Ruvers
RV
vk.com
image

Медиум

Те, кто плавают в грехе…

Глава 35. Те, кто плавают в грехе… Сразу же после объявления полицейским участком о закрытии дела, среди пользователей интернета поднялась волна против Фань Цзяло. У увидевших, что он изменил название своего аккаунта в Weibo на «Медиум Фань Цзяло», злобные проклятия и оскорбительные слова вскоре превратились в острую иронию. [«Медиум Фань Цзяло»? Ха-ха-ха, это новая установка Фань Цзяло? Вы не можете продолжать путь «благородного ребенка», поэтому вы перешли на духовный путь?] [Фань Цзяло действительно дьявол! Он не только первый человек в сфере развлечений, который так бесстыдно стал шарлатаном [1], он даже использует смерть Гао Ицзэ, чтобы стать еще популярнее. Дальше падать некуда!] [Разве его исключили бы из семьи Фань, если бы он не был дьяволом? Этот человек явно сумасшедший! Экстрасенс, предсказывающий смерть – это его собственная драма, которую смотреть даже интереснее, чем голливудские фильмы! Родители Гао Ицзэ только что опубликовали сообщение на Weibo. Они не удовлетворены результатами расследования и готовятся дать официальное интервью «Чжалан Медиа», чтобы осудить безответственное поведение полиции. Хотя дело закрыто, я думаю, что они обязательно уничтожат Фань Цзяло.] Пользователь сети, опубликовавший это сообщение, прикрепил к нему ссылку. Нажатие на ссылку перенаправляло читателя на Weibo родителей Гао Ицзэ, где в прямом эфире транслировалось видео. В тот момент у них действительно брали интервью, и они неоднократно кричали в камеру: – Мы не верим этим результатам! Ведь мы все знаем, кто на самом деле убийца. Почему полиция дважды арестовала этого человека, а затем дважды его отпустила? Разве жизнь моего сына менее важна, чем фамилия определенного человека? Мы должны искать справедливости для Ицзэ! У Ицзэ и звукорежиссёра, которого поймала полиция, были только обычные рабочие отношения. Между ними не было вообще никакого контакта, не говоря уже о вражде. Так почему бы он захотел убить моего сына? В причину, приведенную полицией, слишком трудно поверить. Мы люди, которые знают Ицзэ лучше всего. Он всегда был превосходен как в характере, так и в учебе, с самого детства… Отец и мать Гао начали рассказывать различные воспоминания о своем сыне, постоянно подчеркивая, насколько он хорош. Они не могли и совершенно не хотели верить, что убийство Гао Ицзэ стало местью за то, что он оскорбил другого человека, и тем более, когда им сказали, что это насилие совершалось им в течение всего второго курса. Разве подобное могло быть правдой? Когда он учился в старшей школе, он даже не разговаривал ни с одной из своих одноклассниц. Для него невозможно сделать такую вещь! Даже после того, как полицейский отчет по этому делу был обнародован, отец и мать Гао продолжали твердо верить, что Сяо Цзинь просто козёл отпущения, которого полиция нашла для защиты Фань Цзяло. Они никогда не говорили о причине смерти своего сына, сознательно заставляя общественность сосредоточиться на так называемом фаворитизме полиции, ради которого она, казалось, нарушила закон. Все больше и больше людей невольно вводилось в заблуждение, и в разделе комментариев внизу веб-страницы было полно слов в поддержку пожилой пары. Даже не упоминая о возможных чувствах Фань Цзяло после просмотра интервью, и Сяо Ли, которому поручили следить за общественным мнением, уже был на грани взрыва от гнева, став свидетелем бесстыдного поведения этой пары. Наконец он понял, каким образом Гао Ицзэ превратился в зверя, надевшего человеческую кожу. Было бы странно, если бы он не вырос извращенным с такой безнравственной парой родителей, которые совершенно не отличали правильное от неправильного! Сяо Ли с негодованием взял в руки мышь и уже приготовился удалить некоторые из злонамеренных замечаний, когда неожиданно обнаружил на Weibo огненный пост с красным названием, внезапно появившийся на странице, содержание заголовка которого было очень привлекательным. Правда об убийстве Гао Ицзэ? Кто мог знать об убийстве Гао Ицзэ больше, чем следственно-оперативная группа? Были ли детали дела раскрыты недобросовестными СМИ? Кто опубликовал эту новость? В полицейском участке есть информаторы? Сумасшедшие мысли разбежались в стороны, Сяо Ли щелкнул мышью, чтобы открыть пост Weibo, и обнаружил, что он содержит вирус. Когда кто-то нажимал на него, он автоматически рассылался всем контактам, тем самым гарантируя, что