личностей, чтобы не показалось, что программа выделяет Фань Цзяло. Согласно этой договоренности, Фань Цзяло также должен будет пройти тест на распознавание загадочных ящиков. &nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Таким образом, аудитория могла бы подумать, что команда программы с самого начала организовала два теста, а не намеренно усложнила задачу для Фань Цзяло.</div><div>&nbsp;</div><div>– Да, если мы так изменим программу, эфирное время увеличится, и всё будет ещё интереснее. Давай сделаем это, – Сун Вэньнуань отмахнулась от персонала и спряталась в гримёрке, чтобы снова нанести макияж.</div><div>&nbsp;</div><div>С красными глазами Я Я помогла ей нанести консилер и скрыть красные опухшие щёки с отпечатками ладоней.&nbsp;</div><div>&nbsp;</div><div>Как будто не чувствуя боли, Сун Вэньнуань сказала:&nbsp;</div><div>– Личные дела – это личные дела, работа есть работа. После того, как ты уйдёшь от меня, ты также должна помнить, что независимо от того, с какими трудностями тебе придётся столкнуться наедине, и в каком плохом настроении ты окажешься, как только ты начнёшь работать, ты должна принять свою лучшую форму.&nbsp;</div><div>Проводить чёткое различие между общественными и личными вопросами – это правило номер один на этом рабочем месте.</div><div>&nbsp;</div><div>Я Я могла только всхлипнуть и кивнуть.</div><div>&nbsp;</div><div>______________________</div><div>&nbsp;</div><div>[1] 桥归桥路归路 [qiáo guī qiáo lù guī lù] – «мост вернётся к мосту, и дорога вернётся к дороге». Образно: заниматься своими делами и не вмешиваться в жизнь друг друга; относиться друг к другу так, как будто не имеете никаких отношений.</div><div>[2] Семь эмоций (радость, гнев, горе, беспокойство, страх, чувства, привязанность) и шесть желаний (похоть, тщеславие, достоинство, приятные звуки, хорошая жизнь / смерть, чувственные удовольствия).</div>