Ruvers
RV
vk.com
image

Крупный землевладелец

Разделить супружеское ложе*

<div>[*П/п: 共枕 共枕 tong chuang gong zhen: «разделить супружеское ложе» или в переносном смысле «пожениться»]<br><br>За ритуалом обмена чашами следует последний и самый важный этап заключения брака, состоящий в… Скреплении брачного союза.<br><br>До сего момента Ань Цзыжань вообще не задумывался об этой проблеме. Поскольку он всего-навсего заменяет невесту, им совершенно не обязательно выполнять всю последовательность ритуальных действий между мужем и женой. К тому же, они оба мужчины. Поэтому по мнению юноши, Фу Утянь, вне всякого сомнения, считает точно также.<br><br>Так рассуждал Цзыжань до того, как выпил чашу вина.<br><br>А после – уже не был так уверен.<br><br>Он сделал вид, будто ничего не произошло, и сел на край кровати. Фу Утянь поставил опустевшую чашу и тоже направился к постели. Ань Цзыжань сказал: «Сегодня я собираюсь спать на кровати и мне придется побеспокоить ван е, попросив вас лечь на полу. Проблем не будет, верно?».<br><br>«Будут!», - Фу Утянь не дал желаемого и ожидаемого ответа, а вместо этого наклонился и заглянул ему в глаза: «Ван фэй, теперь мы муж и жена».<br><br>«Это временное явление», - Цзыжань казался невозмутимым.<br><br>Губы Фу Утяня слегка дрогнули: «Но пока что мы продолжаем ими оставаться».<br><br>В мгновение ока по лицу Ань Цзыжаня пробежала волна недовольства. Он сжал кулаки так, словно в любой момент мог ударить ван е.<br><br>Фу Утянь бросил взгляд на руки юноши: они казались примерно вдвое меньше его собственных. Мерцание радости озарило глаза ван е. Внезапно он протянул руку, но прежде чем дотронуться до собеседника, Цзыжань успел отойти назад, уклонившись от прикосновения. Улыбаясь, Фу Утянь произнес: «Ван фэй, сегодня день моей свадьбы, и я никогда не думал о том, чтобы спать на полу».<br><br>«Хорошо. Тогда на пол лягу я», - не растерявшись, тут же парировал Цзыжань.<br><br>«Так не пойдет. Как можно позволить ван фэй спать на полу? Взяв тебя в жены, я буду нести ответственность за тебя до конца своих дней», - заявил Фу Утянь, после чего повернулся и подошел к столу. А вернулся уже с кувшином вина и двумя чашами. «Похоже, ван фэй неплохо переносит алкоголь. Давай выпьем».<br><br>Ань Цзыжань окинул того ледяным взглядом: неужели, ван е решил его напоить?<br><br>К сожалению, он просчитался. Несмотря на то, что в этом мире ему досталось другое тело, оригинальный Ань Цзыжань даже в столь юном возрасте уже приучил свой организм к спиртному, и был изрядным выпивохой. Точно также, как и его отец. Ведь в погребе семьи Ань хранится предостаточно хорошего вина. Хотя он не достиг уровня «не напиться даже после тысячи чаш», одного кувшина явно не хватит, чтобы Цзыжань опьянел.<br><br>Фу Утянь налил чашу вина и протянул ему.<br><br>Ань Цзыжань не колебался. Взяв ее, он выпил все на одном дыхании: его решимость не знала границ.<br><br>А в это время в глазах Фу Утяня плескалось безмерное предвкушение и ожидание. И он ничуть не скрывал эти эмоции.<br><br>Но Цзыжань, залпом поглощающий одну за другой чаши вина, ничего не заметил. Он остановился только после третьей порции к ряду. При этом его лицо совершенно не изменилось. Ван е похвалил: «Ван фэй действительно хорошо переносит алкоголь. Я восхищен».<br><br>«Мне уже хватит. Теперь можно идти спать?», - Цзыжань проигнорировал комплимент. Сейчас его главная задача - в целости и сохранности пережить первую брачную ночь.<br><br>«Конечно».<br><br>К его удивлению, Фу Утянь не стал возражать.<br><br>Внезапно юношу осенило: уж не придумал ли тот еще какую хитрость, но пока что не случилось ничего необычного, да и он был уверен, что в вине ничего нет. Если бы там в самом деле находилось что-то подозрительное, Цзыжань бы это почувствовал. Ну а раз больше нет никаких идей, он решил не забивать голову: проблемы стоит решать по мере их поступления.