этот пост распространится по всей сети за короткий промежуток времени. Прежде чем Сяо Ли успел даже подумать о борьбе с вирусом, все его внимание оказалось захвачено содержанием. Несколько видеороликов возникли на экране и начали автоматически воспроизводиться, даже не требуя, чтобы на них нажимали. Фигура Гао Ицзэ появилась в первом видео. Он стоял на краю крыши и курил. Половина его лица была хорошо видна, ярко освещенная ближайшим рекламным щитом. В отснятых кадрах его лицо и глаза явно демонстрировали ленивое выражение с оттенком упадка, которых его аудитория еще никогда не видела. Имидж, созданный его агентской компанией, – честный и солнечный молодой человек [2]. На публике его внешний вид всегда был веселым и позитивным, а его личная жизнь подавалась, как простая и незамысловатая. Даже одежда, которую он носил еще в старшей школе, до сих пор надевалась им, чтобы показать смирение и невинность. Он никогда не ходил в бары, не курил и не притрагивался к алкоголю. Его жизнь была похожа на жизнь старшего поколения. И именно это завоевало благосклонность многих подростков, а также их родителей. Но на этом видео он выглядел как кожаный мешок, выдолбленный и наполненный бесчисленными злыми предметами. Несмотря на то, что его лицо все еще оставалось таким же красивым, как и раньше, теперь оно почему-то вызывало очень неприятное чувство. Камера дрожала, неуклонно приближаясь к нему. Услышав звук шагов, Гао Ицзе поднял взгляд на видеооператора. Его губы скривились, но в них не было и следа дружелюбия. Если бы это видео появилось перед его смертью, оно могло бы даже привлечь много новых поклонников, потому что с тем внешним видом, которым он щеголял прямо сейчас, он бы полностью подорвал все бесчисленные положительные образы и вызвал невероятное чувство зла. – Ты тоже хочешь покурить? – заговорил он с сигаретой во рту, и между его зубами просочился дым, немного скрывая камеру. Видеооператор не ответил и вместо этого задал собственный вопрос: – Ты знаешь Сяо Жуй? – Что? – заговорил Гао Ицзэ, а когда дым рассеялся, стало заметно небрежное выражение на его лице. – Сяо Жуй, – повторил видеооператор. Гао Ицзэ небрежно стряхнул пепел и сказал: – Не знаю. После этих слов его глаза постепенно стали резче, и его тон сменился неописуемой холодностью, когда он спросил: – Если я правильно помню, твое имя, кажется, Сяо Цзинь? Какие у тебя отношения с Сяо Жуй? – Ты ведь только что сказал, что не знаешь Сяо Жуй, тогда почему тебя волнуют мои отношения с ней? – голос видеооператора был полон эмоций, как будто внезапно пропитавшись глубокой ненавистью. В это время ленивое выражение на лице Гао Ицзэ полностью исчезло. Он бросил оставшуюся половину сигареты на пол и резко затушил ее. Затем, посмотрев на видеооператора, он жестко спросил: – Кто ты для нее? – Я ее брат! Она покончила с собой, и вы, животные, были теми, кто заставил ее пойти на этот шаг! Вы удерживали ее, надругались над ней, сняли видео и фото, угрожали ей и, в конце концов, сделали ее своей рабыней [3]. Затем, как будто всего этого было недостаточно, вы продали ее, как какую-то вещь, и использовали эти грязные деньги, чтобы есть, пить и играть! Особенно ты – ты был тем, кто вырезал ножом унизительные слова на ее спине – ты изуродовал ее словами, которые никогда не исчезнут. Она была так больна, но ни разу не осмелилась пойти в больницу, потому что боялась, что доктор осмотрит ее израненное тело. Ей пришлось пережить столько адских лет! Ей тогда было всего пятнадцать! Как ты мог такое сделать?! Вы звери! – голос видеооператора становился все громче и громче, и каждое слово, которое он произносил, казалось, сочилось кровью. Холодное и суровое выражение лица Гао Ицзэ снова стало ленивым. Он небрежно сунул руки в карманы брюк и с усмешкой спросил: – Брось разглагольствовать и просто скажи, сколько денег ты хочешь? – Я не хочу денег, я хочу разрушить твою репутацию! Ты не достоин быть кумиром… Гао Ицзэ с нетерпением перебил видеооператора: – Если ты не хочешь денег, тогда что ты хочешь? Справедливости? Существует ли вообще такая вещь в этом мире? Я научу тебя хорошему. Я дам тебе сто тысяч юаней, чтобы ты молчал, и ты можешь уйти после получения денег, чтобы не тратить свои усилия здесь попусту и не загубить свое будущее. Ты хочешь испортить мою репутацию, но можно ли ее разрушить? Ты хочешь пойти в СМИ и разоблачить меня? У тебя есть доказательства? О, теперь, когда ты