Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Главная книга

<div>Главный зал поместья семьи Ань сковала морозная аура.<br><br>Выражение лица занимающего главное место Ань Цзыжаня казалось куда холоднее обычного. А вот сидящий рядом с ним Фу Утянь выглядел вполне расслабленным, будто мрачная атмосфера никак на него не влияла.<br><br>Соответственно, слева и справа от них расположились Чжэн Би с дочерью и Ван Цинлань с ее личной служанкой Ци Цяо. Причем последним с трудом удавалось скрывать нетерпение, ведь им очень хотелось поскорее взглянуть на занимательное представление.<br><br>Посреди зала, то и дело переглядываясь, стояли дворецкий Су и его сын Су Цзы.<br><br>«Молодой господин, это моя вина. Пожалуйста, не вините Су Цзы».<br><br>Мистер Су решился первым нарушить угнетающую тишину, царившую в зале. Если бы только он внимательнее следил за второй наложницей, ничего бы не произошло. Молодой господин ясно приказал ему быть настороже, но он проявил небрежность. Это его вина.<br><br>Услышав, что его отец хочет взять на себя всю ответственность, Су Цзы поспешно вмешался: «Отец не виноват. Это моя ошибка. Если бы не моя беспечность...».<br><br>«Довольно», - негромко прервал его Ань Цзыжань.<br><br>Чжэн Би тут же со злорадным наслаждением в голосе произнесла: «Цзыжань, это вовсе не пустяк. Раз он допустил ошибку, его следует наказать. Ты не можешь закрыть глаза на случившееся лишь из-за своей лояльности. Если не будешь соблюдать правила, в будущем не сможешь стать хорошим главой семьи!».<br><br>«Верно!», - сразу согласилась Кэсинь.<br><br>Юноша равнодушно посмотрел на них, но ничего не сказал.<br><br>Видя, что приговор не вынесен, отец и сын не находили себе места. Но, как только они собрались вновь заговорить, в зал внезапно вошел вернувшийся из Цзюньцзы Гэ Цяньань.<br><br>«Господин, я закончил с расследованием».<br><br>Фу Утянь сказал: «Тогда расскажи всем, что же здесь все-таки случилось».<br><br>«Да, господин!».<br><br>Гэ Цяньань сообщил им о результатах.<br><br>Вину за произошедшее действительно нельзя было возложить на плечи Су Цзы. Два дня назад Фан Цзюньпин с дочерью приказали одной из своих служанок отправиться на рынок за снотворным. Они готовились на протяжении двух дней. А отсутствие дома Ань Цзыжаня и дворецкого дало им возможность сделать свой ход.<br><br>Поскольку Су Цзы самостоятельно справлялся с бухгалтерским учетом, Ань Цзыжань передал ему бухгалтерию. Иногда молодой человек был настолько занят, что ел прямо в кабинете. Как и сегодня.<br><br>Фан Цзюньпин с дочерью распланировали все следующим образом: пока одна отвлекает Су Цзы, другая незаметно подсыпает ему снотворное в еду.<br><br>Осуществив задуманное и успешно усыпив молодого человека, они забрали у него ключ от семейного склада, откуда выкрали десять тысяч серебряных монет, а также ювелирные украшения.<br><br>Это самая настоящая кража!<br><br>Даже если Фан Цзюньпин с дочерью – часть семьи Ань, по законам Империи Дая их действия все равно являются преступными.<br><br>Ань Цзыжань не беспокоился о парочке украшений и десяти тысячах монет. Еще при жизни Чанфу приготовил для Цяое приданое, намного превосходящее ущерб от кражи. В конце концов, предыдущий глава семьи рассчитывал, что его дочь выйдет замуж за какого-нибудь крупного чиновника, поэтому приданое должно было быть солидным. Но их действия удивили Цзыжаня.<br><br>Семья Ань всегда хорошо к ним относилась при условии, что они вели себя подобающе. И они получали все, что им причитается. К тому же, рано или поздно, украденные деньги закончатся. Если взглянуть на ситуацию под таким углом, с их стороны было крайне неразумно покидать семью Ань. Если бы вместо них на подобное отважились Чжэн Би с дочерью, возможно, Ань Цзыжань даже мог бы их понять.<br><br>«Может Су Цзы и обманули, но он все равно несет долю ответственности за этот инцидент. Десять тысяч серебряных - крупная сумма, что уж говорить о драгоценностях, которые стоят куда больше», - произнесла Чжэн Би, не желавшая мириться с убытками семьи Ань и прощать Су Цзы.<br><br>В семье каждый знал: в хранилище Чанфу немало ценностей. Украшения, которые выкрали Фан Цзюньпин с дочерью, наверняка очень дорогие. Даже если их общая стоимость не превышает десяти тысяч серебряных, за них все равно можно выручить пару тысяч монет.<br><br>Стоило Су Цзы услышать ее слова, как у него тут же потемнело в глазах.<br><br>Десять тысяч серебряных. Даже если они продадут в рабство его самого, полученных денег все равно не хватит, чтобы покрыть эту сумму.<br><br>Дворецкий Су тоже взволнованно посмотрел на Цзыжаня. Он не возражал до конца жизни оставаться верным псом семьи Ань, но Су Цзы - другое дело, ему еще предстоит жениться. А с таким огромным долгом за пазухой, разве хоть кто-нибудь согласится выйти за него замуж?<br><br>«Вина за произошедшее не может быть возложена на плечи Су Цзы», - спокойно подытожил Ань Цзыжань, - «Деньги и драгоценности, украденные второй наложницей и ее дочерью, будем считать приданым Ань Цяое. Это их собственный выбор. Я не стану сообщать властям. Но если в дальнейшем они решат вернуться в семью, их никто не пустит на порог».<br><br>Такого приданого хватит, пожалуй, чтобы благополучно выйти замуж за богатого предпринимателя. Но если расчет идет на крупного чиновника или члена императорской семьи, то столь ничтожной суммы будет явно недостаточно. Ведь, очевидно, что чем крупнее приданое, тем больше чести и тем выше статус в семье мужа. Если Цяое рассчитывала вступить в императорскую семью с таким приданым, то она чересчур наивна.<br><br>Но никто не знал, о чем думали наложница и ее дочь.<br><br>На самом деле, Чжэн Би даже немного завидовала им. По крайней мере, у тех теперь есть деньги, а вот сами они могли лишь мечтать о приданном для Кэсинь.<br><br>Когда вопрос был исчерпан, все разошлись по своим комнатам. Кроме двоих.</div>