Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Главная книга

Задумавшись и будто ожидая чего-то, Ань Цзыжань неподвижно сидел в большом зале. Также бездействовал и Фу Утянь. Никто из слуг не осмеливался войти в зал, боясь их потревожить. Все полагали, что молодой господин зол из-за произошедшего, поэтому даже мимо дверей старались проходить на цыпочках. И тут в зал ворвался человек. Он бежал по пути и сейчас с трудом дышал. Найдя в зале Ань Цзыжаня и Фу Утяня, вошедший на секунду ошеломленно замер, а придя в себя, удивленно воскликнул: «Господин, гун цзы, как вы узнали, что я вернусь сегодня? Я ведь точно не сообщал об этом!». Глядя на него, Гэ Цяньань сухо заключил: «Дурак». На лице Шао Фея проступила затаенная обида: неужели ему даже удивиться нельзя? Фу Утянь спросил: «Как все прошло?». Взяв себя в руки, Шао Фэй вынул из рукава книгу и горделиво* ответил: «Если я берусь за дело, разумеется, оно будет выполнено в лучшем виде. Доказательства у меня. Это бухгалтерская книга. В ней изложены отчеты не только отца гун цзы, но также и многих других людей…». [П/п: 邀功 яо гун: присваивать себе чужие заслуги] Получив книгу, Фу Утянь передал ее в руки Ань Цзыжаня. Тот обзорно пролистал страницы и понял: перед ним отчеты о взятках. К тому же, в книге фигурировали далеко не один-два чиновника. Если ее содержание станет достоянием общественности, то по меньшей мере половина чиновников провинции Хун лишится своих постов. В таком случае, это будет уже не просто частное дело семьи Ань. Разве глава провинции Юн посмел бы пойти против стольких сановников и обнародовать эту книгу? Без могущественного покровителя он никогда бы на такое не пошел! Догадавшись о его мыслях, Фу Утянь пояснил: «Цзян Чжунтин не глуп и, конечно, не безрассуден. За ним наверняка стоит влиятельный покровитель. И вполне вероятно, что эта книга должна была быть передана именно ему. Ведь тогда Цзян Чжунтин получит куда больше, чем просто семью Ань». Взяточничество всегда преследовалось законом. Политика Дая, предполагающая приоритет ученых над бизнесменами, зародилась еще во время правления предыдущего императора. И благополучно перешла к нынешнему, поэтому император Фу Чунмин тоже недолюбливал предпринимателей. Как результат, чтобы добиться желаемого, бизнесменам и торговцам приходилось идти на крайние меры и давать взятки чиновникам. Конечно, подобное вызывало еще большее недовольство императора. Так что, если таинственный покровитель отнесет эту книгу Фу Чунмину, ему наверняка обеспечено расположение императора. «Кто же этот покровитель, стоящий за Цзян Чжунтином?» - спросил Ань Цзыжань. «Первый принц, Фу Юаньу. Его мать - императрица Чжансунь Тяньфэн, а нынешний премьер-министр Чжансунь Чэндэ - дед по материнской линии. Заручившись поддержкой деда, Фу Юаньу станет серьезным претендентом на должность наследного принца». Ань Цзыжань помрачнел. Он не ожидал, что у Цзян Чжунтина будет такая сильная поддержка. Не расскажи ему в свое время дворецкий Су о брачном договоре, юноша не отправился бы в столицу вместе с сестрой и братом; не узнал бы, что будущий муж Юйчжи по договору не кто иной, как бог войны Дая. И не женился бы на Фу Утяне вместо Ань Юйчжи. В таком случае, скорее всего, семья Ань была бы обречена. Придя к такому выводу, Цзыжань невольно взглянул на Фу Утяня: «Эта книга… Что вы планируете с ней сделать?». В его голосе сквозила заинтересованность. Фу Утянь слегка сощурил свои проницательные глаза: «Мы можем поговорить об этом позже. Думаю, кое-кто сейчас очень огорчен». И он не ошибся. В этот самый момент взволнованный Цзян Чжунтин не находил себе места. Его охранник не открывал книгу, но тот, от кого он ее получил, рассказал ему о содержимом. К тому же, потеряв книгу, он не мог позволить другим себя обнаружить, поэтому тут же отправил почтового голубя Цзян Чжунтину и поспешил назад в провинцию Аньюань, чтобы встретиться с Цянь Юхао. Сообразительный Цянь Юхао сразу понял, какую выгоду сулит им эта бухгалтерская книга. Поэтому сразу послал двух охранников следить за семьей Ань. И хоть доказать причастность семьи Ань к потере книги не представлялось возможным, именно она – главный подозреваемый, ибо время кражи подобрано уж слишком удачно. На следующий день Цзян Чжунтин лично привел людей к границам провинции Аньюань. Можно сказать наверняка: он - недальновидный человек. Не будучи уверенным в том, находится ли бухгалтерская книга в руках Ань Цзыжаня или нет, от отчаяния Цзян Чжунтин пошел на крайние меры. Однако он – неместный чиновник, поэтому прежде чем что-либо предпринять, ему необходимо сообщить об этом главе провинции Хун. Лишь в таком случае он мог в законном порядке мобилизовать своих подчиненных. Получив известие от охранника, Цзян Чжунтин незамедлительно написал письмо и отправил его в Цзюньцзы почтовым голубем. Получатель из столицы отреагировал очень быстро. И когда Цзян Чжунтин прибыл в провинцию Аньюань, ответное письмо как раз вовремя оказалось у него на руках. Глядя на знак одобрения от командования в виде красной печати, он воодушевленно произнес: «Идемте, мы отправляемся в провинцию».