<br><br>Ань Цзыжань снял роскошный свадебный наряд. Хотя, чем больше вещей на нем надето, тем лучше, но вес торжественной мантии оказался слишком внушительным. В ней совершенно невозможно расслабиться. И через мгновение он уже сбросил красную внешнюю одежду. А когда юноша собирался повесить ее, одежду быстро перехватила пара крепких рук. Оглянувшись, Цзыжань увидел красивое лицо Фу Утяня.<br><br>«Я помогу».<br><br>Юноша нахмурился, глядя, как тот вешает его одежду вместе со своей. Он немного подумал, а затем сменил тему: «Я привык спать на внешней стороне кровати, так что ван е не затруднит спать на внутренней».<br><br>Это был не вопрос, а утверждение. Закончив говорить, Цзыжань тут же лег на внешнюю сторону, повернувшись спиной к Фу Утяню.<br><br>Ван е ничего не сказал, но стоило ему расположиться на внутренней стороне кровати, как Ань Цзыжань снова повернулся, отвернувшись, чтобы не смотреть на ван е. Фу Утянь не мог не найти это забавным: кто бы мог подумать, что его ван фэй окажется таким застенчивым.<br><br>Свечи дракона и феникса почти прогорели, ведь молодожены не ложились довольно долго. Свет свечей постепенно ослабевал, погружая комнату в полумрак. Ничто не нарушало звенящую тишину. Только вот была одна неописуемая странность.<br><br>Как только Цзыжань успокоился, сразу же обнаружил: его тело горячее, чем обычно. На дворе стояла середина апреля, на улице становилось теплее день ото дня, а он немало времени провел в нескольких слоях одежды. Сдернув с себя свою половину одеяла, юноша размышлял о том, что, скорее всего, всему виной лишние пару чаш вина. Поэтому он не придал значения происходящему. Пока ему не стало еще жарче, а внизу живота не начал все сильнее и сильнее разгораться зловещий огонь. Тогда то он наконец осознал: что-то не так.<br><br>Подобные ощущения, очевидно, вызваны каким-то наркотиком.<br><br>Наверняка, что-то было подмешено в вино!<br><br>Цзыжань повернул голову, взглянув на Фу Утяня: тот, безусловно, спал. Это озадачило юношу: ван е пил вместе с ним. Если проблема в напитке, то он не смог бы так мирно спать.<br><br>Будто почувствовав на себе его взгляд, Фу Утянь открыл глаза, обнаружив испуганное выражение на лице Цзыжаня: «Что такое?».<br><br>Юноша отвернулся: «Ничего!».<br><br>Он абсолютно уверен – проблема скрывалась в вине, но кое-что не складывалось: если афродизиак заранее положили в чашу, Фу Утянь непременно бы заметил его, когда разливал напиток. А пока Цзыжань пытался рассуждать здраво, бушующее пламя внутри него разгоралось вместе с ходом его мыслей, постепенно охватив нижнюю половину тела. Жар повлиял на него до такой степени, что мысли спутались. Он сжал ноги.<br><br>Первоначальная выносливость Цзыжань была выше всяких похвал, но даже сильнейшая выдержка не покроет разницу в теле. Раньше обжигающий огонь не казался бы таким свирепым даже под воздействием афродизиака.<br><br>Будь он в своем прежнем теле, легко бы выдержал подобное, полагаясь исключительно на силу воли. Теперь же Цзыжань слишком молод и порочен. Он тренировался три-четыре месяца, но все равно не смог ничего изменить. Легкое трение одежды о чувствительную кожу многократно усиливало дрожь во всем теле.<br><br>Его лицо покраснело от воздержания, но необходимо было поддерживать нормальное дыхание, чтобы Фу Утянь ничего не заметил.<br><br>Спустя какое-то время его ноги уже не могли не сжиматься и не тереться друг об друга, но это, мало того, что не помогало, но и еще больше обостряло ощущения. Цзыжань почувствовал, как его нижняя часть быстро становится твердой.<br><br>В конце концов, он не выдержал и посмотрел на Фу Утяня. Видя, что тот равномерно дышит, пребывая в глубоком сне, юноша нерешительно положил руку на одежду…<br><br>Он сжал свой твердый член, который уже начал сочиться в его руку. От этого легкого прикосновения все тело охватило волнение. Юноша ощутил слабость в ногах и чуть было не вскрикнул.<br><br>Он больше не мог ни о чем думать, его пальцы мягко пошевелились, когда их неожиданно накрыла большая рука. Его тут же окутала чужая бесцеремонная тень. А слабый свет свечей раскрыл удивление на лице Цзыжаня. В темноте послышался томный низкий голос:<br><br>«Ван фэй, делать это втихаря нехорошо».</div>