упомянул об этом, я вспомнил! Гао Ицзэ внезапно хлопнул себя по лбу, и выражение его лица становилось все более и более напыщенным. – Я, кажется, сохранил много фотографий и видео Сяо Жуй. Хочешь посмотреть? Ты желаешь испачкать мою репутацию? Как насчет того, чтобы сравнить и посмотреть, кто из нас двоих, в конце концов, станет отвратительным? Репутация Сяо Жуй уже в школе оказалась очень плохой, верно? Даже ее одноклассники знали, что она отвратительная вещь – больная, грязная и вонючая. Подумай об этом, если я загружу фотографии и видео в интернет, а затем найду несколько одноклассников, чтобы раскрыть ее темную историю, как ты думаешь, что произойдет? Другие люди однозначно будут думать, что она гнилой человек, сука, которая должна умереть! А я? Я звезда, кумир, к тому же находящийся в десятке лучших молодых людей года! Никто не будет сомневаться во мне из-за кого-то вроде нее! Она не заслуживает даже того, чтобы чистить мою обувь! Когда придет время, я буду судиться с тобой за шантаж. Ты не сможешь сбежать! В этой войне с общественным мнением я твой предок! Гао Ицзэ медленно подошел к видеооператору и похлопал его ладонью по щеке, что резко контрастировало с предыдущим потоком ругани и бессмысленных оскорблений. Злая улыбка исказила увеличившееся на экране лицо, а его зрачки отражали только удовольствие и презрение. Он разрушал чужую жизнь, используя такие жестокие и мучительные методы, но не чувствовал даже следа вины и вместо этого радовался. Пользователи сети, сидящие перед своими компьютерами, не могли не почувствовать холод в глубине своих сердец. Первоначально красивое лицо Гао Ицзэ на самом деле оказалось таким уродливым. Это ужасно до такой степени, что просто отвратительно! Но видео еще не закончилось. Взгляд Гао Ицзэ сместился вниз, и его глаза встретились с объективом маленькой камеры. После минуты ошеломленной тишины он стиснул зубы и засмеялся: – Ты взял с собой камеру? Ух ты, ты действительно играешь со мной! Хочешь верь, хочешь нет, но я не позволю тебе покинуть это здание! Он достал свой мобильный телефон и приготовился набрать номер. Внезапно, прежде чем он смог это сделать, видеооператор протянул руку и сильно толкнул его. Гао Ицзэ, который стоял на самом краю, прямо напротив перил, упал спиной назад, и его фигура исчезла за парапетом. Экран потемнел, и больше ничего не было видно. Только тяжелое дыхание видеооператора отражалось в ушах каждого человека, смотрящего видео. Шок, гнев, грусть, неверие… Прежде чем люди успели осознать свои чрезвычайно сложные эмоции, автоматически начало воспроизводиться второе видео. Сцена показала пьяного молодого человека, лицо которого покраснело. К его шее прижимался нож, а сам он без стыда плакал и рыдал: – Брат Сяо, прошу тебя! Пожалуйста, не убивай меня! Я не хотел причинять вред Сяо Жуй. Это идея Гао Фэя и Жуань Е. Они сказали, что Сяо Жуй настолько невежественна, что ей следует преподать хороший урок. Я пытался убедить их, но они не слушали меня. Это Жуань Е была той, кто все начал. Она подвела к этому Сяо Жуй, а затем заставила нас идти вместе с ней… Это видео закончилось лужей крови. В третьем видео к шее свирепого молодого человека также был прижат нож. Он отчаянно умолял: – Брат, не убивай меня! Я знаю, что это неправильно! Мы были молоды в то время, и мы не были разумными. Пожалуйста, позволь мне уйти. Я дам тебе столько денег, сколько ты захочешь. Это произошло только потому, что нам было так скучно в то время. Мы только хотели найти кого-то, с кем можно поиграть. Это Жуань Е порекомендовала нам Сяо Жуй. Она сказала, что Сяо Жуй – деревенская девушка, что у нее нет отца и матери, что у нее только брат, который работает на улице, поэтому, даже если мы поиграем с ней или покалечим, все будет хорошо. Все спровоцировала Жуань Е. Если ты хочешь отомстить, ты должен пойти к ней… Пронзительный крик прервал видео. Прежде, чем зрители успели отдышаться, начало воспроизводиться четвертое видео. Изящный молодой человек с тонкими волосами свернулся в углу между раковиной и туалетом. В его запястье торчала толстая игла шприца, наполненного мутной жидкостью. У молодого человека изо рта шла пена, когда он просил пощады: – Брат Сяо, пожалуйста, вызови мне 120! Я действительно больше не могу! Брат Сяо, я просто лошадь, просто их шахматная фигура. Если ты хочешь отомстить, ты должен искать не меня. Это Жуань Е велела нам запугивать Сяо Жуй. Она и Гао Фэй ненормальные. Они были теми, кто делал самые ужасные вещи, играя с ней. Я просто помог им присмотреть за Сяо Жуй, чтобы она не убежала. На спине Сяо Жуй было много слов. Ты видел их? Гао Фэй вырезал их ножом, а затем посыпал солью. Говорят, что при этом шрам останется на всю жизнь. Шрамы Сяо Жуй от окурков – работа Жуань Е. Мало того, она также разрушила репутацию Сяо Жуй. Она ревновала, что Сяо Жуй красивее и имела лучшие оценки, чем она. Она хотела полностью уничтожить Сяо Жуй. Если ты хочешь отомстить, то должен искать Жуань Е. Можешь отпустить меня? Брат Сяо… прошу тебя… Голос, умоляющий о пощаде, постепенно затих и, в конце концов, смолк, оставив лишь бледное безжизненное лицо со следами пены в уголках рта. Пятое видео снималось при слабом освещении. Молодая женщина была привязана к маленькой односпальной кровати с закрытыми глазами, но ее рот оставался свободен. Нежный женский голос отдавался эхом вокруг нее, и, казалось, что он зачитывал записи из дневника. Услышав содержание, женщина вдруг с ужасом воскликнула: – Сяо Жуй, это ты? Ты не умерла? Немедленно отпусти меня! Если я смогла уничтожить тебя один раз, я уничтожу тебя и во второй! Твои видео и фото все еще в моих руках. Веришь ли ты или нет, но я могу разместить их в интернете и убедиться, что ты больше никогда не сможешь поднять голову от стыда! Ты… мммм… Затем кусок ленты приклеили к порочному рту Жуань Е, и сцена погрузилась в долгое молчание, сопровождаемое темнотой. После того, как видео, наконец, закончилось, появилось слайд-шоу из многочисленных фотографий. Постраничные записи дневника ослепляли глаза пользователей сети. Эти простые слова описали невообразимые и трагические переживания. [Снова было четыре человека…] [Они ударили меня палкой и заставили встать на колени на битое стекло…] [Гао Фэй вырезал несколько слов на моей спине ножом. Я их не вижу, но чувствую, что они говорят. Они посыпали солью открытые раны, это так больно, что я вся дрожала…] [Почему я такая грязная?] [Они продали меня, как свинособаку… [4]] [Когда же это все закончится?] [Зачем я живу?] [Кто может мне помочь?] Ряд фотографий резко оборвался, и вместо этого на экране появилось короткое видео. Это последняя страница дневника, которую нельзя открыть из-за того, что она пропиталась засохшей кровью. Руки видеооператора появились в кадре, он пытался перевернуть страницу, но как бы ни старался, ему не удавалось разделить их. Он продолжал пытаться. Кончики его пальцев дрожали, один раз, два, три… После бесчисленных попыток эти две страницы наконец открылись под этими большими руками – показывая девушку, которая несла любовь и отчаяние до самой смерти, таким образом, ударяя по здравомыслию всех тех, кто ее видел. В видео на кровавые страницы упала вереница крупных слез и склеила их вместе. Затем последние несколько фотографий постепенно появились на экране. Они медленно фокусировались из мутного размытия, становясь ясным. Молодая девушка лежала на столе для вскрытия, ее лицо и важные области были скрыты мозаикой, но ее кожа, сплошь покрытая шрамами, которые варьировались от круглых ожогов и длинных ножевых ран до перекрещивающихся рваных шрамов, была отчетливо видна. Самым шокирующим было фото ее спины. Там остались бесчисленные оскорбления и унизительные слова, которые вырезали на ней острыми ножами, и они занимали почти каждый сантиметр кожи на ее спине. Выпуклые белые шрамы стали позором, который она не смогла бы смыть за всю свою жизнь, а также тяжелым бременем, которое она не могла вынести. Когда фотографии исчезли, медленно появилась линия красных символов. «Те, кто плавают в грехе, утонут в печали». Люди, открывшие этот пост в Weibo, давно потеряли свой голос. Их пустых умов было недостаточно, чтобы поддержать их, не говоря уже о том, чтобы позволить им высказывать какие-либо мнения. Они могли только смотреть на это предложение, которое, казалось, истекало кровью. ___________________ [1] 神棍 [shéngùn] – обманщик, шарлатан (притворяющийся обладающим сверхъестественными возможностями для помощи другим). [2] 五好青年 [wǔ hǎo qīngnián] – относится к хорошему обучению, хорошему мышлению, хорошей работе, хорошей дисциплине и хорошему стилю. [3] 做牛做马 [zuò niú zuò mǎ] – «работать как вол, работать как лошадь». [4] 猪狗 [zhūgǒu] – 1) свинья и собака; 2) бран. сволочь; 3) бран. сленг. свинособака. Из 猪狗不如 [zhū gǒu bùrú] – «хуже собаки и свиньи». Образно в значении: хуже некуда, сволочь.